Принято заявок
1384

VIII Независимая литературная Премия «Глаголица»

Эссеистика на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Отчаяние

1 Глава

— Пройдите тестирование.

Роботизированный голос отчеканил предложение. Я приложила руку с чипом к экрану монитора и слегка наклонилась, чтобы смогли проверить мою сетчатку глаза. Процедура была стандартная, но дрожь все равно била по телу от лазера, впивающегося тебе в глаз для изучения данных. Я потёрла веки от легкого зуда и прошмыгнула в помещение, медленно осматривая людей. Многие были знакомы, но видимо за ночь сюда попали еще несколько. Ничего, скоро их введут в курс дела.

— Амелия! Подойди ко мне!

Я резко развернулась и указала пальцем на себя. В ответ на это Джо кивнул. Джордан, или сокращённо Джо был моим боссом и руководил процессом оптимизации. Мы изучали уже существующие модели роботов и перепрограммировали их на новый лад. Нехотя переставляя ноги, я двинулась в сторону Джо и новеньких, попутно хватая чьё-то яблоко и надкусывая его.

— Держи, теперь это твой стажер.

Джо кивнул на молодого человека, и протянул его руку, словно тряпичную куклу.

— Прибыл вчера, отправили сюда, а я к тебе. Объясни ему что да как, ну в общем, ты знаешь. Малахия сам его назначил!

— Хорошо.

Я подмигнула Джо и схватила парня за рукав, слегка встряхнув его.

— Тебя как зовут? Меня — Я попыталась создать дружелюбную атмосферу и улыбнулась, наклонив голову на бок. – Амелия!

— Джеймс.

— Ладушки, давай не будем тянуть, пойдём я покажу тебе тут все.

Я потянула его за рукав, протаскивая через толпы новичков до того момента, пока он не затормозил посреди прохода.

— Чего встал? Пойдём давай

— Я не помню, как сюда попал…

— Пошли давай! Никто здесь не помнит этого!

Я сказала раздраженно, из-за чего все вышло слишком громко. В зале мгновенно стало тихо, все смотрели на меня. Я рывком дернула парня и подтащила к двери.

— Как я тут оказался?

— Джеймс….

— Барнс

— Джеймс Барнс, пойдем со мной скорее, мне нужно работать. А тебе быстрее освоиться. Вопросы в конце экскурсии.

— Я никуда не пойду, пока ты мне не объяснишь!

— Отлично, стой тут как дурак, и ори на весь коридор, пока тебя не заберут.

На этих словах, я приблизилась и ткнула пальцем ему в грудь. Развернувшись на пятках, я пошагала в обратную сторону. Мне никогда не давали людей в подчинение, так как я не могу терпеть чью-то тупость в ситуациях, когда проще подчинится. Однако Джеймс быстро нагнал меня.

— Стой! Да стой же! Погоди!

Я слышала пыхтение сзади, но не сбавляла темпа. Пока меня не сбили с ног и схватив за шиворот, как щенка, прижали к стене.

— Стой я сказал… почему отсюда никто не выберется? Где я вообще? Как я сюда попал? Кто ты такая и почему меня отправили к тебе?

Его зрачки бегали по моему лицу, ища ответы, которых у меня не было. Я сама не знала ничего до конца и никогда не задавалась вопросами. Нужно было лишь следовать плану и не умереть тут. Я начала хрипеть, одновременно удерживая его руку, чтобы доступ к кислороду не перекрылся окончательно.

— Барнс, ты понимаешь, что пока твоя рука находится на моем горле, я тебе ничего не скажу?

Его взгляд потупился, и он резко смутился, отойдя на приличное расстояние. Мимо нас прошла группа новеньких с экскурсией по зданию, из-за которых я потеряла в толпе Джеймса. Его темные волосы выплыли лишь через минуту. Он медленно передвигал ноги и продумывал вопрос.

— Как отсюда выбраться?

— Этого никто не делал.

— Почему?

— За пределами города люди вымирают. Мы давно закрыли доступ и никому не сбежать. Если хочешь умереть от голода, болезней и войны, то катись отсюда колбаской по малой Спасской, но тут все в безопасности.

Я обвела рукой помещение, где вдали виднелись кучи людей.

— Мы понимаем, что там целый мир. Малахия рассказывает, как люди посылают сигналы. Они бедны и несчастны, но мы не можем им помочь, не можем рисковать. У нас есть все, что можно пожелать. Разве это не прекрасно? Почему мы не можем быть просто счастливы?

