Принято заявок
427

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Небесная Канцелярия (отрывок)

ГЛАВА 1. ДИПЛОМАТИЯ — ШТУКА ХИТРАЯ.

День в Небесной Канцелярии предвещал быть так себе.

Началось все с того, что Патрик услышал разговор Небесного Генерала, его наиглавнейшего начальника, с его секретарем, Мидори — довольно миловидной девушкой, только в совершенно уродских очках в пол — лица.

Собственно, первые фразы их диалога строились как обычно утром. Но потом пошло более интересное, да такое, что Патрик решил оставить утопившуюся от травли в Интернете Аяко Кобаяси на ее собственное усмотрение и немного послушать.

— Здравствуйте, господин, — поздоровалась Мидори, лавируя между столов, шкафов и стульев в кабинете Генерала. Сам он сидел в кресле и пил сакэ. Лодырничал, в отличие от проснувшегося в пять утра Патрика.

— Привет, Мидори, — благосклонно кивнул Большой Начальник, как его иногда называли стажеры. Это приветствие стало традиционным у секретаря и ее работодателя. — Что сегодня новенького?

— Вот, господин… — Мидори напялила на нос свои легендарные очки, достала толстенную кипу бумаг и начала читать: — Сегодня на Джи Ар Уэст произошло крушение поезда. Число погибших составляет около тысячи человек… Планируется прибавление, а Нижний мир по непонятным причинам отказывается отдать Смертушку…

— Как это — отказывается? — рыкнул Генерал, поднимаясь с места. Он вообще был довольно вспыльчивым человеком. — А контракт? Кто подписывал?!

Мидори попятилась и робко проблеяла:

— Да, господин, отказываются, как есть отказываются! Ни в какую не хотят!

— Та — а — ак… — зловеще протянул Большой Начальник, вновь усаживаясь в кресло. — Та — а — ак… И что они хотят от нас?

Секретарь уже почти начала растворяться в двери.

— Предлагают вести переговоры, господин… В Портальном Зале!

Патрик попятился от щели, ожидая взрыва. Нижний Король давно враждовал с Небесным Генералом, а раз захотел (или его жена Демонесса захотела) вести переговоры со своим врагом самолично, то дело тут нешуточное, и вряд ли касается только Смертушки в общежитии с визерами.

Вот и Генерал тоже так подумал.

— ЧТО — О — О??!! — взревел он. Стол угрожающе пошатнулся, но не упал. Патрик сглотнул. — Да как они… ЧТО ИМ НАДО???!!!

Мидори от страха захотела потихоньку слиться через стену, однако Генерал рявкнул на нее:

— Ты эти призрачные шутки брось! Тут у нас Небесная Канцелярия, а не чайный дом! Они хоть сказали причину своей КРАЙНЕ БЕСПРИНЦИПНОЙ НАГЛОСТИ?!

— Да, господин… Они написали, что… — Секретарь дрожащими руками вытащила из кипы конверт, открыла его, пробежалась по написанному взглядом. — Что это крайне важно и касается вопросов по Пустотам, Кинжалу Подпространств и… Там.

О загадочном Там Патрик часто слышал от прочих старших работников. Никто не знал, что там вообще находится и иногда Там называли Последним Миром. Стажер часто придумывал разные теории о цветущих землях или, наоборот, адской вселенной монстров и опасностей. Может, второй вариант как раз и был наиболее точным, но Нижний и Верхний миры отчаянно за это пространство воевали. Причем уже долгое время. Однако, что в нем находится, есть ли оно вообще, было неизвестно, ибо попасть туда не представлялось никакой возможности. И даже Кинжал Подпространств, позаимствованный Канцелярией из Министерства Нижнего мира, кажется, не помогал.

— О НЕТ, Кинжал, — простонал Генерал. — И ЧТО мне с ним СДЕЛАТЬ?

— Н — не знаю, господин, — выдавила Мидори.

