Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Последний вдох перед…

Каждый день мой начинался одинаково: утро, наполненное хмуростью во всей своей красе, кружка несладкого чая. Всё как обычно, рутина никогда не выходила за рамки своих скучных границ.

Если точнее, начиналось оно ровно в 5:55, когда одновременно со звонком будильника начинала звенеть мать на кухне. Чем, а главное для чего, неизвестно, ведь готового завтрака я не видела никогда. Я иду на кухню мимо спины молчаливой как всегда мамы, бросив через плечо хмурое «доброе утро» на ходу. Поставив чайник, я бросаю в кружку пакетик неизменного черничного чая. Наливая кипяток, я сразу беру кружку и уже с ней в руках делаю всё остальное. Умывание, макияж, портфель. И так каждый день.

Оставив уже пятую по счёту грязную кружку на столе в своей комнате, я открываю дверь, кричу «я ушла» и выхожу на улицу. По пути до остановки дует сильный ветер, который заставляет глаза слезиться, делая людей такими же сердитыми и грустными, как его завывания. По расписанию до прихода автобуса всего 3 минуты, но он, как заблудший путник, не приходит ещё минут пятнадцать. Он набит школьниками и бабушками, непонятно куда направляющимися. Остановка, вторая, третья. И вот, наконец, моя.

Автобус начинает пустеть, выпуская из себя толпу школьников. Все они идут вдвоём, втроём, а то и целыми компаниями. И лишь одна я, как пролетающий мимо потерянный пакет, в полном одиночестве направляюсь к массивным дверям мрачного здания школы. Приходится ждать, пока кто-нибудь их откроет, потому что мне сил на это не хватает. Непонятно только, как это делают маленькие первоклассники. Наконец, кто-то из старших делает это, и я успеваю проскочить в дверь. Я всё так же в одиночестве переодеваюсь и иду в свой класс.

Вот они, во всей своей красе. 9 «Г» класс. Одна половина — грубияны с жалкими шутками, другая — сплетницы и стервы. Я кладу вещи на своё место, которое, как назло, в самой середине класса. Я будто олицетворяю что-то среднее между вышеперечисленными видами моих одноклассников. Я не принадлежу ни к тем, ни к другим. Никто бы меня и не принял. В местном обществе я считаюсь странной, но меня это почему-то не особо и волнует. Я просто привыкла и приспособилась быть в нормальном состоянии посреди всей это массы одинаковых безнравственных людей со своими идеалами.

Оставив вещи в кабинете, я поднимаюсь на третий этаж, чтобы посмотреть расписание. Но не своё, а его. Он является моим единственным другом и одновременно предметом моего восхищения и с каждым днём нравится мне всё больше.

Я очень долго не могла сначала понять, что влюблена, а потом принять это. Но мне удалось. Нелёгким, конечно, путём. Как я поняла это? Я проснулась и подумала: мне он нравится. И всё. Хотя до этого я долго не могла себя в этом убедить, навязывая самой себе, что это простая привязанность. А что с принятием? Там всё было хуже. Я пыталась сначала отогнать все свои чувства. Не скрываю, что пыталась если не сказать, то хотя бы написать о том, что чувствую. А ещё ревела. Порой много. Ревела от своей беспомощности. Ревела от очевидной тогда невзаимности. Но всё же, я пережила и это. И сейчас я надеюсь, что у меня есть шансы.

Итак, расписание гласит, что мы с ним можем поговорить. Мы с ним часто болтали и даже ходили гулять. Я всё же не героиня типичного американского сериала про подростков, чтобы при виде него терять дар речи. Но тут звенит звонок, и я стремглав мчусь к кабинету. Почему? Как минимум потому, что учитель географии — наша классная.

Я вбегаю в кабинет и выпаливаю что-то вроде «Извините за опоздание, можно войти?» Но тут я понимаю, что учителя ещё нет, а все ещё ходят по классу. По мне бегут толпы презрительных взглядов, а по классу проносится моя фамилия. Я молча сажусь на место.

Входит учительница, сгорбившись, будто под тяжестью гнёта детей и ответственности. Она удостаивается примерно такого же взгляда, как и я ранее. И лишь одна я встаю, как бы приветствуя её. Не потому что я та самая подлиза-ботанка, а потому что я понимаю её как человека и пытаюсь хотя бы в мелочах проявить уважение.

Урок начинается, но о тишине и слова нет. Что уж говорить о том, что кто-то, кроме меня, слушает материал. Учительница хоть и была опытная, но не могла никого усмирить, и скорее она сама слушалась учеников, а не они её. Урок кончился, ничего особенного не намечалось.

Я перешла в кабинет математики и направилась туда, где должен был быть Дима.

Дима. Такое красивое, короткое имя. Но одновременно величественное в своей полной форме.

Я быстро нашла его в компании парней, которых я немного знала, и пригласила погулять после уроков. Он, одарив меня настоящим маленьким счастьем, согласился. Да, для меня это было чем-то, что обычно называют радостью. Правда, когда я ходила с ним, я надевала одежду только того стиля, который нравился ему. Делала макияж, от которого он приходил в восторг. По сути, это не из-за него. Я могла выглядеть, как хочу. А я хотела привлекать его внимание хотя бы внешним видом. Стоит отметить, что он довольно часто делал мне комплименты. Но чисто по-дружески. Только отметка того, что я неплохо выгляжу, ничего более. Но это же уже достижение — понравиться ему, ведь так?