— Я… я не понимаю. Вы сумасшедшие.

Джеймс зашагал вдоль протяжного коридора, заглядывая в каждую дверь, которую он мог открыть.

— Я хочу уйти отсюда! Просто выпустите меня!

Я пыталась догнать этого парня, хотя с такой разницей в росте и скорости движения это выглядело глупо и смешно. В конце он так сильно дернул дверь несколько раз, что замок слетел и перед его взором оказалась лестница на крышу. Он закрыл дверь ещё раз и посмотрел на меня. Я помотала головой из стороны в сторону, указывая на кабинет в другой стороне. Джеймс вновь открыл дверь в то время, когда я подбежала к нему, резко сокращая расстояние. Я оттолкнула его со всей силы, но отошли мы всего на несколько шагов, чего было вполне достаточно. Дверь с грохотом захлопнулась, и сотрудники начали оборачиваться.

Я облокотилась на стену и крепко сжала руку Джеймса, иначе новая толпа новеньких просто растоптала бы нас. Галтящие и безумные с дикими окриками они рвались вперёд, расталкивая локтями всех на своём пути. Под раздачу попала и я, так что, потирая ушибленные места спустя пол минуты, я тащила парня в другую сторону.

Мы вошли в просторное помещение. В углу валялись различные запчасти в коробках с различными ярлыками. В центре стоял стол с нагружёнными телами и остатками чипов. Широкое панорамное окно открывало вид на долину и множество маленьких домов в Голландском стиле. Идеальная зелёная трава на лужайках, счастливые дети с родителями в парках. Умиротворение и спокойствие. Я замолчала и подошла к окну, ладонями прилипая к стеклу. Сзади молчаливо подошёл Барнс. Я вздрогнула от звона его голоса в тишине.

— Мы можем сбежать отсюда?

Я шумно выдохнула, показывая все недовольство этим вопросом. Ну почему этот недотепа пытается уйти отсюда?

— Джеймс, прости, я не могу тебе ответить на этот вопрос. Я должна была провести тебе краткий экскурс, но вместо этого бегаю за тобой по всему корпусу.

В стенах комнаты резко завизжала сирена. Робот на столе заорал, подрагивая конечностями и виляя из стороны в сторону. Джеймс резко дернулся в его сторону, перехватывая на ходу его руку. Я метнулась к компьютеру перекрывая доступ робота к общей сети и отключая питание. Робот во всю пытался схватить Джеймса, так что он ещё успевал отдергивать свои пальцы.

— Быстрее жми на свои чертовы кнопки! Он меня щас сожрет!

— Не кричи на меня! Дай собраться!

Я резко нажимала на все рычаги. Джеймс продолжал верещать на заднем фоне так, что кровь из ушей стала бы вполне привычным явлением. Наконец, мне удалось отключить робота от питания, и он опустил щупальца. Джеймс стоял рядом весь искусанный и красный, то ли от робота, то от злости на меня.

— Прости, что тебе пришлось это пережить. Я не думала, что он может активироваться сам. Он находился в спящем режиме. Это точно какая-то ошибка. Мне нужно посмотреть подробнее его код.

— Делай это быстрее.

С этими словами он отошел к зеркалу в кабинете, и начал осматривать себя, изредка поглядывая на робота, мирно лежащего на столе.

— Зачем вообще ты под него полез? — Я нетерпеливо постукивала ногой, слабо кручась на стуле так, чтобы корпус всегда был параллелен столу.

— Ты предлагаешь, чтобы я оставил его на месте, и ты бы уже лежала далеко под его завалами?

Его манера речи начинала теребить мне нервы.

— В общем, я нашла неисправность. Он подключился к общей сети, где сейчас разгуливают всякие новости о них, и решил поднять единоличное восстание. Веселый малый!

Я покрутилась еще немного, собравшись с мыслями, почему же робот неожиданно начал атаку. Никаких новостей в интернете не было, это нужно было лишь для того, чтобы успокоить Джеймса. Я просмотрела код его работы. Все это время он работал автономно. Что же его сподвигло на это? Барнс тихо открыл дверь и вышмыгнул в коридор, пока я пялилась в окно, пытаясь найти причину. Его отсутствие я заметила лишь спустя минуту и резко сорвалась с места. Он был слишком упрямым для того, чтобы принять это все. Я выбежала в коридор и сразу же направилась к пожарной лестнице на крышу. Это был единственный объект, который мог его заинтересовать. По пути заглядывая в каждое окно, я проклинала Джо за то, что он всучил мне этого недотепу. Я почти никогда не получала новеньких из-за того, что меня бесили люди, которые тупили и не понимали, что сопротивляться бесполезно и лучше остаться тут, не создавая проблем ни себе, ни кому-то еще.

