XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Послание

— Предстоит тебе путь далёкий, испытания страшные, противники опасные, — загадочно сверкая глазами, рассказывала Яга. – Но коли доедешь, доберёшься ты – ждут тебя сокровища несметные да царевна прекрасная, что в темнице томится.

Иван согласно закивал. Противно застучал дятел, уведомляя о новом письме.

— Ты не знаешь, куда Петька делся? На телефонные звонки уже два часа не отвечает?  – поинтересовался в соц.сети одноклассник Женя.

— Путь твой лежит далеко на север, в царство самого Кощея, — не отвлекаясь, ответила я. – Одолеть по пути тебе придётся трёхглавого змея, но в конце дороги нелёгкой найдёшь ты любовь свою.

— Неужели его после уроков оставили? – испугался Евгений. – Да ещё и к директору вызвали? Это, наверное, из-за двоек в четверти… И Анька там? С чего бы ей-то оставаться? Она же отличница. Неужели, с Петькой пошла?! Эх. Нет у меня больше верного друга и товарища.

— Не беспокойся, добрый молодец, — ответила Яга. — Дам тебе я коня, что скачет без устали, да меч-кладенец, что любую голову срубит!

— Надеюсь, что до убийства не дойдёт, но вот от велосипеда твоего я не откажусь, — обрадовался одноклассник.

— Да запомни, коли конь споткнётся да остановится, – близка беда! – продолжала речь я. – Первой увидишь ты третью голову змея, что растерзать тебя попытается. Вторая голова предложит богатство и власть. Третья любовь пообещает. Не верь им. Лживы их речи.

— Что я, на велике ездить не умею? – усмехнулся Женя. –  Дальше мне главное в школу пройти, после уроков охранник никого не пускает. Разве что ребят, идущих в кружки и секции. Ладно, что-нибудь придумаю. Ну, Петька…

— Благословляю тебя, добрый молодец! – поклонилась Яга. – Пусть будет короток твой путь и удачна битва.

Избавившись от надоедливого общения в интернете, я сделала зарядку, и продолжила написание шедевра.

Долго ли, коротко ли скакал Иван…

— Уже три часа за компьютером сидишь, — сообщили из коридора вернувшиеся домой родители.

Но спустя три часа споткнулся его конь, остановился. Обнажил Иван меч-кладенец и стал ждать чудище трёхголовое.

— А вот и наша деточка! – донесся радостный голос из прихожей. – Выходи к нам, милая, хватит сидеть за компьютером, глупостями заниматься! Я тебе конфеток привезла!

Конечно, это родной человек, но,  представив как тётя в очередной раз нагружает меня конфетами, я вздрогнула и предпочла её не услышать. Тётя решила прибегнуть к крайним мерам и начать атаку.

И выпрыгнул страшный противник из чащи, и заревел голосом нечеловеческим, и содрогнулась земля под его лапами. Набросился он на царевича, взмахнул первой головой, пастью зубастой щёлкнул. Увернулся Иван, отсёк голову первую. Лёгким и непринуждённым движением, я аккуратно отодвинула ласково треплющую мою щёку руку тёти. Обещая богатство и славу, подобралась и вторая голова к Ивану. Заботливо запихивала очередную конфету мне в рот тётя. Взмахнул Иван мечом – покатилась голова по земле. Под предлогом похудания я отправила тётю с прекрасными конфетами к маме. И третья голова спустилась к добру молодцу. Рассказывать стала о деве прекрасной, что отдаст Ивану. Пообещала Тётя жениха мне привести. Прямо как в сказке сообщила мне, как он хорош, пригож, умён. Но не слышал сиих речей Иван, и отрубил последнюю голову. А я просто отказалась, потому что ещё молода и к серьёзным отношениям не готова. И на небе засияло солнце, и светильник тётя перестала загораживать. И вскочил Иван на верного коня, и отправился на север, в царство Кощеево, за девой прекрасной.