— Ладно… КИЦУ — У — УНЭ!!! — заорал Большой Начальник. — КИЦУНЭ — Э!!! ИДИ СЮДА — А!!!

Через несколько минут в кабинет вошла жена Генерала, Кицунэ, как всегда изящная, соблазнительная и крайне хитрая. Ее темные, почти черные волосы были стянуты в невероятно привлекательный пучок, отдельные локоны мягко ниспадали на миниатюрные, покатые плечи, глаза горели, кимоно сидело безупречно, а эта улыбка убивала всех мужчин подряд. Патрик вздохнул. Так и не скажешь, что ей за сорок.

— Да, дорогой? — мурлыкнула она, подходя к мужу. Тот сразу оттаял и более — менее успокоился.

— Кицунэ, ОНИ просят у МЕНЯ аудиенции в Портальном Зале, — жалобно произнес Генерал, глядя на супругу глазами побитой собаки.

— Кто, Демонесса с муженьком — подкаблучником? — мило улыбнулась хитрая лисица (вот позорище — то!). — И капризулей — доченькой? Неужели ты, глава Небесной Канцелярии, их боишься?

О, этот звонкий, непринужденный смех был у коварной Кицунэ коронным номером. Патрик с завистью взглянул на своего начальника. Повезло же ему, борову такому, с женой.

На удивление (нет), Генерал от сего вопроса не смутился, а наоборот, расцвел и даже распушился (таким усищам, как у него, Патрик завидовал с первых дней службы). Кицунэ, не переставая улыбаться, развернулась к Мидори и повелительно крикнула ей:

— Мидори! Подготовь Портальный Зал! Позови портонастройщика. Где он шляется?

«Ой, я, кажется, тут нужен», — встрепенулся Патрик и проник в кабинет:

— Вы звали меня, госпожа?

— Патрик! Ты меня напугал! Давай в Зал, важная встреча, марш — марш!

Портонастройщик или «здешний айтишник», как нарекла его одна особа, поспешил исполнить приказание и помчался на место своей основной работы. Впрочем, Порталом пользовались не так уже часто и профессией Патрика в основном была психиатрическая помощь слишком нервным клиентам, погибшим, например, от мести какой — нибудь мафии или от интернетной травли, как вот эта вышеупомянутая Аяко Кобаяси. Бесперспективное дело, но просто им никто больше заниматься не хотел, так что при распределении должностей многие сотрудники предпочли применить свои исчезательные способности.

Вообще, не стоит путать Небесную Канцелярию с Раем. Да и работники этого заведения на ангелов не похожи от слова «совсем». Вот взять жену Генерала. Лисица, она лисицей и останется, особенно если кицунэ. А чего стоит одна Мидори, полутень и дух с лицензией! Даже Патрик за спиной крылышек не имеет. Просто обыкновенный, растрепанный парень в квадратных нормальных очках, порванных джинсах прошлого десятилетия и футболке группы «Beetles» (это один клиент вдохновил). Плюс стоптанные отцовские кроссовки. Если в Среднем мире заявиться, то никто и не заметит.

Что, собственно, представляет из себя Небесная Канцелярия?

Это целая КОЛОССАЛЬНАЯ бизнес — машина Верхнего Мира, со множеством специальностей, обязанностей и тяжелой работой разбирать судьбу каждого клиента. В Канцелярии живет Бегуру Икедаки, в официальном варианте — Райфу, Жизнь. Любит бублики и прочую сладость — гадость. (Но не об этом речь). Управляться с такой машиной довольно тяжело и, если б не Кицунэ, тут бы все давно пропало. И стоит эта машина вовсе не на облаках, а на земле.

