XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Повесть о потерянных часах

 

 

 

 

Алексей Васильев

 

при участии

Ольги Тюлиной

 

 

Повесть о потерянных часах

 

 

 

 

 

Москва, 2019

Часть 1
Различные подозрения

Глава 1

Что творится с 6-м «А» на переменах?

Вот обыкновенная школа, всё в ней обыкновенное, все, что есть у других обычных школ, у неё тоже, разумеется, есть классы, учителя, директор… Но удивительно вот что: в школе есть один необыкновенный класс: 6-й «А». И уж, конечно же, в этом классе учится гордость всей школы – Шурик Королёв, который недавно победил в районной олимпиаде по математике «Лукошко с цифрами», и во множестве других олимпиад.

Однажды Шурик с Алисой Уточкиной оживлённо обсуждали что-то, когда к ним подошёл Миша Светозаров и спросил:

 — Что обсуждаете, ребята?

 — А тебе какое дело? Не лезь! – огрызнулась Алиса.

 — Нет, скажите! – упрямо потребовал Светозаров.

 — Кира Булычёва, советского писателя-фантаста, — нехотя сказал Шурик.

 — Кому нужен твой Кир Булычёв! – усмехнулся Миша. – Вот Джоан Роулинг – это да!

И, как бы невзначай, добавил:

 — Кстати, знаете, откуда я иду? Я был у Иннокентия Альфредовича, наконец, уговорил его поставить в нашем  драмкружке «Гарри Поттера». А он говорит: «Знаешь, Светозаров, я уже давно согласен. Не хочешь ли почитать сценарий?» — и Миша гордо потряс стопкой бумажных листов. – Это будет в моей редакции! — и гордо удалился.

 — Эх! – Шурик опустил голову.

 — Не расстраивайся, Шура, – успокоила Шурика Алиса.

 — Спасибо, Алиска. Ты настоящий друг, — сказал Шура.

Светозаров, гордо шагавший по коридору, обернулся и сказал:

 — Тоже мне гостья из будущего.

 — Попрошу не поминать всуе мой любимый фильм, — раздраженно сказал Шурик.

 — Это до сих пор твой любимый фильм? – изумился Светозаров.

 — Из художественных… — начал Шурик, но Миша его перебил:

 — От слова худо. Слышь, Циолковский… —  но тут его позвала Лизка Чернышёва. Наверное, опять что-нибудь начудила.

Уходя, Миша обернулся и сквозь зубы процедил:

 — Тоже мне умник нашёлся.

 

 

Глава 2

«Хоть бы хны!»

Прошло несколько дней. Новость о свеженаписанном сценарии «Гарри Поттера» взбудоражила весь 6 класс «А». Но на третий день Даша Кузнецова, самая спокойная и рассудительная девочка в классе, сказала:

 — Мне это надоело. Все радуются, а роли не подбирают. Я требую, чтобы в ближайшее время определились хотя бы роли Гарри, Рона и Гермионы!

Светозаров тут же категорично заявил:

 — Я буду играть Драко Малфоя!

 — Да, хорошо, — вздохнув, ответила Даша. – Драко и должен быть блондином.

Миша удовлетворённо кивнул.

 — Гарри будет играть Антон, — продолжала Даша.

 — Но я же… — начал Антон.

 — Всё, никаких «но». Я тебя уже записала.

 — Ну ладно, – Антон махнул рукой.

 — А как считаешь, на Рона и Гермиону кого взять?

Антон Востряков задумчиво почесал затылок:

 — Гермиона… ну пускай Лиза. Она похожа, и у неё хорошая память.

 — Хорошо, — ответила Даша. – А Роном будет…

 — Я! – перебил её вскочивший в класс хулиган Вася Кисочкин.

 — …Шурик Королёв, хотя он не рыжий. Вы с ним хорошо сыграете. А ты, Кисочкин, научись сначала не орать на уроках, — дикторским голосом закончила Даша.

Вася вцепился в рукав Даши, но она немедленно выпроводила его за дверь.

Лиза Чернышёва оттолкнула Кисочкина и вошла в дверь.

Она сказала:

 — Надо Шурика в рыжий цвет выкрасить! – и стало ясно, что она подслушивала.

