XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Поэзия на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
осколки.

мне все говорят, что я в виртуальном мире,

живу там и за улыбкой скрываю страх.

а я бы хотела думать о сыре

и о красивых, но непонятных мирах.

мне говорят, что я кукла, пустышка, сволочь,

мне говорят, что я села на шею к людям.

а я не хотела, я не просила помощи,

а вы меня помощью задавили и судите.

мне говорят: «ты сама ничего не хочешь»,

а меня ведь даже учиться никто не учил.

жить некрасиво, когда за собою слëзы волочишь,

думаешь, справишься? думаешь, хватит сил?

мне говорят, «из дерьма человека не сделать,

а ты родилась дерьмом, и будешь всю жизнь одна».

а я смотрю на разорванное тело,

и там наступает весна.

прорастают розы, царапают кожу в месиво,

как чужие слова, намеренно в цель брошенные.

вы на меня смотрите, вам, наверное, весело,

а мне, наверное, так и положено.

я не знаю, что я сама про себя думаю.

ненавижу саму себя вашими же голосами.

в чеках с гневными криками я замотаюсь мумией,

вам так нравится больше, правда? ведь вы это сделали сами.

мне говорят «завралась ты, твои слова ничего не стоят»,

а я вру, что это нормально, глядя себе в глаза.

скажите, что вас так сильно во мне беспокоит?

скажите, пожалуйста, прямо, что я — коза.

про меня говорят «как жаль, в ней так много боли»,

меня жалеют, читают семье нотации,

но, знаете, иногда человек выбирать не волен,

иногда мой единственный выбор — прокрастинация.

вы говорите: «она ничего не сможет»,

и своими ногами топите меня в рутину.

вы гордые, но убегаете с репликой «бог поможет»,

а мне поможет разве что гильотина

***

с наступлением ночи все возвращается в стадию эмбриона,

стихают капели с крыш и весеннее пение.

зимний мир под взглядом холодного Ориона

замирает, таясь. наступает забвение.

веточки вербины к небу, как руки, тянутся пальцами,

и лёгкий речной ветерок доносит остатки вечера

на снегу иероглифы нарисованы робкими зайцами,

родная моя зима, как тебя покалечило.

***

раскидаю. режущие, рыдающие, дети пропасти,

есть ножи и слëзы, но нет совести.

грызут друг друга, ревут, раскаиваясь, прощаются.

раскапывают старые раны и обещаются.

‘мы — говорят — вырастем, вырвем корни, расцветëм розами,

растает лëд, а стихи станут прозами’..

и они растут. робеют, решаются, ранят.

роняют слëзы, думая: ‘скоро меня не станет’.

раздеваются догола и под клинок подставляют горло.

ревут от жалости к себе, но стоят гордо.

кричат в подушку и, словно дети, балуются алкоголем,

им уже не страшно, не больно, не больно

***

облака заполняют небо,

наползают серыми тучами.

никогда я здесь раньше не был,

но пришёл ближе к ночи — так лучше.

под ногами ползают лужи,

отражая в себе фонарики.

уже холодно, но не стужа.

мы как будто в стеклянном шарике.

расползаются ветки лапами,

и немного капает дождь.

все вокруг прикрываются шляпами.

уже вечер. домой можно.

все устали, морозно и душно,

одиноко сверкают вывески.

нам прийти бы домой, покушать,

а не всех из страны вывезти.

***

весенний вечер целует меня морозом,

солнце ушло, оставляя на небе полосы.

теперь только я: с покрасневшим носом

убираю в сторону длинные волосы.

я стала старше, и они потемнели:

от блондинистых до каштаново-русых.

жду луну, без перчаток руки окоченели,

звёзды спрятались за облаками, как трусы.

я люблю весну, весна означает рождение.

второе дыхание, новое солнце и лужи.

весна — это к жизни менять отношение

избавляясь от тех, кто тебе совершенно не нужен.

под весенним солнцем проплакался первый дождик,

пробежал по карнизу, оставшись замёрзшей коркой.

весна рисует на лицах людей, как художник,

а я выбегаю, прощаясь с уютной норкой.

Астахова Таисия Леонидовна
Страна: Россия
Город: Москва