Кстати, свою судьбу Генерал повстречал в, как ни странно, в Нижнем мире. Его за Ад тоже нельзя считать. То есть как раз — таки можно, потому что там, кроме Лавовой Кузни, можно повстречать еще и общежитие для Смертушки и визеров, на обед которым подают двухнедельный (если повезет) салат. А так, там тоже бизнес кипит…

Таким образом размышлял Патрик, ковыряясь в Портале, единственном проходе между Нижнем и Верхним мирами. Сам Зал выглядел, как смесь гостиничного холла и места ожидания в аэропорту. От первого — слишком большое количество ковров и печка, которая здесь была совершенно не в тему, а от второго — высокие потолки и не утепленные окна вместо стен с грязными подоконниками и видом на полигон. Портал, очень черная рамка чуть ниже человеческого роста, стоял посреди этого, словно богатырь, и это не могли исправить ни стулья, ни одинокая софа. Планировала Зал явно не Кицунэ.

Портал сегодня настраивался медленнее, чем в прошлый раз. Патрик окинул его обеспокоенным взглядом, поправив на носу очки. Если он сломается, то ему не жить. Увы, пока что у Генерала не было никаких возможностей попасть в другой Мир, да еще через несколько Пустот. Это было возможно лишь с Кинжалом Подпространств, зачарованным объектом и сокровищницы Нижнего мира.

Тут «здешний айтишник» вспомнил, что Начальник сильно расстроился при упоминании о Кинжале, забранном им у Нижнего Короля. А делегация интересуется и этим объектом в том числе. Хм.

В этот момент двери с шумом распахнулись. Патрик почтительно вскочил, включая Портал. В Зал вошла Кицунэ, в парадном кимоно, следом за ней — краснолицый Генерал, а дальше — их сын Шеймас. Что за тяга к гайдзинским именам, Патрик не понимал. Тем не менее, они с Шеймасом сразу подружились — тот был парень неплохой, младше портонастройщика на пару лет и интересовался механикой (хоть у него были и немного странные лисьи уши, за что уже вышеупомянутая особа нарекла его «лисоухим челом»). Воспитание же у него было безупречным (еще бы, при такой — то мамаше). Отсутствию чопорности это было не помехой.

Вот и сейчас, при виде «айтишника», Шеймас улыбнулся и помахал ему рукой, не забывая про рамки приличия. Патрик ответил ему тем же.

— Патрик! — повелительно произнесла Кицунэ. Он вздрогнул. — Все готово? Прекрасно. Дорогой, не стой столбом. Надо дать этим подземным жителям нужный отпор! Так, Мидори. Где Мидори?

— Я здесь, госпожа, — прошелестела секретарь, просачиваясь через закрытую дверь.

— Отлично. Шеймас, молчать! Итак, это…

Она не успела договорить, потому что Портал оглушительно завыл, и сиреневая стена заколыхалась. Вой стал еще громче, а в Зал ворвалась делегация из Нижнего мира. Патрик предпочел слиться за дверь.

Первой разъяренным вихрем влетела Демонесса вместе со своим слоноподобным мужем. Прическа Королевы Нижнего мира растрепалась, губы были сжаты до белизны. После появилась целая свита из визеров, скелетов — иссушителей и гастов («Пожгут тут еще все», — мысленно вздохнул Патрик). Гам стоял страшный. А в самом конце из фиолетовой стены развязной походочкой вышла та самая особа, назвавшая портонастройщика «здешним айтишником», дочь Короля и Королевы, Принцесса Суккуб.

Вообще, на принцессу она не была похожа. Вот совсем — совсем не похожа. Суккуб была полукровкой, ее отец был вампиром, а мать — Демоном с большой буквы. Так что к черным сапогам на шпильках чуть ли не до бедра, обтягивающей юбке из тюля (то есть набедренной повязке), корсету без ничего, коротким перчаткам и всегда распущенным бордовым волосам прибавлялись еще и пикантные клычки (на счастье, ничьей крови они еще не отведали). И черная помада.

Патрик вздохнул. Шеймас пялился на Суккуб реально откровенно. В такие моменты дружить с «лисоухим челом» становилось довольно трудно.

«Она не для тебя», — одернул себя портонастройщик. И тут, собственно, и начались «„дипломатичные переговоры“» в БО — ОЛЬШИХ кавычках.

