XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Почему под дождем лучше без зонта

Дождь, судя по всему, с землей уже давно переговоры ведет. Но разве услышишь в мастерской бьющие окна по стеклу капли? Кажется, словно это калька шуршит, незаслуженно повешенная вместо жалюзи, или упаковка новенькой кисточки под локтем. Зонта, конечно, с собой нет. Неловко расстегиваю молнию на воротнике и достаю прозрачный капюшон из незаметного кармашка. Совсем легкий, тоненький, намокнет, наверное, быстро. Плечом придерживаю трубку, из которой человек по ту сторону радиоволн маминым голосом советует быстрее бежать к метро. Слушаюсь, срываюсь с места, скользя рифленой подошвой по мокрым доскам временного перехода через вскопанную землю. Вымокшими мысами когда-то беленьких ботинок обеспечиваю досуг заскучавшим комкам грязи. Сквозь зеленеющую сетку смотрю по сторонам на прохожих, спрятавших головы под многоугольники тряпичных грибных шляпок. Оглядываюсь невпопад и мельком выхватываю взглядом из темного марева бегущую за мной синюю куртку. Классный капюшон. Устаю через секунду, замедляюсь до шага. Остановилась бы совсем, но синяя куртка ровняется вдруг, из под капюшона высыпается охапка девчачьих волос, выглядывает мужской нос. Мой ровесник, наверное. Оборачивается на меня украдкой, что-то бормочет. Обхожу парочку с зонтом, практически касаюсь синей материи на чужом плече. Улыбаюсь сама, не из-за него или дождя, просто хорошо. Ускоряюсь в такт с ним, а может он со мной. Фразу минуты полторы прокручиваю, не решаюсь сказать, думаю уже отказаться, как вдруг случайно выпаливаю: «Ну что, побежали?». И бегу. Краем глаза вижу, что и он бежит, улыбается. Кричу на бегу, что под зонтом в дождь только дураки. Позволяю ветру скинуть капюшончик с растрепавшегося пучка, до последнего отдышку сдерживаю, но сдаюсь. Говорю ему, что он может без меня дальше бежать, но он тоже уходит на шаг. Снова бормочет, но я не слышу, дождь ли мне мешает или громкое, совсем не Бунинский идеал, дыхание , а может тяжелый гул шагов. Говорит, что молчал, делаю вид, что верю. Кажется, напевал что-то. Доходим до тяжелых дверей, на ходу ищу в кармане карточку, чтобы не отстать. Оборачиваясь, ловлю его взгляд, слышу тихое прощание. Резко утопает в потоке к выходу. Зачем бежал тогда? Провожу пальцами по внутренней части капюшона — сухой, не намок.

Ветрила Александра Станиславовна
Страна: Россия