Принято заявок
465

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
«Незаконченный роман»

В маленькую деревушку, где раньше бо́льшую её часть занимало болото, приехала семья из … . Как всем показалось эта была обычная неполная семья, состоящая из  дочери и любящего своё дитя отца. Но ведь никто и не догадывался о том, какая тайна была у них запрятана глубоко в сердце…

Глава 1

В небольшой деревне, которая не пользовалась особой популярностью у горожан, стояло несколько домов: какие-то из них были заброшены, а в каких-то люди спокойно доживали свою жизнь; неподалёку от жилой части находилось небольшое, но довольно глубокое озеро. Никто из жителей деревни не знал, что это за озеро и какова его история — «озеро как озеро» — думали они, проходя мимо, зная лишь только то, что раньше оно было болотом.

В одном из домов жила девочка по имени Эмили Хартт. Естественно она жила не одна, а со своими родителями, которые как и многие другие считали своим долгом воспитать из любимого ребёнка хорошего человека.

Мать Эмили, Дженнифер Хартт, была не полная и не худая, а в общем —  симпатичная женщина и приятный собеседник. А если вам интересна её внешность, то у этой симпатичной особы  были золотистые русые локоны, задорно  катающиеся по её плечам, которые на свету слегка походили на рыжие, и толи ореховые, толи чисто-янтарные завораживающие глаза. Дженнифер с детства тянуло к музыке, поэтому она выбрала соответствующую для себя профессию — учитель музыки, а точнее  —  обучать детей игре на фортепиано.

Что касается отца, имя которого Оррелл Хартт, то он был строен и немного повыше жены, и стал обладателем каштановых, но более кудрявых волос и карих глаз, которые пронзали каждого смотрящего в них почти насквозь. В отличие от своей возлюбленной Джен, Оррелл не был так сильно склонен к музыкальному творчеству, но всё же какая-то схожесть у них с супругой была — они имели очень хорошее чувство юмора, что помогало им редко сорриться. Оррел был хозяином продуктовой лавки, в которой  как раз таки и познакомился со своей будущей супругой. Они поженились и родилась их  первая и единственная дочь — Эмили Хартт, удостоившаяся чести унаследовать русые кудрявые волосы с рыжим переливом, хоть и не такие кудрявые как у отца и не настолько волнистые как у матери, но всё же, и карие глаза, такие же пронзительные и одновременно завораживающие. В общем заключении можно сказать, что Эмили пошла больше в отца, чем в мать.

Но самым главным сюрпризом для Эмили в своей внешности был еле заметный шрам на левой брови. И самое интересное то, что никто не мог сказать как он там появился. Лишь врачи предположили, что скорее всего эта метка появилась из-за неосторожности акушера, ведь только он при родах мог  случайно чем-либо задеть девочку.

С самого начала, как только малышка заметила этот шрам, сразу же  его не взлюбила. Так

и росла девочка с этой неприязнью, надеясь, что возможно с возрастом этот шрам всё-таки сойдёт. Проходили годы ожиданий и всё же этого не случилось. Осознав это, Эмили удалось привыкнуть к шраму и она стала считать его — своей изюминкой.

В том месте, где жила Эмили, почти не появлялись другие дети. Бывало конечно, приезжали, но только на месяц во время летних каникул, поэтому девочке было очень сложно завести каких-либо друзей. И ей приходилось всячески развлекать себя, дабы не умереть от скуки ещё до того как она пойдёт в школу. Больше всего она любила проводить свои будни на озере со своим отцом, в то время когда её мама готовила что-то вкусное дома. Но и было время, когда все члены семьи проводили время вместе.

На озере Эмили училась плавать, что давалось ей очень легко. Там же не подалёку был ещё небольшой лес, который очень полюбился Эмили и всё своё предпочтение она конечно же отдавала именно ему. Этот лес напоминал ей какой-то сказочный мир, о котором её мама упоминала в своих сказках, которые рассказывала своей дочери перед сном. Примерно через год, к сожалению или с какой-то стороны и к радости, Эмили как другие дети пошла в школу, но и там за несколько лет учёбы ей не удалось завести хороших друзей.