Первой была Демонесса:

— Итак, — визгливо произнесла она, — вы уже прекрасно осведомлены о цели нашего визита. Она крайне серьезна и не требует ОТ — ЛА — ГА — ТЕЛЬСТВ!

— А мы как будто не поняли, — вполголоса, но так, чтобы все слышали, буркнула Кицунэ.

Демонесса вспыхнула:

— Дерзите! — Ее монументальная башня из светлых (удивительное дело) волос угрожающе закачалась. — Дело касается Пустот, Кинжала и Сами — знаете — чего!

— Переходите к делу!

— Ах вы… — Хвост Королевы Нижнего мира хлестал по полу. — Ну что ж, к делу, так к делу! А перед тем, как я к нему перейду, извольте предъявить наш Кинжал Подпространств!

— Наш Кинжал? — изогнула свои точеные брови Кицунэ, явно выводя Демонессу из себя. Патрик увлеченно наблюдал за скандалом. — Вот ваш Кинжал!

В воздухе что — то блеснуло, раздались ахи, вздохи, крики и наступила тишина. Ее разрезал скучающий, тоскливый голос Принцессы Суккуб:

— Кинжал сломали, идиоты?

— Попридержи язык, — процедила ее мать. — Да, они сломали НАШ КИНЖАЛ ПОДПРОСТРАНСТВ!!! Извольте извиняться, мадам Кицунэ!

Та, к кому обращались, чувствовала себя в этой обстановке, как рыба в воде.

— Извинений не последует, вы уж извините, — с явной насмешкой отозвалась супруга Генерала. — А последовать они должны от вашей бракованной фирмы магии, простите за прямолинейность.

Всё, похоже, настала патовая ситуация. Патрик отполз подальше и на всякий случай схватился за пожарный баллон. Гасты, эти сволочи, похожие на белых летающих спрутов, метко бьют огненными шарами, да и сжигают все к гастовой бабушке. Надо быть предусмотрительным.

Но буря не разразилась.

— Позвольте… — робко попытался влезть в драку муж Демонессы, удивительно похожий на Небесного Генерала. — Однако Кинжал был заколдован профессианальными м — магами Нижнего мира… В… э — э — э…

— Дорогой, это никого не волнует, — отрезала Королева, шлепнув его хвостом. Но угроза гастовой атаки миновала, да и скелеты опустили свои луки. А Кицунэ даже имела наглость расхохотаться.

Впрочем, загладили.

— Ладно, Кинжал — то мы починим, — взяла быка за рога Суккуб. — А то, что Пустоты тоже разрушены, это надо обсудить.

— Что?! — взвился Генерал.

— Вот именно, батя. — Принцесса убрала с лица прядку волос. Начальник раздулся от злости. Еще никто не смел с ним так разговаривать! Он метнулся к нахалке, но та, полируя ногти, как бы невзначай щелкнула пальцами, и Генерала отбросила взрывной волной на несколько метров. Демонесса хмыкнула, да и Патрик едва сдержался, чтобы не рассмеяться. Кицунэ же тоже мило поддержала всеобщее веселье (к неудовольствию Королевы) и помогла пыхтящему мужу подняться. Нижний Король, видимо, собирался исчезнуть в Портале. Однако Суккуб слегка повернула голову и бросила ему:

— Не, иди сюда. Иди — иди. Давай. Говорить будем.

Ну, понятно, кто в этой семейке главный.

Король, вздохнув, присоединился к остальной делегации.

Дальше пошли более скучные дела. Пустоты, мол, под угрозой из — за множества разрезаний пространства, надо решать, что делать, убирать портал или же чинить разрезы с помощью магии; потом спрашивали про последствия — Средний мир окажется под угрозой, а также и секретность обоих миров; одни были за магию, другие — за редкое использование порталов любых видов. Среди последних были Кицунэ, ее муженек (логика), Шеймас, а Патрик колебался. Первыми же стали Суккуб с семьей. Тут началось оживление.

