XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

НеФормат
Категория от 14 до 17 лет
Отрывок фэнтези «Грёза»

Они держат путь за стены величественного дворца. Там их оставляет Мэтью, говоря, что скоро приедут король с королевой и он должен их встретить и всё рассказать. Мэтью желает удачи Лео и настаивает, чтобы Артур не устроил никаких скачек. Младший Ли соглашается и прощается. Параллельно с этим Харрисон узнаёт, что порода этих лошадей — английская чистокровная. «Отменные скакуны» — как о них отзывается Артур.

В поле, которое они проезжают, очень красиво, и Лео даже научился спокойно сидеть и немного управлять за эти тридцать минут. Артур правда оказался хорошим учителем, а Леонардо хорошим учеником. Поэтому успех был гарантирован. Но в лесу всё изменилось.

Они поехали первой рысью, и у

Лео еле получалось вставать и садиться, не вылетая из седла, ещё и пытаясь управлять. Артур в этот момент любезно подсказал бросить повод и сосредоточиться на темпе. Что было тоже сложно.

Лесные пейзажи, окружающие его, не давали сосредоточиться почти ни на чём, кроме них. Величественные ели возвышались над их головами, почти полностью перекрывая своими ветвями доступ солнца. Здесь трава мешалась со мхом и мелкими кустарниками. Леонардо разглядел даже земляничные кустики, спрятанные под ветвями папоротника. Где-то ели перемешивались с липами, берёзами и дубами. Это было превосходное, завораживающее зрелище.

– Леонардо Харрисон, хватит глазеть по сторонам. Сосредоточься на лошади, — недовольно бурчал Ли, не слишком радуясь такой любви к природе со стороны своего ученика.

– Я не могу! – в сердцах выдал Харрисон.

Глаза Артура недобро сверкнули. Это немного напугало Лео, ведь этот человек мог придумать всё что угодно. Это он уже понял.

– Не можешь значит… – посмотрел своими хитрыми глазами почти в душу Артур. – Тогда попробуем по-другому. Держись крепче! — скомандовал он и, сорвав ветку, ударил по крупу коня Харрисона, на что тот взбунтовался: встал на дыбы почти в полный рост, опустился и, дав козла, побежал прочь. Харрисон от испуга схватился за шею Сумрака и немного прикрикнул, стараясь удержаться на таком бешеном галопе. А конь, казалось, только ускорялся и ускорялся.

Пение птиц больше не казалось таким привлекательным, а размытые пейзажи так и вовсе не интересовали, поэтому глаза зажмурились, а руки для более удобного удержания на спине схватились посильнее за шею.

Сзади послышалось ещё одно шумное дыхание и стук копыт о землю. Артур его быстро нагнал и уже бежал вровень.

– Выпрямись! – командовал он.

– Нет! – истерично завопил Лео, только ещё больше сгинаясь над красивой серой шеей.

– Но ты же хотел пейзажи рассматривать! – ругается Ли, но, увидев слёзы страха, утихает. – Ты боишься, и он тоже. Выпрямись и посмотри, пока я вас на поваленное дерево не повёл.

Такие слова напугали ещё больше. Через не хочу Леонардо берёт себя в руки и выпрямляет непослушную спину. Глаза открываются не сразу, но всё же начинают рассматривать то, что там, впереди.

От красоты сердце замирает. Они несутся на бешеной скорости прямо по цветочному полю. Здесь и ромашки, и колокольчики, и даже красные маки. Скорость больше не кажется такой пугающей, а наоборот всё больше привлекает своими такими же бешеными ощущениями жизни. И Харрисон наконец вспоминает все советы. Начинает подстраиваться тазом под движения лошади, берёт повод в руки и полностью выпрямляет спину, после чего чуть сгибается над шеей.

Чуткие глаза Артура замечают все изменения. Адреналин правда помогает научиться чувствовать то, что находится под твоими ногами и перед глазами. А там целый необъятный мир. Если всегда закрывать глаза, смотря вниз от страха высоты, то ты и не увидишь никогда этих красот вживую. Лишь на картинках. А свои глаза всегда лучше чужих.

– Наоборот. Ты наседаешь на его передние ноги и мешаешь. Отклонись назад и вам обоим удобнее будет, – спокойно советует Артур с необычной фамилией, наблюдая, как Лео всё выполняет, – красиво, правда?

– Это безумно круто! Мне нравится! – восхищается Леонардо, расслабляясь.

– Остановимся? – ухмыляясь, спрашивает Артур, уже зная ответ.

