XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Необычный друг

Когда я был маленьким, у меня совсем не было друзей. Ну, друзья- то были, но они всячески старались меня избегать. В то время мне, наверное, было лет семь. Как любой нормальный ребёнок, я очень не любил сидеть дома, я всегда находил проблемы на свою пятую точку: застрять по колено в глине, порвать штаны, лазя за горохом в чужой огород, и многое другое- это мог сделать только я! Короче говоря, я был трудным ребенком. Я был одиноким проказником.

    Когда я однажды шел к лесу, то приметил дуб, который стоял в поле. Он был одинок, прямо как я. Я сломя голову бросился к нему, а когда добежал, то мне показалось, что дуб этот стоит на небольшом земляном островке среди пшеницы. Он был очень большим, и в нём заключалось всё русское величие, по крайней мере, мне так казалось. Дуб был изуродованным… и было ощущение, будто дуб едва выжил в страшном пожаре. Дуб стоял один на самой опушке леса. Вокруг него было совершенно пусто, ни кустика, ни деревца. Только заросли крапивы и полыни. Сам дуб даже среди сорняков выглядел уродом. Лето в разгаре. а его ветви корявы и черны, словно мёртвые. Из леса доносится весёлый лепет листьев берёз, осин, даже ели и сосны что-то шепелявят своей вечнозелёной хвоей, а дуб молчит, ему нечем веселиться: только кое-где  пробивается его листва. Листья кажутся слабенькими, больными, и вовсе они не зелёные, а какие-то буро-серые… Я всё-таки залез на одну свесившуюся ветку и представил себя адмиралом, командующим самым навороченным кораблем… Самое главное, на этом клочке земли посреди поля росла земляника и немножко малины. В скором времени у меня появился первый «друг», вот этот дуб.

    Частенько я прибегал к своему «другу», конечно, не для того, чтобы покушать малины или же земляники, а просто поговорить.

Сначала мне казалось, что деревья не разговаривают, но я убедился в обратном! Неожиданно я услышал странный голос. Стало как-то жутковато. Это не человек, не зверь, но это был голос: очень низкий, глухой, тихий, доносившийся словно из-под земли. Я не сразу понял, что говорил дуб.

 Он поведал мне страшную историю о том, что произошло здесь совсем недавно: «Когда — то я был очень счастлив. У меня было многочисленное семейство. Детки, молодые дубки, радовали своей силой, красотой. Они дружно росли около меня, здоровые и веселые. Неподалеку от нас жила, радуясь каждой новой весне, семья березок. Светлые, радостные, они так расцветали каждый год, что никого не оставляли равнодушными. Как будто любуясь собой, они надевали длинные сережки, опускали ветви до самой земли и целыми днями о чем-то шептались   своим «березовым языком».

Но все испортил человек. Однажды появились люди. Они называли себя туристами, но по тому, как они себя вели, их можно было назвать, наверное, варварами. Настоящие туристы любят природу, все живое… а эти….развели костер прямо подо мной. Когда огонь уже полыхал, застучали топоры по березкам, по молодым дубкам… Я слышал крики и стоны деревьев, видел, как изгибаются в пламени травинки, чернеют головки цветов, ягоды земляники… Потом дым и темнота. Не знаю, сколько прошло времени, но когда я снова увидел свет, шел дождь. Видимо, была сильная гроза. Я огляделся вокруг и все понял: кругом на десятки метров было черным-черно. Сплошное пепелище. Людей не было, но не было ни моих сыновей, ни соседок –березок, ни травинки, ни цветка. Если бы не сама мать-природа, пославшая ливень… трудно представить, что могло бы быть…

Я долго жалел, что сумел уцелеть. Одиночество-это самое страшное явление жизни. Как видишь, не только для человека, но даже для дерева…»

С тех пор я хорошо знаю, что стоит только прислушаться, и в шелесте листьев можно услышать голоса деревьев. Дуб стал мне очень близким и понятным. Мы с ним говорили о разном, обо всём на свете.

     Так мы прожили много лет. Чем старше я становился, тем реже я мог бегать к своему «дружку», а зимой я редко проведывал его, так как через поле по снегу особо не побегаешь,

Иногда я бежал, как, сайгак,  по всему полю, сквозь снег и добирался до своего «товарища». Рядом с ним было тепло, часто я думал,  что он отдаёт мне своё тепло. Я радовался!

     Эти годы пролетели так незаметно, что меня призвали в армию. Но прежде чем уехать,  я привязал на веточку дуба красный платочек и успел попрощаться…

     Спустя пять лет я мчусь  в поле,  а моего старого знакомого там нет, и на его месте огромная яма. Я иду к часовщику, к деду Макарычу, спросить про дуб. Он ничего не знает, в деревне никто ничего не знает,  когда надо, а когда не надо, сплетни разводить только и умеют.

     Спустя двадцать лет я становлюсь учителем биологии в областной школе.  К тому времени у меня есть жена Маша, двое сыновей и две дочки.

      И когда я поеду  с сыном в лес,  то наткнусь на дуб с красным платочком на ветке… Позже он будет стоять в парке напротив моего дома, а мы с семьей будем около него устраивать праздники, проводить дни рождения… И он не будет чувствовать себя одиноким рядом с нами.

 

 

Афанасьев Игорь Васильевич
Страна: Россия
Город: Кубня