В домофон позвонили. Пришёл Женя. За обещанным велосипедом. Выйдя на улицу, я, с требованием вернуть в целости и сохранности, вручила однокласснику железного коня. Широко улыбаясь, Женя поблагодарил и уехал. И только сейчас я заметила, что стою на огромной надписи. Большие, тщательно прорисованные буквы белели под окнами подъезда.

«Саша, я тебя люблю! Женя».

Я видела много подобных надписей, и всегда считала подобное выражение чувств глупым и неприличным. Да и ответных чувств к Евгению абсолютно не испытывала. Кажется. Но всё-таки, как приятно, когда послание обращено именно к тебе.

Женя. Невысокий. Худощавый. Вечно растерянный взгляд серых глаз. Высокий лоб с короткой чёлкой. Тёмные непослушные волосы. Казалось, что он вот-вот выпадет из своей слишком большой одежды, купленной как будто на вырост. Годы шли, а он до неё так и не дорастал. Он словно прятался в своём облачении от всего мира, прямо как черепаха в панцире. В спорте он был всегда последним. Да, не идеал. Но, что-то в нём есть.

— Эх, красиво мне Женька написал… — томно произнесли над моим ухом.

— Красиво, — ответила я. – Стоп, это он мне написал.

— Да нет, ты ошибаешься, это мой… — сообщил голос.

Рядом со мной стояла соседка, тоже Саша. Она училась в другой школе и уже оканчивала десятый класс. Модная причёска, модная обувь. Ничего кроме моды. Выглядит странно и смешно. Светлые волосы по плечи. Вечно томно прикрытые глаза. Вера, что с любовью обязательно придёт абсолютно всё самое лучшее.

Новость, что меня любит Женя, конечно, не очень вдохновляла меня и не заставляла прыгать от счастья, но расставаться с такой неожиданной и приятной мыслью не хотелось. А вариант, что какой-то из кавалеров соседки решился на отчаянный шаг признания в любви, казался абсолютно неправдоподобным. Ну, ведь мне только что было абсолютно всё равно, любит ли меня Женька! А теперь я уверяю, что послание адресовано мне!

— Мой Женя, и надпись моя, — отстаивала я.

— Да кому ты нужна, — прищурилась соседка.

— Жене, который меня любит! – заявила я.

— Да расслабься, не любит тебя никто, – ответила Саша. – А мой Женька… Представляешь, бутылку колы подарил!

— Вот и пей свою колу, а надпись – всё равно моя! – решила я, отправляясь к подъезду.

— Это мы ещё проверим! – фыркнула соседка, догоняя меня.

Скакал Иван по дороге прямой да ровной. Путь его был лёгок. Но тут на пути возникла кикимора болотная. В золотых одеяниях, жемчугах да бриллиантах, но старая, почти школу окончившая, и крайне некрасивая. Но скрывали роскошные одеяния да блеск драгоценностей истинную внешность её, и остановился Иван. Стала она молвить речи сладкие да пленительные, да завлекать добра молодца к себе, в топь болотную. Поддался Иван чарам нечисти, слез с коня верного и пошёл за злодейкой кикиморой. Увяз молодец в трясине, тонуть стал.

Ну что за мужская логика! Написал на асфальте! Ну кто так делает? Сложно, что ли, просто подойти и сказать «Саша, я тебя люблю». Ну ладно, понимаю, страшно. Так напиши на бумаге и положи в почтовый ящик! Сразу адресат понятен будет. Нет, ну раз уж так решил, неужели сложно хотя бы первую букву фамилии указать. Понимаю, не знал, что в подъезде несколько Саш. Но теперь-то нам что делать? Как автора узнать?

— Саш, а ты откуда моего Женю знаешь? – поинтересовались в соц.сети.

— Какого это, твоего? – спросила я у Саши со второго этажа.

Поискав общих с Сашей друзей, я обнаружила, что её Женя носит фамилию Синицын и учится в моей школе, в десятом классе.

— Так он просто в моей школе учится, — ответила я Саше.

