Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Ну здравствуй, море!

Ну здравствуй, море!

Мама разбудила меня сегодня очень-очень рано. Я даже в садик так рано не просыпаюсь! «Шесть часов и пятнадцать минут», — сказала мне «говорилка» Алиса, а я записал в свой дневник для моих рисунков.

Представляете, у меня уже есть свой дневник! Он такой красивый, с синими ракетами и звёздами, как в космосе. А еще у дневника есть замочек, чтобы открывать его специальным ключиком. Только ключик я случайно потерял, и теперь дневник не закрывается.

Дневник мне подарила мама. Она очень умная, потому что читает толстые книги с серьёзными дядями на картинках, и работает учительницей в школе. Я тоже читаю книги, но маленькие и на рисунках там не дяди, а всякие весёлые штуки.

Обычно мама серьёзная, а сегодня с утра её как будто подменили пришельцы из комиксов! На ней была улыбка до ушей, и она счастливая носилась по всей квартире! Ну то есть она не просто бегала, а собирала вещи в огромный красный чемодан.

Ой, я совсем забыл рассказать о самом важном. Меня зовут Тёма Колесников, мне целых четыре года и три месяца. И сегодня мы с родителями летим на море! Поэтому мама и собирала вещи в поездку. Я, конечно, тоже помогал и складывал в свой рюкзачок всё самое необходимое: шорты с крокодилами, футболку как у папы, кепку, дневник, цветные карандаши и моего питомца – плюшевого жёлтого цыплёнка Колю. Остальные вещи пришлось положить папе в наш гигантский чемодан. Но ничего. Папа сильный, он справится.

Потом папа отправил меня чистить зубы, а сам принялся варить кашу. Чаще всего кушать готовит мама, но в это утро у неё была куча дел. Из ванной комнаты я слышал, как папа грохотал кастрюлями и ворчал, что мы опоздаем на самолёт, потому что «мама слишком долго собирается». А это из-за того, что ей нужно было сделать еще и макияж – нарисовать разноцветные пятна себе на лице. Мне кажется, все мамы так делают, чтобы позлить пап. Вот ему и пришлось варить манную кашу. Гадость! Вообще-то я манную кашу люблю, но сегодня она получилась невкусной – там были комочки. К счастью, мама спасла завтрак, разрешив насыпать в тарелку сахар, и я всё съел. А потом папа вызвал такси, и мы поехали в аеру… арео… Сложное какое-то слово. Мы поехали в аэропорт! Это мне папа подсказал.

Там мне купили мою любимую газировку, которая в нашей семье в обычные дни большая редкость. Теперь у папы поднялось настроение, потому что мы уже никуда не опаздывали. Даже ещё оставался вагон времени, как говорит дедушка. Мама достала мне мой дневник и карандаши. Ого, какая красивая машинка у меня получилась – желтая, с красными колёсами, пока мы сидим в этом аэропорте, то есть в аэропорту. Мама рада, что я рисую, а я уже устал.

«Тёма, убирай свой дневник в рюкзак, нам пора в самолёт», — сказала мама. И мы встали в длинную очередь, на конце которой не было никакого самолёта. А был стол и дяденька. Он всем улыбался, говоря что-то. Наконец, подошла наша очередь. Нам выдали билеты и для чего-то взвесили чемодан (13 килограммов, я снова запомнил), а потом поместили его на движущуюся полку.

«Куда это поехала наша сумка?» — спросил я тихонько у мамы. Она ответила, что её положат в специальное отделение в самолёте. Я очень удивился, почему это мы не положили на полку мой рюкзачок?! Неужели дневник или цыплёнок Колька – это ненужные вещи? Но мама успокоила меня, сказав, что рюкзак мы возьмём с собой на борт.

«А сейчас мы будем проходить через рамку, чтобы вон та женщина, которая отвечает за безопасность пассажиров, проверила, что у нас лежит в карманах», — сказал папа. «Но сначала твой рюкзак тоже пройдёт досмотр», — добавила мама. Мне было немного страшно проходить через эту рамку, но тётя, стоявшая за ней, улыбнулась и позвала меня. Я шагнул вперед, и тут раздался громкий писк. «Что у тебя в карманах?» — спросила тётя. Я пожал плечами и вытащил из правого кармана своих штанишек… «Мой ключик!» — обрадовался я. «Мам, пап, я нашёл ключик от дневника!» — снова закричал я, но мама приложила палец к губам, и я замолчал, отправляя ключ обратно, чтобы он не потерялся. Я взглянул на папу в тот момент, когда сердитым тоном женщина говорила папе, что жидкость нельзя брать в самолёт и отобрала нашу газировку. Вот жадина! Но ничего, зато мы уже совсем скоро полетим на море!

