Принято заявок
2561

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Пост — А

Что будет дальше?

I

Надрывистое, напряжённо-тяжёлое дыхание оглушало маленький Переулок, окраину Живого квартала.

«Бежать, бежать… — так и стучало сердце, а ноги рвались вперёд — я смогла, смогла вырваться, осталось немного, всего 2 км по Препустоши и я увижу…» — не успела подумать девушка, как вдруг сзади раздался глухой, осторожный звук защитных тапочек, в народе — «тихонь». Они стояли, изгибаясь над Чертой, вытягивая фонарь, но не смогли пробить темноту дальше, чем на расстояние двух шагов. Они знали, что там кто-то есть, страх шептал самые разные догадки, несмотря на то, что разум выдвигал единственную кандидатуру — беглеца. Страх смотрел им в глаза отражением в стекле фонаря. И они зашуршали назад, вздрагивая от эха своих же шагов.

«Трус! — злобно и горько подумала девушка, — он ведь даже не доложит!». И она отправилась в дальнейший путь. В темноте надо быть осторожной и идти медленно. Телу нужно время, чтобы перестроиться на новый лад, привыкнуть к необычной среде.

II

Переулок, несмотря на свой небольшой размер, служил чем-то вроде бивуака у альпинистов. Но это был ускоренный курс. Темнота и ее дитя — страх делали своё дело. Немногие осиливали вторую Ступень: кто-то поворачивал назад, кто-то сходил с ума, кто-то, решив быстрее пропустить этот этап, бежал вперёд, кто-то падал замертво. Все варианты сулили смерть. Переулок если и пускал человека, то вряд ли его выпускал.

Было тяжело дышать. Тела здесь почти не гнили: новые изменения климата вновь расширили Пустошь и уменьшили Живой квартал, точнее его основной нелегальный переход. Нелегальный — это скорее небезопасный. Власть не хотела ещё больше смертей, поэтому везде развесила прокламации типа: «Переулок = смерть», «Не переходи через Черту», «Темнота рождает не страх, она порождает смерть» и подписала приказ о закрытии сего места. Но Переулок жил своей жизнью. Каждый месяц загорождения превращались в загромождения. Все уже давно устали бороться и недалеко, не у всех на виду, организовали свалку. Она и сейчас продолжает постоянно пополняться.

Конечно, Властные переходы (принадлежащие Власти) не безопаснее. Но они строго охраняются и используются крайне редко. Это место даже называют Пыльным царством. Доступ к нему имеет крайне малое количество людей: несколько заслуженных учёных, группа Экспериментаторов (иначе смертников, которых ничего не держит в этом мире и они идут спокойно туда) и, конечно, Власть.

III

Девушка уже прошла половину Препустоши в поисках люка. Ураган бил в лицо, уже вечернее солнце жгло кожу. Песок, остатки земли, железные и стеклянные крошки были повсюду: вокруг тела, на теле и даже в нём. Они просачивались через костюм и оставляли неглубокие порезы. Даже через маску чувствовалось, как туман проходил по дыхательным путям и отравлял их. Почти ничего не было видно.

Девушка знала, что переходы должны быть оснащены мощными вентиляторами, особенно те, что расположены вблизи лабораторий. Как говорят некоторые Выжившие, шахты выходят прямо в Препустошь. «И эти догадки — мой единственный шанс!» — разочарованно усмехнулась она.

Вдруг песок перестал привычно расплываться под ногами, появилась упругость, сопровождаемая каким-то железным эхом. «А, вот и люк», — обрадовалась девушка. Она скинула с себя небольшую сумку, где покоились инструменты. Через несколько минут люк был вскрыт профессионально, без единой царапины. «Хорошо, что тренировки не прошли даром», — заметила она и прежде чем спуститься, сняла с себя заражённый костюм. Сразу после спуска девушка обработала ожоги, а потом переоделась в форму лаборантки.

«Хорошо, что я спустилась быстро, а то сработала бы тревога… ещё бы чуть-чуть… и… всё пропало».

IV

Препустошь и Пустошь, в чем различие? В приставке: Власть решила увеличить объём словарей и сделать Ступени, чтобы выжившему народу было понятно, что можно, а что нельзя. На самом деле, Пустошь одна. И она везде. Опыт последних лет легко доказывает это.