— Порталы нельзя убрать! — орала Суккуб. — Это — крайне важный способ взаимодействия с другими мирами! И если у вас нет магии, не надо приходить к такому идиотскому решению!

— А если у вас есть магия, то не стоит этим кичиться, — спокойно обронила Кицунэ. — И какой у вас толк от общения с нами, я примерно знаю. Вылить — то свою дурную энергию в вашем подземелье нельзя, загрызут. А здесь можно и понадрывать глотку.

— Не смейте разговаривать с нами в таком тоне! — взвизгнула Демонесса. — Суккуб права, порталы запретить НЕВОЗМОЖНО!

Патрик был поглощен спором. Вот это кино. Только попкорна не хватает. А Кицунэ молодец, ей бы в ораторы. Хитрая лисица!

— Вот ИМЕННО! Это наш главный источник дохода!

— Ага, пососать — то энергию много лучше, чем делом заняться. Вы же, милочка, у нас вампир?

Суккуб со свистом втянула воздух. Это была ее больная тема.

— Ах ты ж… — Последовало такое, что Патрик даже уши зажал. Дело — то будет…

Однако Кицунэ, после часа страшного шума, удалось заткнуть всю семейку из Нижнего, а затем и не ко времени разгорячившегося Генерала. Сакэ решило дело. Сообразительная хозяйка рассадила всех по местам и дала по кружке.

— Ну, так мы к ничему и не придем, — миролюбиво заметила Кицунэ. — Давайте — ка успокоимся. И, Патрик, хватит прятаться!

«Здешний айтишник» чуть не поджег дверь своим стыдом. Он медленно встал и поплелся к столу (непонятно, откуда он взялся) с пылающими щеками. Супруга Генерала весело рассмеялась. Суккуб же искоса взглянула на Патрика и неожиданно подмигнула, показав язык.

Ох, все гасты, визеры и скелеты вместе взятые!

Дипломатия — штука хитрая.

ГЛАВА 2. ПОРТАЛ

Патрик сел в постели и потер ноющий висок. Черт. Уже семь часов, а он все дрыхнет. Нагоняй от Генерала, небось, будет страшный.

Все это проклятое сакэ виновато. Хитрая лисица обладала невероятным запасом этого напитка, так что спать все разошлись поздно, и будучи изрядно навеселе, в том числе и «здешний айтишник».

Патрик опять плюхнулся на подушки, отчаянно не желая вставать и плюнуть на все выговоры с крыши Канцелярии. После застолья он на скорую руку сплавил Аяко Кобаяси к Жизни, пусть сама разбирается с этой зазнобой. Гастов и визеров, к слову, тоже послали к черту в Портал.

Во время угощения вся делегация порядком шумела, но безобидно, поэтому никто никого не одергивал. Поговорили про Там. «Что ж они решили, в таком — то состоянии?» — тоскливо подумал Патрик. Про Пустоты решение было примерно такое: порталами пользоваться только в экстренном случае и раз в месяц. Или в неделю? Ай, не важно.

Голова раскалывалась от боли. Портонастройщик потянулся к стакану с водой, да неудачно, и ваза какого — то фарфора с печальным дребезгом канула в небытие. Ну супер.

Ах да, кажется, делегацию оставили в Канцелярии на несколько дней. Еще бы, после такого застолья. В том числе и Суккуб.

Странно, но от этой новости плохое настроение как — то сразу испарилось. А как она ему вчера подмигнула!

И стоило Патрику подумать о бунтарке — дьяволице, как дверь распахнулась, и в комнату влетела Суккуб, собственной персоной. Портонастройщик аж закашлялся.

— П — простите, Ваше Высочество, я щас это… — забормотал он, напяливая на нос очки и пытаясь вытащить из — под кровати свои кроссовки.

