XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
«Пещерные люди»

Пещерные люди

  «Всем привет! С вами я — Лилия Антонова. Сегодня совершено ужасное преступление: я украла камеру брата! И не у какого-нибудь там…двоюродного, а у старшего! Ему пятнадцать, а мне двенадцать, и вы не представляете, что творится между нами! Ой — ой! Однажды мы…»

– Лилька! Если ты взяла мою камеру, то тебе конец! Или кранты!– послышался на первом этаже звонкий голос брата Андрея. Честно говоря, он терпеть не мог сестру, а свою, как он говорил, «девушку», любил без ума. Подругу, но никак не девушку, звали Алла. Она училась в одном классе с Андреем и подтверждала, что он её «парень». Однако, вернёмся к сестре и брату.

-Ну, сам подумай: зачем мне твоя камера? — игнорируя угрозу, Лиля быстрыми темпами засунула устройство в портфель. Открыв дверь своей комнаты, девочка стала озираться по сторонам. Лиля, спускаясь по лестнице на первый этаж, мурлыкала себе под  нос песню «Улыбайся». Её встретила мама.

– Ну, наконец-то спустилась! Брат уже на пороге стоит.

  Мама указала кивком на Андрея. Тот молча стоял и смотрел в телефон. Из нового мобильника тянулись длинные ветви наушников. Любимой музыкой у него были рок, поп и такие группы, которые Лилия знать не знала. На Андрее серая кофта, джинсы и чёрные кроссовки. Типичный имидж брата. Сестра неохотно надела жёлтый плащ и подошла к брату.

   На улице капал лёгкий дождик, но Андрею было не до него. Лилю удивляло то, как брат может идти и, пялясь в свой телефон, уворачиваться от столбов и деревьев? Подростки уже добрались до ворот школы, как вдруг Андрей остановился, на секунду уставился в асфальт и, подумав о чём- то потрясающем, повернул назад. Лиля в недоумении  последовала за ним.

– Андрей, если ты забыл, как войти в школу, то не волнуйся! Я куплю тебе путеводитель! —  крикнула она, не очень надеясь, что брат услышит через громкие возгласы из телефона. Андрей шёл в сторону одинокого автобуса, зашёл в  него и вышел с мешком в руках.

– Надеюсь, в целлофановом мешке не твои мозги? – съехидничала Лилия. Андрей как будто не слышал её. Оказывается, в автобусе лежали дневник, учебник биологии и пенал брата. Как они туда попали? Друзья решили подшутить над Андреем и спрятали вещи в старую машину. Теперь Лиля поняла, где был всё это время его дневник. Он, наверняка, соскучился по двойкам. Но дневник сегодня, на удивление сестры, окажется без единой оценки.

 Андрей, прикованный к телефону, пошёл в сторону длинной дороги. Лиля поплелась за ним.  Куда вела эта дорога, никто не знал.

– Я боюсь даже предположить, что нам встретится ещё одна машина,- сказала Лилия. Андрей, видимо, не знал о существовании сестры, но всё же обернулся.

– Машин здесь никогда не было. Если не знаешь, то помолчи.

  Честно говоря, Лиля удивилась, что брат её услышал через бешеные крики из наушников. Дорога казалась бесконечной. Она продолжала змеиться. Лилия спросила:

– Может, скажешь, куда мы идём?! Я ведь боюсь, что потеряемся!

– Я что, носок, чтобы теряться? И вообще: не мы, а я! Куда я иду- не твоё дело!—сказав это, Андрей ускорил шаг. Лиля тоже не стала отставать. Поняв, что сестра не уйдёт, брат накинул капюшон и скрылся в дебрях музыки. Дорога повела в густой лес. Лиле стало не по себе. Но в лес всё-таки зашла. Пройдя 30 метров, Андрей как будто бы прирос к земле. Лиле показалось, что села батарейка и сейчас брат побежит домой. Но этого не случилось. Андрей немного поёрзал левой рукой в кармане и сказал:

– Слушай, а давай забежим… в пещеру? А, слабо?