 — Подслушивать нехорошо, — заметила Даша.

 — Отличница! – язвительно ответила Лиза.

В класс влетел Шурик.

 — Я не позволю себя выкрашивать! Я вам вам не девчонка! – крикнул он.

 — А ты вообще не имеешь права отказываться! – сказала Лиза голосом прокурора и с пафосом прибавила: — Это в целях школьной… этой… как её… самодеятельности! У нас спектакль срывается, а тебе хоть бы хны! – ответила Лиза.

 — Хны? А это интересно! – сказала Лида, появившаяся в дверном проёме. Похоже, подслушивала не только Лиза.

 — Ну, а что же ещё-то? Самый подходящий цвет!

 — Лида! Принесёшь завтра хны для общественных нужд, получишь «Сникерс»! – заявила Лиза.

 — Угу!

Шурик погрозил им кулаком.

В этот день девчонки стали перешёптываться по углам, как лучше напасть на Шурика и выкрасить его хной.

На следующий день Лида явилась с пакетом хны. Девчонки расхваливали её на все лады. Да и Лида была рада, она получила «Сникерс».

На уроке она рассказывала Лизе, как добыла хну.

 — Я попросила маму, но она мне не разрешила. Я говорю: «это для общественных нужд». Она говорит: «знаю я, какие у вас нужды». Я пыталась объяснить, она не поверила. Тогда я забралась на стул и стащила с полки, а потом положила в портфель. А ночью, когда меня мама уложила, она прокралась к портфелю и решила тайно проверить мой дневник (она всегда так делает). А я услышала, вскочила и бросилась к Ванечке. Он спал. Я его разбудила и стала качать его кроватку. Он захныкал. Прибежала мама. Спрашивает: «ты почему не спишь?». Я: «а Ванечка орёт, мне спать не даёт». Она бросилась его успокаивать, а я помчалась в прихожую и спрятала хну в мешок с обувью. А потом уснула. Среди ночи просыпаюсь, слышу скрип. Это старшая сестра Уля решила посмотреть мои новые ботиночки, я ей не даю. А я выскочила из комнаты, сказала: «не мешай спать!». Она пожала плечами и пошла в туалет. А я спрятала мешок так, что ни мама, ни Уля не найдут. А потом спать легла. Уля мои ботиночки-таки посмотрела. Но это ничего. Я не жалею.

 — Круто! – с уважением произнесла Лиза.

Скоро прозвенел звонок на большую перемену.

Шурик первый выбежал из класса и поскакал в библиотеку за новой научной книгой. Он уже забыл, что девочки хотели его выкрасить хной.

Вдруг раздались вопли откуда-то справа:

 — Шурик! Где он? Ловите Шурика!

Такие же вопли раздались спереди, сзади и даже слева, из спортзала. Дверь спортзала распахнулась, и оттуда с боевым кличем индейцев выскочили Лиза Чернышёва и Лида Синицына.

Из-за угла выскочили ещё пять девочек, и схватили его.

— Я не девчонка! – заорал Шурик, отбрыкиваясь.

Из группы девочек вышла Даша и сказала:

 — Шурик, это для твоего же блага. Все смеяться будут, увидев такого Рона.

Шурик недовольно скривился и махнул рукой…

В понедельник Шурик пришёл в школу совершенно рыжий, как и подобает приличному Рону Уизли.

 — Вот это да! – ахнули все.

Подошла Лидка и придирчиво осмотрела его с головы до ног.

 — Вылитый Рон! – с довольным видом проговорила она. – Это он к роли готовится, – объяснила она учительнице Зое Семёновне.

 — Только веснушек не хватает. Я, как Гермиона, должна за этим проследить, – добавила Лиза и вытащила из портфеля оранжевый маркер.

Шурик выбежал из класса.

Лиза тоже выскочила из класса и громадными прыжками понеслась за Шуриком.

Скоро её догнала Лида и выхватила у неё маркер.

 — Моя очередь!

 За ними потянулись остальные девочки.

 — Он же перманентный! – вопил Шурик.

 — Чего?

 — Маркер перманентный!

 — Чего?

 — Несмываемый! Читать научись!

