XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Очей очарованье

Тихая осень бродила по пустым улицам, площадям и переулкам провинциального городка, будто заблудилась и забыла, куда идти. Над нею в безоблачной прозрачности высокого, по-осеннему прохладного неба свой последний прощальный круг делали запаздывающие журавли. Стремились к югу вереницы грачей вперемешку с горластыми галками, которые, словно указывая волшебнице-осени путь, обгоняли тяжелых грачей и торопливо рассаживались на самых верхних, уже тронутых увяданием ветвях.

Городской парк наполнился звуками жизни: шелестом листвы, сдуваемой опахалами крыльев суетящейся стаи, гулким карканьем и пронзительными возгласами птичьего базара, шумным шорохом жухлости под ногами гуляющих… 

И осень точно прозрела. На цыпочках она вошла в парк. Она нашла то место, которое искала и принялась за работу, смешав все чистые краски, какие существуют в мире, и стала наносить их, как на холст, на окружающее пространство земли и неба. Разукрасила жёлтым, багряным и розовым листья деревьев, кустов и даже добралась до травы и неброских осенних цветов. Разбросала в воздухе серебряные паутинки. Потрепала за плечо ветер, и он закружил в последнем, прощальном вальсе красно-желтое конфетти и устлал заброшенные и пустынные аллеи разноцветным покрывалом. Какой изящный полет! Неистовое, молчаливое кружение, пронизанное чистым, невесомым светом. 

Багровеющий закат изо всех сил поливал пурпуром желтеющие верхушки берез, акаций, кленов, тополей. Только широкие приземистые дубы отливали коричневым, и задумчиво шептались чуть покоробленной ржавеющей листвой, будто вспоминали давно минувшие события.

А потом осень-красавица добралась до лесных тропинок, расцветила березняки, которые  всегда нарядны, в любое время года радуют глаз, а уж тут засверкали, словно ожившая хохломская роспись. Сосняки наполнила чаровница смолистым запахом и хрустом хвои под ногами. Тополя и осины поспешила  украсить серебристыми, желтыми, золотыми в крапинку, багряными листьями. Подарила молодым клёнам оранжевое, нежно-розовое одеяние, манящее поваляться в своём мягком кружеве.   Развесила на рябине ярко-красные гроздья. Расщедрилась не на шутку, открыла свои подземные кладовые и устроила грибные ярмарки, чтобы заманить грибников в леса и перелески.

Поколдовала осень  и над лесным озерцом, бросив над ним голубеющую дымку, сквозь которую проступали, как через матовое стекло, вековые ракиты на берегах и увядшие изумрудные цветы.

«А из нашего окна площадь Красная видна…», — оставил нам поэт знаменитую строчку. А из моего окна виден парк, в котором погостила осень. Щелчок фотоаппарата запечатлел золотой хоровод клёнов, сусальную сказку природы. И этот снимок будет стоять на моём  столе всю зиму, что-то символизируя, о чем-то напоминая.

Картинка за окном изменится, и я с грустью затворю окно, но чарующее колдовство осени будет согревать меня весь год.

 

Зезин Николай Иванович
Страна: Россия
Город: Кинель