Так, проживая свои года словно сны, которые кажутся реальностью, из милого доверчивого ребёнка выросла красивая и уверенная в себе девушка.

Глава 2

— Эмили, если не встанешь сейчас же, то опаздаешь на автобус и тебе придётся бежать пешком. Ты этого хочешь?

— Да, мам, сейчас..

— Давай быстрее! Жду тебя на кухне… — крикнула из кухни Дженнифер, пытаясь таким образом разбудить свою дочь и продолжила готовить завтрак. За окном уже было светло и яркие тёплые лучики света, пронзая накрахмаленные кружевные занавески в комнате, добрались до такого же бледного, как одинокий ландыш личика, наконец-то разбудив девушку. Она нехотя встала со своей кровати и ещё сонная побрела в ванную комнату приводить себя в порядок.

— Боже мой! Уже 8:10! Скоро должен приехать автобус, а я всё ещё в пижаме! —  наконец очнулась Эмили и ещё раз посмотрев на настенные часы в коридоре  побежала обратно в свою комнату  переодеваться. Хартт подбежала к шкафу, скорее надела первое попавшееся платье, закрепила волосы заколкой, которая была украшена  белыми бусинами в виде небольших жемчужин и поспешила на кухню.

— Ну наконец-то! А…а где книги? Ну я же просила тебя позаботиться об этом вчера, ну почему ты меня не слушаешь… — с некоторой злостью и волнением проговорила мать. А ведь про книги Эмили и вправду забыла. Девушка снова была вынуждена вернуться туда, откуда прибежала и поднимаясь вверх по лестнице, торопливо пропуская каждую не чётную ступеньку, паралельно проклинала свою утреннюю рассеянность.

—  Я дам тебе завтрак с собой, там поешь. —  крикнула Дженнифер своей дочери, снова надеясь, что её слова не пролетят мимо ушей, как бесполезный сквозняк.

— Хорошо! — так же громко ответила девушка, поспешно засовывая книги к себе в портфель. На часах было уже 8:27. Через 3 минуты вот-вот должен был подъехать автобус, поэтому Эмили сломя голову спустилась по лестнице и схватив завёрнутый для неё сэндвич, выбежала на улицу. Вдали уже виднелся источник утренней спешки и Эмили с облегчением выдохнула.

В школе, где училась Эмили Хартт, не было такого разнообразия школьных предметов, как в городских школах. В ней было шесть основных изучаемых предметов: арифметика, геометрия, грамматика, география, история и музыка, но, несмотря на такое изобилие наук, больше всего девушке полюбилась музыка. В день было в основном по четыре, либо по пять уроков и один выходной день в  конце недели, в связи с тем, что домашнее задание обычно никто из учителей не задавал.

Удивительно, но место, в котором сейчас обучаются дети со всех ближайших деревень, раньше было сараем. Но по какой то причине этот сарай пустовал и со временем стал разрушаться. К тому времени у жителей деревень стали рождаться дети, которым нужно было где-то получать образование. Тогда местные власти решили переделать старый и как все давно уже поняли явно никому не нужный сарай в небольшую школу, где один класс будет рассчитан на 10 учеников.

