XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
От полудня до заката (рассказ)

От полудня до заката
«От полудня до заката заливался гармонист, разрумянились девчата, хорошо так играет танкист», — Анюта сидела рядом с палаткой, штопала прохудившуюся рубаху и тихонько напевала.
«Разрумянились девчата, хорошо так играет танкист…», — эта песенка прям прицепилась к ней с того времени, как в их часть приезжали с концертом фронтовые артисты. Уже три месяца прошло, а она в минуты отдыха все поет и поет про танкиста-гармониста. Могла ли 19-летняя Анюта знать, что пройдет чуть больше года, и сразу после окончания войны их еще не расформированная воинская часть будет дислоцироваться неподалеку от одного из танковых полков. Там молодая Анюта и встретит своего танкиста. И больше они не расстанутся. Долгую, честную и счастливую жизнь проживут вместе медсестра Анюта и танкист Григорий. Но это случится после войны…
«Анюта, поешь?» — это Глеб. Опытный солдат, с июня 41-го воюет. Появился в их части не так давно, может полгода. Сначала Анюта его побаивалась. Взрослый, серьезный. Прибыл в их часть после госпиталя. В месте ранения у Глеба часто ноет нога. Глеб потирает ее и всегда приговаривает «к дождю». Смешной, как нога может болеть «к дождю»? Нога болит, потому что ранение там было. Хотя иногда и правда к вечеру или к утру следующего дня после этих потираний Глебом правой ноги со словами «к дождю» ветер нагоняет тучи и хоть маленький, да поморосит дождь. А бывало и целый ливень как зарядит дня на два. Но Анюта все равно не верила в связь между раненой ногой Глеба и дождливой погодой. Пока не верила. Через много лет у ее мужа, у Григория, также будет тянуть спину «к дождю». Свое ранение Гриша получит в 43-м, в битве за Кавказ. Исполосованная спина до самой старости будет напоминать ему о той страшной битве.
Глеб подошел так тихо, что Анюта не услышала шагов. Она замолчала. Анюта не любила, когда кто-то слышал, как она поет. Пела она не очень хорошо, как ей казалось. Хотя другим вроде нравилось. И даже в школьном хоре она несколько раз выступала. Но все равно стеснялась своего пения.
«Хорошо как, солнечно» — Глеб сел рядом. «Ага, тепло» — кивнула Анюта. Анюта уже давно привыкла к серьезному Глебу, они даже подружились. Оказалось, что они земляки. Оба из Донецкой области. Анна выросла в городке Красный Лиман, а Глеб всю жизнь прожил в деревне со смешным названием Кривая Лука. Почему «кривая»? Красный Лиман и Кривая Лука совсем близко друг от друга, километров пятнадцать, не больше. По меркам военного времени, когда земляками считаются все, кто родился в одной или даже в соседних губерниях, или если твой дед был родом из того села, откуда призвался твой однополчанин, Глеб и Анюта были больше чем земляки, считай родня.
Анюта любила вспоминать свой городок. Счастливое детство. Мама, папа, два брата. В июне 41-го Аня заканчивала школу, ей было 16 лет. Хотела учиться дальше. Через год Анна уйдет на фронт медсестрой. В составе своей части она дойдет до Берлина. Но все это еще случится.
Сейчас они с Глебом сидят у палатки медсанчасти. Анюта, продолжая штопать рубаху, сказала: «солнце почти как дома, такое же теплое». Глеб молчит. Анюта привыкла, он всегда молчит, когда вспоминает дом. У Глеба в Кривой Луке (Ане снова стало смешно – почему «кривая»?) осталась мать, жена Маргарита и две дочки. Одна из них еще не говорила, когда Глеб уходил воевать. А вторая и вовсе родилась, когда он уже два месяца как служил. Очень ждал Глеб вестей из дома, переживал за жену на сносях. Слава богу, получил весточку, что родилась девочка. Рита писала: «ждем тебя, возвращайся живым, нам еще сына родить нужно».
Анюта знала, если Глеб задумался и молчит, значит вспомнил свою семью. Сердце Глеба щемило от мыслей о них. Как они там одни? Отец Глеба ушел на фронт, когда уже почти год война шла. Почти все мужики из Кривой Луки ушли воевать, одни бабы да дети остались. Ну еще старики да старухи. Как они там? Письма из дома приходили нечасто. А вот от отца совсем не было никаких вестей. Глеб надеялся, что отец его жив-здоров, просто письма не доходят.
«Хорошо как, тихо», — вдруг очнулся Глеб. Пойду я, завтра наступление, надо поспать. Анна как раз закончила штопать. «Да, отдохнуть нужно всем», — встала и нырнула в палатку, на которой был нарисован красный крест.
Анюта долго не могла заснуть. Перед боем всегда так. Она уже два года на фронте. Понимает, что завтра будет слышать крики, стоны: «сестра, сестричка, сюда…». А порой – ни криков, ни стонов, а только молчаливый взгляд-мольба: «сестра, сестричка…». Анна боялась. Да, она очень боялась видеть раны, кровь и главное – глаза этих солдат. Еще живых и уже мертвых. Никто никогда в жизни не узнает, как она боится всего этого. Никто, кроме ее Гришы. Через много лет она поделится с мужем своими страхами. Будет рассказывать ему истории про трусиху-медсестру. А он будет говорить, что на войне всегда и всем страшно. И ему было страшно в танке. Когда шел на таран вражеской машины – страшно, и когда их танк подбили, осколками всю спину изорвало в клочья – тоже страшно.
Анюта мало спала в ту ночь. Будто чуяла беду. Утром пошли в наступление. Бомбы, пули, танки, гул, свист… Как же ей было страшно! Но Анне бояться некогда, она перевязывает раненых. Их становится все больше. Она мечется от одного к другому. Тащит здоровые мужские тела подальше от этой бойни и поближе к санчасти. Дальше перехватывает кто-то из солдат, а там уже и доктор поспевает. А Анна возвращается к своим солдатикам. Молодым, старым, русским, украинцам, казахам. Да кого там только не было, она даже и не все национальности сумела запомнить. Анна ползала от одной кровавой раны к другой, от одних молящих о помощи глаз к другим. «Боже, помоги нам!» — взывала Анна и продолжала тащить по траве очередного бойца.
В какой-то момент Анна упала без сил и без памяти. Взрывной волной хрупкое тело откинуло на пару-тройку метров. Очнувшись, Анне показалось, будто гармонь играет «от полудня до заката…». Нет, это ей почудилось. Бой еще не окончен.
Операция по форсированию Днестра была успешна завершена советской армией 22 августа 1944 года, открыв нашим войскам путь для дальнейшего продвижения по побережью Черного моря.
Глеб не вернулся из боя. После войны Анна с мужем ездили в Кривую Луку навестить Маргариту.
За спасенные жизни в боях за оборону р. Днестр старшина медицинской службы Анна награждена медалью «За боевые заслуги».

Антонов Георгий Михайлович
Страна: Россия
Город: Сыктывкар