XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Отрывок из повести «Тайна озера Кабан»

2117 год

После событий на Киве прошло полгода. Равелита, полностью оправившаяся от ран, вместе с остальными агентами «Галактического патруля», иначе – «ГаПа», отдыхала в лесу. Алина, Ник, Герасим, Кирилл, Мурат и непосредственно она сама разбили там палаточный лагерь.

Стояла зима – не та, которая была сейчас в городе, а другая, которую так любят изображать на картинках – снежная, потому и не очень холодная. Снег выпал ещё позавчера ночью и засыпал палатку ГаПавцев почти полностью. Поэтому вчера, вместо того, чтобы спокойно полежать внутри теплой палатки, Равелите и Алине пришлось разгребать снег, чтобы не быть погребенными под ним окончательно. Мальчишки отказались им помогать, мотивируя тем, что вчера смертельно устали, расчищая снег вокруг.

Равелита и Алина в долгу не остались – как только убрали снег от выхода, сразу же закидали друзей снежками – чтоб неповадно было. И злорадно улыбались, глядя, как Герасим, недовольно ворча, выуживал из-за шиворота снежный ком, а Мурат отплевывался снегом.

Какими-то конкретными делами Равелита и все остальные как-то не занимались – ведь уже добрых шесть месяцев у них не было работы. Последних пиратов они изловили, а новых жалоб на «нехороших людей» ещё не поступало. «ГаПа» пока находилось в застое, но никого это особенно не огорчало – ведь лучше, когда преступников нет, чем они есть. Да, зарплату им уже не платят, но и это ничего – каждый подрабатывает как может: Ник с Кириллом, например, писали вечно какие-нибудь программки под Android. Это они придумали знаменитую игру 2117 года «Чужая жизнь», за которую получили немало денег.

Равелита подрабатывала тренером по воркауту – это направление разрослось, а более-менее сносных специалистов не хватало. Ей активно помогали и все остальные ГаПавцы – если Равелита уже учила делать на турнике и брусьях какие-то трюки, то Алина, Герасим и Мурат занимались физической подготовкой будущих турникменов.

Но в данный момент о работе никто и не думал – все просто бесились, пока было время. Алина, чтобы не потерять навыки, дни напролет тренировалась в скалолазании. В палатку она забегала лишь в крайних случаях – чтобы поесть там или поспать. Ей хотелось, наконец-то, получить МС, то есть мастера спорта.

Равелита первое время находилась в меланхолии без турников, но потом, махнув на это рукой, взяла аэроборд и пошла учится делать в воздухе всякие сальто. Один раз не удержалась и упала с десятиметровой высоты – ладно хоть, что ничего не сломала.

Ник, Мурат, Герасим и Кирилл «учились правильно бороться». Хотя, по словам Равелиты, это больше походило на игру «кто кого сильнее толкнет». Первый раз отделались сущими пустяками – парой-тройкой синяков. Во второй раз вышло хуже – они пустили в ход палки, которые нашли в снегу. После чего ходили все в кровоподтеках – дофехтовались.

Жизнь шла пока что тихо и размеренно. ГаПавцы еще и думать не могли, что случится завтра…

(Тут бы сделать маленький отступ. «То, что случится завтра» — не обязательно плохое событие. Но это я так уж, на всякий случай)

***

Гарипов, то есть уже вышеупомянутый Ник, встал сегодня раньше всех – в шесть утра. До всеобщего пробуждения был ещё целый час, и поэтому он лениво растянулся в спальном мешке и, задумавшись, посмотрел на своих друзей – Равелиту, Алину, Мурата, Герасима и Кирилла. За полгода они не очень-то изменились – разве что немного выросли и их мышцы от интенсивных тренировок стали более рельефными.

У Ника резко всплыло в памяти одно воспоминание – вот они, шестеро детей из детдома, одним ясным зимним днем решают создать «ГаПа». Тогда Нику эта идея показалась немного безумной – хотя бы тем, что стань они Галактическим патрулем, им бы пришлось ловить опасных и матерых космических пиратов Криса и Весника, а они были всего лишь одиннадцати-двенадцатилетними детьми. Но судьба распорядилась так, что они, маленькие и глупые детишки, смогли обуздать коварство и подлость. Тогда добро победило зло – и как бы глупо это не звучало. Я знаю, что правдивые слова зачастую звучат наивно…

Внезапно Гарипов услышал звук пришедшего на айпад сообщения. Айпад был общим, поэтому на него писали все знакомые всех ГаПавцев. Ник протянул руку и выудил из походного рюкзака планшет и мельком увидел своё отражение на темном экране – бледное лицо с тонкими чертами лица, голубые глаза и светлые волосы. Он с сожалением подумал, что ему никогда не нравилась своя внешность – слишком уж равнодушно выглядел. Как робот.