Лида, не сбавляя ходу, осмотрела маркер и закричала вдогонку:

 — Перманентный? Несмываемый? Все несмываемые маркеры отлично смываются струёй воды!

Скоро они забежали за угол. Какое-то время оттуда доносились пыхтенье, ругань Шурика и визг девочек. Потом звуки борьбы прекратились и из-за угла две девочки вывели веснушчатого Рона…

В класс вошла длинная процессия. Впереди гордо шагали Лида и Лиза, которые конвоировали Шурика. За ними шли остальные.

 — Королёв, что это у тебя? Аллергия? – внимательно осмотрев Шурика, спросила Зоя Семёновна. – Или опять к роли готовишься?

 — Готовится, – поспешно ответила Лида, чтобы Шурика не повели к врачу.

 — Вы меня с ума сведёте этим Гарри Поттером, – вздохнула Зоя Семёновна.

В класс заглянул Иннокентий Альфредович.

 — Ну что вы, Зоя Семёновна! – сказал он. – Это же только «Философский камень».

 

 

Глава 3

Таинственная потеря

Урок начался совершенно стихийно. Но никто и не подозревал, что скоро начнутся события, которые взбудоражат всю школу… ладно, читайте и сами узнаете. Ребята сели за парты и урок начался. Когда все успокоились, учительница Зоя Семёновна по прозвищу «Зоя-из-мезозоя» сказала, что нужно достать учебники. Лёня Рогачёв, у которого были дорогие и красивые немецкие часы, решил проверить, в портфеле ли они. Часов не оказалось. Лёня пошарил в портфеле, и, убедившись в том, что часов нет, встал и сказал:

 — Зоя Семёновна, я потерял часы.

 — Опять придуриваешься? – она подошла к парте Лёни и убедилась, что он говорит правду. – М-да. Действительно.

В это время все ученики класса, кроме Шурика и Алисы повскакивали с мест и бросились к парте Лёни. Они стали  вырывать портфель друг у друга, и кончилось тем, что учебники вывалились на голову Васе Кисочкину, а портфель, пролетев метров пять по воздуху, шлёпнулся на пол, совершенно помятый и с разорванной застёжкой. Девочки визжали, мальчики кричали. Зоя Семёновна сказала:

 — Так. Урок сорван, — и сделала вид, что она тут не причём.

В это время Вася наступил на ногу Лизе, а та решила не оставаться в долгу и дала своему обидчику в глаз. Вася упал и задел ещё двух ребят. Они тоже упали, и стали его бить за оскорбление личности. Тут поднялся ужасный шум и никто не обратил внимание на исчезновение Зои Семёновны. К тому же Лида Синицына, увидев, что учительница ушла, залезла на ее и стала отплясывать финскую польку, мурлыкая мелодию себе под нос. А ушла Зоя Семёновна за директором…

 

Глава 4

Выговор директора

В кабинет вошла Елизавета Александровна Стороженко, которую дети меж собой величали Сторожихой. Несмотря на молодость, она успела выработать стальной характер.

         Она вошла и увидела дерущихся детей. Зоя Семёновна отпрянула и сказала:

— Елизавета Александровна, а, можно, я здесь подожду?

 — Ждите-ждите, я сейчас с ними разберусь.

Елизавета Александровна смело вошла в кабинет. Она вытащила за шкирку с поля боя первого попавшегося мальчика. Это был Лёня Рогачёв. От удивления он даже ничего не сказал, просто замер. Самое удивительное, что другие дети не заметили пропажу Рогачёва и продолжали драться.

Елизавета Александровна подошла к столу и постучала по нему линейкой. Ребята прекратили драку и застыли на месте. Лёня, которого она держала, повалился на пол.

 — Так, уже хорошо. А ну быстро встать и на места!!! – прикрикнула на детей Елизавета Александровна.

Ребята, пошатываясь, отправились за парты.

 — Ну вот, отличились! Кто вас драться просил?

 — Елизавет Санна! Ну, он же мне в глаз дал! – оправдывалась половина учеников.

 — А, может быть, ты мне дал? Ты ничего не перепутал?! – огрызалась другая половина.

 — Хватит!!! — Елизавета Александровна ещё раз постучала линейкой по столу, и она разломилась на две части.