– Зачем? — дрожащим голосом спросила Лилия. Она стала озираться. Никакой пещеры рядом с ними не было.

– Слабо, да? — словно пытаясь выглядеть круче, смеясь, подзадоривал брат.

– Мне?! Нет, не слабо. Совсем не слабо.

  Последнюю фразу Лиля сказала тихо и неуверенно. Но Андрей всё услышал.

— Врушка!

 Андрей захохотал и пнул её изо всей силы. Пролетая над подорожником, Лиля услышала:

– Что ты толкаешься? Если боишься, то беги под мамину юбку!

 Лилию обидели эти слова. Она поднялась и подошла к брату. Андрей указал на дорогу, и они пошли.

  Пещера была на вид маленькой, но кто же знал, что творится внутри? Когда брат с сестрой подошли к ней, то Андрей сказал:

– Давай ты пойдёшь первая? Пусть монстр распробует сначала тебя!

 Лилия проигнорировала его шутку, но ей стало страшно. Она подошла уже к входу в пещеру, а потом заколебалась.

– Ну что встала-то, очереди нет! Давай!- внезапно крикнул Андрей и толкнул девочку. Та спохватилась и при падении взяла брата за руку, заставив его лететь в мглу пещеры. Парящие в темноте, к счастью, не ушиблись. Валяясь на каменном полу, они захохотали. Вдруг откуда- то сверху начали падать валуны, тем самым завалив проход и оставив брата с сестрой в кромешной тьме. 

    – Прекрасно! Супер вообще! Даже без еды!

Вдруг девочка увидела, что в темноте появился свет!

– Андрюшка! Мы спасены!- вскрикнула девочка, и её лицо засветилось от радости.

– Ага, конечно! Спасены! Это мой телефон. Слава Богу, что он не разбился!

 Это высказывание заставило Лилю из радостного человека превратиться в несчастного.

– Хоть бы обо мне так позаботился, как о своём телефоне!- обиженно сказала девочка.

– Заткнись,- ответил брат и пропал в звуках группы “Mentallyс”. Лилия глухо пнула камень, который лежал без дела. 

*

  Мама заварила кофе со сливками и уселась на диван. Избавившись от двух «чертенят», которые собачатся между собой, она погрузилась в умиротворение. Вдруг вздрогнула от внезапного трезвона мобильника. На экране светилось имя училки  Василисы Грозной. Конечно, её имя звучало не так. Она была Василисой Радостной, но из-за характера дети дали ей своё название.

– Алё? Что случилось, Василиса Гроз… Радостная?

– Скажите, пожалуйста, Ваша дочь заболела? Грипп? Или ангина? Может быть, корь?

– Вы весь медицинский справочник перечислять будете?- встревожилась мама.

– Просто я хочу знать, где Ваш ребёнок? Точнее, два ребёнка?

  Мама была в недоумении. Ведь шесть минут назад  она прощалась с Андреем и Лилией и надеялась, что дети придут домой с пятёрками за контрольные…

*

– Ты ещё долго собираешься слушать музыку? — прокричала Лиля своему «глухому» от музыки брату. Ловко тыкая большим пальцем, Андрей сидел на рюкзаке. То он что- то листал, то что- то печатал… Тогда, посмотрев во  тьму, Лилия пришла в истерику:

– Что же мы будем делать?! У нас нет ни еды, ни воды? Мы скоро умрём на этих… сталагмитах!! Без тепла и без света… Что же будем де…

 —  Давай ещё сильнее паникуй, чтобы и я чокнулся!

  Лилия устремила взгляд на брата. Глаза её были полны слёз и отчаяния.

– Что- то случилось? Ты есть хочешь, да? — словно как мама, сказал Андрей и кашлянул. На секунду он подумал, что заболел, но тут же отогнал эту мысль.

– Андрей… кажется, слышала шум в конце пещеры.

*

– В каком смысле нет? Я с ними ведь только недавно прощалась!

– Ну, значит, надейтесь на последнее прощание, Марта Денисовна. Встречаемся возле школы.

