Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Отрывок из Главы 1 романа «Вера. Надежда. Смерть».

Конец лета две тысячи двадцать четвёртого года выдался на редкость знойным и солнечным. Впрочем, в этом не было ничего удивительного: на маленьком островке посреди Тихого океана, где на мили вокруг простиралась лишь тёмная морская гладь, изменений во временах года практически не наблюдалось за исключением весеннего сезона дождей и сильных штормов, когда в открытом пространстве буйствуют ураганы и брызгами летит солёная вода, затягивая в свои пучины не вовремя вышедшие в плавание корабли. Однако вот уже несколько десятков лет такие случаи являлись редкостью: специализированные группы мутантов, расположенные на побережьях Огненного кольца, оперативно реагировали на сигналы бедствия и действовали точно и своевременно.

Как бы то ни было, это неспокойное время в нынешнем году уже завершилось, да и речь сейчас не о том.

Когда-то давно остров Исабела являлся средоточием мощных вулканов, но прошло много лет, прежде чем те окончательно просели, образовав лагуны с лазурной водой, а сама местность частично перестала быть сейсмически опасной. Кроме богатых фауны и флоры на юго-востоке острова располагалось небольшое прибрежное поселение-порт, куда каждый год наплывали туристы, дабы отдохнуть и насладиться видами. А посмотреть было на что: исчезающие виды животных и яркая растительность, нетронутая руками человека, выдающиеся вперёд, над океаном, каменистые выступы, поросшие зеленью отвесные громады разрушившихся кратеров, чистейшее небо над головой…

Но имелась у этого места и своя тайна.

Впервые оказавшиеся на острове люди приходили в полнейшее недоумение, когда во время экскурсий замечали вросшую в землю металлическую сетку, конца которой, на первый взгляд, не было совершенно. Предупреждающие таблички, расположенные на ней с определённым промежутком, красноречиво заявляли о повышенной опасности некоего объекта, который никто никогда не видел.

О нём ходило множество слухов: кто-то говорил о некой секретной базе американцев, а некоторые высказывали предположение о государственной клинике, где проводились исследования по изучению мутантов, но никакая из этих версий не подкреплялась убедительными фактами. Да и фактов самих, если посудить, не существовало вовсе.

Власти же Эквадора настоятельно просили своих граждан и иностранцев ни в коем случае к сетке не приближаться, однако говорить этого не требовалось: никто и не собирался.

Колония строгого режима, носившая символичное название «Адские врата», представляла собой колоссальную постройку с многочисленными блоками, скрытую отвесными склонами одного из бывших вулканов в северной части острова. С тех пор как завершились необходимые работы по обеспечению здания надёжной системой безопасности, а также по возведению высокой стены с вмурованными в них железными пластами, через которые пропускали ток с высоким напряжением, с охранными вышками и расположением по периметру до металлической сетки чувствительных минных полей, прошло десять лет, и теперь в этой неприступной крепости находилось уже около полумиллиона преступников, нанёсших тяжёлый, непоправимый вред людям… при помощи своих способностей. Все мутанты, так или иначе переступившие через границу закона, содержались здесь, принудительно отрезанные от внешнего мира из-за той опасности, которую они представляли для общества. А расположение для их пребывания выбрали практически идеальное — труднодоступность района играла на руку правительствам стран, решивших создать такую колонию, к которой было бы сложно подобраться и с которой практически невозможно сбежать. А если бы кому-то и удалось прорваться через стену… Что ж, того ждала незавидная участь превратиться в изуродованное, изорванное тело, мало походящее на человеческое.

В тот октябрьский день погода стояла душная. Вечер постепенно вступал в свои права, и солнечный диск цвета спелого апельсина, невысоко повиснувший над самой кромкой горизонта, лениво освещал холмистую местность острова, окружённое горящим полотном гаснущих небес. Тёплые лучи уходящего дня очерчивали контур тёмной колонии, притаившейся точно в засаде и только и ждущей чего-то. Наружный периметр тюрьмы пустовал: заключённые уже вернулись с полевых работ в здание и заканчивали ужин. Очень скоро их распределят по камерам, а там и до отбоя останется совсем немного времени.