Ник по своей натуре не был бездушным человеком, но его внешность портила первое впечатление. Помните книгу «Шёл по городу волшебник»? Так вот, Гарипов глазами был копией «мальчика с холодными голубыми глазами».

То ли дело Равелита! Ее лицо как раз было живым – слегка светловатые карие глаза с едва заметными желтыми точками и черточками, темно-коричневые, коротко и неровно стриженые волосы, рот в полуулыбке. Ничуть не портил Равелиту её маленький рост в свои неполные тринадцать лет (138 см).

Но тут Ник вспомнил  о непрочитанном сообщении на айпаде, и, открыв его, начал читать. По мере прочтения его лицо всё больше вытягивалось от изумления. Гарипов вскочил и начал трясти Равелиту за плечо, пытаясь разбудить её.

-Эй, Равелита! Просыпайся! У нас тут очень важная информация! Да вставай же!.. Аааа! Ты чего дерешься? — Ник отскочил от подруги, закрываясь планшетом.

-А потому, что нечего так рано будить!  Можно подумать, это вопрос жизни и смерти! — сердито отозвалась Равелита, щуря от недавнего сна глаза и  усаживаясь поудобнее на спальном мешке.

-Это вопрос жизни… и жизни, — отозвался Ник, — а если честно — то сообщение действительно очень важное.

-Ладно уж, — милостиво проговорила Равелита таким голосом, словно делала Гарипову огромное одолжение, — давай прочитаю, что там пришло.

Она взяла в руки планшет и начала читать про себя:

«Здравствуй, Равелита! Тебе пишет твой двоюродный брат Камиль. Я нашел тебя через твой бывший детдом, где были твои некоторые координаты. Знаешь, почему решил тебе написать? Ты, наверное, помнишь, что примерно месяц назад по телевизору шла телепередача «Герои нашего времени», где рассказывали о разных людях, совершивших значительные подвиги в этом году. Там я увидел короткий сюжет про ваш «Галактический патруль», где увидел твое лицо. Мне показалось, что ты очень похожа на меня, причем очень сильно. После этого я нашел твою фотографию (не спрашивай, где я её откопал!) и окончательно убедился, что мы с тобой как близнецы, только я, по-моему, выше тебя на голову.

Но это не так важно. Важно другое. Мы с семьей — моими родителями, дядями и тетями — их у меня десять штук! — начали искать свои родственные связи через полицию. В итоге выяснилось, что ты — моя двоюродная сестра!

С этого места начну рассказывать подробнее. У моего папы есть десять сестер и братьев. Родных. Среди них — Рамис абый, который погиб тринадцать лет назад со своей женой Алсу при невыясненных обстоятельствах. И наша семья не знала, что тогда у них был ребёнок — ты! Ни я, ни кто-либо другой не знает, как ты попала в детдом. Твои воспитатели оттуда ничего не помнят, а из базы данных они всю информацию, касающуюся тебя, удалили, как только ты стала ГаПавцем.

До сих пор непонятно, где и как умерли Рамис абый и Алсу. Это очень грустно (не думай, что я говорю с сарказмом!), но у меня есть и хорошая новость. Если не возражаешь — прилетай к нам в гости! Наша семья живёт на Сиракуйе, по справочнику планет можешь её отыскать. Мы находимся на данный момент в поселке Озёрном (страна — М-П-Т-Р-И-Д). Туда из Анраты ходит автобус, до поселка километров десять, не больше.

Я что ещё хотел сказать. Я прилечу в Казань через неделю, вечером, зайду к тебе в квартиру, потом утром полетим на Сиракуйю. Если захочешь, конечно! Билеты на поездку я сам куплю, на тебя и на меня, так что не беспокойся.

Кстати, присылаю тебе мою фотографию, а то не узнаешь меня. До скорой встречи!

                                                                                                 Камиль Галиев

P.S. Твоя фамилия — Галиева»

***

Равелита и Алина сидели в казанской квартире Равелиты, и, пока ждали прихода Камиля, от нечего делать играли в «Камень, ножницы, бумага» на щелбаны. Алина постоянно проигрывала и недовольно потирала лоб рукой, на котором уже явственно проглядывало красное пятно.

— Давай перестанем играть, а? – спросила Алина.

— А что нам ещё делать? – хмыкнула Равелита. – Могу предложить сыграть в «ножки».

— Ага! Чтобы ты мне и ноги отдавила все?

— Как я тебе их отдавлю, я меньше тебя вешу!..