  Гудки…Мама была в растерянности. Она не думала, что брат с сестрой могли по дороге провалиться сквозь землю. Марту терзала мысль о том, что их похитили. Даже 15-летнего мужчину, который только и умеет, что управлять телефоном и немного разбираться в химии. Но женщина не стала накручивать себе эту страшную мысль. «Надейтесь на последнее прощание»… Слова учителя пронзили сердце Марты. Грозная будто почувствовала, что с детьми всё плохо и их уже не вернуть. Не раздумывая, Марта оделась и ринулась в школу. В храме знаний шёл третий урок.

   Дождь всё не прекращался и лил как из ведра. Жёлтый зонт полностью скрывал нашу маму. Шлёпая осенними сапогами (на дворе был май), Марта уставилась в телефон. В контактах она искала Лилю и Андрея. Позвонила одному — абонент недоступен; это была Лилия. Набрала другого- данный абонент разговаривает. С кем он может говорить в тот момент, когда мама, вся в слезах, несётся в школу?! Марта встретила учителя с тонувшими в слезах глазами. Та сочувствующим взглядом провела по Марте.

– Что будем делать, Марта Денисовна?-  спросила Василиса Грозная.

– Будем искать до последнего,- тихо ответила мама и стала звонить в полицию.

*

    В то время, когда сестра сказала про шум, Андрею кто-то позвонил. Он ушёл в темноту, а Лиля сидела и дрожала. Как брат может бросать её в такой ужасный момент? Лиля не двигалась. Замерев от страха, недоумевала: как брат мог не слышать шум, который становился всё громче и ближе? Вдруг по девочке пробежался табун когтей и крыльев. Лиля заорала, и волна неизвестного начала расплываться. Ощущая на себе раны от когтей, девочка упала наземь.

  Раны горели на лице огнём. Лиля открыла глаза, и, так как уже она начала привыкать к темноте, девочка разглядела маленькие камни. Она поднялась, и тут на неё напал Андрей:

– Ты что так орёшь?! Какого лешего ты увязалась за мной? Объясни, что заставило тебя поверить в страх больше, чем в Деда Мороза?- спросил Андрей и посмотрел на сестру волнующим взглядом.

– Я…меня…посмотри, что у меня с лицом,- потерявшись в событиях, ответила сестра.

  Андрей посветил телефоном в лицо Лили и отшатнулся. У девочки на лице выступала кровь, и две раны были рядом с глазами. Ей повезло, что порезы были неглубокими.

– Откуда на тебе это?

– По моему лицу кто-то пробежался когтями, а ощущение было, что кошка царапала.

  Лиля потихоньку приходила в себя. Она уже могла полностью рассказывать любые теоремы.

*

    Полиция приехала быстро. В команде был знаменитый генерал, Матвей Юрьевич Шипов. Он здорово умел делать приёмы, которые проходил в карате. Ещё даже не спросив, что случилось, Марта Денисовна уже затараторила:

– Пропали два ребёнка. Пятнадцатилетний Андрей и двенадцатилетняя Лилия. У мальчика серая кофта, джинсы и чёрные кеды. Девочка была в жёлтом плаще и синих сапогах…

– Погодите. Где вы в последний раз видели детей? — перебил её генерал.

– У себя дома. Старшего на первом этаже у двери, а младшую на первой ступеньке лестницы.

– Хм..а вы, госпожа, как вас? — Матвей обратился к Грозной, смутив её словом «госпожа».

– Василиса Радостная. Детей не видела с самого первого урока.

– А личные вещи школьников при себе имеются?

  Марта протянула генералу детскую шляпку. Матвей взял её и дал понюхать овчарке. Собака выскочила за ворота школы и, таща за собой упитанного генерала, побежала к старому автобусу. Порылась в нём –  ничего. Затем пошла длинной дорогой, где проходили наши герои. Пройдя библиотеку, овчарка вдруг сбилась со следа. Она стояла, заострив уши. Внезапно собака кинулась в другую сторону, к местному колодцу. Добежала до него и стала лаять. Матвей нагнулся и увидел, что в ведёрке сидит щенок. Генерал и вытянул беднягу из колодца. Марта спросила:

– А в колодце больше никого нет?

