XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Общество «НН»

Валерий Аркадьевич заканчивал работу над докладом, белки его глаз были опутаны сеткой из красных сосудов, неудивительно, ведь он целый день сидел за ноутбуком. Уже завтра состоится важная историческая конференция в университете, где Валерий Аркадьевич преподавал.Неделю назад ему как одному из лучших работников поручили представить их ВУЗ. Услышав эту новость, Валерий Аркадьевич от радости был готов набросится с объятиями на ректора, но вовремя остановился. На протяжении всего оставшегося дня широкая улыбка не сходила с его бледного лица. Его жена, Мария, работавшая в городской больнице совсем не разделяла торжества. Даже наоборот, новость прогремела для нее как гроза в солнечный день. Она протерла глаза и с трудом улыбнулась мужу, стараясь сделать вид, что разделяет эту радость. Мария понимала, что на протяжении всей недели ее муж будет пропадать в кабинете, куда вход был разрешен лишь избранным, а избранный был один — Валерий Аркадьевич Курильченко. Так и случилось.

Доклад был закончен, пробежавшись красными глазами от начала до конца, Валерий Аркадьевич захлопнул ноутбук, закрыл глаза, сделал глубокий вдох и на выдохе расплылся в улыбке. Ему казалось, что в своей жизни лучше он ничего не писал и скорее всего не напишет. В голове он уже представлял как завтра он, кандидат исторических наук, в синем костюме с гордо поднятой головой будет подходить к трибуне, подойдя, поправит очки, прокашляется и начнет читать свой шедевр, а в конце выступления зал взорвется аплодисментами, и все как один будут скандировать его имя, а он положит руку на грудь, поклонится, помашет своим почитателям и сядет на место

Как вы понимаете, тщеславия у нашего профессора не занимать

-Это будет триумфально, — прошептал Валерий Аркадьевич.

Отрезвило сознание гения будильник, сработавшей на ноутбуке, было половина первого ночи. Его жена уже нежилась в постели.

“Надо идти спать, завтра важный день”, — подумал Валерий Аркадьевич и подошел к двери, где находился выключатель. Он окинул кабинет взглядом. Кабинет представлял собой комнату средних размеров, входя в нее прямо по курсу находилось окно, перед ним стоял просторной стол, пожелтевший от времени, на столе стоял ноутбук и настольная лампа, за столом стоял синий стул на колесиках, слева от стола стояла небольшая серая мусорная корзина, старое кожаное кресло для чтения, рядом с которым стоял торшер, а справа стоял шкаф — исполин, если бы он был бы живой, наверняка он был бы царем кабинета.

Выключив свет, Валерий Аркадьевич направился в кровать к своей жене. Войдя в комнату, он увидел, что Мария свернулась клубочком обняла подушку и заснула. Мария была милой девушкой, у нее была белоснежная кожа, когда она ходила в белом медицинском халате, создавалось впечатление, что это ангел, пациенты даже ласково называли ее “ангелком”, волосы у “ангелка” тоже были светлые, средней длины, где-то по плечо, а ее тоненький носик был усыпан веснушками, тонкие губы девушки кровили из-за ее дурной привычки покусывать их своими зубами. Но отдельного внимания заслуживали глаза Марии, которые были цвета морской волны, именно в них 3 года назад Валерий Аркадьевич нырнул с головой и как ему казалось, чуть не захлебнулся, а взгляд Марии был ключиком к любому сердцу, этим ключиком девушка охотно пользовалась в больнице, когда разговаривала с пациентами. Когда пациенты открывали свое сердце, девушка внимательно выслушивала и всегда находила слова, чтобы успокоить или подбодрить больного. Неизвестно, что помогало больным лучше: разговоры с ангелом или пилюли, которые им прописывали врачи

Глядя на жену, у Валерия Аркадьевича проскользнули две мысли, как ему повезло с женой, мало того, что она его на 10 лет младше, так она была прекрасна, настоящий ангел, а вторая мысль была куда плачевнее, у пары до сих пор нет детей. Отогнав куда подальше вторую мысль, словно ее никогда и не было,Валерий Аркадьевич укрыл жену одеялом, поцеловал в ее веснушчатый нос и лег рядом, уставившись в потолок.

