Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Потерянные

«Потерянные…»

Мы приходим ниоткуда и уходим в никуда…

Сплошной мрак и пустота, пожирающие всё… Куда я попал?… Ничего не понимаю… А как я здесь очутился ?… Не помню… Страшный хаос в голове. Ничего не чувствую, кроме жжения на запястье, будто медленно и не спеша кто-то капает горячим воском долгопылающей свечи. С каждой минутой становилось только больней, но я пытался игнорировать это, как мог. Простояв так неизвестно сколько времени, в надежде осознать хоть что-то о происходящем, все мои попытки оказались тщетными. Не зная, что делать, я отправился вперёд, в глубины всепоглощающей тьмы, пока не упёрся в дверь.

Странное зрелище: не намёка на свет, одна темнота даже рук своих не смог развидеть, но эта дверь… Разделитель между мрачной бездной и неизвестностью сиял лучами солнца. На ней я разглядел резные рисунки: человеческий череп, святой Грааль и открытую книгу. Над изображениями располагался знак бесконечности, к которому прикручена старая, четырёхугольная табличка с надписью «32». Терять мне было нечего , взялся за ручку, как вдруг всё зашумело, громко загрохотало, табличка изменилась на «33». Меня повергло в шок, но не стал придаваться панике и открыл дьявольскую дверь. На мгновение я ослеп от света, но как он внезапно появился, так же внезапно и пропал. Закрыв дверь, передо мной предстал кабинет психолога. Самый классический кабинет, который можно представить, только была одна отличительная черта, озадачившая меня – преобладание темных оттенков. Я бывал у психологических специалистов и точно помню, обычно у них преобладают светлые, успокаивающие цвета. Про эту деталь я быстро забыл, так как меня окликнул прокуренный, басистый голос. Он обратился по имени, услышанное мной в первые. Осмотрев всю комнаты и не увидев никого, догадался, что это моё имя «Тимур Андреевич». Приняв этот факт в голове проскочили воспоминания: отец, мать, младшая сестра, …дорого убранная квартира, только в одной комнате не было ни единого предмета мебели, лишь яма в полу и ободранные, голые стены. После пробежавших фрагментов, похоже, моей жизни, у меня разболелась голова.

— Как себя чувствуете? С последнего сеанса прошло уже полгода. Произошли изменения в лучшую сторону?

Голос невидимого незнакомца был грозен и громогласен, но интонация — спокойная и доброжелательная. Хоть в голове отразилось колокольным звоном фраза: «С последнего сеанса прошло уже полгода»… Я не стал пытаться вспомнить владельца властного, бархатного голоса, а зачем?… Это бессмысленно, я уже в этих траурных, невзрачных стенах, дверь заперта, бежать мне некуда. Словно заключённому на казни просить в виде последнего желания, знать имя своего палача. Так же неразумно, будто бы это что-то изменит или скрасит погибель.

— Чувствую, знаете, никак. Насчёт изменений сказать не в силах. Ничего не помню.

— Как же, совсем ничего не помните?

— Я уже Вам сказал, да, в голове пустота.

Ответил я грубо, но без агрессии.

Меня всегда бесили глупые вопросы. Прекрасно понимал, что это один из трюков втереться в доверие, превращение предложения в вопрос, на который уже дан ответ. Дохлый для меня номер.

— Вы пылкий юноша.

— Если мы встречались 6 месяцев назад, почему только сейчас это подметили?

— Молодой человек, в этот час это наше первое занятие. Я читал ваше дело. 6 месяцев тому назад с Вами работал мой коллега.

— Если так… Может, представитесь?

— Предлагаю встречное предложение, позвольте обращаться к Вам на «ты».

— Я согласен, но давайте не отходить от вопроса.

— Ахах… Моё имя Даниэль Мартини-Гонсалес, но зови меня просто Даниэль.

— Испанец?

— Есть грешок.

— По началу я решил, что Даниэль серьёзный и суровый человек, но в последних предложениях звучали нотки язвительного и даже немного игривого характера. На минуту мне показалось, что я разговариваю с ровесником, нежели с взрослым. Тут на мгновение задумался, почему я посчитал, что мы с ним не одного возраста. Может, я подросток, только скольких лет, пока предположить не способен.

Пока размышлял, взгляд мой был направлен в пол, я рассматривал дубовый паркет.

— Да, паркет, конечно, потрясающе красив, но я посимпатичнее буду.

В тот же миг я поднял глаза и передо мной возник облик высокого, широкоплечего мужчины спортивного телосложения. Никогда не видал людей, которые настолько ровно и уверенно могли держать стан. Его черты лица были пропитаны мужественностью, острые, рельефные очертания, восточный разрез карих глаз, аккуратный нос, в меру пухлые губы, а дополнял портрет слегка смуглая кожа и чёрные, как смоль, волосы. На вид ему было лет 25 — 30. Смотря на него, я испытывал чувство восхищения, будто рядом со мной стоял сильный и бесстрашный воин. Отпустив недолгое удивление, я осознал, что меня держат в дураках. Напрямую задал вопрос.

— Интересный получается спектакль, только, увы, ты плохой актёр, скажи кто ты? И что ты от меня хочешь?

— Мне самому надоело тянуть время от сути дела.

Сказав это, он щёлкнул пальцами, и в одну секунду одеяние лжепсихолога переменилось на чёрный, похоронный костюм, а на запястьях появились цепи.

— В общем, малец, можно сказать, что я твой проповедник, который вернёт тебя на истинный путь.

Мда… Не думал, что настолько вляпался. Остаться взаперти с сумасшедшим один на один… Хуже уже не придумать.

— Полагаю, ты мне не веришь. Но дай мне шанс, переубедить тебя. И доказать, жизнь — это дар небес.

Боже… Не только сумасшедший, но ещё и сектант. Был не прав, хуже может быть.

— Эх, не веришь… А если я скажу, что ты Тимур Андреевич Фонарёв, 17 лет, живёшь в семье среднего достатка, состоящая из 4 человек. Ты старший ребёнок в семье — завышенные ожидания родителей, когда-то отличник, но скатился из-за депрессивного расстройства, нашёл отдушину в алкоголе и сигаретах. В этот миг меня, будто ударили по голове, настолько сильно поглотили голову воспоминания. И тут я стал не не уверен в своём предположении по поводу Даниэля.

— Теперь веришь мне? Можешь не отвечать, все ответы читаются в твоих очах.

— Кто же ты такой?!

— Я уже сказал, проповедник! Ахахах!

Он просто издевается надо мной.

— Да, я люблю издеваться, не скрываю. Ладно, мне надоело с тобой в игрушки играть. Времени у нас мало.

— Это всё обязательно?

-Да, не задавай идиотские вопросы.

— Первая причина жить: Путешествия, мир настолько красив и удивителен.

Да — да, лучше бы я ослеп, чтоб не видеть эту серость.

— Эх…

Гонсалес так вздохнул, что по моему телу пробежала дрожь. Щёлкнув пальцами, мы оказались на берегу песчаного пляжа на закате, когда солнце медленно захлёбывается в глубоком Чёрном море. Смотря, на всю эту картину внутри ничего не ёкнуло. Нагнувшись, а после подняв блестящий камушек, и бросил его в воду, наблюдая, как он быстро идёт ко дну. Даниэль в это время смотрел вдаль и о чём-то размышлял. Вдруг он сказал.

— Я столько раз всё это видел, не могу тошно смотреть.

Вновь щёлкнув, мы вернулись в кабинет.

Он мне показывал множество причин, но все они были опошлены. Даниэль был разъярён, услышав от меня несогласие с его позицией, что в жизни счастье — это деньги и власть.

Он поднял за глотку и стал меня душить звериными когтями, неистово крича, какой же я неудачник, какая я обуза и в целом позор семьи. Вокруг нас бушевало пламя.

Внезапно ниоткуда его охватили цепи и кандалы, потащив за собой в бездну

-Нет!!! Это был мой последний шанс, нет!!!

Он пропал, я мёртвым грузом упал на пол. Вдруг треск стекла… Я лечу вниз, в мрачную неизвестность, постепенно теряя сознание.

Я очнутся от яркого белого цвета в снегу. Глядя в голубое солнечное небо, ощутил спокойствие и умиротворение. Долго я так летал, просто не хотелось вставать. Но пришлось, ко мне подошёл крепкий старец в сером пальто и шляпе. Его лицо было в морщинах. Особенностью незнакомца была длинная, густая борода. В руках он держал деревянную, лакированную трость.

– Юноша, хватайся.

Протянув трость, сказал незнакомец.

– Благодарю. Как Вас зовут?

– Это неважно. Лучше расскажи, как молодой красивый парень мог очутиться здесь.

– Где здесь?

– Ты пока ещё сам не знаю. Тимур, ты находишься между жизнью и смертью, на границе между мирами.

– А вы не знаете, как я сюда попал?

– Знаю, мальчик мой, ты попал в кому. Но, если желаешь знать, каким образом, просто взгляни на запястье правой руки. Обернув руку к себе, я увидел шрамы, идущие линией по руке. Я вспомнил всё, все пазлы встали на место.

– Для чего я здесь?

– Чтоб осознать, что жизнь — это не вечная мгла.

– один мне пытался уже доказать. Пожалуй, мне хватило.

– Не суди так строго Даниэль грешная душа. Он столько раз переродился, но так и не понял почему не в раю. Каждую судьбу собирал все 7 смертных грехов!

– Если он настолько гнилой изнутри, почему ему поручили направить меня на правильный путь?

– Даниэль заключил договор с высшим судом. Если ему удастся вернуть к жизни хотя бы одну потерявшуюся душу, то ему дадут 3 попытки доказать, что он достоин рая, а не 7 как полагается после заточения в аду.

– а я был 33 попыткой…

– Да…

В воздухе замерла минутная тишина, пока я не задал вопрос: «Как Вы собираетесь наставлять на путь истинный?»

–Пойдём прогуляемся. Такая чудесная зимняя погода.

Мы пошли по заснеженной тропе под ногами приятно хрустел снег.