Итак, первая Ступень — Живой квартал: там обитают Выжившие. Последние из последних.

Вторая — Переулок, третья — Препустошь. Это место «не такое опасное», оно «контролируется» Властью, исследуется и уже как полвека (цитата из последнего обращения «К смелым, доблестным и т.п. Выжившим»): «скоро станет цветущей поляной, пригодной для жизни», иначе — «Лесом жизни», где будут даже животные, что уж говорить о людях.

Четвёртая, самая страшная, запретная, неизвестная — Пустошь. Все, что осталось. Она стёрла людям даже память. Нет, может что-то и живёт в их сердцах, но это не более, чем легенды, ведь воспоминания покоятся вместе с миллионами, миллиардами, а может и биллионами трупов, вечных мумий, в вечных песках.

Есть люди, которые еще выделяют пятую Ступень — эпицентр, начало конца. Их немного, их убирают, а нужных Власти просто промывают.

И где они сейчас? Там.

V

«Я найду их» — крутилось в голове девушки. Ключ был просто необходим. Без него не пройти в Башню. Ещё нужна карта: она покажет обходные пути.

Тонкие лакированные туфельки стучали по переходу и иногда поднимали клубы пыли. Тёмная форма висела на худых плечах и вздрагивала, пугаясь каждого постороннего шороха. «Переходы и правда пыльные… Главное, ни с кем не встретиться. Иначе я провалюсь», — повторяла девушка, словно мантру. После десяти минут безнадёжного поиска железная тяжёлая дверь скрипнула и она увидела нудную комнату, создающую неприятное ощущение холода от горла до задней стороны коленей. Хотелось сесть и плакать, а лучше, кричать, звать на помощь. Это помещение было давно заброшено, видимо еще в прошлом, но явно имело какой-то глубинный смысл или хранило чьи-то воспоминания. Оно являло собой старинную картотеку.

Получив необходимые сведения, она могла двигаться дальше. Нужно было подняться на самый верх, минуя все лаборатории, все помехи, все страхи, прямо к цели.

VI

Мир вокруг походил на ад. Люди грезили покорением Марса и Марс пришёл к ним. Сам.

Земля не стала новой Красной планетой, нет, хуже, она стала ядовитой планетой, уничтожающей саму себя, словно змея, которой отрубили голову, но которая все же жалит своё тело, ускоряя его кончину.

Вокруг планеты вырос пояс астероидов, как у Сатурна, это служит нам напоминанием о ночном светиле — Луне. Так что все биологические процессы были сбиты. Ярый ветер носил в себе осколки прошлой жизни: стекло, пластик, металлы, землю, песок, бетон, дерево, одним словом, все то, что так долго строил, лелеял и звал своим домом каждый человек и что теперь разрушало его. Растения и животные больше не существовали. Да и люди. Люди тоже не существовали. Они скорее выживали: страшный удушающий туман, жара, ураганы, колебания температуры — все это сжило людей под землю. Если Выживших можно было так назвать. Посттравматический синдром мучил каждого, а новые поколения рождались в скорби и были грустными постоянно. Впоследствии, они забыли, что такое эмоции. Они слушали рассказы о прошлом как сказки и считали, что зелень, это что-то сродни стенам болотного цвета в школе Живого квартала.

VII

«Да, вид чудесный», — негромко, замерев от ужаса, от осознания редчайшей, сокровенной секунды своей жизни, подумала девушка. Все таки не зря Башня — самое высокое здание, построенное когда-то для Власти, а теперь используемое как памятник ничтожности человека вместе с его «властью» над законами природы. Отсюда открывался ужасающий вид на дело рук человека. Было страшно, стыдно и больно одновременно. Но нужно было успеть сделать самое главное.

«Красота спасёт мир? Возможно. Даже эти киборги ведутся на красивые глазки, что уж говорить о промытых идеологией и ужасом служащих! — вспоминала девушка — конечно, они уже поняли, что я и есть тот самый беглец. Интересно, много ли времени у них займут сопоставление фактов и осознание моих намерений?». И она снова отвлеклась на огромные, манящие к себе, панорамные окна. Отсюда было видно высушенную потрескавшуюся землю, вихри, смерчи и ураган: пятую Ступень, дальнюю заставу, куда не доходили и помыслы человека, не то что ноги. Это была поистине стихия: страшная, грозная, она сулила смерть. «И что же будет дальше?» — выбивало сердце каждую букву, и его отклики беспрестанно отскакивали от висков, причиняя страшную боль и ища место для укрытия — душу.

VIII

Все уже было подготовлено заранее. Кем? Как? Простое стечение обстоятельств? Возможно.

Наша система дала трещину, а ее сердце — Солнце, несмотря на прогнозы учёных, стало разрушаться быстрее и яростнее, тем самым изменив магнитный фон ближайших планет. Оно перегревало их и сжигало атмосферы тех, у кого они были. Люди стали близки к совершенству, но так и не узнали многого; они пошли за ответом в Космос, но и его поразили: нейтронные боеприпасы уронили на Землю не только все рукотворные спутники, но и Луну. Говорят, было феерично. От ударной волны движение Земли по орбите изменилось. Угроза для экосистем и климата подтвердилась: Мировой океан стал чаще выходить из своих берегов (мимо прогнозов учёных), в результате потепления пересох, люди ушли глубже, многие животные пропали, появились сильные туманы и мощные бури, а метеориты и прочий космический мусор стали завсегдатаями нашей планеты.

Но никакие катаклизмы, изменения, нестабильности не могли поколебать волю человека. Этого было мало! Мало того, что им чудом осталась жизнь! На фоне разрушающегося живительного слоя Земли люди продолжали обрекать себя на смерть и уже потом они решили играть в прятки. Только не понятно, они прятались от себя или от того, что сделали?

Сеть подземных укрытий, а судя по чертежам, и целых городов не была до сих пор открыта. Значит, где-то в недрах до сих пор есть люди, интеллектуалы, не те безумцы, конечно, но их потомки. Именно они утверждают, что в попытках спасти планету (или ее останки) их предки использовали атомное оружие, точнее более мощные хранители — АЭС. Нейтронных боеприпасов, подпитанных ненавистью, завистью, страхом и немалой долей соперничества, люди боялись. Тем не менее, они считали, что третий закон Ньютона спасёт их: действие рождает противодействие. Планета не хочет сопротивляться? Так мы поможем ей!

IX

Огромный ком через слезы затёк внутрь, леденящим холодком пробежал по темечку, толстым бочонком перекатился по горлу и, переваливаясь в грудь, острым кинжалом вонзился правее сердца. «Говорят, там обитает душа… Он достиг своей цели», — словно в бреду промолвила девушка — «за железной завесой собралась, наверное, целая гвардия. И все для меня…». Закинув все необходимое в сумку, она стала бить стекло всем, что только могла найти. Эти действия не были настолько энергозатратными, насколько можно было подумать. Отчаяние, скорбь, боль и весь спектр подобных эмоций давали ей энергию. Она была как гидростанция: преобразовывала поток чувств в силу. Но едва пошли трещины по стеклу, как железо прыснуло под натиском тел и они попадали. Из толпы сразу выделился один силуэт. «А, кто-то из Власти», — уловила его намерения девушка. Этот тип терял очень много слов, часто не связанных между собой. «Может поэтому они и падали?» — размышляла девушка, примериваясь к конечному удару. В это время лужа людей и киборгов медленно растекалась в попытках окружить девушку.

«К… кх… ка… — девушка вопросительно посмотрела на таявший от страха костюм, а он, обрадовавшись, взвизгнул — ка-ак вс звут?!». Все неприятно поморщились, только она одна не дрогнула ни одним мускулом: «Меня зовут Мику или Мирэй, кто как запоминает…»° .

Стекло хрустнуло и она исчезла в ядовитом тумане.

°Мику — переводится как «будущее» (яп. 未来). Аналогично — Мирэй (кор. 미래). (Прим. автора).

Дёмкина Анна Александровна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 13.02.2007
Место учебы: МБОУ СШ # 22
Страна: Россия
Регион: Нижегородская (Горьковская)
Город: Дзержинск