XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Он – это я

1. «Всё сложно»

— Родители, давайте жить дружно! – Марк решил разрядить обстановку. — — Сын, всё хорошо, иди в свою комнату, мы разберёмся! – услышал в ответ Марк. Он крепко зажал ладонями уши, зашёл в комнату, с силой захлопнув за собой дверь. Но этого всё равно никто не увидел и не услышал. Ссора родителей проходила с грохотом: выяснение отношений, высказывание претензий, обиды, слёзы. В общем всё, кроме мирного разрешения ситуации. Марк — шестнадцатилетний подросток, чувствовал себя лишним на этом поле битвы. Он стоял у окна. На улице было тепло, несмотря на то, что уже конец августа. Солнце садилось за горизонт, но на улице было довольно людно. Марк смотрел вниз с высоты птичьего полёта и наблюдал, как семьи гуляют с детьми на площадке, пожилая пара под руку прогуливается по дорожке, а парень с девушкой, сидя на скамейке, нежно обнимаются. И все, все они были счастливы. «Я просто хотел помирить их. Да ладно. Как хотят», — произнес Марк и взял в руки телефон. Немного подумав, он быстро набрал номер. После продолжительных длинных гудков прозвучал знакомый голос:

— Слушаю…

— Привет. Давай прогуляемся, — предложил Марк.

— Марк, я же просила… Я не могу.

Ответ был равносильным разрыву атомной бомбы, когда надежда на благополучный исход исчезает мгновенно. Порой спираль жизни раскручивается с такой невероятной скоростью, что уследить за событиями почти невозможно. Одноклассница Маргарита была красавицей, мечтой мальчишек всей школы и двора. Еще в мае всё было хорошо — встречи, прогулки по парку, поедание в кафе французских булочек с капучино, вечерние сеансы в кино. Рита была самой лучшей в мире, самой родной. Марк крепко держал ее за руку, боясь, чтобы она куда-нибудь не исчезла. Как правило, так бывает в молодости, когда голова кругом идёт от впечатлений и смены декораций. И вот после успешной сдачи экзаменов Рита исчезла. Марк понимал, что что-то не так. Она не отвечала на звонки и сообщения. Читала их и просто игнорировала. На страницах социальных сетей поменяла своё имя на Марго со статусом «Всё сложно». Исчезла она совершенно внезапно, не предупредив, оставив в почтовом ящике письмо, где в графе «кому» было написано одно слово «Марку». Письмо было не менее сухим: «Спасибо за всё. Не ищи меня».

Марк не стал задавать Рите вопросов «почему?», «зачем?» и тому подобное. Сбросил вызов и стал собираться. Джинсы, худи, кроссы, кепка, и вот он уже на пороге. «Надо проветриться», — думал Марк. Оценить события и расставить их по значимости на пьедестал, для этого нужно время. Хорошо, что у подъезда никто из соседей не встретился – ком в горле помешал бы что-либо ответить. Ноги сами, будто вспомнив что-то, быстро спустили на первый этаж. Вот он — свежий воздух. Вот оно — счастье, которое только что было видно из окна высотки. Теперь Марк — частичка этого счастья. Он долго ходил по дорожкам двора, то и дело поглядывая на окна квартир. Окна Риты не пылали светом, они были темные и бездушные. От них веяло равнодушием. «Зачем она так со мной? Что случилось? Почему она не объяснила? Как мы будем учиться в одном классе?» -продолжало мелькать в голове Марка.

Стемнело. Стал моросить последний летний дождик. Марк увидел, что отец вышел на балкон, и тут же раздался звонок. Отец.

-Алло, пап. Я во дворе.

-Вижу. Сын, иди домой, холодно. Я чайник поставлю, — позвал отец.

Марк любил отца и никогда не подавал виду, что он ему неродной. С первого дня он как мужик, с которого пример в жизни можно брать, понравился Марку. Где надо – строгий, по большей части – душевный. Родной какой-то. Для пацанов доброе слово иногда полезнее ремня. Первая встреча до сих пор стоит у Марка перед глазами …

«Ну что, привет, Марк, — Глеб Викторович протянул руку. – Молодец, настоящий мужик». Каким-то другим он себе представлял отца. Покрупнее что ли, с усами и бородой. А здесь… На вид лет пятьдесят, статный, поджарый, смуглый, гладко выбритый. Даже лампочки в лысине отражаются.

«Ну, чего застыл? Проходи. Садись. Будь как дома… — засмеялся Глеб Викторович. — Много нам с тобой друг о друге узнать надо. Но ведь у нас впереди целая жизнь?» Таким настроем он тогда очень подкупил Марка, которому и было-то всего 6 лет. Пока разговаривали, пили чай с лимоном и пирожными. В общем расположил он к себе Марка и даже другом стал. Отец всегда таскал Марка на рыбалку, за грибами, учил его пилить, строгать и даже готовить. Говорил: «Мужик должен все уметь».