 Матвей проверил:

– К счастью, никого нет. Давайте понадеемся на Поисковика.

 Поисковиком была овчарка. Понюхав ещё раз шапку, собака побежала к неглубокому оврагу. Дойдя до края, Поисковик снова залаял. В овраге лежал скелет… Марта, качнувшись, упала в обморок.

*

      Сестра листала контакты в телефоне. Батарейки могло хватить только на один звонок. Лиля торопилась, но, пропустив 45 номеров, нашла номер Марты. Нажала на вызов и стала ждать. Гудки…гудки… гудки…Вдруг телефон вибрацией сообщил об исходе батареи и вырубился. Сестра направилась к Андрею.

– Позвони маме, — потребовала девочка.

– Зачем?

– Как это зачем?! Если ты не позвонишь маме, то…то…

– А то что? Поесть мне не дашь? – ехидно спросил Андрей.

  – А то! Отберу у тебя мобилу, позвоню маме и совру, что хотел поджарить меня на костре!! Каннибал неопытный! 

И пошла. Андрей не среагировал, а затем, оторвавшись от телефона, крикнул:

– Увидишь неандертальца — тащи сюда! Мы как раз проходим пещерных людей!

– И ты один из них! –  крикнуло отдалённое от Андрея эхо и скрылось в пещере.

*

  Мама очнулась в больнице № 6. Первое, что она увидела, это был яркий свет лампы. Марта прищурилась и приподнялась. За дверью ходил кто-то, и женщина позвала:

– Эй! Почему я лежу в больнице, а не дома?

  На крик Марты прибежала Грозная. Почему она тоже не упала в обморок, когда увидела скелет, учительница не понимала. Наверное, у неё была здоровая психика.

– Вы лежите в больнице потому, что на Вас упал цветочный горшок! – соврала Грозная, чтобы мама больше не вспомнила о том страшном случае. Марта потёрла голову. Во время обморока мама упала на камень. Женщина вдруг опомнилась и спросила:

– А где мои дети? Они знают, что я сейчас лежу в больнице?

  Грозная уже хотела ответить, как в палату влетел генерал Матвей и заявил:

– Марта Денисовна! Не беспокойтесь!! Экспертиза показала, что скелет принадлежит собаке!

– Тише вы! —  шикнула Грозная на генерала, но было поздно.

– Какой скелет собаки? Василиса Игоревна, вы что- то от меня скрываете?

  Грозная потупила взгляд на кафельный пол. Тут в разговор встрял Матвей Юрьевич:

–Когда Василиса Грозная обнаружила старый скелет собаки, то решила его выбросить в окно. А под окном находился мусорный бак. И вот в тот момент, когда вы проходили мимо мусора, голова собаки заставила испугаться вас…

– И на Вас упал цветочный горшок! — добавила Грозная и, не сказав «До свиданья!», вышла из палаты.

*

    Андрею пришлось увязаться за сестрой. Сестра могла наврать с три короба маме, а та бы поверила.

– У тебя в портфеле есть жратва? Я голоден, как медведь!

– Не жратва , а еда! Нет у меня ничего, — поправила Лиля.

– Что тебя повело в этот мрак?! – спросил Андрей, успокаивая свой желудок.

– Я же сказала: по мне пробежались когти!

– Да тебе показалось!

– Тсс..слышишь?

  Они остановились и одновременно подняли головы. Летучие мыши сновали туда-сюда, как надоедливые мухи над столом. Заметив свет фонарика, одна жирная мышь спикировала на Андрея. Царапнув телефон, брат закричал: «Нет!» и схватил летучку за крохотные лапки. Мышь жалобно запищала, но Андрей не сжалился над ней. За телефон он и убить мог.

– Отпусти бедное создание, изверг!

  Андрей послушался. Сестра кинулась выхватить из рук «изверга» летучку. Не брезгуя, Лиля гладила мышь по спине. Та ёрзала в руке, надеясь на спасение из рук доброй девочки.