Камиль что-то запаздывал. Было уже почти десять часов вечера, а он так и не явился. Наверное, причиной этого опоздания был пробки – последние годы они случались в Казани всё реже, но если бывали – то только длиной в несколько километров. Могли также отменить рейс с Сиракуйи на Землю, да мало ли ещё какие препятствия могли встать на пути гостя с другой планеты! Но повода для беспокойства пока что не было, до десяти часов было пять минут, Камиль же в своем сообщении написал, что приедет не раньше девяти и не позже десяти.

Вообще после того сообщения ГаПавцы не могли спокойно жить – все разговоры съезжали на одну тему – родственников Равелиты. Камиль выслал не только свою фотографию и документы, подтверждающие, что он не соврал, но и фотографии остальных членов его большой семьи. На ней стояло двадцать семь человек – из них пятеро детей, считая Камиля. Все они радостно улыбались, и Равелита ясно видела в их улыбках свою – добрую и озорную. Всё-таки чувствовалось, что они родственники. Сейчас эта фотография была распечатанной, в деревянной рамочке, украшенной резным узором, и висела на стене в зале.

Тут раздался стук в дверь. Равелита встала с дивана, на котором сидела и мельком посмотрев в глазок, открыла её. В квартиру шагнул невысокий мальчик с карими глазами и темно-коричневыми волосами. Он улыбнулся и сказал, глядя на Равелиту:

-Привет. Я Камиль.

-Привет!!! – Равелита взяла двоюрного брата за руку и потянула в коридор. – Не будем стоять в дверях, ладно? Пошли в зал.

Из зала выскочила Алина. Она спешно поздоровалась с Камилем и поспешила уйти со словами «не буду мешать вам говорить, всё равно у мня дома дел полно» и ушла к себе домой.

-Почему она ушла? – удивился Камиль. – Это Алина, да? – в ответ на свой вопрос он получил согласный кивок головой.

Брат с сестрой прошли в зал. Как только они зашли, Камиль лишь восторженно выдохнул: «Класс!». Естественно, он совсем не ожидал увидеть в квартире Равелиты спортивные снаряды – один длинный турник, брусья, шведская стенка с канатом и веревочной лестницей и на полу, как бы вместо ковра, маты.

-Зачем тебе все это? – вращая головой по сторонам, сказал двоюродный брат. – У тебя же во дворе стоят турники!

— Да так, — пожала плечами Равелита. – Не бегать же мне постоянно на улицу заниматься. Там так и так не очень…

-Что не очень?

-Турники не очень! Они нормально не укреплены – шатаются так, что мама не горюй! И еще на них вечно дети маленькие висят. И сами ничего не делают, и мне не дают.

— А можешь показать, что ты умеешь? – улыбнулся Камиль.

— Давай я после тебя, хорошо? Или ты не занимаешься воркаутом?

— Нуууу… — с сомнением протянул Камиль, глядя на турник. Он не хотел признаваться, что даже подтягиваться он более-менее научился только год назад. Но увидев, как насмешливо посмотрела на него Равелита, вздохнул и подошел к перекладине.

Сначала он подтянулся пять раз (на шестой его уже не хватило), потом сделал подъем переворотом и его обратный элемент. Спрыгнул. Отдышался. И торжествующе сказал: «Видала?»

-Не видала, — усмехнулась Равелита и, оттолкнув брата в сторону, начала его изумлять. Камиль даже не заметил, как болезненно морщилась Равелита – у нее буквально сегодня содрались на руках мозоли (тот, кто встречался с этой проблемой, знает, как потом больно заниматься на турнике).

Выход силой – падение. Подъем переворотом – кручение. Подъем махом – капитанский выход. Перекрут – солнышко.

Это были не все элементы, которые умела Равелита, но продолжать она не стала; руки, целые, без кровавых ран ей еще были нужны.

-НИЧЕГО СЕБЕ! – удивленно протянул Камиль, смотря на Равелиту, как на какое-то сверхъестественное явление. Как на летающую собаку, например. – У нас в классе, да и наверно в школе таких нет…

-Каких таких? – лукаво улыбнулась она, при этом приклеивая на ладони пластырь.

— Нормальных.

-???

-Тех, кому не наплевать на здоровье. Или тех, кто не считает, что в наше время сильным быть не обязательно. Я сейчас всех имею ввиду – и мальчиков, и девочек.

— У тебя что, все одноклассники – дистрофики? Никто спортом не занимается?

— Не-а.

