Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Эссеистика на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Невеста из Имеретии

Эссе по спектаклю «Невеста из Имеретии» Новороссийского муниципального драматического театра им В.П. Амербекяна. По одноименной пьесе В. Константинова и Б. Рацера, написанной по мотивам рассказа Д. Кладиашвили «Мачеха Саманишвили». Режиссер Е. Куштепль.

Трагедия идеализирует, комедия должна давать портрет

Карл Людвиг Берне

Театр Старого парка. В дни Рождественских каникул одно только название – таинственное и завораживающее может привлечь в его стены немало зрителей. Создатель театра, да и всего парка А. Алексеев постарался, чтобы на побережье Черного моря в с. Кабардинка г. Геленджика Краснодарского края отдыхающие смогли побывать в своеобразном кругосветном путешествии. Именно необычный антураж подхлестнул приобрести в кассе парка билеты на спектакль театрального коллектива из Новороссийска. Сразу три кота в мешке: незнакомый крошечный театр – раз, совершенно неизвестный ранее актерский состав – два и сам спектакль, название которого еще не попадалось на глаза в череде театральных афиш – три!

Выпускать котов из мешка будем по одному. Итак, сам театр. Еще поднимаясь по ступеням, понимаешь, что попадешь в настоящую театральную атмосферу. Нет попыток нагрузить сознание «необходимыми театральными атрибутами»: гардероб, буфет, зрительный зал. Здесь все это становится единым целым – театром! Совершенно все: от крошечных куколок-лицедеев до аккуратных рядов кресел и маленькой круглой сцены действуют заодно, безоглядно влюбляя тебя в окружающую обстановку.

Неторопливо находишь свое место и, усевшись, понимаешь, что сцена действительно очень маленькая. В ожидании третьего звонка терзаешься догадками: справятся ли актеры? Смогут ли показать размах и полет грузинской истории? Но вот меркнет свет и времени на размышление не остается. Сейчас мы все увидим сами.

Небольшая деревянная скамейка, обеденный стол и детская люлька в углу. Все. Другой реквизит не в состоянии помочь героям спектакля, он просто не разместится на сцене. Сомнения начинают все ощутимее царапать где-то в глубине души. Пока не сорвался первый возглас с губ артистов, попробую в двух словах объяснить причину моего волнения. Спектакль о Грузии! Если быть точнее, авторы комедии изобразили на бумаге кусочек жизни кавказских народов. Родившись и живя на Кавказе, в полной мере осознаешь особенность этих мест. Музыка, от которой танцует все живое вокруг, невообразимый простор, скалистые вершины, с которых срывается пронизывающий ветер. И люди, живущие в этих краях, подобны одновременно снегам своих гор и солнцу, всплывающему над их сединами. Когда шапку размашистым движением долой — в пыль, и с ветром наперегонки, хватая ртом воздух и крича, что есть силы… И этому не научиться, не повторить. Так можно только чувствовать, жить в ритм с биением собственного сердца, рвущегося из груди наружу.

Смотрю на сцену. В полумраке одеяло на лавке зашевелилось, из-под него показался Платон – сын главного героя спектакля. Раздался крик! Ему приснился страшный сон. Атмосфера беспокойства и нарастающей тревожности слилась внутри меня во что-то пульсирующее. Выбегает жена Платона, успокаивает супруга. Из их разговора становится понятна причина их переживаний. Отец семейства – Бекина Саманишвили недавно овдовел, если же он решится на второй брак, в котором на свет появится мальчик, то все имущество придется поровну делить между сыновьями. Платон с женой придумали хитроумный план, согласно которому они постараются найти отцу подходящую супругу, не могущую родить мужу наследника. Шумные диалоги, речь с необычным музыкальным акцентом, настоящие эмоции, выразительная жестикуляция – все это затягивает в пучину действия. Окончательно сливаешься с происходящим в тот момент, когда актеры начинают петь. Музыка Гия Канчели и живые голоса не просто переносят зрителя в небольшое грузинское село, ты как будто оказываешься внутри разворачивающихся событий.

К середине первого акта чувствуешь, что тебе не тесно в небольшом зрительном зале, также, как актерам вполне достаточно этого крохотного пространства, чтобы затеять там эпицентр вихря, подхватывающего всех присутствующих. Действующие лица сменяют друг друга на сцене. Меняются места и временные разрезы. Только сейчас осознаешь уместность скромных декораций. Скамью и стол на Кавказе можно увидеть в любом уголке: в доме, в саду, во дворе. А вокруг зачастую более чем скромной обстановки бушуют страсти, эмоции и чувства.