Вот и сейчас, на уроках и переменах, в столовой и раздевалке я думала лишь о том, как буду выглядеть сегодня.

Написав ему, что нам обоим будет легче сначала зайти домой, а уже потом встретиться, я со всех ног понеслась на остановку.

Уже в квартире, сопоставив погоду, которая изменилась и свой гардероб, я выбрала «штаны-бананы», топ с длинным рукавом, а сверху накинула лёгкий, но тёплый кардиган. На моих ногах должны были появиться «конверсы». Сделав лёгкие стрелки и накрасив губы своим любимым оттенком помады, я вышла из дома, направляясь к месту встречи.

Дима уже был там, и решил правильным отметить, что я шикарно выгляжу. Где-то глубоко внутри меня ликовала моя уменьшенная в разы копия. Мы пошли в знакомый всем дворик, но уже придя туда, голодный как всегда Дима предложил сходить в местное подобие «Макдональдса». Я похвалила себя за то, что взяла деньги с собой.

Мы зашли в помещение и подошли к экрану для заказов. Взяв по стандартному комбо, мы нашли свободный столик и сели за него, ожидая заказ. Как ни странно, есть еду, тем более такую, как фастфуд, при нём я не боялась, что часто свойственно влюблённым девушкам. Мы поели и продолжили нашу прогулку. Особо ничем мы так и не занимались, просто ходили по улицам, сидели на детских площадках и болтали. Много и долго. Везде и обо всём.

Уже к концу я завела небольшой диалог, ведь сделать это планировала уже давно. Я протянула:

— Слушай, а у тебя сейчас девушки ещё нет?

— Да нет. А что это ты вдруг интересуешься? — неожиданный вопрос застал меня врасплох. Не успев даже подумать, я выпалила первое, что пришло в голову:

— Да так, подруга интересовалась, — прозвучало это глупо. К тому же, подруг у меня нет. И Дима об этом знает.

Вскоре после этого мы разошлись, а ничего больше я так и не добилась. Обидно, но поводов сдаваться нет. Иногда, конечно, меня посещали мысли, что стоит просто отпустить, оставить Диму в покое. Но сердце противоречило разуму во всём. И я предпочитала первое.

Придя домой, я успела только немного поделать уроки и почти сразу легла спать. Следующий день начался и продолжился точно так же. Но вот ближе к вечеру у Димы намечалась тренировка, а значит, погулять он не сможет. Но совершенно неожиданно он предложил познакомить меня со своей одноклассницей, так как посчитал, что мы сойдёмся.

Я довольно легкомысленно согласилась, и он отправил мне её номер. Всё ещё сомневаюсь, но пишу ей. Она уже предупреждена, и мы обговариваем место и время встречи.

Я не пожалела, что пошла с ней. Это была одна из лучших прогулок в моей жизни, хоть я и думала, что кроме как с Димой, мне ни с кем интересно не будет. У меня создалось ощущение, что именно этого человека мне не хватало, как кислорода под одеялом. Оказалось, что она даже в своём классе примерно в таком положении, как и я. Мы были две родственные души, даже мыслили похоже. Я сразу смогла открыться ей, хотя даже с самыми близкими людьми в моей жизни я этого не делала. Даже имя у неё было такое, которое всегда мне нравилось — Вика. Она почему-то внушала непонятное, но приятное доверие.

Я осмелилась рассказать о том, что испытываю к Диме. Вика же на это непонятно ухмыльнулась и рассказала, что сама пережила такое к Диме, но в 7 классе. А самое лучшее, что она обещала помочь. Она планировала начать активнее с ним общаться, но при этом как бы невзначай хвалить меня и выпытывать из него ту информацию, которая нужна.

Я была вне себя от радости и быстро согласилась, сначала убедившись в том, что Вику это не затруднит. Понятно, что времени это займёт не так уж и мало.

Первые недели никаких существенных изменений не происходило, разве что Вика примерно раза два в неделю писала мне о том, что ей удалось узнать. Как уж она это делала, не знаю.

Я проживала один за другим маршрут: дом — школа — дом — Дима или Вика — дом. И так каждый день, за исключением выходных.

Где-то через месяц я заметила, что Дима стал более чутким ко мне. К тому же, теперь он чаще спрашивал, чего хочу я, и прислушивался к моим ответам. Один раз он даже заплатил за меня, что ему уж точно было несвойственно.

Я же начала думать, что нужно делать мне, чтобы заполучить его. Нет, не заполучить. Так кажется, что я думаю о нём, как о вещи, которую можно передвинуть, как захочется, а если надоест, то продать или подарить. А я так совсем не думала. Но я ввела привычку обниматься при встрече, и теперь не только я пыталась быть чуть ближе к нему. Иногда я немного кокетничала с ним, получая приятные комплименты в ответ. Неужели в моей жизни что-то стало получаться? Похоже на то.