 — И портфель чужой зачем рвать? Он же денег стоит, не подумали, лоботрясы! А ещё до шестого класса доучились! Шестой «А» лишаем на новогоднем утреннике «Гарри Поттера»!

Елизавета Александровна встала и пошла к двери. Распахнула её и ушла. В класс опасливо заглянула Зоя Семёновна. Потом вошла и начала ругать детей. Ругала она их долго – минут двадцать. А когда опомнилась, сказала:

 — Продолжаем урок, – и как ни в чём не бывало, уселась за стол.

В этот момент прозвенел звонок.

 — Никому из класса не выходить, понятно? Это в наказание! – сказала Зоя Семёновна и удалилась.

Все молчали. Настроения болтать не было. Только Лизка Чернышёва решила рассказать Лидке Синицыной школьный анекдот:

 — Значит, Лидка, слушай сюда. Звонок Марии Сергевне. Спрашивают: «Это завуч школы номер…». Она отвечает «Да!». Ей: «Случилась беда! Елизавета Александровна Стороженко, ваш директор, пошла в зоопарк и попала в клетку с тиграми». Мария Сергевна отвечает: «Кхе-кхе». – Лизка очень натурально изобразила кряхтенье пожилого завуча. – «Н-да. Тяжёлый случай. Ну, что же, вы сможете спасти тигров сами?».

В класс заглянула Зоя Семёновна. Все мрачные, сидели на местах. И только Лида Синицына тихо посмеивалась.

 

Глава 5

Неожиданный свидетель

Прозвенел звонок на следующий урок. Ребята даже не шелохнулись. В класс вошла Зоя Семёновна.

 — Поскольку мы пропустили целый урок, вы его сделаете дома. Это страницы сто девяносто два — сто девяносто пять в учебнике и страницы двести один — двести шесть в…

 — Зоя Семённа! У меня есть важное сообщение! – звонко сказала Лида Синицына.

 — Синицына! Когда ты отучишься орать на уроках? – строго спросила Зоя Семёновна.

 — Когда-нибудь, – ответила Лида.

 — Ой! – вздохнула Зоя Семёновна — Ну и что ты хотела сказать?

 — Я видела, кто украл часы у Рогачёва. Сначала я не поняла, что это часы, а сейчас обдумала и…

 — Кто?! Говори!!! – раздавались возгласы, перебивая Лиду.

 — Это Шурик Королёв!

 — Не может быть! – сказала учительница.

Шурик в крайнем возмущении расстегнул портфель и вывалил всё содержимое наружу…

 — Ой! – пропищала Лизка Чернышёва. – Вот и раскололся!

Все ахнули и уставились на Шурика.

Шурик глянул вниз и обомлел: на полу вместе с прочими учебниками лежали… часы Рогачёва!

 — Но это не… я! – выдавил из себя Шурик.

 — Продолжаем урок… — твёрдо сказала Зоя Семёновна. – Королёв, подойди после шестого урока ко мне.

Но дети ещё долго не могли успокоиться. А Лёня от волнения даже забыл, что надо забрать часы у Шурика.

 — Ну, Шурик, ну, как ты мог, отличник? – закричала Лиза.

А Антон Востряков почесал затылок.

Шурик стоял, как столб, у своего портфеля, бессмысленно крутя в руке карандаш. Его лицо, совершенно бледное, покрылось пунцовыми пятнами. Он твердил:

— Ребята, но это же не я… не я…

Антон подошел к Шурику и, тяжело вздохнув, забрал у него часы, чтобы отдать их Лёне.

А потом ещё раз почесал затылок.

 

Глава 6

Мысли Антона

Антон пришёл домой и стал думать. Он был уверен, что Шурик не мог украсть часы. Значит, кто-то переложил их в портфель Шурика. Кто бы это мог быть? Антон взял чистый лист и стал писать:

  1. Гена Герасимов

Надо сразу объяснить, кто такой Гена Герасимов и почему он мог отомстить Шурику.