-Понятно…

После спортивных мероприятий Равелите и Камилю захотелось есть. Поэтому они спешным образом прошествовали на кухню и начисто подъели все, что было в холодильнике. Насчет «начисто» я говорю, конечно, не совсем серьезно – что-то в холодильнике определенно осталось. Ну, сырые и немытые овощи точно. А! И еще стухший салат, который Равелите было жалко и лень выбрасывать, и она задвинула тарелку с ним на дальнюю полку до лучших времен.

Когда брат сестрой наелись (скорее — объелись), Камиль начал рассказывать Равелите про свою семью, в которой теперь была и она. Кроме нее в семье было аж целых двадцать семь человек, и про каждого подробно рассказал Камиль.

— К нам еще часто заходит одна подруга моей мамы, Алла, — добавил он и прошептал:

— Пренеприятнейшая тетка, скажу я тебе!

— Это почему? – спросила Равелита и увидела, что глаза у Камиля стали злыми – видно, ему не особо приятно было вспоминать об Алле.

-Ну-у, во-первых, она просто ненавидит детей. Считает, что нас надо бить и только так воспитывать…

Равелита вспомнила одну очень подходящую фразу, вычитанную из одной книжки: «Бей сыну молотом, будет сына золотом!»

-…А во-вторых – и эта причина гораздо важнее, чем первая! – тут Камиль как-то сник и чуть слышно сказал, — Алла пыталась меня убить.

***

-Что-о-о? – Равелита от удивления свалилась с дивана. Час от часу не легче!

— Я говорю серьезно. Не вру, — сказал Камиль, хватая за руку сестру и усаживая ее обратно. – Рассказать, как это было?

-Конечно, — согласилась Равелита. Ей стало интересно.

— Один раз у нас в школе устраивали соревнования по спортивному ориентированию – мы должны были бегать по лесу возле школы и искать флажки, которые были отмечены на карте. Мне попалась какая-то неправильная карта, я бегал по лесу полчаса и ни одного флажка не нашел. Потом я по карте вышел к берегу реки и подошел к самому краю. И тут…меня…кто-то со всей дури толкнул в спину! И я, в общем, прямым ходом полетел вперед. А с нашей стороны у реки очень крутой берег, там до воды метров пятнадцать. Ну как до воды – речка почти пересохла, и в русле у нее полно больших камней. Если бы я упал туда – все бы, хана. Разбился бы.

-Совсем? – испуганно спросила Равелита.

-Нет, частично, — хмыкнул Камиль и продолжил, — я смог ухватиться за какой-то то ли кустик, то ли траву, а потом вылез. Страшно думать – не случись этой растительности у меня на пути, я бы тут с тобой не сидел.

-А что было дальше?

«…Я, судорожно цепляясь за куст, висел над обрывом. Было страшно, до одури страшно шевельнуться – казалось, как только я начну дергаться, растение, держащее меня, не выдержит, и я упаду.

Стараясь не смотреть вниз, я осторожно подтянулся, закинул ногу наверх и быстро вылез. С опаской отодвинулся от края берега. Теперь, когда опасность миновала, мне становилось плохо при мысли, чем бы могла закончиться эта история.

Вдруг в памяти резко всплыл тот момент, когда меня толкнули. Тревожная, звенящая тишина и звук каких-то тихих, вкрадчивых телодвижений. Потом – резкий удар в спину, мой отчаянный крик и быстро удаляющиеся шаги.

Я решил больше не играть с судьбой и уйти с соревнований. Когда я отошел метров на десять от реки, то увидел на земле валяющуюся шапку. Наверное, таких шапок существует множество, но ни на одной из них внутри не написано «Аллы К.». Тогда я понял – это ОНА. Никто больше не мог покушаться на мою жизнь – я со всеми в очень хороших отношениях. Единственный мой враг – Алла.

Эта тетка, смываясь с места преступления, уронила шапку. Ты, конечно, можешь сказать, что уронить шапку Алла могла когда угодно, но это не так. За день до этого она всем растрезвонила, что поедет в Анрату на неделю, обеспечив себе таким образом алиби. Да и когда она уезжала, я ясно видел – шапка была на ней. Следовательно, какой мы делаем вывод? Алла приехала, никем не замеченная, обратно и попыталась меня укокошить. К счастью, безуспешно.

Кстати, после соревнований выяснилось, что моя карта была неправильной. Кто-то подменил ее, пока я не видел. Я уверен, что это сделала Алла. Только непонятно, зачем…»

— А ты не говорил родителям про этот случай?

-Нет. Они бы не поверили все равно.

-Глупо! Ты ж даже не пробовал! Вдруг бы поверили?

-Ты не понимаешь, — проговорил Камиль, — Алла – подруга моей мамы (хотя, если честно, я не особо понимаю, чего такого она в ней нашла), вот ты бы сама поверила, если бы тебе сказали, что тебя пыталась убить Алина?