“Как мне не стыдно? Я все время пропадаю на работе, да если бы только это, даже дома за ужином я никогда не спрашивал у нее как прошел ее рабочий день, ни разу не приносил ей завтрак в постель, никогда не водил в ресторан или в кино Я — вор. Я украл у нее самые счастливые дни, да что там дни, я украл у нее всю жизнь. . Вся моя голова забита историей, только, к сожалению, не моей”

Такие душераздирающие монологи стали традицией профессора, после них было бы логично сказать, что- то вроде: “решено, настало время все менять”, но нашего профессора хватало лишь на страдальческую часть. Перевернувшись на бок, Валерий Аркадьевич зевнул, закрыл глаза и погрузился в мир грез

Пора, собрание вот-вот начнется, — проговорил некто мужским, но слегка дрожащим голосом

Все время, Уонбукт, ты куда-то спешишь,- ответил другой более спокойно и размеренно, будто распевая слова

На этот раз, мистер Лотс, он прав,-командным тоном отчеканил какой-то мужчина

И ты туда же, Шафк

Господа, давайте уже начнем действовать,-робкий женский голос казалось призывал к спокойствию и действию

Дорве говорит дело, пора бежать, пока этот остолоп не додумался закрыть камеру, — вновь отчеканил командным тоном мужчина

Слокер, Лотс, Уонбукт, Палма, Дорве, Шеррот выдвигаемся,- пркомандывал мужчина

А мой сынишка? Лутс?Опять его не берем?, — распеваючи, но чуть возмутившись, спрашивал господин

Лотс, мы уже это обсуждали. Ему рано.,-ответил командир

Было решено. Компания из семерых членов вышла на улицу ночного города. Словно сбегающие бандиты, они прижимались к стенам и так по грязным переулкам, где шнырял всякого рода сброд, достигли пункта назначения. Пересчитавшись, они зашли. Уонбукт был прав, собрание уже началось.

Войдя в дверь перед героями предстало просторное помещение, особенностью которого являлось полное отсутствие мебели, вернее мебель была, но она не принадлежала этому помещению.

О, новички, рады приветствовать вас в обществе “неживых неудачников”,- проговорил массивный дубовый трон

Всего в помещении помимо наших героев находились: трон, табуретка, лавка и тумбочка. Все они сидели в широком круге.

Друзья, не стесняйтесь, проходите. Сегодня как вы видите наше собрание не столь многочисленное как обычно, но мы с радостью выслушаем ваши истории,- продолжал Трон

Понимаете ли, наше общество было создано для того, чтобы любого рода утварь смогла высказаться. Самое главное, что здесь вас никто не осудит, никто не скажет вам такие слова как: “пора в утиль”, “съездим, новую возьмем”, “фу, что за рухлядь”. Здесь мы все поддерживаем друг друга. Вы, конечно, чуть припоздали, но ничего страшного, на правах новичков мы предоставляем вам слово. Правда же, друзья?

Все закивали. Робко наши герои прошли и втиснулись в круг. Их не могло не обрадовать столь любезное приветствие, поэтому несмотря на то, что они были “новичками”, они чувствовали себя в своей тарелки.

Что ж, если позволите, то я на правах старшего установлю наш порядок выступлений, — обратился Шкаф к своим друзьям

Да, Шафк, конечно,- поддержали пришедшие с ним Ноутбук, Стол, Ведро, Лампа, Кресло и Торшер

Тогда, первым начнет Лотс, за ним Шеррот, после Дорве, за ней Палма, после нее Слокер, после Уонбукт, а после него выступлю я

Порядок был определен. Мебель принялась изливать душу сородичам.

Желтоватый, местами с царапинами, местами с пятнами, местами с кругами от чашки на массивных ножках Стол размеренным шагом вышел в центр

Могу начать?,-робко поинтересовался Лотс

Да, конечно, начинайте,- подтвердил Трон

Меня зовут Лотс, мне 41 год,-распеваючи начинал Стол

Моя история берет свое начало в таежном лесу, в месте, где я был рожден, в месте, по которому я безумно тоскую. В лесу, который был пропитан запахом свежести и утренней росы, я познакомился с одной березой. Хотя сказать одной будет неправильно, с единственной. Тогда я был еще юным кедром, и мне казалось, что все березы черные в белые пятна, а она белоснежная в черные пятнышки. Мне кажется, что такой цвет я встретил после этого лишь раз, у жены моего хозяина, но она и рядом не стояла с моей возлюбленной. Сначала мне было страшно сделать первый шаг и познакомиться с ней, но в один ветреный день мои ветки случайно коснулись ее ствола, в тот момент я чуть со стыда сквозь землю не провалился, но она лишь слегка улыбнулась. На следующей день я решил завести с ней беседу, я помню как мы говорили о грибах, о птицах, о листиках. И с того дня наши корни словно слились воедино..