Все секьюрити колонии проверяли камеры видеонаблюдения, следя за тем, как мутанты в первом и втором блоках в своих ярко-жёлтых робах заходят в своё «общежитие» и как надзиратели закрывают за ними металлические решётки, активируя на каждой систему безопасности при помощи магнитных карточек. Преступники же из третьего уровня, облачённые в ярко-оранжевые мешковатые одежды, стройной колонной шагали по коридору с закованными в наручники руками, распределяясь по одиночным камерам подобно жильцам в только что сданной многоэтажке — иллюзию сравнения разрушали массивные стальные двери, затворявшиеся на засов снаружи, да маленькие оконца в них с пуленепробиваемым стеклом. Четвёртый и пятый уровни же и без того давно окутывала абсолютная тишина: там мутанты жили по отдельному графику, никак не пересекаясь с остальными.

Вот последняя камера закрылась, а снаружи не осталось ни одного арестанта. Впереди — очередная спокойная ночь.

В одном из наблюдательных комнат четвёртого блока было светло и прохладно. Система вентиляции справлялась со своей задачей, циркулируя воздух и не давая духоте застояться. Множество людей в форме охраны расположились за ровными рядами столов, работая за компьютерами и периодически поглядывая на висящие на стене напротив многочисленные голографические экраны, передававшие изображения мутантов, сидящих в смирительных рубашках и дополнительно прикованных к креслам в маленьких клетушках. Кто-то до сих пор дёргался, нервно оглядываясь по сторонам и порой слишком резко реагируя на шорох шагов наблюдателей, посменно проходивших по коридорам, а кто-то, положив голову себе на грудь, спал, изредка беспокойно вздрагивая. То и дело в комнате секьюрити раздавался стук от соприкосновения пальцев с сенсорной клавиатурой. За окном опускались синие сумерки. Где-то в самом далеке сияли тусклые огни коттеджного посёлка.

— Чем займёшься, Тео? — один из наблюдателей, которому наскучило занятие монотонной работой, тогда как вот уже за третий час ничего сверхъестественного не происходило, повернулся к своему коллеге, пристроившемуся за столом напротив, рядом с хмуро просматривавшей архивные папки девушкой. Тот в свою очередь отхлебнул из картонного стаканчика горячий кофе и задумчиво скосил глаза на товарища. — Никак опять напьёшься, как в прошлый раз…

— Завались, Натан, — поморщился Тео и демонстративно отпил ещё кофе. На мгновение скосил глаза на стену с экранами. — Ты так и будешь меня доставать из-за той дурости?.. — устало поинтересовался он, прикрыв глаза и надавив пальцами на веки, чтобы унять возникшую сухость. В ответ на это Натан только коснулся пальцами козырька своей тёмно-синей кепки с вышитыми на ней белым буквами «HG» и ухмыльнулся.

— Отставить разговорчики! — неожиданно гаркнула девушка и гневно посмотрела сначала на Натана, который, поспешно напустив на лицо серьёзный вид, отвернулся, а затем на Тео, моментально вжавшего голову в плечи от её выразительного взгляда и отодвинувшегося в сторону. — Вы на службе или на гражданке в клубе стакан-другой пропускаете?! — От её удара кулаком по столу остальные вздрогнули, сильнее уткнувшись в свои компьютеры и сделав старательные лица. На перекосившееся от злости женское лицо было страшно смотреть. — Живо за работу! — рявкнула она, приподнялась на месте и нависла над отшатнувшимся Тео, игнорируя все законы личного пространства.

— Т-так точно, мэм! — воскликнул побледневший Натан, стушевавшись и встревоженно поглядев на товарища. Но Тео только пробормотал что-то себе под нос и резво отвернулся, залпом допив остатки кофе и погрузившись в отчёты. Девушка на это только фыркнула и тоже развернулась, вновь принявшись водить пальцами по тачпаду. В комнате на мгновение воцарилось молчание. За окном послышалось гудящее эхо плавного китовьего пения, то замолкавшего, но периодически возобновлявшегося.

— Сегодня новых задерживают, — равнодушно заметил какой-то человек из середины ряда.

— Да это как обычно ведь, — откликнулся другой из дальнего конца комнаты. — Всё никак не могут нормально контроль за графиком утве…

— Чёрт! — Девушка внезапно снова яростно ударила кулаком по столу, да так сильно, что сидевших рядом с ней, включая Тео, ощутимо передёрнуло. Последний едва не пролил на себя новый кофе, звучно выругавшись, однако девушка никак не отреагировала на это, злобно уставившись в компьютер перед собой.

Натан нахмурился. Он уже на протяжении пяти лет работал с этой своенравной женщиной, поэтому понимал ясно, как никто другой в этом помещении: если она так реагирует на что-либо, значит, случилось нечто из ряда вон выходящее. Но что такого в начавшем подвисать компьютере? С техникой ведь всякое может случиться.

Он потянулся было к единственной в комнате рации, чтобы связаться с айтишниками, и почти взял её в руку, как пространство сотряс неожиданной силы мощный толчок. Натан пошатнулся, вцепившись пальцами в дрогнувший стол, и лишь чудом удержался на ногах. Другим повезло меньше: звуки падения техники и людей и смачные ругательства донеслись до Натана одновременно со всех сторон. Секьюрити успел заметить, как Тео осторожно придержал свою начальницу, не дав той потерять равновесие. Их взгляды пересеклись, но Натан так и не понял, что они значили.

Здание сотряслось при новом толчке, оказавшимся её более сильным. Освещение мигнуло — и лампы с негромким жужжанием принялись перемигиваться между собой, то опуская комнату в полумрак, то вновь ослепляя работников светом; экраны компьютеров последовали их примеру, как и многочисленные мониторы, показывавшие изображения с камер. Всё это продолжалось несколько секунд, и, когда девушка выдала громкое «Что за?», мерцание ускорилось — и всё погрузилось в окончательную темень. Гудение вентиляции оборвалось. Наступила тишина.

Все как по команде повскакивали на ноги, растерянно крутя головами по сторонам, громко переговариваясь друг с другом и напряжённо ожидая новые толчки земли. Звуки загнанного дыхания охранников слились в один сплошной шум, от которого на душе становилось тяжелее и тревожнее. Тело Натана на краткий миг парализовало, с минуту он не мог даже вздохнуть, отстранённо ощущая постепенно сжимающиеся лёгкие в своей груди и тупое головокружение. Тем временем один из охранников, какой-то парнишка, отделился от образовавшейся группки и приник лицом к стеклу окна, принявшись что-то рассматривать в ночи.

— Чего ты там ищешь? — недовольно проворчали из глубины комнаты. Натану хотелось медленно развернуться и найти глазами этого, откровенно говоря, идиота, который своим высказыванием никак не облегчил ситуцацию — наоборот, ненамного, но лишь усугубил положение. Однако он не сдвинулся с места. Пережитый в краткую долю секунды сильнейший страх вынудил его крепче сжать край чудом не перевернувшегося стола и замереть. Усилием воли Натан заставил голову повернуться в сторону юнца, который тут же шевельнулся.

— Да тут, похоже, всё здание обесточено! — выдал тот наконец. Натан осторожно повернулся к нахмурившейся девушке. Она уже убрала руку из хватки Тео и смотрела в сторону. Несколько прядей её тёмных волос выбились из-под кепки и теперь обрамляли загорелое вытянутое лицо.

— Гонишь! — послышался всё тот же голос, оборвавшийся с новым толчком. Девушка на этот раз сама устояла на ногах, проигнорировав порыв Тео помочь ей, и скривилась, словно попробовала севиче.