Я подбежал к окну и увидел огромный, ярко-зелёный самолёт. Какой же он классный!

Наконец, началась посадка в самолёт. Мы с моими родителями сели рядом. Папа у прохода, мама посередине, я у окна, а Коля на столике напротив меня. Папа сфотографировал нас на телефон, а потом к нам подошла стюардесса в красивом синем костюме, чтобы проверить, пристегнулись ли мы и велела убрать столик.

«Ну вот, а где же теперь сидеть моему цыплёнку?» — расстроился я.

«А ты посади его на колени и держи ручками, чтобы он не боялся лететь,» — подсказал папа. Ну вообще-то ни я, ни Коля ничего не боимся. Мы очень смелые, а вот папа, когда мы взлетали, так испугался, что даже закрыл глаза, а маме пришлось всё время держать его за руку. Как жаль, что он пропустил всё самое интересное! Я выглянул в окно, оно называется очень умным «взрослым» словом «иллюминатор», там был просто потрясающий вид на землю – домики такие маленькие, как фигурки из лего. А потом мы летели прямо в облаках, они были похожи на сахарную вату. Мне казалось, что я могу дотронуться до них рукой и попробовать на вкус. Они, наверное, очень сладкие и тают на языке, как карамелька. Ой, кажется, я захотел кушать. К счастью, пока мы летели, можно было перекусить и даже выпить сок. Его мне разрешили выбрать самому, прям как взрослому! Конечно, я попросил яблочный. Колька любит яблочный сок больше всего на свете, ну и я тоже.

А когда мы уже поели, мама уснула, а папа всё ещё боялся. Я не хотел его отвлекать от важного дела, но мне было скучно. Папа это понял. Он всегда, даже когда занят, понимает, как я себя чувствую. Он хитро мне подмигнул, вытащил из маминой сумки планшет и огромный леденец на палочке. «Вот это да!» — обрадовался я, и пока пытался сорвать надоедливую обёртку с конфеты, папа включил мне мультфильмы про динозавров. Это самые интересные мультики, даже Коля так думает.

Когда мультфильм заканчивался, командир воздушного судна попросил отключить все гаджеты.

«Ой, мальчики, смотрите, море видно!» — радовалась мама и всё фотографировала. Я посмотрел в иллюминатор. «Ого-го!» — море было такое большое, не было видно ничего, кроме него. Интересно, а может быть море бесконечным? Наверное, нет, потому что людям постоянно пришлось бы пить из него воду, чтобы оно не затопило всю планету.

«Это, сынок, мы летим как раз над Чёрным морем», — сказала мама. Я посмотрел сначала в окно, потом снова на маму, потом снова в окно и засмеялся. «Не может быть, все же знают, что море синее, где же тут черный цвет?!» — не мог я успокоиться. «Да нет же, сынок, вода и правда синяя, а Чёрное – это просто название», — смеясь, объяснила мама.

«А хотите знать, почему море называется Чёрным?» — спросил папа. Конечно, мы с мамой хотели знать эту страшную тайну.

«Это потому, что когда на море случается шторм, и над ним проплывают хмурые тёмные тучи, вода отражает их и тоже становится хмурой и тёмной», — объяснил папа.

Как это всё круто и интересно, когда мы уже прилетим и пойдем купаться? Наконец, наш самолёт сел и мы на специальном автобусе доехали до аэропорта и там отправились ждать наш чемодан. Он приехал на специальной движущейся штуке, как у нас в аэропорту. Я, кстати, первым заметил наш багаж – большую красную сумку. Как только мы вышли на улицу, все дружно удивились: стояла ужасная жара.

«В Сочи всегда тепло», — сказала мама, пытаясь засунуть в рюкзак наши кофты. Точно, мы же прилетели в город Сочи, который лежит на берегу моря. Так было написано на книжечке, которую мама как-то принесла домой показать нам. Так странно, город лежит на берегу. Как будто путешественник шёл долго по пляжу, устал и решил прилечь отдохнуть. Только это был не просто путешественник, а целый город, вот как Сочи, куда мы и прилетели.

«Ну вот, я не знаю, как тут вызвать такси, чтобы добраться до нашего отеля», — расстроился папа.