Вернувшись к происходящему на сцене, становишься невольным соучастником поиска невесты для Бекины. Все складывается как нельзя лучше! Оказывается, мачеха соседа Аристо — это прекрасный вариант. Посудите сами, дважды вдовая, бездетная, немолодая уже женщина. Просто подарок для наших героев. В духе старинных традиций заговорщики похищают Элене, взвалившую на себя всю домашнюю работу в доме у двух пасынков. Пока все идет по плану. Хотя, с трудом можно назвать планомерными события, в которых перед тобой разворачиваются встречи, знакомства, драки, выстрелы из ружья, зарождающаяся любовь…

Свершилось! Элене внимает уговорам Бекины покинуть дом своих неблагодарных названных сыновей. «Им солнце на голову сядет, они не заметят!» — восклицает в какой-то момент главный герой. Есть фразы, которые впиваются в память с первой секунды. Пожалуй, эта – одна из них. В ней вся поэтика говора кавказцев. Именно так – емко и глобально дается в спектакле оценка поступкам и действиям. И снова жизнь блещет яркими красками. Звучат песни, журчит гортанный говор, льется музыка. От периодически появляющихся на столе кушаний текут слюнки. Не подумайте, что имело место настоящее застолье! Просто на Кавказе умеют так рассказать о вкусе блюда, что невольно чувствуешь аромат специй, соусов и жареного мяса. Вот и сейчас, от сочных обсуждений способов приготовления лобио где-то в подсознании сформировался совершенно четкий запах, и даже привкус тающей во рту фасоли и необычных трав.

Совершенно не ждешь какой-то развязки или интриги в конце спектакля. Тебе просто хорошо: легко и весело. Но не тут-то было! Элене сообщает мужу о своей неожиданной беременности. И вдруг, тот самый ураган, который почти уснул под скамьей в начале спектакля, встрепенулся и, как будто вырвавшись на волю, окутал все черной пылью. Страшные мысли жалили умы Платона и его супруги, безумные поступки готовы были совершить они ради пресловутого наследства… Только бы не родила! Ну, или, на худой конец, родила девочку! Не готов делиться! Как будет жить моя семья? Платона терзают мысли, догадки, сомнения.

Дала ли судьба Элене возможность испытать радость материнства? Девочку или мальчика носила она под сердцем? Ответы на эти вопросы зритель получает в концовке спектакля. Но настоящей кульминацией становятся слова Платона: «Брат мой – друг мой. И все, что мое, — твое…» Вопрос это или утверждение, звучащее из его уст? Готовился ли он принять любой поворот судьбы или смирился с уже свершившимся фактом? Все это становится понятно незадолго до финального падения занавеса. Возникает чувство, что живая струна, издающая на протяжении всего спектакля пьянящую музыку, вдруг натянулась, готовая порваться от малейшего движения не то что на сцене, даже в зрительном зале. Но руки музыканта оказались мудрыми и чуткими, они не стали требовать от струны продолжения мелодии. Музыкант запел сам, ведь песня, льющаяся из сердца порой ни в чем не уступает аккордам самого искусно сделанного инструмента. Человеческие чувства порой могут играть оглушительнее целого оркестра.

Конец. Актеры выходят на сцену, зал взрывается овациями. Действительно тронуло. Немного странное определение послевкусия комедии, но, тем не менее, это так. Уютная атмосфера театра располагает к долгим прощаниям и разговорам по душам. Художественный руководитель, режиссер-постановщик спектакля и исполнитель главной роли в одном лице – Евгений Куштепль (Бекина Саманишвили) немного рассказал нам о своем театре и актерах, задействованных в постановке. Изумление вызвал тот факт, что главные герои грузинской истории не имеют никакого отношения к этой национальности. Виктория Десятова (жена Платона), Вячеслав Сизиков (Платон), Елена Шмелько (Элене). Нет, я понимаю, что преображение – это закон сцены. Но, как же голос, музыкальные интонации, взгляд? Я был убежден, что изображение кавказца человеком, далеким от их культуры, всегда больше похоже на пародию, чем на образ. Полагал, что внутри должен гореть огонь местного колорита, чтобы не являть собой жалкое подобие. Оказывается, достаточно обладать талантом и мастерством и все рассказанное со сцены превращается в правду.

Надо ли говорить, что после этой встречи в груди еще долго гремела буйная музыка, нос пощипывал аромат кавказских специй, а спектакль, благодаря труду актеров, стал одним из любимых.

P.S. Наверное, покупать котов в мешке не так уж и страшно, но для успеха мероприятия, их, видимо, должно быть не меньше трех.

Хадеев Георгий Вячеславович
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 23.04.2005
Место учебы: ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный университет»
Страна: Россия
Регион: Ставропольский край
Город: Ставрополь