— Я посмотрю, — она приблизилась к парню, оказавшемуся после второй «волны» распростёртым на полу, протянула ему руку, одним движением поставила его на ноги и тут же выглянула в окно. Время как будто замерло, всё снова погрузилось в полнейшую тишь, прерываемую лишь взволнованным дыханием многочисленных сотрудников, чьим-то ворчанием и тревожными перешёптываниями. Натан же смотрел на Тео, не сводившего немигающего взора с застывшей фигурки девушки, которая и не подумала произнести хотя бы слово за все две минуты молчания. Наконец, она вышла из оцепенения и произнесла внезапно севшим голосом, напугав Натана:

— Электричества нет… — Помолчала, чтобы затем произнести громче и твёрже: — Электричества нет! — Комната взорвалась многочисленными возгласами — люди не выдержали длительного напряжения, — но их тут же перекрыл яростный оглушительный девичий крик.

— Отставить панику! — рявкнула девушка, вновь преобразившись. Её черты заострились, став жёстче, глубже. — Вы солдаты или кто? Следуйте прото… — Группа зашевелилась, как будто даже задрожала, периодические испуганные вскрики становились всё более слышимыми. — Ровным рядом стано-овись! — Пространство замерло — и все принялись образовывать несколько ровных шеренг. Натан быстро юркнул вперёд, оказавшись рядом с Тео, и вытянулся. Глаза девушки так и метали молнии. — Так-то! Хуго и Иван, найдите чёртовых инженеров, пусть разбираются! — принялась отдавать она команды, уперев напряжённо сжатые кулаки в бока. — Остальным — оцепить сектора! Сопротивляющихся — в расход! Не справитесь — всех под трибунал! — Под конец её голос сорвался на ор. — Вам всё ясно?!

— Да, мэм! — хором откликнулись все, но было очевидно, что всё же кто-то да испытывал сильнейшее волнение. Страх ненадолго отступил, чтобы после всецело овладеть умами людей. Натана невероятно бесило состояние той беспомощности, которое лидировало над большинством, но он нашёл в себе силы посмотреть на начальницу с нескрываемым уважением. Вот за что он так любил Саманту Корэн: её умению построить всех в такой сложной ситуации, как та, что происходила теперь, можно было только позавидовать.

— Оружие в руки и впер-р-рёд! — осклабилась тем временем Корэн. Начали со скрежетом открываться железные ящики в самом углу помещения, выниматься электромеханические автоматы, щёлкать вставляющиеся рядом с патронными магазинами батареи. — По местам! — Очередной толчок. С потолка посыпалась крошка. — Ходу, ходу, чтоб вас всех!..

Уже спускаясь по лестнице, держа автомат на изготовке, Натан думал: всё это неправильно. Как-то чертовски, до глупого неправильно. Ещё по прибытии сюда в первый раз ему говорили о надёжности охранной системы, совершенстве всех запасных механизмов и чипов, вживлённых мутантам-арестантам для сдерживания их способностей. Мол, апогей гениальности современных учёных! В реальности же всё оказалось гораздо прозаичней — судя по всему, сейсмическая активность, типичная для этой местности, вырубила электричество во всей колонии, ничего и нигде не защищено, камеры, вероятнее всего, открылись, и сейчас на относительной свободе разгуливают опасные иные… И где же те хвалёные аварийные подстанции, о которых ему все уши прожужжали? Да и, чёрт подери, какой идиот решил расположить колонию для мутантов-преступников возле вулканов?!

Красный свет аварийного освещения на мгновение ослепил Натана, когда их группа стройным шагом спустилась на очередной этаж. Руки в перчатках покрепче перехватили оружие, пальцы так и вцепились в спасительный металл. Организм Натана напрягся, ожидая какого-то подвоха, очередного поворота, который мог изменить всё за счёт эффекта неожиданности. Хмуро шедший рядом Тео не прибавлял энтузиазма. Обстановка и без того стояла угнетающая.

Сильнейшая дрожь прошла по ступеням, и несколько человек покачнулись, едва не потеряв равновесие и не покатившись вниз. Движение застопорилось; дабы не упасть, люди облокотились об обступившие их стены, поддерживая друг друга. Натан встревоженно взглянул на Тео. Тот ответил ему таким же молчаливым взором. Обменявшись кивками, они устремились за буквально побежавшими после очередной утихнувшей бури товарищами, попутно проверив, точно ли заряд батарей полон, и сняв автоматы с предохранителей. И без того тяжёлая каска внезапно сдавила виски Натана, вызвав глухую головную боль.

…Они уже вплотную подошли к двери, из-за которой доносился непрекращающийся громкий гул голосов, когда инстинкт Натана завопил, вынуждая замедлить шаг. Тело потребовало немедленно повернуть назад и бежать как можно дальше, в самый дальний конец здания, однако голос разума мгновенно осадил это стремление, холодно напомнив про приказ Корэн. Натана передёрнуло, но он заставил себя ускориться, сделав вид, будто не заметил попытку Тео заговорить с ним. Страх — последнее, что Натан хотел показать перед своим товарищем. Да и постыдно это — бояться…

Столовая выходила окнами на запад. Оказавшись на её верхней площадке, Натан быстро окинул взглядом пространство, по масштабам сравнимое с обычным спортивным залом среднестатистической старшей школы и запруженное теперь внизу мутантами в красных робах, на мгновение посмотрел на то, что творилось снаружи, и застыл, увидав черневший на синем звёздном фоне столп дыма, исходивший от наполовину скрытого склоном вулкана на острове по соседству с колонией. Слуха Натана коснулся приглушённый грохот.

Алое освещение делало одежды заключённых неестественно яркими, а сами лица мутантов — слишком тёмными. Они кричали друг на друга, изредка показывали руками в сторону окон, энергично жестикулируя, и, судя по всему, пребывали в состоянии мощнейшего потрясения.

— Опустить оружие! — точно прочитав его мысли, властно скомандовала Корэн. Направив дуло автомата вниз, ткнув им в самый пол, Натан поспешно распрямил плечи и стал наблюдать, как мутанты, услышав приказ начальницы охраны своим подчинённым, поворачиваются к ней и вскидывают головы вверх. Саманта тем временем вышла вперёд, к самым металлическим перилам, огораживавшим второй этаж, и твёрдо заговорила, внешне оставаясь бесстрастной: — Здесь не на что смотреть. Возвращайтесь по своим камерам.

— Да тут же всё двигается! — выкрикнули из толпы. Несколько голосов с энтузиазмом поддержали этот смелый клич. — Вулканическое, блять, извержение! Какие к чёрту камеры? А если нас завалит?!

— Ситуация под контролем, — жёстко отчеканила Корэн, и Натан быстро уловил в её голосе нотки едва сдерживаемого гнева: она не любила, когда её не слушали. — По камерам. Электричество скоро восстановят.

— Скоро? — раздался смех, полный откровенного яда. Лицо Саманты дрогнуло, и сквозь её маску спокойствия проступила настоящая злость. — Если с электричеством вы справитесь… — Всё вновь содрогнулось, на этот раз чуть слабее, чем в прошлые разы. — …то как быть с этим? Что вы сможете сделать?!

Взорвавшийся гул возмущённых голосов неожиданно оборвал звук выстрела. Натан не вздрогнул, однако всё же растерянно глянул на Саманту, которая вновь нажала на спусковой крючок. Вырвавшаяся на свободу пуля улетела вверх, в потолок, с оглушительным хлопком. Это подействовало: раздались вскрики в разных частях толпы; арестанты всколыхнулись и смолкли.

— Здесь. Смотреть. Не на что, — делая акцент на каждом слове, строго выговорила Корэн в гробовой тишине и медленно опустила пистолет, вставив его обратно в кобуру и перехватив автомат освободившейся рукой. Её голос эхом разнёсся по столовой, отразившись от голых стен. Глаза мутантов в полумраке отчего-то казались теперь блестящими, серебристыми, неживыми точками, и Натан невольно вздрогнул, когда это сравнение пришло ему на ум. — По камерам. Нарушать дисциплину я вам не советую. — Она продемонстрировала автомат и хлопнула ладонью по встроенной батарее. Молчание на секунду полностью обступило как людей, так и мутантов, и Корэн удовлетворённо кивнула. Обернулась к подчинённым. — Бойцы, кру-угом! Собрать всех и по местам их. — И добавила более жёстко: — Выполнять!

Неожиданное чувство спокойствия охватило Натана. Приказ Корэн разом расставил всё на свои места, привёл мысли в соответствующий порядок, задал новую цель, никоим образом не связанную ни с чьим убийством. Натан несказанно обрадовался такому, но всё ещё непроизвольно мыслями вернулся к той сцене в коридоре. Он вспомнил охвативший его ледяной ступор, гул крови в ушах и болезненное биение сердца в грудной клетке… Оно ощущалось каким-то чужим для Натана, не его собственным. Да и сам себе он казался совершенно… другим. Точно кто-то сбросил внутренние настройки и решил не вернуть всё, как было, а создать нечто новое.

Определённо, события этой ночи Натан запомнит надолго, если не на всю жизнь.

Он последовал за остальными товарищами, крепко прижимая автомат к укрытой бронежилетом груди, словно только в оружии и видел теперь своё спасение, вышел к очередной лестнице и начал спускаться на первый этаж, искоса поглядывая на снова загудевшую после «речи» Корэн толпу мутантов. Предстояла теперь довольно трудная задача: необходимо было распределить преступников в небольшое количество групп и отконвоировать их к основным этажам. Саманта уже стояла внизу, назначая ответственных и отдавая команды. Заметив Натана, она поманила его к себе, и тому ничего не оставалось, кроме как оставить строй и приблизиться к ней.

— Сержант Рэй, — кивнула Корэн, когда Натан замер в ожидании новых поручений. — Будете командовать отрядом номер четыре. — Здание в очередной раз задрожало. Натан мысленно взмолился всем существующим богам, чтобы Иван и Хуго как можно скорее нашли инженеров и разобрались с электричеством: не мешало бы вызвать помощь вне острова и по возможности принять необходимые решения, касаемые извержения вулкана. Эвакуация виделась пока наиболее рациональным вариантом, но куда отправить более шестисот тысяч иных? Ответа не было. — Если мутанты начнут сопротивляться, открыть огонь на поражение. Ясно?

— …Так точно, мэм! — воскликнул Натан, внутренне холодея. Корэн повторно кивнула.

— Вольно. Приступайте.

Небольшой отряд из восьми человек располагался в стороне, и отсутствие в нём видимого лидера как такового интуитивно направило к нему Натана. Будничным тоном он принялся организовывать команду, назначая ведущих и прикрывающих. Сам он решил идти позади, ибо любой уважающий себя командир обязан покидать поле боя последним… Если столовой, конечно, возможно было дать столь громкое название. Невольно смутившись от очередного сравнения, Натан придал своему лицу ещё более суровый вид и вместе с остальными принялся формировать группу из мутантов, которую предстояло отвести к положенному месту.

Вопреки всем представлениям о преступниках, эти арестанты выглядели иначе. Да, были и татуированные мутанты, и мутанты с пирсингами во всевозможных местах, и те, что с бритыми головами, однако в тот самый момент на их лицах отражались волнение и искренний испуг вместо присущих всем негодяям злости и агрессии. Они походили скорее на потерянных детей, нежели на опасных заключённых «Адских врат».

Натан организовывал иных и был готов с минуты на минуту отдать приказ своим людям, чтобы начать мини-операцию. Он на секунду вновь взглянул в большие окна и неожиданно что-то странное привлекло его внимание: верхушка вулкана вырисовывалась теперь более отчётливо, нежели четверть часа тому назад; она так и светилась плавящейся лавой, окутывавшей пространство вокруг жерла красноватым сиянием. Натан оставил свой отряд и, не обращая внимание на других, подошёл почти к самым окнам, запрокинув голову. Зрелище завораживало и пугало одновременно, бросало в нервную дрожь. Чувство, будто сейчас произойдёт нечто необратимое, завладело сознанием.

Нужно торопиться. Иначе нельзя.

Шеенкова Аделина Альбертовна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 25.08.2004
Место учебы: МАОУ "Гимназия им. А. С. Пушкина"
Страна: Россия
Регион: Коми
Город: Сыктывкар