«И что же нам теперь делать?» — спросила мама. Она тоже расстроилась. Но ничего, мама и папа правильно сделали, что взяли меня с собой. Я обязательно что-нибудь придумаю! Я посмотрел по сторонам и увидел автобусную остановку. А ведь это идея!

«Побежали, мы можем поехать на автобусе», — воскликнул я, хватая за руку маму. «Мама, пойдём же!»

Мама улыбнулась и посмотрела на папу. А папа посмотрел на чемодан. «Мне же придётся теперь тащить наш багаж самому», — грустным голосом сказал он. Но ничего – он же сильный. Мы всё-таки решили ехать на автобусе.

«Ой, а что это за разноцветные колёса?» — спросил я, глядя в окно, когда мы уже ехали в наш отель.

«Это большие Олимпийские кольца, их построили, когда в Сочи проводились Олимпийские игры. Помнишь, Артёмка, мы по телевизору смотрели?» — спросила мама. Конечно, я помнил. Мне тогда ещё купили белого плюшевого медведя с синим шарфом.

«Выходим, ребята, наша остановка!» — радостно сказал папа.

И вот мы уже в нашем номере. Здесь есть ванная комната, большая кровать для мамы и папы, маленькая – для меня и Коли, столик и пуфик, а самое крутое – огромное окно почти на всю стену – панорамное, как сказала мама. Из окна можно увидеть очень красивые горы, на вершине которых, несмотря на то, что сейчас июнь, лежит снег.

Мы решили отдохнуть, я немного посмотрел мультики.

А потом папа, который в это время читал что-то в телефоне, сказал нам: «Времени уже довольно много, может сходим погулять и перекусим? Я прочитал в Интернете про одну знаменитую местную вкусняшку».

Я ужасно обрадовался. Может мы сейчас прямо пойдём к морю, а там поедим мороженое? Не знаю, можно ли назвать моё любимое эскимо местным, а вот вкусняшкой точно можно. Но мама сказала, что вечером нельзя купаться.

Мы вышли на улицу. Стало прохладнее, но заботливый папа взял нам всем кофты.

«Пап, а что мы будем кушать?» — пытался выпытать у него я, что это за «местная вкусняшка». Но он никак не сдавался, и хитро подмигивал мне и маме. Наконец, мы пришли к какому-то ларьку, где висели странного вида леденцы. Нет, не леденцы, а мармеладные сосиски. Интересно, это вообще съедобно?

Папа купил пять таких сосисок. Мы сели на скамейку, и папа достал из пакета эти таинственные штуки. Я поближе рассмотрел их и понял, что это не сосиски, а как будто желейные шашлыки. Но мама и папа посмеялись, когда услышали моё подозрение.

«Это не шашлыки, Тёма, а популярная сладость – чурчхела. Она сделана из орехов и сока фруктов и ягод. У нас есть из винограда и яблока. Выбирай!» — объяснила мама. Я выбрал яблочную и откусил маленький кусочек. На вкус это было как яблочное повидло, в котором были орехи.

«Ка фкуфно, папа! Эпэй эхо моа убимаа ида в Фофи!» — с трудом выговорил я с набитым ртом. Ну вообще-то это значило «как вкусно, папа! Теперь это моя любимая еда в Сочи», но родители меня и так поняли. Они снова посмеялись и тоже принялись есть эту, как там правильно, чурчхелу. Им она тоже понравилась. Ещё остались две таких сосиски, но их я оставил для бабушки и дедушки.

Потом мы немного погуляли, но все были такими уставшими, что вскоре вернулись в отель и легли спать.

Утром я проснулся раньше всех.

«Мама, папа, вставайте!» — крикнул я. «Мы идём на море!».

Быстро собравшись, позавтракав в ближайшем кафе блинчиками со сгущёнкой (ммм, моя любимая сгущёнка!), наша семья отправилась в путь.

И вот мы дошли до набережной, спустились на каменистый пляж, и я увидел его – чистое, спокойное и такое долгожданное море! Я быстро снял с себя футболку и шорты, переодел кроссовки на шлёпки и со всех ног побежал в воду!

«Ну здравствуй, море!»

Туканова Анастасия Алексеевна
Возраст: 13 лет
Дата рождения: 13.08.2009
Место учебы: МАОУ "Октябрьская СОШ"
Страна: Россия
Регион: Удмуртия
Город: Ижевск