Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Пески судьбы

Солнце словно пыталось сжечь меня. Непонятно сколько времени я провела здесь, кажется немного, день или два, но время ощущается вязкой массой и тянется слишком долго. Запасы пропитания и воды закончились. Моя надежда на какое-либо спасение иссякла. Кругом лишь песок, засыпавший землю на миллионы гектаров. Температура воздуха, сказать прямо, не сопоставима с жизнью.

«Недолго мне осталось», — промелькнула в голове не утешающая мысль, пугающая меня больше, чем мое физическое состояние. Идти становилось все тяжелее, песок стирал ноги в кровь, в горле было сухо, боль в голове усиливалась с каждой секундой. Не имеет смысла продолжение пути, остаться на месте и ждать своего конца – самый рациональный вариант.

«Нет. Не может же моя жизнь оборваться в такой ужасной ситуации. Полное одиночество. Не хочу, чтобы так было. Глупость какая… И как нелепо я попала в такую передрягу…», — вспоминаю как пару дней назад поехала в туристическую поездку по пустыне. Решила перемещаться без экскурсовода, заехала подальше, объезжая кругами по территории, увидела горящую лампочку бензобака, топлива оставалось слишком мало. Остановилась, открыла багажник в поисках канистры бензина, но ее не оказалось, не было ее и в салоне машины. Я ее просто забыла. Просто не взяла. Связь в этих местах не ловит, пытаться звонить бесполезно. В этот момент ноги мои подкосились, в глазах начало темнеть, тело покрылось колючими мурашками, комок подступил к горлу, я упала без сознания. Очнувшись через неизвестное количество времени и поняв всю серьезность моего положения, обыскала машину, взяла предметы, которые могли бы пригодиться и двинулась в обратном направлении. Я осознавала, что смысла идти не было, ведь уехала я слишком далеко, но шла, шла пока не села здесь.

«Нельзя просто так сидеть. Если пойду назад, возможно выйду на дорогу или встречу еще туристов, они помогут», — пыталась убедить себя в продолжении движения. Убеждать можно сколько угодно, но физическая усталость все равно берет верх. Все же решила пройти еще некоторое расстояние.

Больно. Тяжело. Кое-как переплетаю ноги. Мысли начинают путаться, в глазах вновь темнеет, мир вокруг меня смешивается, и я проваливаюсь в бессознательность. Даже в таком состоянии ощущаю жажду и солнечное пекло, от этого не скрыться.

«Ну почему я не проверила чёртов бензин? Зачем я вообще отправилась в эту дурацкую поездку? Ненавижу свою наивность и глупость, терпеть не могу!» — открываю глаза, понимаю, что бормотала это вслух. Я никогда не была так зла на себя. Мне даже обвинить некого кроме меня самой. Хочется плакать, но глаза сухие.

Кажется уже вечер. Говорят, что в пустыне ночью холодно, но либо от обезвоживания, либо от климатических особенностей конкретно этого региона, ночью становится еще жарче, солнца нет, но духота присутствует. Все время как в аду на сковородке.

Что это? Кажется я вижу фигуру человека. Он направляется в мою сторону! Темный силуэт на фоне белого песка. Это мое спасение? Рано думать об этом, еще не ясно с какими намерениями этот путник здесь находится. Терять уже нечего. Я беру себя в руки, прилагаю немало усилий для того, чтобы двинуться к нему навстречу. Подхожу все ближе, ближе… Это мужчина. Он замечает меня, начинает ускоряться. Уже слышу его голос:

— Девушка, вам нужна помощь? У меня есть вода и некоторые лекарства, — говорит он мне, — вид у вас, если честно, не очень жизнеутверждающий.

С трудом выдавливая из пересохшего горла тихое «Да», я сажусь на корточки от усталости, смотрю на этого человека снизу вверх. Одет он во что-то на подобии кандуры белого цвета, перевязанной красным поясом, за спиной рюкзак среднего размера, на голове платок. Он достаточно высокого роста. Лица рассмотреть не смогла, зрение расфокусировалось окончательно.

-Меня Дахил зовут, — произнес он, снимая рюкзак.

-Ева, — отвечаю, выжимая последние силы организма.