Марк неспешно поднялся в квартиру, звонить не стал — открыл дверь своим ключом. Дома тихо, спокойно. В прихожей посмотрел в зеркало, поправил волосы и заставил себя улыбнуться. Проходя мимо комнаты, заглянул к маме, она читала книгу. Отец был на кухне.

— Как дела, сынок? – поинтересовался отец.

-Да всё норм, разберемся, — ответил Марк. Помыл руки и прошёл в кухню.

— Я вижу. Что-то случилось? Не переживай. Всё будет хорошо. Давай поговорим, -предложила мама и села рядом.

-Позже, не сейчас… — пообещал Марк, тая надежду на завтрашний день.

С началом переходного возраста Марк стал чаще закрываться, появились чёткие личные границы, куда проникнуть взору взрослого человека стало невозможно. Когда над тобой насмехаются, друзей нет, то взрослые обещают, что всё наладится. По большому счёту, оно так и есть, поскольку прошлое делает сильнее. Подростковый возраст был непростым жизненным этапом для Марка. Что происходит с детьми в современном мире? Погоня за трендами, аморальное поведение сверстников, гаджеты…. Марку тяжело в таком мире. Он совсем другой подросток.

Разговор с родителями был долгий. Уже за полночь легли спать. Но для Марка это было важно. В голове всё встало на свои места.

— Мам, кинь мне немного денег на цветы учителю к Дню знаний…

2. Остановка «Счастье»

Первое сентября. Город разбужен ярким солнечным светом. Каникулы закончились. Десятый класс. Марк проснулся с прекрасным настроением. Быстро позавтракал, оделся, перекинулся парой слов с родителями, велел им не ссориться и побежал в ближайший цветочный магазин. Как и решил, Марк купил букет белых хризантем для учителя и большой букет розовых маргариток для неё. Да-да, для Риты. Всю дорогу до школы Марк репетировал речь, готовился, что скажет, с чего начнет. Несколько раз гуглил на телефоне красивые слова.

У школы к его приходу уже толпились ребята разных возрастов. Но найти свой класс оказалось не так уж и сложно. Ухмылки, насмешки, тыканье пальцем привели Марка в нужное место. Учитель, наверное, единственная, кто был рад его появлению.

-Здравствуй, Марк! Спасибо за цветы! С Днём знаний тебя! — встретила она Марка.

-Спасибо! Ещё не все собрались? — спросил Марк, оглядывая толпы учащихся.

-Ритка не придёт. Она перешла в другую школу. Забудь, –хихикнул ядовито одноклассник.

-Рот закрой, тебя не спрашивали, — глядя в глаза однокласснику уверенно произнес Марк. Он сам не ожидал от себя такого. Раньше бы Марк так никогда не поступил, но озлобленность некоторых порой достигает максимума и переходит все границы. Более того, большинство из них следует трендам, что не всегда подходит другим.

На вопросительный взгляд Марка учительница кивнула.

-Марк, к нам в класс пришло много новых ребят из других школ. После линейки познакомимся и пойдём все вместе погуляем, в кафе посидим, можем на пароходике прокатиться.

-Понятно. Я сейчас вернусь, — сказал Марк и спешно пошел за пределы школьного двора. Уже у станции метро Марк понял, что держит в руках букет маргариток. Небрежно и равнодушно он выбросил его в урну.

Всё вокруг для Марка казалось тусклым и серым, словно расколотое небо разлилось и излилось на землю, пожирая весь цвет жизни. Весь мир мимолётен и обескровлен, словно брошен на произвол судьбы. Марк спускался в метро, не нарочно задевая прохожих. Он не понимал, что делать дальше. Глаза его, казалось, потеряли свой блеск и теперь искрятся лишь слезами, стремясь вылить страдания на холст времени. Тени прохожих проплывали перед его усталым лицом, на котором отражалось грозовое облако душевной тревоги. В нём медленно угасало пламя страсти, оставляя лишь уголёк надежды на возрождение. Марк подошёл к краю платформы, посмотрел в тоннель, где было темно и откуда веяло холодом. И вот он — свет в конце тоннеля, из которого в мгновение вырвался поезд, который резко остановился. Через несколько секунд поезд сорвался с места и с шумом скрылся в темноте. Циферблат часов обнулился. У Марка будто произошла перезагрузка. Летящие в противоположные стороны поезда развозят в разные направления людей. Они выглядят равнодушными. Кто-то занят смартфоном, кто-то читает, иной просто спит. Суета. Душно. Внутри вагоны пропитаны тоской. И только сухой монотонный голос диктора, объявляющий станции, заставляет прислушаться. Кажется, что он произносит: «Не переживай! Всё будет хорошо! Следующая станция «Счастье».