Как я уже говорил, Шурик победил в районной олимпиаде по математике. И в этой же олимпиаде участвовал мальчик Гена Герасимов из их же школы, из параллельного класса. И Шурик обошёл его на… 1 балл! Всего на один балл, но этого было достаточно, чтобы Герасимов возненавидел нашего Шурика. Антон помнил, как на награждении Герасимов процедил сквозь зубы: «Я ему отомщу!» и знал, что Герасимов исполняет каждое своё обещание. Антон думал, что он выполнил и это обещание. Но всё же надо подумать – вдруг это не Герасимов! Кто это может быть ещё?

Но дело застопорилось. Я ещё понимаю, если бы Антон был не в духе, жаждал бы заняться чем-нибудь другим, и поэтому ему бы не думалось, но! – напротив – он жаждал защитить Шурика.

И тут ему в голову пришла блестящая мысль. Настолько блестящая, что у него от блеска мысли закружилась голова, но он скоро привык к этому блеску. Он подумал, что такое дело невозможно заводить без помощника. Но все его одноклассники казались ему ненадёжными в таком важном деле. Все, кроме НАТАШИ МАРКИНОЙ. Она была отличницей, но не такой, как Даша Кузнецова, принципиальной, круглой и тихой, а просто весёлой и надёжной девочкой. Завтра он решил поговорить с ней на эту тему…

Антон очнулся от своих грёз и взглянул на часы. Времени, чтобы спокойно сделать уроки, оставалось ещё ого-го!

А пока ему нужно подумать. Не приходить же к
Маркиной без материалов.

 

Глава 7

Союзник

Антон пришёл в школу с сияющей улыбкой на лице. Пока он шёл в школу, все школьники смотрели на него, как на сумасшедшего – мол, чего веселиться, контрольная по математике совсем близко, до каникул ещё месяц, а он улыбается!

Надо догадаться, почему Антон был такой весёлый. Он был уверен, что Наташа согласится, и они вдвоём гораздо быстрее защитят Шурика, чем бы это сделал Антон в одиночку.

На уроке Шурик сидел мрачный (уже не в первый раз).

Прозвенел звонок.

 — Слышь, Шурик, тебя к Сторожихе вызывают! – ехидно сообщила Лида Синицына, которая всё обо всех знала.

 — Начинается! – мрачно пробормотал Шурик и нехотя поплёлся наверх, в дирекцию.

Все выскочили из класса, только Даша осталась готовиться к следующему уроку, а Наташа стала поливать цветы и протирать подоконник.

Антон подошёл к Наташе.

 — Наташа,– тихо сказал он.

 — Не мешай! Видишь, делом занята! Уйди!

Она замахнулась тряпкой.

Антон подошёл ещё ближе. Наташа быстро наклонилась к нему и прошептала:

 — Я сразу догадалась, что происходит что-то важное и решила замаскироваться. И чего?

 — Знаешь, не верится мне как-то, что Шурик мог украсть часы у Лёни.

Наташа кивнула.

 — Это уж точно. Я вчера об этом же думала.

 — Я тоже…

 — Чего делаете? – раздался громовой голос Светозарова.

 — Да, вот, он мешает цветы поливать, – пожаловалась Наташа на Антона.

Антон улыбнулся.

 — А ну, а ну, а ну! Пошёл! Не мешай! – Миша подтолкнул Антона и тот отлетел.

 — Спасибо, Миша. Ты мне очень помог, – улыбнулась Наташа.

 — Рад стараться! Если что, обращайся, – подмигнул Миша.

Антон опять улыбнулся.

Он, конечно же, понял, что это была маскировка.

Прозвенел звонок.

В класс вошёл бледный и замученный Шурик.

 — Ну что? – тихо спросила Наташа.

 — Пропесочили…

Антон покачал головой.

Миша улыбнулся.

Вся история со Светозаровым действительно оказалась маскировкой: на всех переменах Наташа тайно обсуждала с Антоном эту историю, и они вдвоём пришли к выводу, что это был Герасимов. А если подходил Светозаров, Наташа начинала жаловаться, что Антон ей опять мешает.

 

Глава восьмая

Второе место

На следующий день Антон и Наташа опять все перемены разговаривали об этом событии. На последней перемене Наташа вдруг сказала:

 — Антон, а помнишь, Гена заболел за день до награждения!

 — Ангиной, – подтвердил Антон.