Интересно, а почему Саша вдруг стала сомневаться в своём Жене. А может…

Представив малознакомого мальчика, я стала размышлять, мог ли он в меня влюбиться. Кроме этого, я абсолютно не понимала, как он мог встречаться с Сашкой. Она же абсолютно ему не подходит! Увлечена только модой, плохо учится. Да и в добавок всё время сутулится. А вот Женя… Отличник, спортсмен. Гордость школы. Проницательный взгляд. Стильная причёска, изящная походка. Даже приятно, что меня такие мальчики любят. Может погулять с ним сходить?

Но не дал Иван Кикиморе погубить себя, заглянул в глаза нечисти, увидел облик её истинный. Схватил он Кикимору болотную. Закричала злодейка голосом нечеловеческим, рванулась, и вытянула добра молодца из жижи болотной. Не держал Иван обиды на нечисть злобную, что прервала его путь. Опустил он меч, даровал жизнь кикиморе.

Я представила себя рядом с Женей Синицыным. Почему-то было приятно, хотя раньше, услышав имя Женя, я даже его не вспоминала.

— А я тут подумала, может это ещё какой-то Саше из нашего подъезда написали? – поинтересовалась соседка.

И мы стали вспоминать. На первом этаже прекрасное имя Александра никто не носил. На втором этаже новых Александр также не было обнаружено. Баба Саша с третьего этажа была не особо молода, и вряд ли имела поклонников, желающих открыть свои чувства таким образом. На четвёртом этаже ни в одной из квартир Александра не проживала, а на пятом этаже Александрой была я одна.

Поскакал Иван дальше, стелился путь под копыта коня, да темнеть небо стало, покидало солнце путника. Уж и ночь должна наступить, но день не хочет уходить, не пускает ночь в мир, не даёт месяцу взойти на небосклон. И видит Иван – бьются День да Ночь не на жизнь, а на смерть. Не смог Иван определиться, кто больше люб ему, день или ночь. День согревает, освещает путь верный, приносит свет и тепло. А Ночь несёт прохладу, да сладкие сны.

— Саша, выйди с тётей попрощайся, – позвали меня родители.

Я выбежала из комнаты и обняла тётю.

— Ой, вы добры День да Ночь! – воскликнул Иван. – Позабудьте раздоры свои, родство своё вспомните! Не боритесь вы за власть на небесах, День пусть властвует летом, а Ночь – зимою. Сменяйте вы друг друга на небосклоне, кланяйтесь, да здоровайтесь и прощайтесь. Оба вы для народа важны, нету без вас жизни мирной да лёгкой!

— Спасибо, добр молодец! – ответили День да Ночь с неба. – Позабудем мы вражду, да честно поделим небосклон. Наставил ты нас на путь истинный, поможем и мы тебе в час нелёгкий.

И двинулся Иван в путь. Месяц освещал его дорогу ночью, а солнце днём.

— А ты знаешь, что на первом этаже у нас тоже Женька живёт?! – сообщила соседка. – Может это он мне написал.

Я представила соседа. Он переехал в наш дом совсем недавно. Вежливый мальчик,  чуть старше меня. Тёмные волосы, грустный взгляд. Иногда сидит на лавочке с книгой. Интересно, а что он читает? Он определённо начал меня интересовать.

— Да нет, ты для него старая слишком! – ответила я Саше. – Это он мне написал.

Скакал Иван дни и ночи, вот уж и холодом повеяло. И появилось перед добрым молодцом царство Кощеево. Не было счёту злату да серебру, коим были заполнены горницы крепости. Дворы были полны красавиц похищенных. Но искал Иван лишь любовь свою, да боя честного с самим Кощеем.

И вот что теперь делать? Может, стоит позвонить моему однокласснику Жене? И что ему сказать? «Это не ты мне около подъезда написал «Саша, я тебя люблю»?» А он в ответ «Нет, ничего я тебе не писал». И ты ему говоришь «Конечно, ты же и писать не умеешь». А вдруг он написал и постеснялся тебе в этом признаться? Может просто спросить «Женя, а ты меня любишь?» А вдруг он ответит «Нет, я тебя не люблю». И чувствуешь, словно тебя только что бросил любимый человек. Нет, так не пойдёт.