– Ты и правда психованная!- изумлённо сказал Андрей, пялясь на летучую мышь.

– Ты понимаешь, что творишь?! Бедняжка! Мышь ему телефон царапнула!

– Сейчас тебе лицо царапну!- грозно сказал брат.  – И лучше отпусти мышь, а то заразишься бешенством!     

– Смотри, ты ей повредил крылышко! Бессердечный!           

Лиля вывела на свет телефона крыло мыши. Андрей отпрянул от сестры, так как сестра держала мышь над телефоном. Лиля вынула из портфеля салфетку и нитку. Девочка обмотала влажную салфетку вокруг крыла и завязала ниткой. Летучка уже начала привыкать к Лиле и не дёргалась. Закончив работу, сестра показала её Андрею.

– Давай назовём её Евой?

– С чего ты взяла, что это девочка?- недоверчиво поинтересовался Андрей.

– А вот с чего!- ответила Лиля, отвязала с волос ленту и обвязала бантиком вокруг целого крыла мыши. Брат удивился остроумию сестры.

*

      Мама уже  три часа лежала в больнице, и ей снился сон. О родных детках. Пещера. Длинная и чёрная, как нефть. Марта в  халате и с кружкой кофе. Она посмотрела в дно напитка. Сливки, похожие на облака, кружились, как люди на катке. Вдруг она услышала непонятные звуки. Сначала Марте показалось, что это обезьяны. Двинувшись вперёд на звуки, Марта фонариком  светила на каменные стены пещеры. На ней красовались, похожие на творчество детей трёх лет, рисунки буйволов, мамонтов и людей с копьями. Также были высечены коряво буквы «SOS” и «Помогите нам!». Мама в недоумении шагала дальше. Звуки стали слышны чётче и громче. Внезапно на Марту полетел телефон с маленькой царапиной.  Она успела увернуться. Неожиданно обнаружила, что в конце пещеры горел костёр. А рядом с ним были два человека: девочка и мальчик. Вроде ничего необычного в этих людях не было, но из-под рваных тряпок вились обезьяньи хвосты. Мальчик, увидев мать, закричал так, как кричат обезьяны- ревуны. Марта узнала в обезьянах своих детей и закричала.

     На крик несчастной прибежал Матвей. Женщина сидела и, покачиваясь из стороны в сторону, что- то бубнила. Увидев генерала, Марта вскочила и накинулась на него.

– Дети! Мои дети в пещере! Их нужно искать в пещере!

*

      Двое двигались вперёд, не останавливаясь. Батарейка в телефоне Андрея была почти на исходе. Иногда брат выключал свет, так как боялся потратить на мобильнике заряд. Тогда сестра вырывала у него телефон и светила сама.

– Мышь у тебя ещё не сдохла? Может, отпустишь её? Зачем нам нужен лишний рот?  –  грубо спросил Андрей у Лили.             

– Знаешь, по моему, ты —  мерзкий изверг, которому наплевать на животных с травмами! – высказалась сестра и устремилась вперёд.

– Ой-ой, извините! Я не знал, что вы такая «Гринпис!»-  язвительно воскликнул брат.             

 – Замолчи-и-и! –  голос сестры вдруг пропал  после этого крика. Сначала он был громкий, а потом начал утихать. Как будто бы падал. Внезапно Андрей тоже полетел. Только вниз. Приглушая крик сестры, брат орал, как резаный. Гулкий звук об каменный пол. Наступила гробовая тишина.         

*

    Матвей Юрьевич Шипов сидел в кабинете психолога Леонида Петровича Лисьева. По внешности он и, правда, был похож на лиса. Глаза хитрые, нос вытянутый, а бородка козлиная и рыжая.

— Так как вы сказали? Про какую- то там…Марту? – спросил Леонид.

– Накинулась на меня с криками: «Мои дети в пещере!». Но я ей не поверил, – пояснил Шипов.

 – А почему? – снова спросил Леонид.