– Ни за что! – восхищённо вскрикивает Харрисон.

– Как скажешь, – пожимает плечами темноволосый всадник, – надеюсь, ты за мной угонишься.

Ли улыбается и вновь пришпоривает коня, уносясь далеко вперёд. Леонардо, совсем позабыв про свой страх и неумение, начинает действовать интуитивно.

Он чуть приподнимается на стременах, садится удобнее, чуть склонившись над шеей, выставляет руки чуть вперёд, давая тем самым большее удобство коню, бьёт по бокам пару раз, устремляясь вслед за вороной фурией.

Вскоре они с Артуром снова выравниваются и, смеясь, несутся вперёд. Теперь Лео точно понимает, что так нравится этому парню в лошадях, а тем более в таких резвых прогулках.

Артур вновь вырывается вперёд и поворачивает налево, глубже в чащу. Лео едет за ним, немного поворачивая голову лошади в ту сторону обеими руками.

Он выглядит совсем неуклюже по сравнению с опытным Артуром, который управляет лошадью почти незаметно.

А дальше — лучше! Лес сгущается и становится всё красивее и красивее. Леонардо выезжает из облака пыли, летящей в них с Сумраком из-под ног Диско, левее и видит впереди дерево, преграждающее им путь.

Конечно, для Ли Артура это не проблема. Он спокойно перелетает, даже не тормозя, чуть привставая на стременах и наклоняясь над шеей коня через бревно в начале. А в конце отклоняется в противоположную сторону, идеально приземляется и едет дальше.

А вот Харрисон с воплем «А как прыгать?!» также наклоняется, только слишком сильно, отчего его самостоятельный конь заряжает ему затылком в нос. Лео бросает повод, поднося одну руку к носу, из которого незамедлительно брызнула кровь, в этот же момент всем телом подпрыгивает на спине коня и, теряя равновесие и стремена, вылетает сначала на шею, а потом и на землю, выставляя руки, чтобы смягчить удар. По нему чудом не проехались. А шлем конечно спас: не дал ветке проткнуть его череп. Но голова всё равно болит и кружится.

Ли поворачивается в сторону крика, чертыхается, совсем позабыв, с кем вышел на пробежку, тормозит коня одной рукой, пока второй хватает другого за болтающиеся поводья и разворачивается к бедному другу позади.

Он прискакал к нему так быстро, как только мог, остановился прямо перед ним, бросил обоих коней и спрыгнул, перекинув правую ногу через голову Диско подбежал к сидящему на земле Харрисону. Выглядел он плоховато. Из носа текла кровь, шлем валялся на земле, а одна рука запуталась в волосах, пока вторая опиралась на землю. Он часто моргал, похоже, видя плавающую перед глазами плескающуюся как море землю.

– Лео! Лео! Ты в порядке? – обеспокоенно спрашивает Артур, аккуратно беря в руки лицо Леонардо и разворачивая к себе.

Артур обеспокоенно оглядывает его и прижимает к себе. Они сидят так минут пятнадцать, пока Харрисон полностью не приходит в себя и начинает нормально соображать. Только тогда Ли спохватывается о лошадях, которые времени зря не теряли и ушли пастись на ближайший луг. Артур хватается за голову, говоря что-то про то, что они заподпружатся. А Леонардо, ничего не поняв, встал и побрёл за ним, оставив шлем лежать на земле.

Артур отрывает коней от трапезы и нервно идёт в сторону другого не опытного наездника, пока тот рассматривает землю, и натыкается на какую-то блестючку, сверкающую на солнце.

Он удивлённо останавливается, садится на корточки и берёт её в большой и указательный палец, поднимая перед глазами. По телу пробегает непонятная дрожь от соприкосновения. Это оказывается небольшое колечко, которое налезло бы легко только на мизинец. На нём нет ни камней, ни надписей. Просто круглая железка. Хан ничего не понимает, а в особенности как такое колечко могло лежать посреди поля, на котором даже трава высоко не растёт. Здесь ни деревьев, ни кустов нету. Пустая, небольшая лужайка. А вот Минхо такого бодрого интереса не испытывает. Оставив одного коня, он с силой бьёт по руке Харрисона, заставляя кольцо выскользнуть и улететь куда-то вбок. Лео только хочет начать возмущаться, как его опережают:

– Совсем сдурел? Мама в детстве не учила чужое не брать? – злится он.

– А что такого? Просто бесхозное кольцо, – дуется в ответ Леонардо.