 — Ну и как он подложил часы? И как он узнал про результат? Он же уже три недели болеет! До сих пор!

 — Не подумал, – Антон почесал затылок. – Из головы вылетело. Упустил важную деталь. Хотя… Узнать он мог, заглянув на сайт. Там всё есть. Правда, результаты там выкладываются после награждения. А он, конечно туда полез – его очень волновало, выиграет он или нет.

 — А как подложил?

 — Не знаю…

 — Может, подослал кого… хотя, это исключено. Или… — он замолчал.

 — Что «или»?

 — Или не знаю…

Последовала минута молчания.

 — Да. Хм. А всё-таки странно как-то. Наверное, всё-таки подослал…

 — Странно? Страннее неку…

Прозвеневший звонок прервал их размышления.

 — Я остаюсь сегодня после уроков, – сказала Наташа.

 — Я тоже, – ответил  Антон.

 — Значит, поговорим!

После последнего урока Наташа заметила одну странную вещь. Она свистнула (это был их условный знак), и с лестничной площадки вышел Антон, который караулил там.

 — Тсс! – Наташа показала вперёд.

Впереди спокойно шёл Гена Герасимов со своим другом Витей Кальдеровым. Как будто никогда не болел.

Антон  и Наташа последовали за ними.

Вдруг мальчики остановились.

 — До сих пор не могу поверить, как этот очкарик меня обошёл. Ведь всего на один балл! Почему мне дали второе место?! Я ему отомщу!

И тут друзья ушли, оставив сыщиков в недоумении.

— Он сказал «отомщу» в будущем времени! Или мне послышалось? – шепнула Наташа.

 — Не послышалось, – ответил Антон.

 Антон и Наташа пошли по коридору, размышляя

 — Слушай, я только сейчас сообразила. Раз он «отомстит», то…

  — Тихо! – сказал Антон. – Кто-то идёт!

Сыщики помолчали, пока рядом проходила Зоя Семёновна, и продолжали беседу.

 

 

 

 

Глава девятая

Герасимов не виноват!

Антон и Наташа вдруг увидели спешащего вниз Светозарова, но не обратили на него внимания.

А спешил он в раздевалку.

Там одевалась Алиса Уточкина.

 — Алиска, останься ещё ненадолго!

 — Меня мама ждёт.

Тогда Светозаров подошёл к ней и прошептал ей на ухо:

 — Приходи сегодня к семи на каток!

 — Ну, хоть ты ко мне хорошо относишься, Миша! Спасибо!

И Алиса ушла.

Светозаров был на седьмом небе от счастья. Заламывая руки, напевая что-то, он побежал наверх.

Тем временем Антон и Наташа пришли к выводам:

 — А ты уверена, что Герасимов нас не видел?

 — Да, уверена.

 — Но он сказал «отомщу»! Даже если не видел нас!

 — Герасимов не виноват!

 — И кто же это был, если не Генка?

  — Востряков, Маркина, поднимайтесь в класс! Что вы делаете на первом этаже?! – приказала подоспевшая Зоя Семёновна.

Антон и Наташа покорно поднялись в класс.

 — Главное, что интересного на других этажах! – размышляла вслух Зоя Семёновна.

Когда Антон пришёл домой, он развернул список всех учеников его класса, и стал думать, кто из них мог совершить это тёмное дело. Для начала он решил освежить список одноклассников в памяти.

 — Рогачёв (этот не мог сам у себя часы украсть…), Рожкова, Светозаров… — бормотал он.

 — А Миша!.. — остановил он себя. – А Миша… Миша… Миша…

 

Злоключение

I части

Итак, история с Лёниными часами заставила Антона Вострякова стать следователем и изрядно подумать над этим делом. Вскоре у него появился союзник – некая Наташа Маркина — одна голова хорошо, а две лучше; некоторое время они считают виновным в тёмном деле Гену Герасимова, который был главным претендентом на получение победительской грамоты в районной олимпиаде «Лукошко с цифрами», в которой в итоге победил Шурик Королёв. Но он не виноват… Тут Антон случайно напал на след Светозарова. Обещаем, что это будет ему дорогого стоить. Однако не одному ему придётся нелегко…

 

Часть 2

Расследование

Глава 10

На катке

(От имени Шурика Королёва)

В премрачнейшем настроении я вышел погулять в одиночестве. Захлопнув дверь дома, я ощутил зверский (не ругаться!) холод на улице и почувствовал, как холодно на душе. Хуже некуда! Только что (два дня назад, если вам только покажется, что два дня назад – недавно, но я, по крайней мере , чувствовал именно так!), меня кто-то оболгал – да-да! – не менее, но может быть более, если вы представляете, как можно более – да — о-бол-га-ли!