Лотс, ближе к делу, нам твои сюси-пуси не нужны,-прервал рассказчика Уонбукт

Попрошу, здесь мы даем высказаться в полной мере,- сделал замечание Трон

Лотс, прошу Вас продолжайте, а вас Уонбукт, я прошу молча слушать рассказ,-заключил Трон

Если.. если.. вы действительно не хотите слушать, я могу закочить,- Лотс отвернулся, и казалось, что он вот-вот заплачет

Лотс, право слово, нам очень интересен Ваш рассказ, продолжайте,-успокоил его Трон

Да, Лотс, соберись, ведь ты как и все мы ждали тот час, когда нам представится возможность высказаться,- словно командир отчеканил Шафк

Да, пожалуй, ты прав,- уже более бодрым тоном сказал Лотс

Так вот, с моей березонькой мы встречали рассветы и закаты, наблюдали за тем как муравьишки строили свои дома, радовались новым птенцам, слушали песни соловья, а каждый вечер, когда луна уже полностью перенимала бразды правления, а все небо было усыпано маленькими светящимися крошками, мы разговаривали о любви. Мы клялись друг другу, что до конца своих дней будем верны друг другу и будем верны нашему дому — лесу, а потом прощались и засыпали. В один вечер, я как и всегда, сказал ей:

Спокойной ночи, мой ангел.

И заснул. А утром проснулся от адского рева. Когда я разодрал еще заспанные глаза я увидел машины, много машин, из них вышли люди. Нет, не люди, а настоящие звери. Всего было 5 человек, когда они вышли, первым делом они выкурили сигареты, а потом завели машину с чудовищными зубьями. Один низкорослый с плешью на голове улыбнулся во весь рот, в котором почти все зубы были сломанные и показал своей толстой рукой на березу. Ту самую. И они подошли к ней. И они начали пилить. Они пилили, она кричала и молила о помощи, а я смотрел и ничего не мог сделать. Я хотел вырвать свои корни и защитить ее, но не смог. Когда они закончили раздался громкий звук падения, в котором как мне показалось слышались фразы презрения. А потом они принялись и за меня. Но мне было уже все равно, тогда я уже был мертв.

Меня отправили на лесообрабатывающие предприятие, когда меня везли, я надеялся, что там я встречу свою любовь. Но этого не случилось. Когда я принял новый облик, я стоял в темном помещение, рядом со мной были еще десятки таких же столов как и я, кто-то смеялся, разговаривал, а я сначала вспоминал лес, рассветы, закаты, а потом в моей голове заел звук того падения. После меня отправили в армию. Наша казарма называлась “Екиа”, там я служил год. Хоть нас и была целая армия, мне казалось, что я один. Мой день был однообразен: я просыпался, нес почетный караул, на меня смотрели люди, когда люди уходили у нас начинались боевые учения. Мы бегали, прыгали, отрабатывали маневры. А после был отбой. Служил я хоть и исправно, но со мной никто не решался завести диалог, все считали меня отшельником, хотя так и было, я был слишком погружен в свои мысли. Каждый раз после отбоя мне вспоминался лес, моя березка, и я все время думал, что как же быстро пролетело время, ведь мы даже не успели сполна испить чашу любви, я никогда не знал, что с моей любимой, но в глубине души я надеялся, что она осталась мне верна, как и я ей, что она также как и я вспоминает лес и нашу историю любви. Если меня кто-то попросит описать армию тремя словами то я скажу: “Служба. Одиночество. Воспоминания”. Так я жил долгие годы, пока меня не купил Валерий Аркадьевич и не подарил мне новую жизнь. И вот уже который год я стою у него в кабинете, служу верой и правдой моему хозяину, честно сказать, моя жизнь не поменялась кардинально. Я по-прежнему один. По-прежнему служу. И по-прежнему люблю единственную в мире белоснежную в черные пятнышки березку,- Лотс закончил рассказ и вернулся в круг. Никто не мог проговорить не слово. У всех в головах звучали последние слова Лотса: “Я по-прежнему один. По-прежнему служу. И по-прежнему люблю единственную в мире белоснежную в черные пятнышки березку.” Все были восхищены его преданностью. Уонбукт слегка заерзал на месте, он никогда не знал, что у Лотса такая трагичная история любви, рассказ о которой он попытался прервать.