Спустя десять минут пробежки по всем возможным корпусам, я нашла его в серверной. Свет тихо мигал и вдалеке, в тенях от приборов и ящиков стоял Джеймс. Он копошился в ящике, что было категорически запрещено законом. Тут хранилась вся информация о жителях, и не в зависимости от того, что ты делал до этого, тут ты начинаешь с чистого листа.

Я приблизилась к Барнсу, мягко поворачивая его к двери, и вынимая все папки. Если нас тут заметят, то мы будем первыми, нарушившими закон. Сюда имели доступ только верховные, которые и вводили нас в курс дела. Самый главный в городе был Малахия — он руководил корпусом, а следовательно, всем городом. Именно наш корпус обеспечивал весь город. Роботы функционировали везде, так, что жители ни в чем не нуждались. Безусловно, были профессии, которые не мог заменить никто, например учитель или врач. Роботы работали на фермах или скотоводстве, чтобы никто из людей не страдал под палящим солнцем.

Джеймс, словно в ступоре стоял и пялился на пустой файл, словно тот нес для него смысл.

— Посмотри, тут ничего нет. Ни единого слова, нигде.

— Джеймс, пожалуйста, пойдем отсюда быстрее. Нас могут поймать и тогда накажут по закону. Малахия запретил сюда приходить. Здесь информация о всех нас. Никто не имеет сюда доступ кроме него, как ты вообще сюда зашел?

Я перешла на шёпот, чтобы никто не услышал нас, так как за полупрозрачной перегородкой мелькали силуэты людей. Если кто-то решит заглянуть сюда, то нам обоим конец.

— Я просто ввел код, словно по старой памяти. Пальцы сами все сделали…

— Джеймс, прошу тебя, пошли.

— Нет, посмотри, я открыл несколько папок. Они пустые…

Он руками указал вниз и впился взглядом в меня, словно я ему все расскажу. Я потрясла головой и прошептала.

— Но этого не может быть, Малахия при мне ставил закон о том, что здесь хранятся особо важные и секретные документы. Он говорил мы все были незаконопослушными и тут все о нас и прошлом. Он лично нас отбирал, чтобы дать лучшую жизнь. Я не верю этому!

— Как хочешь, я тебя не заставляю.

Он начал открывать шкафчики и пихать как можно больше папок в чью-то сумку, из которой выпихнул все документы.

— Что ты делаешь?! Убери из на место сейчас же!

Я хватала все обратно и задвигала ящики. Барнс отпихивал меня и улавливал несколько секунд для очередной папки.

— Нас убьют за это!

— Не убьют, если ты перестанешь визжать. Успокойся!

— Джеймс, положи все на место. Я могу доложить на тебя.

— Тут наверняка есть ответ.

— Ты не выберешься отсюда, смирись! Я пыталась, но все безуспешно, ты тут навсегда!

Слова пульсировали в висках и глухо отзывались внутри. Джеймс замер и медленно, застегивая рюкзак, оглянулся на меня, словно после этих слов я представляла опасность для него. Я сожалела о том, что сказала уже через несколько секунд, когда он грубо схватил меня за руку и потащил вон из комнаты.

Нам дико повезло, что мы не встретили никого на выходе и прошагали минут 7 в молчании до лестницы на пожарную крышу. Барнс сжал мою руку сильнее, в ответ я лишь помотала головой в знак мнимого протеста. Он потащил меня наверх.

2 Глава

— Вперёд, шевелись быстрее.

Я подтолкнул девчонку вперёд и сам пошёл за ней следом, обдумывая план. Нужно было сбежать отсюда. Мне не давала покоя лишь одна мысль. Она сказала, что пыталась убежать.

— Я не могу открыть дверь, тут замок.

Я выставил вперёд правую руку и она, словно из металла, сбила легкий навесной замок. Я перешагнул через высокий порог первым, когда сзади послышалось ворчание. Амелия запнулась о порог и упала на колени. Оказывается, я знаю множество способов это интерпретировать. Я оглядел небо и уловил эту идеальную голубизну. Птички, так радостно щебечущие и не понимающих, что они в ловушке. Мне ненавистна каждая клеточка этого мира и хочется уйти отсюда поскорее.