Телефонный звонок вернул Марка в реальность. Мама.

-Да, мам.

-Сынок, ты где? Учитель сказала, что тебя нет в школе.

-Мам, всё хорошо. Что за контроль у вас? Я уже не в началке. Дома поговорим, — резко бросил Марк и скинул звонок. Он вышел на ближайшей остановке, пересел в противоположную сторону и доехал до своей станции.

Всю дорогу до дома он чувствовал себя виноватым в том, что нагрубил маме. «Мама волновалась, переживала, позвонила узнать, где я. Из-за какой-то девчонки, которая не хочет со мной общаться, я накричал на родителей. Что со мной? Мне нужно учиться, готовиться к экзаменам. Остальное все прах», — тихо вёл монолог Марк. Он решил сократить путь через парк. Там он встретил Риту, которая шла за руку с его соседом Сашкой. Марк вспомнил, что это их он видел вчера у дома на скамейке. Марк протянул Сашке руку, они поздоровались по-мужски и разошлись. Ушёл, просто молча ушёл без выяснения отношений. Второй раз за день он сам себе удивился. Марк почувствовал себя взрослым, способным на мужские поступки. Ещё он знал и отлично понимал, что дома его ждут люди, которые всегда с ним, даже если их нет рядом. Что в любую минуту они на связи. На душе легко. Груз с плеч. Домой Марк пришел в отличном настроении, как был с утра. Обнял мать с отцом и сказал, что очень проголодался. Родители не задавали сыну вопросов. Решили выдержать паузу. Они знали о Рите.

3. Не такие как раньше…

За несколько учебных дней Марк познакомился с новыми одноклассниками. Всё шло своим чередом. «Отличные ребята! Но есть одна девочка, зовут ее Полина. Она ни с кем не общается. Девчонки из класса обсуждают ее и хихикают», — признался он как-то матери.

-Да, кстати, Марк, вчера приходила девочка, спрашивала тебя, — сообщила мать.

-Как её зовут?

-Она не представилась, — пожала плечами мама. Сказала, что твоя одноклассница.

-Чего она хотела? — поинтересовался Марк

-Хотела узнать домашнее задание на следующую неделю. И вот…, — мать протянула Марку небольшой клочок бумажки, на котором были написаны цифры.

— Это её номер телефона, — добавила мама.

-Ааа, это, наверное, Полина. Я про неё тебе говорил. Просто она сейчас на больничном, -догадался Марк. — Надо перезвонить, -и взял бумажку у матери.

Листок с номером Марк бросил на стол в комнате и вспомнил про него уже вечером. Набрал номер. Ответили сразу же, после первого гудка.

-Алло, — прозвучал тихий, скромный, почти детский голос.

-Привет, это Марк. Вы искали меня? –так решил начать разговор Марк.

-Да, искала. Я просто не знала твоего номера, а живу в соседнем подъезде. Это Полина, твоя одноклассница, — запинаясь и волнуясь произнесла девушка.

— Я понял. Как твоё здоровье?

-Уже лучше. Думаю, на следующей неделе приду в школу, — уже смелее произнесла Полина. Ты не мог бы сказать мне домашнее задание и дать переписать то, что было на уроках?

-Конечно. Не вопрос. Через полчаса я пойду на улицу. Выходи тоже, — ответил Марк.

Домой Марк вернулся около 22 часов, когда родители начали беспокоиться и звонить.

-Мам, мы с Полиной в парке гуляли и потеряли счёт времени. Её мама тоже звонила, волновалась, — виновато произнёс Марк.

«Оказывается, у нас много общего, наверное, мы бы так и проболтали до утра, если бы не родители. Довольно хорошая и скромная девчонка», -размышлял Марк, лежа в постели и глядя на мерцающие звёзды тёмно-синего неба. И продолжил: «Какие будут эти отношения и будут ли? Будут, конечно, но точно не такие, как прежние».

P.S. Многие увидят в Марке себя и скажут: «Он- это я». Переходный возраст – трудный этап в жизни не только подростка, но и его родителей. Но всё однажды заканчивается: и сам период, и психологические трудности, и даже зависимости уходят на второй план. Главное для родителей – быть опорой и поддержкой своему ребенку, всегда разговаривать и обсуждать возникающие ситуации и не пытаться силой добиться каких-либо результатов.

Волченков Егор Валерьевич
Страна: Россия
Город: Кинешма