Тишину нарушил голос Трона.

-Чтож, спасибо. Спасибо, что вы открыли нам ваше сердце, надеюсь вам стало легче

Признаюсь, что до этого я своего сердце открывал моему ангелку, у нее словно был какой-то ключик. Сейчас стало чуть-чуть легче, я слишком много лет носил эту историю в себе

А после завершения нашего собрания, друг мой, спешу вас заверить, что вам станет еще легче, ведь здесь мы попробуем залатать вашу душевную рану,- заключил Трон

Шеррот, теперь ты,- обратился к Торшеру Шафк

Длинный черный торшер с наклоненной лампой вышел в центр.

Hola, сеньоры. Меня зовут Шеррот, я был рожден в Испании. Когда я родился меня забрал седой мужчина и поставил у себя в комнате. Его комната была очень похожа на комнату моего теперешнего хозяина, но книг там было в три, а может в пять раз больше. И каждый вечер мой тогдашний хозяин читал романы о страстной любви, об отважных рыцарях и тореадорах. А каждый пятничный вечером он включал оперу “Кармен” и покачивался в кресле. Признаюсь вам, сеньоры, пятницу я любил безумно. На куплетах Эскамильо я воображал как рассекаю на своем коне по улицам Мадрида. Да и вообще, когда мой хозяин читал романы, я читая вместе с ним, воображал себя и в ланитах рыцаря, воображал как размахивал капоте перед мордой быка, воображал как участвую в скачках. Словом, я мечтал о чем-то больше чем просто стоять в комнате старика. Но в одну из пятниц моя жизнь изменилась, мой хозяин как всегда включил оперу “Кармен”, и на куплетах Эскамильо я не удержался и запел. Мой хозяин встал и выкрикнул:

Oh Dios, что ж ты так расскрипелся, дьявол!

Я от неожиданности не устоял на своей одной ноге и упал

Завтра же сдам тебя старине Джузеппе, быть может он найдет тебе новый дом, а мне падающие торшеры не нужны. Кто тебя знает, дьявол, может ты и на меня упадешь,-старик так возмущался, что свисающая кожа с шеи тряслась, как у индюка

После этого он даже не удосужился поднять меня и ушел. А я лежал и представлял себе этого Джузеппе. На следующий день рано утром старик взял меня и куда-то потащил. Минут через 20 перед нами стоял какой-то магазин, войдя в него прозвенели колокольчики.Магазин был заполнен разного рода хлама: поломанные лампы, телевизоры, станционные телефоны и многое другое. Но никого не было.

Джузеппе, где ты?

Послышался грохот, шквал ругательств и из-за шкафа, который стоял за лавкой продавца выполз лысый старик, на вид лет 60, в белой рубашке, которая была неопрятно заправлена в его коричневые брюки, а в руках он держал бутылку рома.

Hola, amigo,-проскрипел Джузеппе и, пошатнувшись,упал на лавку продавца

Джузеппе, дьявол бы тебя побрал, сколько можно тебе говорить, что пора завязывать с выпивкой

Карло, тебе не понять. Алкоголь — катализатор умственных процессов

Конечно, именно поэтому этот чертов магазин заставлен всякого рода хлама. В общем, вот тебе работенка, мне плевать что ты с ним сделаешь, но я хочу за него 5 евро

Ответа не последовало. Зато был слышен храп, подойдя к Джузеппе мы увидели, что он спит

-О,дьявол, ладно. Подавись ты этим торшером бесплатно

Карло небрежно швырнул меня и, ругаясь, покинул магазин.