Дахил вынул из рюкзака бутылку воды, открыл крышку и протянул мне. Взяв воду и приложив ее к губам, начала жадно хлебать из бутылки. Никак не могу утолить жажду, есть чувство, что с каждым глотком пить хочется сильнее. Однако, легче все-таки стало. Хоть боль в теле и не прошла, в душе появилось небольшое успокоение. Дахил, кажется, настроен дружественно, да и лучше с ним, чем бродить в одиночку по пустыне.

-Если требуется обезболивающее, то у меня оно есть — достав баночку без какой-либо этикетки, предложил парень.

-Не стоит, спасибо,- не привыкла я у чужих людей таблетки брать, теперь еще и сомнения в качестве воды появились.

-Как вы здесь оказались?

Рассказываю приключившуюся со мной историю, парень, выражая сочувствие, помахал головой:

-Я знаю, как добраться до дороги, — произнес он. – За небольшую плату мог бы вывести вас к ней.

Я уже на все согласна, главное покинуть пределы пустыни, достаю деньги, которые взяла, уходя из машины, отдаю Дахилу больше половины моих средств. Он, недолго думая, кладет их в карман, указывает рукой в сторону, в которую нам следует направиться и шагает к ней, я поспешила за ним.

Идем мы уже долго, солнце зашло за горизонт. Темно, только звезды освещают пески вокруг. Дахил идет молча. Понимая мое состояние не торопится. «Где дорога? Сколько мы в пути? Уже часа три, если не больше. Неужели за это время мы не должны были выйти к трассе?», — тревожные размышления наполняли и без того болевшую голову. Спрашивать у моего путеводителя не стала: «Вдруг он мошенник, или кто похуже».

Парень резко остановился, я несколько опешила. Осматриваюсь по сторонам, вокруг ни души, кроме нас никого, даже зверей в этом гиблом месте до сих пор не было заметно.

-Дальше не пойду. Ступай сама, — послышался равнодушный и монотонный голос Дахила за моей спиной.

-Почему? – оборачиваясь, задаю вполне логичный вопрос.

Смотрю на Дахила. Его нет. Он исчез. Такого ведь быть не может… Смотрю вправо, смотрю влево, поворачиваюсь назад и вперед. Пустота. Вокруг тихо до дрожи. Мое сознание притупляется. Я уже совсем ничего не понимаю. Нарастает чувство тошноты. «Я схожу с ума». Делаю полный оборот вокруг своей оси, не мог он уйти так быстро. Реальность перестала восприниматься, кажется, будто все это страшный сон, только вот проснуться, никак не выходит. Произношу имя парня, изо рта выходят лишь нечленораздельные звуки. Дыхание сбивается, не могу сделать вдох, выдохнуть тоже никак не выходит. В отчаянии опускаюсь на колени, закрываю лицо руками, слезы так и не могут пролиться из моих глаз. Резкая боль в грудной клетке заставила меня сжаться.

Последняя надежда на спасение оказалась моей галлюцинацией. Нет. Не может быть такого. Хотя на что я рассчитывала, откуда пеший путник в этой глуши? Выходит, что я сама вела себя к дороге, в итоге еще больше заблудившись. Теперь я здесь на веки, понятия не имею каковы координаты моего местоположения. Найдут ли хотя бы мое тело?

Я начала кричать, кричала своим охрипшим от отсутствия питья голосом. Никто меня здесь не слышал, словно меня в этом месте и нет вовсе. Кричала от обиды, страха, гнева, физической боли. Никогда не ощущала такой безысходности. Все кончено, теперь точно. Нет сил бороться дальше, стоит смириться, принять тот факт, что жизнь имеет завершение, порой не очень приятное.

Ложусь, сворачиваясь, на землю, закрываю глаза и засыпаю. Снов не вижу, лишь ощущаю тяжесть своего туловища. Кажется, светает. Сквозь дремоту слышу рык мотора и дребезжание колес. Глаз не открываю: «снова бред», — подумала я и продолжила лежать не шевелясь.

Баздырева Виктория Константиновна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 01.08.2005
Место учебы: КГБ ПОУ "Алтайский архитектурно-строительный колледж"
Страна: Россия
Регион: Алтайский край
Город: Барнаул