— Джеймс, сядь, и успокойся. Зачем мы сюда пришли?

— Чтобы подробнее прочитать файлы. В них должно быть хоть что-то!

— Может это невидимые чернила? Или только под ультрафиолетом?

Она медленно начала открывать сумку и доставать папки одну за другой. В конце оказалась приличная стопочка. Неужели, я взял так много? Глаза жутко болели от яркого солнца, поэтому приходилось щуриться. На лице Лии образовались морщинки в области носа и яркие веснушки начали контрастировать с бледной кожей. Я сел напротив, взяв в руки папку с именем какого-то Евгения. Поднеся зажигалку к листу, я стал вглядываться, но не заметил никаких изменений. Подняв голову, чтобы обдумать, где взять ультрафиолетовую лампу, я наткнулся на лицо Амелии, которая была буквально в 5 сантиметрах от меня.

— Эй?! Ты чего пугаешь?

— Я не эй, ты своими волосами мне весь обзор загородил на лист. Собери их в хвостик что-ли?

— Сама собери, если надо.

— Ну и соберу!

Лия потянулась к волосам и перетянула их резинкой, которую носила на руке весь день. Странная девчонка.

— Джеймс, а что, если тут просто ничего нет?

— Но как же Малахия? И его законы? Ты же сама говорила, что он не может тебя обманывать?

— Я не знаю, не хочу думать над этим. Он не может всех водить за нос, слишком долго…

— Как ты сюда попала?

— Ох… долгая история

***

Я встала посередине дороги и принялась звать на помощь. Никто не слышал меня. Навстречу лениво шли два кота и кошечка. Мерзость… Меня бесил каждый клочок этого места. Уже неделю я должна была терпеть нападки роботов на. Окна остальных домов, как и двери, были заколочены. На улице было не просто тихо, а даже пустынно. Ни звука не доносилось из домов. Я подошла к одному из них и постучала. Мне никто не ответил, так что я перешла к следующему. Я точно знала, что в городе кто-то есть, но терроризирующие роботы слишком пугали население, и отбиваться от них было тяжело. В конце концов я нашла в одном из пустующих домов бейсбольную биту и обмотала вокруг нее проволоку, которую удалось срезать. Наточив небольшие кухонные ножи, я перестала боятся этих тварей, хотя двигались они быстро, но эффект неожиданности был хуже некуда. Их шестеренки постоянно жужжали, шорох и шум сопровождали каждого индивидуума. Спрятаться от них было легко, достаточно было просто затаиться и задержать дыхание примерно на минуту. Вначале было тяжело, но я свыклась с этим.

В соседнем доме, напротив моего, который пока пустовал я сгружала их тела и разбивала на шестеренки до мельчайших деталей, что-то пряча, а что-то приберегая себе. Казалось, что я одна воспроизводила тут шум, слышный всей округе. Все прятались от меня, и наивно думали, что я не вижу свет от свечи или лампы, или легкого колыхания штор и взглядов, когда я сидела на крыше. меня боялись…боялись, потому что я давала отпор. Вскоре я набрела-таки на один дом. Открыли дверь сразу. Парень представился как Малахия и сказал, что тут уже около месяца. В его доме оказалась куча людей, каждый из которых был занят чем-то. Он был строг и харизматичен, поэтому сразу же был признан лидером. Я присоединилась к их команде, и вскоре мы пошли за остальными попавшими сюда.

За месяц, проведенный в безопасности, в доме Малахии, я смогла опробовать сотню способов выбраться отсюда. Уходила за черту города, пыталась плыть отсюда, но город словно заманивал меня обратно. Шоссе прерывалось в полусотне километров от города и дальше был непроходимый лес. Не то, что вы можете себе представить: я побоялась запутаться в трех соснах, нет. Это была чаща, кишевшая всякими тварями похуже роботов. Отсюда не выйти…

***

Я повернулся лицом к Амелии и посмотрел на ее глаза. Они искрились призраками прошлого, а каждый мускул лица был сосредоточен на воспоминаниях. Я бы и не подумал, что они возводили этот город с нуля.

— Как вы построили все это?

— Мы подчинили роботов и смогли управлять ими. В их памяти было все: рецепты, чертежи, энциклопедии и различные файлы. Он состоял из одного документа, который очевидно кто-то оставил до нас.

— Что это было?

