XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Султанаева Валерия
Страна: Россия
Художественные переводы
Категория от 14 до 17 лет
Отрывок из сценария художественного фильма «Великий Гейтсби»

NICK: In my younger and more vulnerable years… …my father gave me some advice. «Always try to see the best in people,» he would say. As a consequence, I’m inclined to reserve all judgments. But even I have a limit. Back then, all of us drank too much. The more in tune with the times we were… …the more we drank. And none of us contributed anything new. When I came back from New York, I was disgusted. DOCTOR: I see, Mr. Carraway. NICK: Disgusted with everyone and everything. Only one man was exempt from my disgust. One man? Mr. Carraway? Gatsby. DOCTOR: Was he a friend of yours? He was… …the single most hopeful person I’ve ever met. And am ever likely to meet again. There was something… …about him, a sensitivity. He was like… He was like one of those machines that register earthquakes 10,000 miles away. Where’d you meet him? NICK: At a… At a party… …in New York.

NICK: In the summer of 1922… …the tempo of the city approached… … hysteria. Stocks reached… …record peaks… …and Wall Street boomed… …in a steady… …golden roar. The parties were bigger. The shows… …were broader. The buildings were higher. The morals were looser and the ban… …on alcohol had backfired… …making the liquor cheaper. Wall Street was luring the young and ambitious. And I was one of them. I rented a house 20 miles from the city on Long Island. I lived at West Egg… …in a forgotten groundskeeper’s cottage, squeezed among the mansions… …of the newly rich. To get started, I bought a dozen volumes on credit, banking and investments. All new to me. MAN [OVER RADIO]: The stock market… …hit another high. CLERK: The market’s moving up, up, up! Well, of course, nothing is 100 percent. I wouldn’t go investing every penny. NICK: At Yale I dreamed of being a writer… …but I gave all that up. With the sun shining… …and the bursts of leaves on the trees… …I planned to spend… …the summer studying. [MOTORBOAT ENGINE RUNNING] And I probably would have… …were it not… …for the riotous… …amusements that beckoned… …from beyond… …the walls of that… …colossal castle… …owned by a gentleman I had… …not yet met… …named Gatsby. DOCTOR’. So… …he was your neighbor. My neighbor. Yeah. When I think about it, the history of the summer really began… …the night I drove over to my cousin Daisy’s for dinner. She lived across the bay in old moneyed… ,,.East E99- [INDISTINCT CHATTERING] Her husband was heir to one of America’s wealthiest families. His name… …was Tom… …Buchanan. [TELEPHONE RINGING] When we were… …at Yale together, he’d been… …a sporting star. But now his glory days were behind him and he… — …contented himself with… — Telephone, Monsieur Buchanan. MYRTLE: It’s me. NICK:…other affairs. I thought I told you not to call me here. Boaz! Shakespeare! — Tom! Oh! — Ha-ha-ha! How’s the great American novel coming? I’m selling bonds with Walter Chase’s outfit. Let’s say after dinner, you and I, we go into town. — I can’t. — Catch up with the old wolf pack. — Big day on the job tomorrow. — Nonsense! We’re going. First team, all-American. You see? Made me who I am today. Forest Hills. Played the Prince of Wales. What a sissy. Life is… …something you dominate. If you’re any good. Oh! [TOM LAUGHS] Oh. DAISY: Hey. [DAISY YAWNS] [DAISY CHUCKLES] TOM: Henri! Where are you? The doors. Close them. [HENRI SPEAKS IN FRENCH] Sorry. Thank you. DAISY: Is that you, my lovely? NICK: Daisy Buchanan, the golden girl. A breathless… …warmth flowed from her. A promise that there was no one else… …in the world she… …so wanted to see. Do they miss me in Chicago? Yes. Um, at least a dozen people send their love. How gorgeous. They’re absolutely in mourning. — They’re crying. Yes. DAISY: No. — I don’t believe you. NICK: Wailing. DAISY: I don’t believe you. — They’re screaming. «Daisy Buchanan… …we can’t live… — …without you!» — I’m paralyzed with happiness. NICK: Whoa! Whoa! Oh! Jordan Baker… …a very… …famous golfer. Oh. NICK: She was the most frightening person I’d ever seen. Well, I’ve seen your face on the cover of Sporting Life. Nick Carraway. But I enjoyed looking at her. JORDAN: I’ve been lying on that sofa… …for as long as I can remember. This summer I’ll fling you two together. I’ll push you into linen closets… …and out to sea in boats! — I’m not listening to a word. — So, Nick… …Daisy tells me… …that you’re over in West Egg… …throwing your lot in… …with those social-climbing… …primitive new-money types. My little shack’s just a cardboard box at 80 a month. Your life is adorable. JORDAN: I know somebody in West Egg. I don’t know a single person… …that side of the bay. You must know Gatsby. Gatsby? What Gatsby? Madame, the dinner is servi. DAISY: Would you like to hear… …a family secret? — That’s why I came over. DAISY: It’s about the butler’s nose. Things went from bad to worse. TOM: I hate that word «hulking.» I heard a rumor that you were getting married… …to a girl out West. NICK: It’s a libel. — I’m too poor. JORDAN: They have to be old… …so they die quickly. NICK: Can’t we talk about something else? Anything. Crops. You’re making me feel uncivilized… …Daisy. TOM: Civilization’s going to pieces. Have you read The Rise of the Colored Empires… …by this fellow Goddard? Everybody ought to… …read it. The idea is… …that it’s up to us, the dominant race… …to watch out or these… …other races… …will have control of things. Tom’s very profound lately. He reads deep books with long words in them. TOM: It’s been proved. It’s scientific. We’ve got to beat them down. [TELEPHONE RINGING] HENRI: Buchanan residence. Monsieur Wilson, from the garage. Monsieur Buchanan. Excuse me, I’ll be right back. I’m sorry. — Well, this Mr. Gatsby you spoke of… TOM: I’m working on it. NICK:…he’s my neighbor. — Shh! Don’t talk. I wanna hear what happens. DAISY: I don’t care what you do… Something happening? — Why, I thought everybody knew. — Well, I don’t. JORDAN: Tom’s got some… …woman in New York. NICK: Got some woman? She might have the decency not to telephone at dinnertime. Don’t you think? DAISY: Is that too much to ask? TOM: Daisy, don’t create a scene. I love seeing you at my table. You remind me of a rose. An absolute rose… …doesn’t he? TOM: So after dinner… I’m not like a rose. TOM: …Nick wanted to go into town. To the Yale Club. Nicky, stay. I have to work early. Nonsense. DAISY: There’s so much to talk about. TOM: It’s just… …for a drink or two. [TELEPHONE RINGING] NICK: None of us… …could ignore that fifth guest’s shrill… …metallic urgency. DAISY: Nicky. NICK: What? It’s just, well, you see, I think everything’s terrible anyhow. — Really? — Yes. I’ve been everywhere and seen everything and done everything. I’ve had a very bad time, Nicky. I’m pretty cynical about everything. Your daughter, I suppose she… …talks and eats and everything? DAISY: Pammy? Oh, yes. Listen, Nick, when she was born… …Tom was God knows where… …with God knows whom. And I asked… …the nurse if it was a boy or a girl. And she said it was a girl… …and I wept: «I’m glad it’s a girl. And I hope she’ll be a fool. That’s the best thing a girl in this world can be. A beautiful little fool.» All the bright, precious things fade so fast. And they don’t come back.

НИК: В годы когда я был моложе и раним, мой отец дал мне совет. «Всегда старайся увидеть лучшее в людях», сказал бы он. В следствии, я привык воздерживаться от всех суждений. Но даже у меня есть предел. В те времена каждый из нас пил слишком много. Чем более мы соответствовали временам, тем больше мы пили. И никто из нас не внес ничего нового. Когда я вернулся из Нью-Йорка, мне было противно.

ДОКТОР: Я понимаю, Мистер Каррауэй.

НИК: Противно от всего и всех. Только один человек не раздражал меня. Один человек? Мистер Каррауэй? Гэтсби. Доктор: Он был вашим другом? Он был единственным, самым обнадёживающим человеком, которого я когда- либо встречал. И наверное никогда не встречу еще раз. Что-то в нем было … такое, чувственное. Он был как… Он был как одна из тех машин, которые регистрируют землетрясения в 10 000 миль отсюда.

Доктор: Где вы его встретили?

НИК: На… На вечеринке… … В Нью-Йорке.

Летом 1922 года… … ритм города достиг… … истерии. Акции достигли… …рекордных пиков… …и Уолл-Стрит взорвалась… …устойчивым… …золотым ревом. Вечеринки были больше. Представления… …были масштабнее. Здания были выше. Мораль была слабее и запрет… …на алкоголь обернулся… …уменьшением цены на ликер. Уолл-Стрит заманивала молодых и амбициозных. И я был одним из них. Я арендовал дом в 20 милях от города на Лонг-Айленд. Я жил в Вест-эгг… …в заброшенном домике садовника, зажатом среди особняков… …новоявленных богачей. Для начала я купил десяток книг в кредит, банковских бумаг и инвестиции. Для меня все было ново. ЧЕЛОВЕК [по радио]: фондовый рынок… …достиг еще одной высоты. Продавец: рынок движется вверх, вверх, вверх! Ну, конечно, не на 100 процентов. Я бы не стал вкладывать каждый пенни. В Йеле я мечтал стать писателем… …но я отказался от всего. Блики сияющее солнце… …и переливалось на листьях деревьев… …Я планировал учиться в течении всего лета. [Звук работающей моторной лодки] и я, вероятно, бы так и поступил… если не те… буйные забавы, которые поманили меня… …из стен этого… …огромного замка… …принадлежавшему джентльмену, с которым я еще не встречался, по имени Гэтсби. ДОКТОР: Так… …он был вашим соседом. Мой сосед. Да. Когда я думаю об этом, эта история действительно началась… …в ночь, когда я поехал к моей кузине Дейзи на ужин. Она жила на другом конце залива в старом денежном… ,,.Ист-Э99- [невнятное бормотание] ее муж был наследником одной из богатейших семей Америки. Его имя Том… …Бьюкенен. [Телефонный звонок] когда мы были… …в Йеле вместе, он был … … звездой спорта. Но теперь дни его славы прошли и он… — …удовольствовался… — Телефон, Месье Бьюкенен. МИРТЛ: это я. НИК.: другими делами. Я  же сказал тебе не звонить сюда. Вооз! Шекспир! — Том! О! — Ха-ха-ха! Как продвигается великий американский роман? Я продаю облигации у Уолтера Чейза. Давай после ужина мы с тобой поедем в город. — Я не могу. — …Мне нужно догнать график.- Завтра важный день на работе. — Чушь! Мы идем. Первая команда, Всеамериканская. Ты помнишь? Сделала меня тем, кто я есть сегодня. Лесные холмы. Обыграли Принца Уэльского. Какая ты неженка. Жизнь… …это то, над чем ты доминируешь. Если тебе хорошо. О! [Том смеется] ОУ. ДЕЙЗИ: Привет. [Дейзи зевает] [Дейзи смеется] ТОМ: Анри! Где ты? Двери. Закрой их. [Анри говорит по-французски] Извините. Спасибо тебе. ДЕЙЗИ: это ты, мой милый? Дейзи Бьюкенен, Золотая девочка. От нее веяло теплотой. Обещание, что больше никого не было… …в мире, кого она…. …так хотела увидеть. По мне скучают в Чикаго? Утвердительный ответ. По крайней мере дюжина людей передают привет. Как замечательно. Они абсолютно в трауре. — Они плачут. Утвердительный ответ. ДЕЙЗИ: нет. — Я тебе не верю. НИК: плачет. Я тебе не верю, Дейзи. — Они кричат. «Дейзи Бьюкенен… …мы не можем жить… — …без тебя!»- Меня парализовало от счастья. Ник: Вау! Вау! О! Джордан Бейкер… …это же та самая… …знаменитая гольфистка. О, она была самым пугающим человеком, которого я когда-либо видел. Ну, я видел твое лицо на обложке «Спортивной жизни». Ник Карравей. Но мне нравилось смотреть на нее. ДЖОРДАН: я лежу на этом диване… … сколько себя помню. Этим летом я вас двоих сведу вместе. Я запихну тебя в бельевые шкафы… …а затем в лодку в море! — Я не слушаю ни слова. — Итак, Ник… …Дейзи сказала мне… …что ты в Вест-Эгг… …работаешь над… …новым примитивным видом денег?  Моя маленькая хижина- просто картонная коробка, стоящая 80 долларов в месяц. Твоя жизнь восхитительна. Я знаю кое-кого в Вест Эгг. Я не знаю ни одного человека… …по ту сторону залива. Вы должны знать Гэтсби. Гэтсби? Что за Гэтсби? Мадам, ужин подан. ДЕЙЗИ: Ты хотел бы услышать… …семейную тайну? — Поэтому я и пришел. ДЕЙЗИ: это про наш переезд сюда. Все стало еще хуже. ТОМ: Я ненавижу это слово «неуклюжий». «Я слышал слух, что ты женишься… …на девушку с Запада. НИК: это клевета. — Я слишком беден. ДЖОРДАН: Они  обычно бывают старыми… …так что  умирают быстро. Ник: разве мы не можем поговорить о чем-то другом? О чем угодно.         Боже мой, ты заставляешь меня чувствовать себя одичалым… …ДЭЙЗИ: Цивилизация разваливается на куски. Вы читали «Восстание цветных империй»…написанную этим парнем, Годдардом? Все должны… …прочитать эту книгу. Идея в том, что все зависит от нас, доминирующей расы… …чтобы… …другие народы… …не могли иметь власти над нами. Том стал очень образованным в последнее время. Он читает разные умные книги с такими длиннющими словами. ТОМ: это было доказано. Это научно. Мы должны победить их. [Звонит телефон] АНРИ: Резиденция Бьюкенена. Месье Уилсон, из гаража. Месье Бьюкенен. Извините, я сейчас вернусь. Простите меня. — Ну, этот мистер Гэтсби, о котором ты говорил… Я работаю над этим. НИК.:..Он мой сосед. — ТСС! Не говори. Я хочу услышать, что произойдет. Дейзи: Меня не волнует, что вы делаете… Что-то происходит? — Я думала, что все знают. — Ну, я не знаю. У Тома есть… …женщина в Нью-Йорке. Есть какая-то женщина?Непоряджочно с ее стороны звонить во время ужина. Ты так не думаешь? ДЕЙЗИ: Я слишком многого прошу?ТОМ: Дейзи, не устраивай сцену. Мне нравится видеть тебя за моим столом. ТОМ: Ты напоминаешь мне розу. Абсолютная роза… …не так ли? Итак, после ужина… Я не похожа на розу. ТОМ: :Ник хотел поехать в город. В Йельский клуб. Ники, останься. Мне нужно завтра на работу пораньше. Чушь. ДЕЙЗИ: существует так много тем для разговора. ТОМ: Давайте просто… …выпьем пару стаканчиков. [Звонит телефон] НИК: Никто из нас не мог отделаться от ощущения присутствия пятого гостя.. ДЕЙЗИ: Никки. НИК: что? Просто, понимаешь, я все равно думаю, что все ужасно. — Правда? — Утвердительный ответ. Я была везде и видела все ,и делала все. У меня былы очень плохие времена, Ники. Я довольно цинично отношусь ко всему. Полагаю, твоя дочь… … уже говорит, ест и все такое? ДЕЙЗИ: Пэмми? О, да. Послушай, Ник, когда она родилась… …Том был Бог знает где ,и Бог знает с кем. И я спросила у медсестры, девочка это или мальчик. И она сказала, что это была девочка… …и я плакала: «Я рада, что это девочка. И я надеюсь, что она будет дурочкой. Это лучшее, чем может быть девочка в таком мире. Прекрасной маленькой дурочкой. Самые светлые моменты уходят так быстро. И они не возвращаются.