Некто опытной рукой (видно, его совсем не мучала совесть) дерзко вытянул часы из портфеля Лёни и сунул их в мой портфель. И после этого «Ну, Шурик, ну, как ты мог, отличник!» очень язвительно. Не удивлюсь, если она сама, эта чёртова Лизка-Барбариска причастна к…

Так, всё хватит обзывать невинных людей и ругаться!

Я сам не заметил, как вошёл в парк. И вдруг увидел маму Алисы Уточкиной, которую хорошо знал (мы с Алисой очень любили здесь гулять и часто обсуждали различные темы в этом парке). Я привык с ней здороваться, и вообще, со всеми хоть сколько-нибудь знакомыми людьми. Я и поздоровался, а она говорит: «Привет», таким тоном, что я бы бросился удирать без оглядки, но ответил:

 — Здравствуйте.

Продолжение разговора ничего хорошего не предвещало, и я пошёл дальше.

Всё ясно. Теперь все Уточкины обо мне плохого мнения – мол, я вор, грабитель, уркаган (простите, опять ругаюсь), разбойник, и со мной поменьше дружи, с этаким «антиобщественным элементом»!

Вдруг я услышал знакомый голос.

С катка, распаренные, красные и весёлые вышли… нет, вам никогда не догадаться, кто вышел! Миша с Алисой!

Они весело болтали. Я опешил. Вдруг Светозаров толкнул меня в бок, проворчав:

 — Ну, чего встал? Дай человеку пройти! – и он указал на Алису.

Я отлетел и так опешил, что застыл в нелепой позе.

Больше всего меня поразило, что Алиса меня проигнорировала. Точно, презирают.

От этих мыслей очки у меня упали в снег.

Тут я услышал громкий смех Миши. Он увидел, как я оттираю снег от очков, и гоготал, как сумасшедший.

Нет, этим людям надо просто, я не знаю, ну, вставлять искусственное сердце.

Своего у них же нет!

 

 

Глава одиннадцатая

Негодяй

(От имени Антона Вострякова)

Фу-ты, ну-ты, ну это уже ни в какие ворота не лезет! Даже в двухкилометровые! Чтобы не за что не про что подставить одноклассника. Ну, я ему покажу, этому негодяю…

Ах, да, вы ещё не знаете о том, что произошло две минуты назад. Жаль! Свершилось историческое событие. Я понял, кто же украл часы у Лёни Рогачёва и подставил таким образом Шурика. Конечно же, это был МИША СВЕТОЗАРОВ. Ну, а кто ещё-то?!

Нет, я правда не знаю, что это за поведение! За что Шурика так жестоко подставлять!

Я ещё понимаю, Гена! Парень завистливый, мстил бы за то, что Шурик победил в «Лукошке с цифрами», а он, черепаха, оказывается, ещё не отомстил! Я бы на его месте так не разбрасывался временем. Впрочем, я бы и на своём бы не разбрасывался. И не буду.

А разве у Миши есть какие-либо причины мстить? Конечно, у него могут быть свои личные, так сказать, причины на это, но… всё равно он поступил жестоко.

 — Антон, ты уже сделал уроки?

Нет, ну почему у всех остальных нормальные мамы, а у меня такая… недоверчивая, такая… непонятливая… такая… я ей уже десять раз говорил – уроки сделаны, всё показал, всё рассказал, так нет – «Антон, ты уже сделал…»…

 — Сделал, сделал.

 — Прекрати тогда заниматься ерундой!

 — А Шурик так и будет оболганный ходить?

 — Не будет, — железным тоном ответила мама. – Потому что он не оболган. Он это сделал. Никто не мог даже додуматься, что можно подставить товарища.

Я покачал головой.