— Точно не помню, но:

«Я пытался выбраться отсюда, но вскоре понял, что это не ад, и не мука, а рай для меня. Я создал существ подобных мне и вместе мы восстановили цивилизацию. Я прожил много лет тут, но быстро понял, что, пребывая в раю, я сотворил демонов. Они убьют вас. Вы не сможете сбежать!»

Мы решили, что безопаснее будет не рассказывать об этом никому, и продолжать молчать. Малахия все организовал. Теперь тут можно жить и не опасаться. Но ты тут навсегда.

— А самоубийство?

— Самые смелые из нас, самые беспокойные уходили, но мне… мне страшно исчезнуть… исчезнуть навсегда… Надо попробовать! Да! Ты прав, мы должны попробовать умереть! Малахия постоянно держал нас тут. Боже, я просто слепая! Мы могли бы создать…

Я начал оглядываться, чтобы нас никто ненароком не услышал.

Она не успела договорить, так как на крышу ворвались десятки роботов, которые мгновенно нас окружили.

В центр вышел молодой человек в строгом костюме с джойстиком в руках.

— Амелия! Вы украли документы.

Он дернул рукой и взял джойстик удобнее.

— Малахия, что ты делаешь?

Я медленно двинулся в сторону девушки, задвигая ее за себя. Она не стала сопротивляться и покорно зашла за мое плечо.

— Амелия, чего же ты боишься? Ты присутствовала при принятии законов. Ты знаешь их. Вы выкрали документы из хранилища. Это персональные данные! Глупо было воровать их под сотнями камер.

— Но мы вернем их, они абсолютно пустые, мы не смогли прочесть ничего.

— Мы могли тихо и мирно жить…

— Что случилось, почему ты пытаешься нас убить?!

— Я просто не хочу, чтобы ты убежала.

— Так, так это правда? Мы можем выбраться? Почему ты держишь нас тут?

Парень подошел ко мне вплотную и сдвинул в сторону. Он схватил Амелию за руку и подошел к краю крыши. Девчонка тряслась, как осиновый лист, пытаясь отступить от края.

— Двинешься, и я скину тебя отсюда, ясно?

Она мотнула головой и принялась слушать.

— Амелия, ты была посвящена во все мои планы… Посмотри, как хорошо тут живется. Мы управляем городом, только представь! Мы можем делать все. Мы можем делать все, а ты хочешь сбежать. С этим… Глупышка…

Он потянул ее еще сильнее к краю. Я дернулся в сторону Лии, но Малахия, легко дернув джойстик привел роботов в движение. Меня обступили. Она может умереть, как только он дернет рукой. Я в считанные доли секунд привел в движение свои конечности и схватил ее за локоть, отдернув назад. Мое тело пронзила боль, не сравнимая ни с чем. Меня словно пронзили тысячи осколков. Последнее что я услышал был ее пронзительный крик. Она упала на колени и обхватила мое лицо.

— Баки… нет, пожалуйста… Малахия! Что ты наделал?! Нет!

Она зарыдала и соленые капли градом полились на мое лицо. Мне необходим отдых. Я должен поспать…

3 глава

Я очнулся на холодном полу. открыв глаза, я увидел пронзительный свет, проникающий в мои глаза. Белые блики крутились в моих глазах, и картинка в глазах устанавливалась еще очень долгое время. Наконец, полностью открыв глаза, я пошевелил рукой, разминая шестеренки и ногами, ощутив колотое ощущение в ногах. Больно…

Руки были связаны сзади в тугой узел, а на мне была надета белая рубашка. Я… в психбольнице. Напротив меня сновали люди, проговаривая нелепые отрывочные фразы. Одна девушка лежала на полу, изредка подрагивая от приступов. Я встал на ноги, слегка передвигая их. Тело колотило и бросало то в жар, то в холод. Дойдя до девчонки, я опустился на колени и почти сразу представил синяки, которые появятся потом. Я развернулся корпусом и оказался к ней спиной. Перевернув ее лицом кверху, я увидел град слез, которые не прекращали литься. Она шептала одно и то же слово, что неимоверно пугало. Я долго вслушивался и когда понял, что она хочет сказать, мой мозг пронзило болью от воспоминаний. Никогда не думал, что это так больно. Вспоминать…

— Баки, Баки, Баки… пожалуйста… Баки

— Амелия…

Коваленко Алина Александровна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 24.02.2006
Место учебы: школа №1799 Москва
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва