Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Мамаева Алёна Александровна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 21.12.2004
Место учебы: МАОУ СОШ 127
Страна: Россия
Регион: Пермский край
Город: Пермь
Перевод с английского на русский
Категория от 14 до 17 лет
Переезд на дачу

(Третий абзац романа. Рассказчик и его жена едут из Лондона в свой «загородный коттедж».)

Деревня, какой мы её называем, начинается после поворота с Лавенэйдж-роуд на безымянный переулок, сразу после «Мёда работящей пчёлки». Через милю или две переулок начинает уходить в немного забытую складку ландшафта. Совет графства, очевидно, некоторое время не исследовал здесь состояние живых изгородей.

Полмили под колесами хлюпает грязью и фекалиями, и стадо живых коров регулярно бродит между лугом и доильной. За подлеском слева в одном месте виднеются россыпи кирпичей и битых плиток, где растет смешанный урожай крапивы и старая разбитая эмалированная посуда. Ржавые, погнутые железные створки болтаются на ветхих пустых постройках, брошенных на окраинах пустырей. Покрытые лишайниками, пятиполосные ворота опираются на пьяных ангелов на сломанных петлях, скрепленных ржавой колючей проволокой. Мы перестаём беспокоиться; это нужный нам материал, всё хорошо. Это то, за что мы платим вторую партию счетов.

Мы оба молчим, приближаясь к месту назначения. Сейчас нас не волнует достоверность нашего окружения. Мы начали думать о том, что мы увидим, когда приедем. Это будет наш первый визит в году. Насколько влажной будет кровать? Насколько холодно на кухне? Останутся ли кастрюли? Сколько съедят мыши? Испортят ли нужные части постельного белья? Приступят ли к электроизоляции?

Driving to the country cottage

(The third paragraph of a novel. The narrator and his wife are driving from London to their ‘country cottage’.)

The country, what we call the country, begins after we’ve turned off the Lavenage road down the unmarked lane just past ‘Busy Bee Honey’. After a mile or two the lane begins to fall away into a little forgotten fold in the landscape. The county council have evidently not investigated the state of the hedges here for some time.

There’s a half-mile squish of mud and shit under the tyres where a herd of live cows goes regularly back and forth between meadow and milking shed. Beyond the undergrowth on the left at one point is a scattering of bricks and broken tiles, growing a mixed crop of nettles and ancient leaky enamel ware. Rusty, corrugated iron flaps loose on ramshackle empty structures abandoned in the corners of tussocky fields. Lichen-covered five-bar gates lean at drunken angels on broken hinges, secured with rusty barbed wire. We begin to relax our guard; this is the real stuff all right. This is what we pay a second lot of bills for.

We’re both silent as we get closer to our destination. It’s not the authenticity of our surroundings that’s worrying us now. We’ve started to think about what we’re going to find when we arrive. This will be our first visit of the year. How damp will the bed be? How cold the kitchen? Will the saucepans have been stolen? How much will the mice have eaten? Will they have scoffed crucial parts of the bedding again? Will they have started on the electrical insulation?