 — Отвечаю по пунктам, — проговорил я очень медленно, потому что мне это надоело. – Во-первых, Шурик не при каких обстоятельствах не мог это сделать. Во-вторых, это был не Шурик. В третьих, ты недооцениваешь некоторых наших ребят. А в четвёртых, тому, кто это сделал, Шурик, как я вижу, не товарищ. И ещё я даже догадываюсь, кто это.

 — Глупости всё это… а ещё, я, заручившись поддержкой Виктора Степановича Чернышёва, Лизиного отца, выпрошу у Елизаветы Александровны, чтобы она дозволила ваш спектакль про Гарика. Только ещё добьюсь, чтобы Шурика сняли с роли и разгримировали!

Я понял, что маму не убедить и, тяжело вздохнув, вышел из комнаты…

Тут позвонил телефон. Это бедный, оболганный… Шурик.

— Слушай! Друг! Погибаю!

 — Держись, Шурик, я думаю! Скорее всего, это Светозаров!

 — А, так вот почему он с Алисой на каток пошёл!

 — На каток?!!! Тогда последняя нить преступления скоро окажется в наших руках.

Шурик засмеялся в трубку. Ему очень нравится, когда я цитирую наш любимый фильм – про Шерлока Холмса и доктора Ватсона.

 — Я думаю, мне удастся доказать, что ты не виноват.

 — Уж пожалуйста. А то я не понимаю: что на меня все шишки валятся. Я что, рыжий, что ли?

 — Ага.

Шурик засмеялся.

 — Ладно. Докажу, — обнадеживающе сказал я.

 — Было бы хорошо, — мечтательно протянул мой друг.

 

Глава двенадцатая

Доказательство

В этот день Шурик пришёл в класс очень поздно, что за ним никогда не замечали. У него было совершенно бледное лицо и мешки под глазами. Было понятно, что эту ночь он не спал.

Миша Светозаров презрительно оглядел его с головы до ног и надменно улыбнулся.

Антон незаметно погрозил ему кулаком.

Когда прозвенел звонок, Наташа негромко свистнула (если помните, это был их условный знак), и они с Антоном пошли на лестницу.

 — Антон, я вчера крепко подумала… по-моему это… Светозаров.

 — Я тоже понял, — сказал  Антон.

 — Тогда точно он. И ещё ты знаешь что, мне вчера Шурик звонил, оказывается Миша с Алисой на каток пошли.

 — Ну тогда он специально опозорил Шурика, чтобв пойти на каток с Алисой.

 — Вот негодяй!

 — Главное, как он до этого додумался?

 — Как надо, так и додумался, — ответил Антон. – Ему же это надо.

 — Ой! – воскликнул Антон увидев через окошко в двери, ведущей на второй этаж, Светозарова. Он схватил Наташу за руку и потащил на первый этаж. Они пробежали по коридору и юркнули на другую лестницу. В окошке маячил тот же Светозаров.

— Кажется, он нас заметил, — шепнула Наташа.

 — Или просто по этажу ходит, — успокоил её Антон.

Они во второй раз пробежали по знакомому коридору первого этажа, взбежали по лестнице, заглянули в окошко… там был тот же Светозаров!

 — Надо переждать, — сказал Антон.

Через минуту они опять посмотрели в окошко, и наконец, не увидели там никакого Светозарова.

Ребята быстро вошли в дверь, как будто ничего и не было.

Наташа, не спеша, села на диванчик. Антон последовал её примеру.

Рядом с ними сел Шурик.

 — Познакомься, это моя подружка и помощница Наташа Маркина! – шутливо сказал Антон.

 — Приятно познакомиться! – проговорил Шурик.

 — Слушай, Шурик, мы тут с Антоном пытаемся найти доказательства, что ты не виноват, — сказала Наташа.

 — Какие могут быть доказательства! – вздохнул Шурик.

 — А вот и могут! – ответил Антон. – Скажем… где ты был в этот чёртов день на последней перемене, между 12:20 и 12:30?

 — Ну… в библиотеке…

 — Ура! – негромко крикнул Антон. – Вот и доказательство! Ну ты же не мог украсть часы, пока нах

Васильев Алексей Максимович
Страна: Россия
Город: Москва