Сегодня у Эмили было всего четыре урока и блаодаря этому она освободилась пораньше — в пол первого дня. Стоит отметить, что домой всех тоже отвозил автобус. Выйдя из автобуса, Эмили подошла к своему дому и, открыв входную дверь, она увидела, что внутри было довольно светло из-за яркой солнечной погоды, но всё так же скучно и пусто. Судя по тому, что в гараже не было машины, можно было догадаться, что родители как всегда на работе. Эмили зашла в дом, думая о том, чем можно себя занять до того, как наступит вечер и начнёт темнеть, а там уже и родители приедут. На самом деле у неё было достаточно много ответов на этот вопрос, но понравился ей только один из них. Поднявшись в свою комнату и кунув на кровать и так уже в каких-то местах потрёпаный портфель, Эмили первым делом пошла на кухню, чтобы перекусить и… о, чудо! В духовке ещё осталась половина пирога с вишней, который приготовила её мама перед тем, как уехать. На столе стоял винтажный френч-пресс с заваренным в нём облебиховым чаем. Эту штуковину когда-то на распродаже купил Оррелл, чтобы сделать подарок любимой женщине, подумав, что ей очень понравится, тем более Дженнифер очень нравились такие вещи. Он не ошибся. Дженнифер и вправду была в восторге от этой изысканной вещицы.

Этот френч-пресс или как его ещё называют — заварник,  состоял из стеклянного термостойкого корпуса, который напоминает колбу для химических экспериментов. Он закрывался специальной крышечкой, чтобы напиток оставался горячим немного дольше. Далее корпус помещался в специальный крепёж для колбы с прикреплёной к нему серебряной ручкой, с внутренней стороны которой  была небольшая гравировка на французском языке. С внешней стороны ручки тоже была гравировка, но уже в виде небольших распустившихся розочек. Самой красивой частью заварника, по мнению Эмили, был крепёж. Он тоже был сделан из чистого серебра как и ручка с крышечкой. Смотря на этот крепёж можно было подумать, что смотришь на свой сад во дворе, на клумбах которого растут шикарные с переливающимися от лучей солнца лепестками, розы. И это уже были не те молоденькие, только начинающие свою цветущую жизнь розочки, как на ручке и на крышечке, а уже зрелые и требующие к себе внимания элегантные дамы, привлекая людские взгляды своим алым, ещё не выцвевшим до конца румянцем.

Эмили села за стол и принялась пить облепиховый чай, закусывая его сладким вишнёвым пирогом из песочного теста, которое уже остыло и крошилось, падая на тарелку небольшими румяными песчинками. Хартт ела и не могла понять, откуда её мать умеет так вкусно готовить? Эмили и её отца всегда поражали кулинарные способности Дженнифер. Например, как она готовила ягодные пироги и десерты так, чтобы ягоды не казались кислыми и приэтом были в меру сладкими? Или, почему после приготовления безе, оно очень долго оставалось хрустящим? Для дочери и мужа Дженнифер это было огромной загадкой. Но самым лучшим, что могла сделать мама для Эмили, был морковный сок. Вот что Дженнифер добавляла в этот сок, что Эмили могла пить его чуть ли не литрами? А может это просто дело вкуса?

Насытившись одним куском пирога и выпив одну чашку чая Эмили захотела прогуляться, а точнее она надумывала отправиться в своё любимое место, где очень часто бывала и в детстве, и не долго думая девушка вышла из дома и направилась в нужном ей направлении.

Пройдя пару километров, Эмили пришла к тому самому месту. Перед ней раскинулся красивый заросший мхом и из-за этого по загадочному выглядевший зелёный лес, к которому вела тонкая тропинка, а по её краям лежали небольшие серые камни, так же изредка покрытые мхом. Не заступая за порог этого заповедника, охраняющего особую тишину и спокойствие можно было услышать приятную сырость, запах еловых веток и того самого мха, который был владельцем этих земель видимо уже много лет. Для Эмили это был не просто лес, а целый волшебный мир. Он был для неё чем то большим, чем просто местом умиротворения и воспоминаний. Ведь Хартт проводила здесь большую часть своего беззаботного детского времени.