–Мы идём в какое-то определённое место?

–Терпение, Тимуша, терпение…

Идя по дороге, я рассматривал опустевшие двора многоэтажек.

Время стремилось к вечеру, становилось всё темнее и темнее.

Мы остановились посреди одного из множества обычных дворов. Небо укуталось белоснежным одеялом. Внезапно пошёл снег, пейзаж стал походить на чистый холст, только эскиз маленькой скамейки, говорил о том, что художник уже приступил к работе.

Старец сел на скамейку.

– Садись

Я послушался. Напротив, скамейки стоял многоэтажный дом.

Расскажите, для чего мы здесь?

Видишь этот дом?

– Вижу.

На улице уже было черно, во всём доме загорелся свет.

— В каждой квартире живёт своя история. Взгляни на вон то окошко, где висят красные занавески. Что ты видишь?

– студенты сидящего за письменным столом, держащего какую-то фотографию. На столе стоит шкатулка, он периодически поглядывает на неё.

И что здесь удивительного?

– Не торопись, глупыш, смотри, что дальше произойдёт.

– Он открыл его, считает деньги и… Он радуется?…

Чуть ли не подпрыгивает от счастья, теперь в спешке берёт телефон и кому-то звонит.

– Это юный студент, который совмещает учёбу и две работы.

– Для чего? Копит на будущую машину или квартиру?

– Ни то и не другое. Он так старается в поте лица не для чего-то, а для кого-то. Его возлюбленная младше его на год, живёт бедной семье, в маленьком провинциальном городке. Он копит деньги ей на учёбу и спустя 2 года строгий рамок, наконец-то накопил нужную сумму.

– догадываешься почему он так рад?

– Добился своей цели спустя годы

– Нет, он приблизился на мои к своему счастью, а счастье — это она, он выбрал своим смыслом бытия её благополучие.

– Ага…

– Тебя это не впечатлило. Ну, хорошо. Посмотри в окно с зелёными шторами.

– Сидит уставшая женщина на кухне. Дверь открывается, там мужчина весь в пыли и грязи. Женщина вскакивает и бежит к нему на встречу с потоком горьких слез на глазах, чтоб крепко-крепко обнять, сзади подбегает девочка совсем малютка. Отец что-то вытаскивает из пакета — это… новая кукла, он наклоняется к дочери и дарит ей желанный подарок, она так искренне улыбается. И обнимает его с невинной любовью и нежностью.

– Эх… Сегодня объявили о аварии на шахте. Мама маленькой девочки обзвонила всю компанию где работал муж места работы мужа, никто не знал. Она верила до последнего, что он жив и какая же была счастливая, когда открылась дверь, а там муж целый и невредимый. Дочурка не знала про трагедию, но каждый вечер с нетерпением ждала своего отца. Семья для них это — самый настоящий дар свыше который всеми силами хранят и оберегают.

Две эти истории были очень трогательные, но на меня это не произвело никакого впечатления. Конечно говорить я не стал.

– О, взгляни, окошко с фиолетовыми шторами, там живёт писатель. Уже как 5 лет работает над своим дебютником. Он отдал всю душу, время и силы. Ведь творчество для него весь смысл его бытия.

– В в самом верхнем оконце живёт мужчина средних лет, он владелец маленького детского дома который отстроил сам. Всю молодость он отдал на исполнение заветной мечты родной, покойной бабушки. Авдотья в военное время подбирала осиротевших детей и воспитывал их с такой любовью как родных. Михаил всегда восхищался своей бабушкой, столько в ней было нежности, милосердия и высшего чувства. У неё была заветная мечта построить сиротский приют. Он продолжил дело в память о близком человеке.

Это дело его жизни.

В этот момент моё сердце сжалось в груди. Глаза были на мокром месте, я из всех сил старался сдерживать слёзы. В голове пробежали воспоминания связанные с бабушкой Мари. Моей милой бабушкой и Мари… Всю жизнь мне казалось, что лишь ей я был нужен… Год назад она скончалась от рака лёгких. Я её видел последний раз больше года назад. Зимой. В Новый год. Помню как в последний раз я поцеловал её… Жаль что я тогда не знал это последний раз. Я держал слёзы как мог, но не сумел. Я рыдал будто вновь первый раз услышал новость о её смерти. Мне хотелось кричать этот отчаяния, сердце рвалось наружу, но меня кто-то схватил за шею, затрудняя проход воздуху, я хотел выпустить крик, но не мог.

Мой собеседник не обращал внимание на меня от слова совсем. Он по-прежнему разглядывал дом, в его лице читалась улыбка.

Нечаянно посмотрев на запястье заметил пропали полосы, вместо их появились цветы! Цветки напоминали мне Альстромерии — любимые цветы моей бабушки. И тут я вспомнил заветное желание бабушки перед смертью. Она грезила о маленьком домике за городом, стоящий среди роскошного сада их разных цветов. Сад… Цветочный сад…

Кривицкая Анастасия Денисовна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 27.06.2005
Место учебы: 383 школа
Регион: Санкт-Петербург и область
Город: Санкт-Петербург