Так обидно как в тот день мне не было никогда. Человек, которому я служил, просто выбросил меня. Я почувствовал себя жалким и ничтожным. Около двух дней я провел, просто валяясь на полу и слушая пьяные бредни Джузеппе. Но через 2 дня в магазин зашел Валерий Аркадьевич. Он несколько раз окликнул хозяина. Я понимал, что это бессмысленно, ведь прошлой ночью Джузеппе приговорил 3 бутылки виски. Валерий Аркадьевич осмотрелся, увидел меня, поднял, потрогал, посмотрел. Во мне появилась надежда, что он заберет меня. Так и случилось. Он положил 3 евро на лавку Джузеппе и вышел вместе со мной. Описывать вам мое путешествие я не стану, скажу лишь, что я поверил в то, что смогу начать новую жизнь. Ведь так и сказал Валерий Аркадьевич. Когда я ехал в Россию, сеньоры, я грезил о приключениях. Но как оказалось, моя судьба не очень изменилась. Я снова читаю романы вместе с Валерием Аркадьевичем, и хоть я благодарен этому прекрасному сеньору за то, что вытащил меня из логова алкоголика Джузеппе, но я всегда хотел на встречу приключениям бежать, но моя судьба стоять

Шеррот шмыгнул носом и вернулся в круг.

Звук назойливого будильника разбудил Валерия Аркадьевича, он вскочил с кровати и посмотрел на часы, было 6 часов утра, Мария уже красилась в ванной. Валерий Аркадьевич как ошпаренный в одних трусах кинулся в ванную. Он влетел в дверь и прежде чем его жена смогла сказать традиционное “Доброе утро”, он быстро отчеканил вопрос:

Какая твоя мечта?

Прости… что?,- Мария была в смятении, ее муж не всегда спрашивал как прошел ее день, а тут мечта.

Какая твоя мечта?,- более спокойно повторил Валерий Аркадьевич

Нуу, в детстве я мечтала стать художником, писать картины, выставлять их в музее, да и сейчас иногда об этом подумываю

Валерий Аркадьевич ничего не ответил, он также быстро убежал в спальню, нашел телефон, который лежал в кармане его брюк и сделал какие-то записи. Мария продолжила краситься, ей показалось, что эту ситуацию лучше обсудить вечером и узнать, что случилось с ее мужем. От волнения, которые нагнали раздумья о том, что произошло, Мария начала кусать губы. “Неужели он сошел с ума”,- подумала Мария, но вслух ничего не сказала.

Позавтракав двумя бутербродами с колбасой, Валерий Аркадьевич поспешил в университет. Поездка на метро отняла у него 2 часа, в зале уже все собрались.Подойдя к входу в помещение, где проходила конференция, Валерий Аркадьевич сделал глубокий вдох, выдохнул и зашел. Он занял место, на котором было написано его имя, от волнения его коленка непроизвольно подскакивала. Конференция началась и модератор пригласил Валерия Аркадьевича к микрофону. Все произошло так, как он представлял накануне вечером, он в синем костюме вышел к микрофону, зачитал свой шедевр, зал был действительно поражен его докладом и взорвался аплодисментами. После конференции Валерий Аркадьевич спешил покинуть здание университета, но его коллеги по цеху никак не отпускали его. В любой другой день Валерий Аркадьевич с радостью бы ответил на их вопросы, но не сегодня. Он тактично извинился и убежал. По дороге домой он зашел в магазин, купил краски, холст и кисти.

Мария, зная что сегодня особенный день, заказала еду в ресторане, сервировала стол и налила вино в два бокала. В замочной скважине послышался шум. Это был Валерий Аркадьевич.

Войдя в дом, он разделся, положил холст, краски и кисти, пошел в ванную, где помыл руки, а после направился на кухню. Он не ожидал, что жена так основательно подготовиться отмечать его триумфальное выступление, которое наверняка сулило премию, поэтому на минуту замер в проходе. Мария жестом руки пригласила его к столу. Он сел, положил телефон на стол и взял уже полный бокал вина. Мария была готова произнести тост, а после обсудить утреннюю ситуацию, но супруг начал первый.