Девушка зашла в лес и почувствовала сильное притяжение. Настолько сильное, что ей не хотелось ни на секунду покидать это таинственное место. Она продолжала идти по тропинке и любоваться красотой природы. Эмили встречала старые и молодые деревья,  величественно смотревшие на неё с высока, которые так же восхищались красотой этого прекрасного места вместе с Эмили. Еле заметные и беззащитные на первый взгляд кустики с черникой напоминали каких-то сказочных лестных существ, которые пытались замаскироваться, дабы избежать нежелательных и ненасытных людских глаз. Беззаботно бегущие ручейки распевали свои звонкие песенки всему лесному миру и завораживали особо по своему.

Очарованная лесной силой Эмили и не заметила, как уже начало темнеть. Вспомнив, что скоро должны вернуться родители, Эмили выбежала из леса и продолжила бежать, повернув уже в сторону дома. Когда Эмили была в паре метров от своего двора, она увидела красную  машину. Это была машина отца, из багажника которой он доставал пакеты с продуктами.

— О! Кого я вижу! Неужели это Эмили Хартт? — с наигранным удивлением шутя  спросил Оррелл, заметив свою дочь.

— Ага, привет пап! — усмехнувшись с улыбкой ответила Эмили.

—  Не поможешь? Нужно занести ещё эти два пакета в дом.

— Да, хорошо. — Эмили взяла пакеты, которые ей дал папа и пошла в дом. Зайдя внутрь, она увидела на кухне маму, распаковывающую бумажный пакет с овощами.

— О, здравствуй, милая! Можешь поставить эти пакеты вот сюда. — сказала женщина, указав на свободный угол стола. — Как прошёл, твой день, Эмили?

— Да так.. Как обычно, ничего особенного. — уселась за стол Эмили.

— А почему так поздно вернулась? Уже между прочим  20:53. Опять по своему лесу гуляла?

— Да, а где мне ещё по твоему гулять?

— Эмили, ну я же просто уточняю, чтобы потом не волноваться.

— Мам…мне уже 16 лет и я знаю где мне безопасно гулять.- недовольно пробурчала Эмили, закатив глаза.

— И что? Мне кажется я имею право знать, где ты была в столь поздний час. И давай только без обид, ладно? — произнесла Дженнифер и поцеловала свою дочь в лоб, протянув ей шоколадный батончик.

— Ладно…уговорила. — улыбнулась Эмили и они обе засмеялись. В дом как раз зашёл Оррелл, держа в правой руке ещё один бумажный пакет.

— Мне готовить ужин или вы не голодные? — спросила Дженнифер, наконец дождавшись пока соберутся все.

— Лично я не голодна. — пояснила Эмили.

— Я если честно тоже. — следом ответил Оррелл, зайдя на кухню.

— Хорошо, тогда сегодня без ужина. — сообщила Дженнифер, обрадовавшись, что ей не придётся стоять полтора часа у плиты. После того, как все пакеты были разобраны, каждый пошёл к себе в комнату. Эмили поднималась по лестнице и не могла понять отчего появилось это непонятное, но вроде приятное ощущение, когда она зашла в лес, ведь раньше никогда такого не было. Может из-за того, что она не была там целых три дня потому, что помогала соседке присматривать за её серым Сибирским котом Бруконом, пока та была в отъезде? Неужели она сумела соскучиться за такой короткий срок? Ответа на этот вопрос она так и не нашла.

Глава 3

Воскресенье. Это был любимый день  семейства Хартт. Но только потому, что никому никуда не надо и можно наконец то выспаться. Оррелл и Дженнифер обычно просыпались ровно в 9:00 утра. Оррелл шёл во двор поливать цветы и  приводить газон в порядок, а Дженнифер отправлялась на кухню готовить завтрак.

Эмили конечно же просыпалась позже всех, да и только из-за того, что её звали либо завтракать, либо же по какой-то иной причине, но это было реже. И вместо того, чтобы досматривать свои прекрасные сны Эмили приходилось вставать и идти завтракать потому, что опаздывать в их семье, тем более на общий завтрак, было не принято. Сказали прийти во столько, значит будь добр прийти именно к этому времени. Если говорить честно, не будь такого понятия как завтрак, то Эмили Хартт бы вообще не просыпалась никогда. Позавтракав,молодая леди как правило шла либо обратно к себе в комнату, либо на улицу. Но так как она не очень любила заниматься, тем более спросонья, огородными делами, то почти всегда шла в свою комнату.