— Ой, да какое «Высочество», — отмахнулась от титула неожиданная гостья. Она окинула его взглядом и фыркнула: — Что, протрезвел, пьяница?

— Да вот… — Патрик бросил жалкие попытки достать одежду и просто провел рукой по волосам. Суккуб заливисто расхохоталось и бросила:

— Долор рикезус.

Головную боль как рукой сняло.

— Хорошо иметь магию, — вздохнул портонастройщик. Принцесса усмехнулась:

— Вазу разбил? Интегратио.

Ваза медленно собралась по кусочкам, «всосала» в себя всю разлитую воду и аккуратно встала на правильное место.

— Ого!

— Круто, да? Заклятие восстановления. И еще. Ордо.

— Ай! — взвизгнул Патрик, когда кроссовки, прячущиеся под комодом с силой врезались ему в живот, разбросанная одежда уложилась в аккуратные стопочки, кровать сама собой застелилась, даже прическа приобрела нормальный вид. А неглаженная и нестиранная футболка «Битлз» вдруг запахла календулой и стала глаже бока машины Генерала.

— Слушайте, как у вас так выходит?

— Давай на «ты». А так, я училась в школе нашего Министерства с семи лет. Поэтому знаю всякие штуки.

Сейчас Суккуб было семнадцать лет. Она была на два года моложе Патрика. И раз в сто круче.

— А что вы… ты еще можешь?

— Дразнишь? — Суккуб хитро покосилась на «здешнего айтишника». — Ну, например, приносить одиноким протрезвевшим парням завтрак. Остендо сурсум.

Перед Патриком в мгновение ока возник парящий в воздухе поднос с чем — то очень — преочень дымящимся и вкусным.

— Вау… Ты волшебница…

Пока портонастройщик за обе щеки уплетал омлет, бифштекс и бутерброды с огурцами, Суккуб присела к нему на кровать и стала в задумчивости водить по нему острым коготком.

— Кроме этого, я умею заклятие левитации, телепорта, взрыва — вчера видел, наверное — и… — Она запнулась. Патрик удивленно на нее взглянул. Эта «бешеная девка» никогда не запиналась. И уж тем более не багровела.

— Что такое?

— Ну… Я умею некоторые запрещенные заклятия… Родители не знают… Заклятие боли…

Ого! Да она не так проста, как кажется!

— Зачем ты мне это рассказываешь?

— Не знаю, — пожала плечами Суккуб. Наступила молчание.

— А ты не знаешь, что вчера сказали взрослые?

— Говорили всякое. — Принцесса явно была рада сменить тему. — Одни такие: Портал должен быть только один, вот он; другие: нет, он может сломаться от слишком частых перемещений; первые опять: раз Кинжал сломан, то и нечего тогда Пустоты ломать, Портал уже есть; опять вторые; опять первые. А про Там было реально запутанно. Говорят, мол, Верхний мир имеет права на Там, потому что ближе всех в нему находится… Дурь какая — то, — фыркнула Суккуб. — Откуда им знать, где он вообще находится? Может, под нами или даже рядом со Средним миром…

Патрик кивнул в знак согласия, вгрызаясь в бифштекс.

— Дальше пошло совсем запутанное, я даже подумала, не записывать ли. Вернулись к Пустотам, сказали, что, наверное, между Там и Верхним (ну, или каким — то) миром тоже должна быть Пустота. И типа если ее истончить, то, возможно, они смогут создать Портал в Там. И тут у меня возник такой вопрос: как можно истончить Пустоту Последнего мира, то есть Там? Создавать сквозные порталы? Как это вообще работает? И можно ли ВООБЩЕ СОЗДАВАТЬ ПОРТАЛЫ РЯДОМ С ТАМ?

— Сквозные порталы — это те, которые прошивают не Миры, а Пустоту, — несколько невнятно пояснил «здешний айтишник». — Вроде таких ходов через Пустоты.