– Бесхозное? Да оно ведьмино! – Харрисон скептически окидывает взглядом Артура, поднимаясь на ноги. – А по-твоему ритуальное кольцо будет просто так в поле валяться? Или у в вашем мире валяются? – очередь Ли недоверчиво коситься в сторону Харрисона.

– Что? Какое? Что за сказки? – бесится Леонардо, забирая своего коня.

– Сказки? Про ведьм не слышал что ли? – удивлённо спрашивает Артур, запрыгивая на коня.

– Да они разве существуют? – огрызается Харрисон, еле взбираясь на спину лошади, совсем позабыв про шлем.

Артур недовольно вздыхает, прикрывает глаза, стараясь успокоить своё бешенство от сложившейся ситуации. Они вместе начинают движение шагом, а Артур историю:

– Мы с Мэтью, Сэмом, Феликсом и Хёнджуном часто здесь носились в детстве, но на поле не заходили никогда. Нам запрещали. А мы слушались. Мама мне в детстве рассказывала, что это ведьмина земля. Мол, дети здесь пропадают, а ведьмы хороводы водят. Я сначала боялся этого места, а потом посчитал, что это всё небылицы, чтобы дети далеко от деревни не отходили и в лесу не заблудились, — рассказывает Артур. – А потом мы как-то сбежали все вместе. Взяли лошадей и поехали ночью кататься. В лесу мы разъехались и искать друг друга начали. Мы с Мэтью уехали туда, – показывает он на чащу, – Сэм с Феликсом туда, – он указывает в другую сторону, впереди них, – а Хёнджун куда-то туда, — указывает он большим пальцем за спину. – Мы с Мэтью решили вернуться к дороге.

**

На улице было темным-темно. Вороного коня было и вовсе не видно, а вот буланую Энигму получше. Молодые годовалые лошади боялись каждого звука и готовы были сорваться в карьер в любой момент.

Два молодых мальчика всматривались по сторонам в темноту, пытаясь разглядеть хоть что-то. Вдалеке выли волки, начиная охоту, а где-то неподалёку куковала кукушка и пели другие ночные птицы. Шорох травы на ветру впервые казался таким страшным. Крики диких животных, находящихся поближе, чем волки, пугали не меньше. Но тем не менее двое наездников и их лошади упорно стояли, дожидаясь своих друзей.

– Арт, как думаешь, с ними всё хорошо? – обеспокоенно спрашивает Мэтью, смотря куда-то в даль.

– Не говори «гоп», – отвечает не менее напуганный маленький Артур другу.

И больше на протяжении двадцати минут они не проронили ни слова, пока не услышали это: где-то недалеко от них, со стороны поля послышалось женское пение, а с ним и запах костра. Даже если приглядеться, то источника было не видно. По коже мальчиков пробежалась дрожь. Кони остановились и уставились в ту сторону. Они все напружинились и готовы были вновь сорваться. Только не понятно куда. К источнику звука, или всё же от него. Мальчики переглянулись, но рисковать и идти на звук пока не стали. Не хватало ещё звона колоколов.

– Может всё же пойдём проверим? – шёпотом говорит Мэтью.

– А вдруг это ведьмы? – испуганно щебечет Артур.

– Да не бывает никаких ведьм, пошли.

И Мэт толкает коня в бок, заставляя направиться шагом в сторону звука. Артур нервно сглатывает и через не хочу отправляется за ним. Пока они идут, песня начинает всё больше завораживать и тянуть туда. Тридцать минут пешком от дороги в чащу быстро пролетели.

Почти подойдя, они видят на середине поля костёр и стройных женщин в белом, водящих хоровод вокруг костра и поющих какую-то песенку. Голоса их завораживали настолько, что к ним тянулось всё. Мэтью, забывшись, хотел было отправиться к ним, но Артур его остановил. Тот встряхнул головой и ужаснулся от самого себя. Они встали и начали наблюдать.

Днём этот лес выглядит волшебно. А ночью все деревья скрючиваются и шуршат своими низкими ветками, наводя ужас и страх на присутствующих чужаков. А эти женщины так и напоминали тех самых ведьм из рассказов мамы Артура. Деревенские в них верили, поэтому и Артур верил. Всё же дорос до своих семи он не во дворце, а в деревне. Только после двенадцати лет он оказался в стенах величественного замка.

Вокруг женщин столпились животные и, как заворожённые, сидели на месте. Никто ни на кого не нападал. И среди этих несчастных животных мог оказаться и Мэтью. Сглотнув, Ли старший поворачивает голову прямо и удивлённо раскрывает глаза. Он стучит по плечу Артура, привлекая внимание и указывает на Хёнджуна, медленно идущего к тем женщинам.

Мэт было хотел пойти за ним, как Арт его тут же останавливает:

– Дурак! Тебя видно! Я ближе подберусь незамеченным. Разворачивайся, уносим отсюда ноги.

Мэтью согласно кивает, и, как только Артур рысью отходит поближе к Хёнджуна, разворачивается, готовый бежать, и поворачивается всем корпусом, наблюдая, что будет дальше.

– Хёнджун! Хёнджуун! Хёнджун, стой! – зовёт шёпотом Ли младший своего друга, пока тот не отвечает и начинает только ускоряться в сторону женщин и идти уже рысью.

Артур быстро принимает решение, видя, что женщины начинают только громче петь и будто больше стараться, точно зазывая именно принца в свои сети на его гнедом коне средних лет. Артур бросается карьером, хватая коня за поводья, и уносится вместе с ними двумя к дороге. Мэтью оказывается где-то впереди, а под недовольные возгласы женщин и крики с проклятьями большинства, пока остальные поют, не сбиваясь, Артур кричит:

– Хёнджун очнись!

И как по команде он приходит в чувства и с глазами, полными ужаса, оборачивается в сторону ведьм. Он выхватывает поводья и пришпоривает коня, начиная бежать только быстрее.

Они вскоре догоняют Мэтью и несутся уже втроём. Кажется, за ними погоня. Может за ними летят на метле, а может, обратившись в дикого зверя, бегут. Артур бежит перед всеми и видит перед собой ещё двух наездников, таких же напуганных. Это были Сэм и Феликс. Сэм сидел на своём тёмно-буром в белые пятна пегом скакуне, а Феликс на рыжей кобылке.

– Бегите! – кричит Артур, и оба повинуются.

Группа из пяти парней быстро оказывается за стенами замка, и только около конюшни они останавливаются, начиная отшагивать лошадей и обсуждать произошедшее.

**

– Феликс сказал, что никого в темноте не видел, а Сэм с ним согласился. Но потом он рассказал, что видел их. Он обернулся, когда мы оказались за стенами и увидел небольшую группу белых силуэтов, стоящих на пороге. Они вправду гнались за нами. Мне не показалось. А потом мы договорились не рассказывать об этом никому. Ты единственный знаешь эту историю, – говорит Артур, завершая свой рассказ.

Лео даже не верится. То самое поле, на котором ничего не растёт, кроме травы, напомнил ему так называемую лысую гору, на которой ведьм пляски устраивают. Теперь ко всем подобным историям он относится по-другому.

– Ты говорил, что то кольцо ритуальные, – напоминает Лео.

– Да, – кивает , – я походил туда какое-то время. Мне было интересно. Они раскидывают такие кольца по всему полю перед шабашем. Кстати про это. Как ты себя чувствуешь?

Он немного задумался и наконец обратил внимание на своё самочувствие. Они уже почти вышли на дорогу к замку и идут по тому самому цветочному лугу, а Леонардо с каждым шагом от поля становится хуже. А ещё будто туда тянет. Хотя вероятно, что это только самовнушение. Тело будто переставало его слушаться, о чём он решил рассказать.

– Не очень. Руки почти не слушаются. Еле пальцы разгибаю. И голова начинает болеть, – хмурится он, а Артур в ужасе хватает поводья Сумрака и несётся в противоположную от замка сторону куда-то через кусты. Лео удивлённо восклицает:

– Ты чего?

– Буду спасать твою шкуру! Тебя прокляли! – выплёвывает он. – Крепись, пока мы едем постарайся не потерять сознание! Тебе только хуже становиться будет.

У Харрисона замирает сердце, после чего поспешно начинает биться, нагоняя упущенные удары. Это какое-то сумасшествие. Леонардо бы подумал, что Артур придумывает что-то. Да вот только ему правда только хуже становится. Что делать, он даже не представляет. Поэтому старается выполнить то, что сказал ему Артур. Правда он пока даже не видит белой дымки перед глазами, но вот связь с телом теряется. Он поспешно сообщает об этом Артур и почти падает с коня. А через пятнадцать секунд контроль над телом полностью иссякает. Лео пытается поспешно сообщить об этом, но не успевает. Он произносит набор звуков и сознание утекает от него, как и почва, являющаяся на данный момент стременами.

Уханова Вероника Алексеевна
Страна: Россия
Город: Нижний Новгород