Зайдя к себе в комнату и сев на небольшой диванчик, Эмили немного подумав всё-таки придумала чем будет заниматься. У неё было несколько любимых хобби: вязание, рисование и чтение книг. Поскольку она не знала, что нарисовать, то выбрала вязание. Что касается чтения, то все книги, которые у неё были, перечитывались уже по много   раз и были не так интересны, как когда их увидели впервые.

Девушка взяла всё что ей было нужно и вернулась на диван. Так она повязала примерно полтора часа и вскоре ей надоело.

— Может всё-таки выйти погулять? И погода вроде хорошая… — рассудила про себя Эмили, глядя в окно, и согласилась на прогулку по деревне. Ведь дома всё равно нечего делать. Но прежде чем идти гулять, Эмили пошла в гостиную, чтобы предупредить родителей. В гостиной сидела Дженнифер и листала журнал, а Оррелл читал газету.

— Если что, я гулять. — более менее уверенно вымолвила Эмили, надеясь, что хоть кто-то обратит на неё внимание.

— Хорошо, иди. — сразу же отозвалась мама и продолжила листать журнал.

Хартт вышла на улицу и не торопясь пошла вдоль дороги. В той стороне, куда она шла как раз был выставлен на продажу дом. Девушка была всё ближе и ближе к этому дому, и вдруг она разглядела, что во дворе стоит что-то похожее на…на серебристую машину? На лице Эмили показалось что-то между удивлением и восторгом, ведь насколько она знала, то в этой деревне не было того, кто бы ездил на такой машине. Тем более хозяева этого дома, судя по соседским  сплетням, снимали квартиру в другом городе.

— Неужели у нас будут новые соседи? Серьёзно?! Здесь так давно ничего не менялось… Мне кажется самое время пойти познакомиться. — и Эмили не меняя направления пошагала к тому самому дому. На участке до сих пор стояла эта серебристая машина. В машине никого не было и во дворе Эмили тоже никого не увидела, поэтому она подумала, что новые хозяева скорее всего уже зашли в дом. Но из-за открытого багажника она не заметила, что кто-то всё же ещё был на улице — из-за багажника показался симпатичный и рыжеволосый кареглазый парень на вид примерно такого же возраста как и сама Эмили, но немного выше её. Парень был сам по себе строен, с овальной формой лица, на левой щеке возле уха у него была маленькая родинка, а если подойти ближе, то на его лице возле носа можно было разглядеть совсем немного бледноватых веснушек. Можно сказать, что паренёк был почти копией своей матери, от которой ему как раз и достались карие глаза и рыжий цвет волос. А с отцом его объединяли веснушки и любовь к такому прекрасному созданию природы, как цветы.

— Привет! Вы наши новые соседи? — с улыбкой окликнула парня девушка.

— Привет. Ээ.. получается,что так…- смущённо произнёс парень, держа в руках небольшую картонную коробку с вещами.

— Меня Эмили Хартт зовут, а тебя? — Эмили завела руки за спину, видимо заразившись смущением от собеседника, но продолжила улыбаться. Парень улыбнулся и поставил коробку на подстриженный прошлыми хозяевами газон. —  Я Джордж Эронстон.

— Приятно познакомиться.

— Взаимно. А ты из какого дома?

— Из 33. Светло-бежевый такой, с белой дверью, а над ней цветочки…

— Понятно.. Только здесь у всех домов белые двери. — добавил Джордж, слегка усмехнувшись, после чего заулыбался шире, так, что было видно его белые зубы.

— А… Точно. — немного растерялась Эмили и они с Джорджем начали смеяться.