 – По её бешеным глазам и сумасшедшим крикам можно определить, что Марта сошла с ума, – произнёс Матвей.

– Леонид Петрович, пожалуйста, обследуйте Марту Денисовну! Вдруг она и, правда, стала сумасшедшей? Только будьте с ней аккуратнее…

– А вдруг её дети, действительно, в пещере? – громко спросил Леонид. – Матвей Юрьевич,  советую вот что: выслушайте пациентку, расспросите ее подробнее и доложите мне. А дальше я сам во всём разберусь – сумасшедшая она или нет.

*

      Андрей очнулся первым. Открыв глаза, подросток ощутил резкую боль в пояснице и в левом предплечье. Кругом темнота. Андрей пошарил в карманах, потрогал каменный пол вокруг себя, чтобы найти свой телефон. Поиски прошли безуспешно. Растерянно оглядевшись в темноте, подросток услышал знакомый голос:

– Очнулся наконец-то?

     Андрей увидел яркий свет своего телефона.

– А давно ты тут ходишь? – спросил брат.

 -Часа два, – задумчиво промолвила Лиля, держа до сих пор телефон Андрея.

– А ну дай сюда! – приказал он сестре.

     Брат попытался выхватить гаджет из рук сестры, но та быстро увернулась.

– Сначала отдай мой рюкзак с Евой, тогда получишь мобилу! – приказала Лиля.

*

     Матвей Юрьевич постучал в дверь палаты Марты Денисовны. За дверью послышались какие-то шорохи и звуки. Осторожно выглянула Марта.

– Лиля? Андрей?

–Это я – Матвей Юрьевич. Пришёл проведать вас.

– Проходите, пожалуйста, —  проговорила Марта.

   Дверь быстро распахнулась, и вошёл полицейский. Да-а, интерьер палаты Марты очень изменился за эти два часа. Кругом целлофановые пакеты, банки из-под фасоли, три коробки от сока и изрисованные стены. Странные какие-то рисунки: быки, олени, люди с палками…

– Можно поинтересоваться? Ваша работа? – спросил Шипов, указывая на рисунки. –В честь чего они?

– Я их нарисовала, потому что… увидела их во сне, – пробормотала Марта.

– Как? Опять во сне?

Пациентка сначала осмотрела палату, надеясь, что их никто не слышит, а затем заговорила:

–Сразу после того, как я съела банку фасоли, заснула крепким сном. Видела снова пещеру, на этот раз ещё и наскальные рисунки. Разожгла костёр, приготовила мясо оленя… Кстати, вы любите грудку северного оленя?

– Да-да. Обожаю! Продолжайте, пожалуйста, – соврал Матвей, чтобы уловить нить разговора, а в блокнот записал: «Больше не давать пациентке фасоль в банке. После этого ей снится мясо оленя.»

– …а дальше я пошла глубже в пещеру, держа факел. Иду, а пещера не кончается! Но только об этом подумала, так сразу и свет яркий появился. Не поверите, товарищ Шипов! Бросила я факел и ринулась к свету. Вдруг слышу: крики какие-то непонятные. То «угу» доносится, то «ага»… Неожиданно появились, не поверите, дети мои! Детки любимые! А потом я проснулась…

*

    Лиля с братом Андреем прошла уже метров сто от места их падения. Девочка подумала о камере, которая до сих пор смирно лежала в портфеле. Сказать ли брату, что она украла вещь и спокойно таскает её? Или может вытащить камеру тогда, когда это будет необходимо? «Зачем я взяла эту камеру?! Что мне теперь с ней делать?» – подумала Лиля.

– Такое ощущение, что у твоего портфеля есть колёса и GPS-навигатор, – проговорил Андрей.

– С чего это ты решил? – удивлённо спросила Лиля.

– Да потому что мы уже час ходим по этой злосчастной пещере!

– Извини. Просто ужасно хочу есть.

– О, портфель нашла! – воскликнула сестра и подхватила рюкзак. – Ой, даже Ева здесь!