— Покажись, Кощей! – выкрикнул Иван, обнажая меч-кладенец.

И спустился Кощей к добру молодцу, и началась схватка яростная. Хорошо бился Кощей, да Иван лучше. Ловко ускользал от удара Кощей, да Иван ловчее. И вот — повержен злодей.

— Не губи меня, добрый молодец! – молил Кощей. – Отдам я тебе злато да серебро, выведу к тебе царевну прекрасную.

В домофон позвонили. Вернулся мой одноклассник, чтобы отдать велосипед. Спускаясь по лестнице, я думала, как бы у него спросить про надпись. Но около подъезда меня уже ожидал сюрприз, даже два. Женька приехал вместе с Анькой. И она явно нравилась ему гораздо больше меня. А рядом с надписью «Саша, я тебя люблю! Женя» теперь красовалось огромное сердце, проткнутое стрелой.

Я живо представила, как Женя вместе с Аней рисует для меня сердечко. Сразу стало понятно, что и послание принадлежит не руке одноклассника. Конечно, я была бы очень польщена, если бы Женька и правда меня любил. Но… Зато кандидатуры соседа Женьки и Жени Синицына всё ещё мною рассматривались.

— Слушай, это не Синицын, — сообщила вышедшая из подъезда соседка. – Он как раз сейчас на тренировке. И нарисовать сердце не мог. Значит Женька с первого. Он такой хороший!

— Не дождёшься! – сказала я. – Это он только мне написать мог! Я ему явно нравлюсь!

— Что? – недоумевающее ответила Саша. – Да я в сто раз лучше тебя! Это он мне написал.

А из подъезда, абсолютно не замечая нашей ссоры, вышел Александр с четвёртого этажа. Под руку с ним шла его девушка. Увидев надпись, они остановились.

— Это я тебе написала! –  улыбнулась девушка своему Саше. – Хотела «С днём Рождения!» дописать, а тут какой-то мальчик пришёл и, как назло, у подъезда встал. Ну, я и ушла. Неудобно стало. А когда начала в подъезд заходить, смотрю, чего-то не хватает. Дорисовала сердце со стрелой.

— Женя, я тоже тебя люблю! – произнёс Александр, целуя и уводя свою спутницу.

Согласился Иван с предложением Кощеевым, и тот час появились три девы прекраснейшие. Поклонились они в пояс Ивану, да выбор верный сделать предложили. Подошёл Иван к первой девице. Но волнами пошла вода, выпрыгнула Кикимора да утащила красавицу. Отплатила она за дарованную жизнь, предостерегла от выбора неверного. Подошёл Иван ко второй деве, да засияло Солнце жаркое, и выглянул с небосклона День. Подхватил он красавицу, да унёс в чертоги небесные. Отплатил Ивану за помощь. И подошёл добрый молодец к последней царевне, самой прекрасной. Но взошёл на небо месяц, ночь окутала землю, и исчезла дева. Схитрил Кощей, не было среди красавиц той самой, ради которой пришёл сюда Иван.

— Отдавай невесту мою! – воскликнул Иван, взмахивая мечом-кладенцом.

И распахнулись двери золочёные, скрывающие темницу, да не вышла – выплыла на белый свет красавица писанная. И посадил Иван деву на коня своего, и набрал злата да бриллиантов, да в путь обратный пустился. Свадьбу царскую сыграли, и жили Иван с девою прекрасною долго и счастливо.

А что, если бы кто-то из Жень, и правда, меня любил? И написал бы мне это на асфальте. Что я бы могла ответить? Я же ни одного из них не люблю. Так зачем я тогда отстаивала, что эта надпись для меня? Нет, правда, какая же глупость, писать признания в любви на асфальте.

Дворецкая Александра Николаевна
Страна: Россия
Город: Ярославль