— Джордж! Ты идёшь? — раздался женский голос из дома. Джордж нагнулся и поднял свою коробку — Да, уже иду мам! — крикнул Джордж в ответ на голос.

— Мне пора, может увидимся завтра… — парень ещё раз посмотрел на Эмили, улыбнулся и пошёл в дом.

— До завтра. — улыбнулась ему в ответ девушка и тоже направилась в сторону дома и ей так сильно захотелось рассказать родителям, что в их скудной деревушке хоть что-то наконец поменялось, что даже решила ускориться и перешла на бег.

Первым, кого она увидела был её отец, подрезающий зелёные кустики, растущие возле небольшой белой террасы. На террасе стояло такое же белое деревянное кресло с округлой спинкой, приобретённое сразу после рождения Эмили в мебельном магазине старого папиного знакомого. Рядом стоял белый винтажный журнальный столик, приобретённый там же где и кресло, на котором стояла красная чашка с недопитым кофе.

Эмили запыхавшись подбежала к отцу  — Пап, я тебе такую новость сейчас расскажу! Ты скорее всего будешь в шоке! — протороторила Эмили уже не выдерживая.

— Что? Говори! — слегка настороженно и с удивлением заинтересовался Оррелл.

— Представляешь! У нас будут новые соседи! И я кстати уже успела познакомиться… Правда только с одним из членов семьи. — наконец выдохнула ещё не отдышавшаяся доконца от переизбытка чувств Эмили.

— Ох ты, во это да конечно… — дёрнул, приподняв брови, головой Оррелл, продолжая удивлённо улыбаться.

— Да, согласна… Ладно, пойду маме расскажу.

— Иди, иди! — крикнул Оррелл вслед, уже закрывающей входную дверь Эмили и продолжил подстригать кустики самшита. Эмили зашла в дом, но на кухне и в гостиной никого не было. Тогда она побежала на второй этаж в комнату родителей. Там на красной бархатной кровати лежала Дженнифер в белом халате и с таким же белым махровым полотенцем на голове. На каждом глазу у неё лежало по одному кусочку огурца в виде кружочков. Дженнифер думала и надеялась, что эти огурцы на её глазах каким-то образом смогут сделать её хоть чуточку моложе.

— Мам, ты меня слышишь? — спросила Эмили немного скривив лицо от увиденного, недоумевая что здесь вообще происходит и подошла поближе.

— Мам…

— Да Боже мой, ну что такое! — зло воскликнула Дженнифер, ведь никто не любит, когда ты только расслабился и к тебе сразу начинают приставать. Миссис Хартт немного приподнялась с кровати и, убрав огурцы с глаз, всё так же с недовольством повторила —  Что?

— Ты не поверишь, но у нас будут новые соседи! Представляешь?!

— Что?! Серьёзно? Вот это новость… Ты же видела их? — уже с заинтересованностью спрашивала женщина.

— Да, я уже успела познакомиться с одним из членов семьи.

— Правда? И с кем же?

— Да там… С парнем. — Эмили немного смутилась из-за того, что подумала, что её мать сейчас начнёт доставать её всякими вопросами. Но Эмили, как оказалось, ошибалась, ведь её мама не настолько приставучая, как у девочек-одноклассниц.

— Понятно. Может пригласить их как нибудь к нам на ужин? Как ты на это смотришь?

— Я думаю можно. — улыбнулась Эмили и в её глазах появилась некая радость, которую она всё никак не могла выпустить вместе со словами. Эмили с радостным выражением лица вышла из спальни и пошла в свою в комнату. Время уже близилось ко сну, но Эмили всё думала о сегодняшнем дне и том как же хорошо, что она всё-таки решила не оставаться раскисать дома, а пойти прогуляться по деревне.

Продолжение следует….

Петкевич Эмилия Викторовна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 22.09.2006
Место учебы: МАОУ лицей №23
Страна: Россия
Регион: Калининградская обл.
Город: Калининград (Кенигсберг)