– Она что не умер.. эм… не улетела? – спросил Андрей и вырвал сумку из рук сестры

– Эй! Между прочим, у тебя свой портфель есть! В нём и ищи, а мой – не трогай!

– А чего это ты так портфель свой защищаешь, а? – с подозрением спросил брат и стал рыться в сумке дальше.

    Лиля попыталась выхватить сумку из рук Андрея, но тот оттолкнул её и вдруг нашёл камеру. Настала гробовая тишина. Лилю разъедал позор. Что сейчас она скажет ему? Вертя камеру, Андрей переводил взгляд то на неё, то на Лилю. Девочка не вытерпела и закричала:

– Андрюша, прости меня, пожалуйста! Какая же я дура, что взяла твою камеру! Просто я хотела записать нашу с тобой историю и вдруг ты закричал: «Лилька, где моя камера?!». Тогда я перепугалась и засунула её в портфель…

    – Молодец, Лиль! Ты понимаешь, что с помощью камеры мы сможем передать сообщение о помощи! Ну, молодец, сестра! Просто умница!

*

    Матвей Шипов всё-таки не стал протестовать против Лисьева. Психолог настаивал послушаться Марту и приехать к той пещере, о которой говорила женщина. После того как все трое сели в машину, Матвей спросил шёпотом психолога:

– Слушайте, а может, передумаете? Всё же ей будет лучше в палате…

– Послушайте, кто из нас психолог?! Вы или я? Вот! Моя работа – мне и решать! Поехали!

    Полицейский не хотел вступать в конфликт и завёл машину. Ехать пришлось недолго. Марта первой выскочила из машины и помчалась в глубь леса. Лисьев и Шипов едва поспевали за ней, но вскоре они нагнали Марту, которая стояла, прижавшись к камням, завалившим вход в пещеру.  Матвей подошёл к Марте ближе и услышал слова женщины:

– Деточки мои! Ой, наконец-то, увижу вас! Вживую! Матвей Юрьевич, как мы их высвободим?

 Полицейский задумался, а Лисьев  уже вызывал знакомого тракториста.

*

    Брат с сестрой сидели на каменном полу, прислонившись спинами к стене. Батарейка в камере иссякла. Телефон Андрея разрядился. Темнота, страх и голод медленно поедали двоих.

– Тихо! Слышишь? Мне кажется, или я слышал какой-то шум? Как будто что-то разгребают. Пошли! – уверенно сказал Андрей и, взяв на руки Лилю, в темноте побрёл на звук.

*

    Трактор тщательно разгребал каждый булыжник. Марта находилась чуть поодаль от машины. Матвей с Леонидом Петровичем стояли и наблюдали за происходящим. Полицейский долго колебался, но всё же спросил:

– Леонид Петрович, я, конечно же, сомневаюсь, и поэтому задам вопрос: может мы разгребаем не ту пещеру?

– Материнское сердце никогда не ошибается!

    Вдруг на весь лес разнёсся громкий крик Марты. Вход был раскопан. Оттуда, шатаясь, вышел Андрей с Лилей на руках.

*

    Яркие лучи солнца чуть не сбили подростка. Трое суток не видеть свет. Андрей даже не сразу понял, что он стоит слабый и худой и держит свою младшую сестру на руках, а к ним мчится мама. Земля будто остановилась. Всё замерло. На фоне леса и пещеры стояли, обнимаясь и плача, три человека: мама, Андрей и Лиля. Трое суток. В тёмной пещере. Без еды и воды. Без мамы. Лиля, утирая слёзы, спросила:

– Мамочка, а как же ты нас нашла?

– А сменную обувь в мешке случайно не ты оставила около пещеры?

   И тут все радостно засмеялись, а  у Андрея потекли слёзы. Лиля заметила это и, улыбнувшись, вытерла их. Брат очень удивился. Сестра проговорила:

– Какой  же ты всё-таки плакса! Как-никак, а пятнадцать лет уже!

    Все снова засмеялись и  пошли к родному дому.

 

 

 

Коновалова Анастасия Николаевна
Страна: Россия
Город: с.Новый Буян