Маша, сегодня действительно знаменательный день,-начал Валерий Аркадьевич

“Да, уж чего-чего, а скромности у него не занимать”,-подумала Мария и покачала головой, которая лежала на ладони согнутой руки

И я не про свое выступление, я про нас,-продолжал Валерий Аркадьевич

Такого поворота Маша не ожидала, от удивления ее голубые глаза округлились, а утренний конфуз совсем вылетел из головы

Да-да, про нас. Ты знаешь, я думаю, что совершал много ошибок. Моя голова все время была занята историей, к сожалению, я осознал это только сейчас, но лучше поздно чем никогда. Ведь так?, — спросил Валерий

Маша так кивнула, что прядь ее белоснежных волос попала на глаза. Нежно убрав волосы с лица, Валерий Аркадьевич продолжил:

И я хочу, чтобы с сегодняшнего дня все изменилось.

Он ушел в прихожую, где стоял подарок для его любимой. Вернувшись, он протянул ей холст, краски и кисть, он сказал:

Я подумал, что твоя мечта должна исполниться.

От изумления глаза Маши округлились, она закрыла рот руками, сдерживая крик восхищения

И еще, я подумал, что мы потеряли много времени, в том числе из-за моей работы, поэтому торжественно клянусь, что с сегодняшнего дня работа уйдет на почетное второе место

У Маши не было слов, она взяла подарок, поставила его на пол и кинулась на шею возлюбленного. Обнимаясь, она подумала, что это какой-то новый Валера. Она не могла понять, что произошло и что изменило ее эгоистичного мужа, да она и не хотела об этом думать, она хотела наслаждаться новой жизнью. Что-то ей подсказывало, что этот день действительно войдет в историю, в историю их любви.

Они еще долго сидели, пили вино, общались, смеялись. Валера узнавал новую Машу, а Маша нового Валеру. Казалось, что это их первое свидание, и они недавно познакомились. После этого Валера предложил потанцевать, на телефоне он включил музыку и подал руку Маши. Он нежно обнял ее талию, левую руку Маша положила на плечо мужа, а правую на его ладонь. Кухня превратилась в настоящий танцпол, и пара закружилась в танце. Валера не мог оторвать глаз от лица девушки и снова нырнул в ее голубые глаза. Маша смотрела на лицо Валеры и ей казалось, что она смотрит н человека, с которым познакомилась недавно. Протанцевав минут 10, Маша вспомнила, что завтра ей надо на суточную смену, она понимала, что пора идти спать, чтобы выспаться, но ей хотелось, чтобы этот день никогда не заканчивался. Ее разум и чувства вели ожесточенную борьбу. Они решали что же делать девушке. Продолжить кружиться с ее новым кавалером или пойти спать. В итоге разум одержал победу. Они остановились, а музыка продолжала играть. Влюбленные сели на стулья.

Спасибо за вечер, была рада с тобой познакомиться,- сказала Маша

Если тебе понравилось, завтра предлагаю повторить

С удовольствием, но к сожалению, завтра я останусь в больнице

Жаль, как насчет после-послезавтра

Почему не послезавтра?

Я подумал, что после смены тебе захочется выспаться

Согласна

Договорившись о следующей встречи, Валерий наклонился к Маше, и их губы соединились в нежном поцелуи. Валера пошел в душ, а Маша осталась сидеть на кухне. Она размышляла, что так изменило ее мужа, но музыка и вино мешали ей думать. Она взяла телефон мужа, чтобы выключить музыку, после выключения на экране высветился традиционный список дел в заметках. Она пробежала его глазами и на минуту ей снова показалось как и утром, что муж сходит с ума. В телефоне было написано: “1. Купить холст, краски, кисти, иначе Маша станет как торшер. 2. Маша — береза, я должен стать столом” Маша отложила телефон. Страх охватил девушку. Валера уже вышел из душа и лег на кровать. Мысленно Маша прокрутила в голове этот вечер и пришла к выводу, что несмотря на то, что Валера сошел с ума,он полюбил ее, ведь этого она хотела эти 3 года. Ведь она всегда мечтала о танцах на кухне, откровенных разговоров. Она всегда мечтала об искренней и живой любви. Ей казалось, что Валера умеет любить только историю. Но сегодня все изменилось, Маша победила историю в борьбе за любовь.

Пока она шла в душ, Валера уже снова видел собрание общества “Неживых неудачников”. Настала очередь Дорве.

Горбенко Илья Андреевич
Страна: Россия
Город: Георгиевск