Всё бы хорошо, но случилась ситуация, которая заставила меня забыть и о Диме и вообще обо всём. Когда мама переходила дорогу поздно вечером, её сбил какой-то пьяный «гонщик». Теперь она временно не могла ходить. А водителю просто выписали штраф. Правда, не спорю, внушительный.

Теперь я ходила вовсе не гулять, а в больницу к маме. Проведать её, принести необходимые вещи или передать угощения. Голова моя была заполнена теперь вовсе не Димой. Именно так я Вике и написала. Спасибо ей, что вошла в положение и не бросила меня. Она пообещала ещё чаще говорить с Димой обо мне, чтобы, как она выразилась, «не остывал». Хотя нужно ещё выяснить, есть ли вообще от чего остывать.

Самым ужасным в этой ситуации было то, что мама лежала в платной клинике, а в бесплатную больницу ни я, ни она не хотели, потому что по словам пациентов, там лечили «на отвяжись». А на широкую ногу мы и так никогда не жили.

Пришлось искать не особо вредную для учёбы подработку, что мне удалось. Три часа постоять с листовками на улице — для меня не такой уж и труд, а доход приносило это относительно хороший. Конечно, не полноценная работа, но для оплаты больницы эти деньги помогали.

Я даже не заметила, как пролетел месяц с лишним и приближались осенние каникулы. Но, к сожалению, их я тоже полностью провела с мамой. Бесспорно, улучшения были на лицо, она уже могла хоть и медленно, но свободно передвигаться. В силу этого я решила вернуться в свою личную жизнь.

Наши прогулки с Димой стали возвращаться, я уволилась с подработки, начала чаще общаться с Викой. С каждым днём я чувствовала, что греюсь рядом с Димой, как рядом с батареей зимой. Но мало того, он тоже будто грелся в моём тепле, что я излучала чаще и свободнее. Я почти полностью открылась и доверилась ему, и будто завладела его мыслями и чувствами. Вот только он не спешил становиться настолько ближе, посвящать меня всю свою душу.

Но Вика чаще стала упоминать о том, что теперь он говорит только обо мне, и видит, как мы смотрим друг на друга, и что пора бы мне признаться. Но я боялась. Не самого признания, а холода и невзаимности в мою сторону, хоть это и было очень маловероятно. И почему он, как парень по всем стереотипам, не признается? Эти размышления заняли ещё половину месяца.

На тот момент как раз выписали маму из больницы, стало чуть легче, и я полностью погрузилась в мысли. И вот, это произошло.

В, казалось бы, самое обычное воскресенье я проснулась и поняла, что больше не могу так. Написала о этом Вике. Она лишь ответила, чтобы я закрыла чат с ней и писала, наконец, Диме. Так я и сделала.

Я лишь написала, что мне нужно ему о чём-то рассказать. Он написал, чтобы я его не пугала, и пропал из сети. Я же начала переписывать текст заново и заново, каждый раз не находя его хорошим. В конце концов, я сдалась и просто написала три слова. Три заветных слова, кучка пикселей, тяжёлые и долгие минуты. Значок «печатает» рядом с его именем. Ты мне нравишься. Простые слова из самых обычных букв. Но для каждого они значат многое. Вот и для меня. Эти четырнадцать знаков перевернут мою жизнь.

Ну почему он так долго пишет? Неужели извиняется за отсутствие чувств как таковых? Или, наоборот, рассказывает о них. Похоже, он в таком же сомнении, как и я. Ладно, если продолжу гадать, сойду с ума.

Я гашу экран мобильного. Проходит десять минут, пятнадцать, и вот, наконец, я слышу оповещение, что я получила сообщение. Я открываю самый заветный чат в моей недолгой жизни и вижу небольшое сообщение: «Похоже, ты мне тоже. Встретимся у нашей скамейки?». Руки дрожат, а пальцы не попадают на кнопки, набирая короткое «да». Я бегу в комнату и даю волю эмоциям. Я зарываюсь лицом в подушку, крича изо всех сил. Я рада, как никогда. Это лучший день в моей жизни. Я наконец добилась своего.

Нет сил больше терпеть, и я, не заморачиваясь по поводу внешнего вида, бегу в нужный парк. Эта скамейка находится в скрытом за деревьями месте, и если о ней не знать, то ни её, ни людей там увидеть почти невозможно.

Я раздвигаю ветви, а там Дима. Видимо, тоже не смог долго ждать. Он такой родной и, видимо, теперь только мой. Какое же это приятное чувство. Я подбегаю к нему и без лишних слов очень крепко обнимаю его. Из наших глаз, синхронно, будто по команде, и совершенно неожиданно, начинают течь слёзы. Слёзы настоящего счастья.

Мы отстраняемся друг от друга и молча смотрим друг другу в глаза. Какой же он красивый. Мы сближаемся, и я делаю последний вдох. Последний вдох перед. Последний вдох перед таким долгожданным и полным искренней любви поцелуем.

Яковлева Анна Эдуардовна
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 13.08.2008
Место учебы: СОШ №22
Страна: Россия
Регион: Свердловская обл.
Город: Каменск-Уральский