-А доказательство? Та шапка, — не сдавалась Равелита, но она уже поняла, что Камиль прав. – А сколько прошло времени с соревнований? Алла тебя после них видела?

— Нет. Она должна приехать завтра, — уныло сказал Камиль. Ему было, мягко говоря, не особо комфортно. Алла не знала, что Камиль жив, а узнав об этом, могла снова предпринять попытку его убийства.

***

На Сиракуйю Равелита ехала без остальных ГаПавцев. Камиль сказал, что это только на первый раз – если захочет, Равелита в следующий раз может взять с собой Алину, Ника, Герасима, Кирилла и Мурата без проблем.

В космопорте чужой планеты было мало народу. Коренные сиракуйцы – не особые любители путешествий. Здесь надо пояснить, что поселок Озёрный, где жил Камиль, был местом для переселенцев с Земли, то есть там жили люди. Сиракуйцы же большей своей частью жили в городах и выглядели как павлины – только на крыльях у них были некие гидриды рук и когтистых лап. А еще ростом они были с нормального человека. Нехилое зрелище, не правда ли? Особенно если учесть, что сиракуйцы — разумные существа и в силу этого не ходили, гхм, голыми, а одевались в одежды самых разных цветов и форм.

…Камиль и Равелита отправились на аэровтобусе в Анрату, и уже оттуда – в поселок. Пока они летели, Камиля два раза стошнило, а Равелита смогла чисто из интереса пролететь бесплатно (правда, на выходе в поселок она все-таки отдала деньги за билет кондукторше, введя ту в окончательный ступор).

Озерный оказался большим поселком городского типа, но шума, как в городе, в нем не слышалось. Вокруг зеленела местная флора и фауна в виде вредных комаров-мутантов роилась подле брата и сестры. На Сиракуйе сейчас было лето – связано это было с тем, что орбита планеты была совершенно другой, не такой, как у Земли.  И именно поэтому времена года здесь менялись беспорядочно: неделю назад была дождливая осень, а через день могла наступить зима. Местные жители и животные давно смирились с этим и научились выживать в такой «контрастной» среде обитания.

Топать через весь поселок Равелита и Камиль не стали, а встали на аэроборд и понеслись над домами, стремительно рассекая воздух. Подлетая к дому, Камиль вдруг понял, что забыл взять с собой ключи. Пришлось штурмом брать забор Галиевых, который ребята малость задели аэробордом. От забора что-то отвалилось – пришлось по-тихому его чинить, пока не вернулись взрослые, ушедшие куда-то гулять.

Ждала родственников Равелита недолго; буквально через десять минут кто-то заскрежетал в замке ключом, и в калитку хлынула толпа людей. Камиль ясно увидел, как у его двоюродной сестры глаза на лоб полезли, когда она увидела такое количество людей, одновременно пытавшихся втиснуться в узкий проем в заборе. Вперед всех пролезли на участок четверо детей шести – десяти лет, которые с криком «РАВЕЛИТА ПРИЕХАЛА!» бросились к ней обниматься. Со сдавленным криком Равелита упала на землю, залюбленная двоюродными братьями и сестрами. Ей хватило бы и этого, но когда и взрослые решили все вместе (!) заключить ее в объятья, нервы Равелиты не выдержали, и она дала деру в сад семьи Галиевых.

Лишь после того, как Камиль ей крикнул, что все утихомирились, она осмелилась выползти из своего убежища, но готовая в любую минуту дать стрекача снова.

Вся большая семья прошла в дом и расположилась в гостиной на первом этаже. Пока мама Камиля и еще несколько человек заваривали чай и накрывали на стол, Равелите задавали огромное количество вопросов о ее прошлом и настоящем порядке вещей. Вопросы были самые разные – от успеваемости в школе и любимых увлечений до основания «ГаПа». И, хотя она немного подустала за сегодняшний день, Равелита была абсолютно счастлива – она впервые находилась в семье после гибели родителей. Да, у нее были друзья, но даже они не могли заменить ей того тепла, которое дарить СЕМЬЯ.

…В тот теплый летний вечер Равелита не предполагала, что ее приезд станет толчком для последующих событий и приключений; она не знала, что даже в окружении родных и близких ей людей могла грозить опасность; она не думала, что друзья могут оказаться врагами – но не обязательно твои друзья. Но даже тогда Равелита понимала, что все можно исправить, если ты – не злой человек. Если ты веришь в лучшее и действуешь…

…Продолжение следует…

Галеева Дина Равилевна
Страна: Россия
Город: Казань