— А — а. Все равно непонятно. Ну и ладно, короче, именно такие сквозные порталы они и имели в виду. Но здесь все равно возникла неувязочка. Кинжал — то сломан. И порталы создавать невозможно. Кстати, как твой начальник его угрохал?

— Без понятия. Может, пытался попасть с его помощью в Там. Гаст его разберет.

— Скорее всего, потому что такую штукенцию фиг сломаешь. Кстати, как зовут того лисоухого чела, подвесившего на меня свои глазенапы во время переговоров? Что — то на «Ш», да?

— Шеймас, — отрешенно подсказал портонастройщик. Он уже придумывал новый, более современный механизм создания сквозных порталов, порталов в порталах и прочего. Если использовать Огниво Нижнего мира — очередная серия дипломатии — подключить к черному рычагу и проводам из…

— Эй, ты че, заснул?!

— Блин. Не, придумываю тут кое — что. А Кинжал Подпространств починить никак нельзя?

Суккуб уже открыла рот для ответа, но тут в дверь робко постучали.

— Прячься! — зашипел Патрик. Принцесса буркнула «индеспектус» и растворилась в воздухе. В комнату же проскользнула Мидори, в своем обыкновенном наряде.

— Простите, если побеспокоила, но вчера на Джи Ар Уэст произошла катастрофа и вас требует господин.

Все хорошее настроение портонастройщика мигом улетучилось. Опять гурьба психованных истеричек с размозженными затылками из Среднего мира, великолепно.

— Сколько? — обреченно спросил он, залезая в кроссовки.

— Около десяти человек.

Ничего себе.

— Какие срочно?

— Только три, остальные могут подождать. И тут один мужчина, если что. Доктор Акайо привел их в нормальное состояние. Физически, разумеется.

— Хорошо, Мидори. Скоро буду.

Секретарь поклонилась и просочилась через стену. Тут же пустота слева от Патрика хмыкнула:

— Что, новая работенка? — и превратилась в Суккуба.

— Да — а… — протянул портонастройщик, который уже привык к любой магии этой семейки.

— Я с тобой, — объявила она таким тоном, что отказ был попросту невозможен.

— А если тебя заметят?

— Взрыва Вселенной не избежать, — весело произнесла Суккуб, направляясь к двери. — Кстати, эта Мидори — тень?

— Полутень, если быть точным. — Патрик последовал за Принцессой и прошел в коридор.

— Зануда! — Суккуб толкнула его в бок острым локтем.

Так и дошли до зала ожидания. Он, честно говоря, назывался приемной, но клиенты в нем могли ждать очереди до бесконечности — если только не заплатили НДС и не имели в Канцелярии свои связи. При чем половина НДС отправлялась в Нижний мир в качестве гонорара для Смертушки (сомнительно).

Личности с нервными расстройствами сидели в уголке. Патрик загляделся на толстовку Гучи толстого клиента и поморщился от монотонных завываний щупленькой девушки двадцати лет. Суккуб сморщила нос:

— И с этими тебе нянчиться?

— Увы, да.

— Пф! — изрекла Принцесса, немного помолчала и нараспев произнесла: — Обливиски омнэ куод тангит тэ эт мементо ин омнибус бонис.

Все клиенты сразу расслабились и на их лицах появилось умиротворенное выражение.

— Ты, надеюсь, не лишила их памяти? — встревожился портонастройщик.

— Забудьте все, что вас тревожит и вспомните все хорошее, — перевела Суккуб. — Нет, не лишила, только отчасти. А что? Работа же выполнена. Зови Генерала.

— Э, не надо! — воскликнул Патрик.

— Хорошо — хорошо. Шутка. — Что — то не похоже. — Что ты думаешь о Портале? И о Пустотах с Там?

— Ну — у… Я хотел спросить, можно ли починить Кинжал Подпространств.

Лебедева Алиса Дмитриевна
Возраст: 12 лет
Дата рождения: 11.08.2009
Место учебы: г. Москва, ул. Новослободская, д. з8, школа ОРТ №1540
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва