Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Эссеистика на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Народная сказка в творчестве Я. И В. Гримм и русских писателей

Введение

​В своей работе я сравниваю сказку братьев Гримм «О рыбаке и его жене» и сказку А.С. Пушкина «О рыбаке и рыбке» в поисках ответа на проблемный вопрос, что именно отражено в названиях обеих сказок. На первый взгляд кажется, что в названия вынесены главные персонажи: для братьев Гримм – это рыбак и его жена, а для Пушкина – рыбак и рыбка. Так ли это, я постаралась разобраться в своем исследовании.

Актуальность темы заключается в том, что в сказках содержится богатый материал, который отражает мышление и картину мира наших предков, часто содержит отсылки к другим текстам и помогает их понять, дает повод для переработки сюжета и использования отдельных его элементов в современных произведениях.

​Моя работа также имеет практическое применение. На основании проведенного мною исследования можно изучать сказки Пушкина и братьев Гримм на уроках литературы как внеклассное чтение или на литературных кружках.

​Перед началом анализа данных произведений я изучила работы других исследователей. Оказалось, что сюжет этих сказок сравнивали не часто. Гораздо чаще исследователи брали для анализа «Белоснежку и семь гномов» и «Сказку о мертвой царевне и семи богатырях» этих же авторов, а сюжет о рыбаке и рыбке изучен намного меньше. Тем не менее, мне удалось найти сравнительный анализ данных сказок в статье Т.А. Ложковой и В.Н. Осипова «Сказка как художественное выражение народного менталитета»(4). Но здесь они сравниваются не между собой, а со сказочной поэмой удмуртского писателя Кузебая Герда «Медведи». Некоторые исследователи изучают мифологизм сказки А.С. Пушкина, соотносят её с жанром волшебной сказки. Но непосредственно проблематика названий сказок не поднималась, их событийность, их герои не сравнивалась, также не изучена тема соотнесенности пространства и времени в данных сказках, поэтому я уделила особое внимание этой теме.

В начале своей работы я составила собственную сравнительную таблицу сюжета (Приложение 1), на основании которой провела анализ произведений.

Целью работы является определение и сравнение смыслов, вложенных в названия сказок братьев Гримм «О рыбаке и его жене» и А.С.Пушкина «О рыбаке и рыбке».

Задачи исследования:

— сравнить время написания сказок и сделать вывод о первичности и вторичности сюжета;

— обозначить общее и различное в сюжетах обеих сказок;

— сравнить и выявить разницу движения времени в сказках;

— проанализировать, как время сопоставлено с общим сюжетом сказок;

— соотнести сведения по каждому пункту с названиями данных произведений.

В ходе исследования мы использовали следующие методы:

— интертекстуальный анализ;

— выборочно-направленный разбор текста;

— детальный (текстуальный) разбор.

1. Происхождение сказок братьев Гримм и А.С. Пушкина

«Прежде всего, мы должны получить по возможности ясное представление о самом термине «сказка». Определение понятия сказки мы начнем с изучения слова «сказка», с того, как обозначается это понятие на разных языках. Не покажет ли такое рассмотрение, что сам народ понимает под словом «сказка», что он вкладывает в это понятие? Но тут нас постигает некоторая неожиданность. Народы мира, точнее, европейские народы, как правило, никак не обозначают этого вида народной поэзии, пользуясь для его определения самыми разными словами. Есть только два европейских языка, которые создали специальные слова для обозначения этого понятия. Это русский и немецкий языки».(7, 18)

Отсюда мы делаем вывод, что не случайно именно в русской и немецкой культуре данный сюжет нашел отражение. В немецком и русском языках впервые появился термин «сказка» для произведений этого жанра.

Сказка «О рыбаке и его жене» померанского происхождения. Сказка записана братьями Гримм на диалекте Передней Померании. Опубликована сказка в сборнике «Детские и семейные сказки» в 1812 году.(10)

Сказка А.С. Пушкина написана 2 (14) октября 1833 года. Впервые напечатана в 1835 году в журнале «Библиотека для чтения» . В рукописи есть пометка: «18 песнь сербская». Эта помета означает, что Пушкин собирался включить её в состав «Песен западных славян». С этим циклом сближает сказку и стихотворный размер.(11) Пушкин взял за основу сказку братьев Гримм и по подстрочнику на французском языке написал сказку «О рыбаке и рыбке». Но наполнил её русскими фольклорными деталями.

Таким образом, мы можем говорить о том, что пушкинская сказка вторична.

2. Сравнительный анализ сказок В. и Я. Гримм «О рыбаке и его жене» и А.С. Пушкина «О рыбаке и рыбке»

2.1. Отношения между героями.

Из названия можно предположить, что у Гримм главные герои – рыбак и его жена, а у Пушкина – рыбак и рыбка. Но при прочтении мы понимаем, что у Пушкина персонаж старухи также очень важен, как и персонаж рыбки у Гримм. Исходя из сюжета, мы можем говорить о том, что в название вынесены, скорее, не главные действующие персонажи, а связь между персонажами. То есть, у братьев Гримм рыбак ближе к своей жене, а в сказке Пушкина старик ближе к рыбке. Что значит «ближе» – рассмотрим далее.

В сказке братьев Гримм рыбак входит в дом, общается с женой, живет с ней вместе, они спят в одной постели:

«Am andern Morgen wachte die Frau als erste auf; es war gerade Tag geworden, und sah von ihrem Bett aus das herrliche Land vor sich liegen. Der Mann reckte sich noch, da stieß sie ihn mit dem Ellbogen in die Seite und sagte: «Mann, steh auf und guck mal aus dem Fenster. Sieh, können wir nicht König werden über all das Land? Geh hin zum Butt, wir wollen König sein.»» / «На другое утро жена проснулась первая, когда уж совсем рассвело, и из своей постели стала осматривать благодатную страну, которая простиралась кругом замка. Муж все еще спал и не шевелился, и она, толкнув его локтем в бок, сказала: «Муженек, вставай да глянь-ка в окошко. Надумалось мне — отчего бы нам не быть королем да королевой над всею этою страною? Сходи ты к рыбине, скажи, что хотим быть королями». (12)

Здесь также мы видим, что жена рыбака общается с ним, уговаривает на новые желания. А не просто приказывает. В немецкой версии сказки мы можем наблюдать рост требовательности жены, выраженный в модальных глаголах: сначала она говорит «wir wollen ein kleines Hauschen haben», затем «Ich möchte wohl in einem großen steinernen Schloß wohnen», и далее «ich muß König sein». Так постепенно модальность растет: wollen – mogen – mussen. Хотя тон остается пока прежним: «sagte die Frau» (говорит жена). В то время как у Пушкина старуха каждый раз «пуще прежнего бранится».

То есть, у Гримм степень требовательности выражена не в интонации, а в модальности употребляемых глаголов. А у Пушкина – интонационно.

В сказке братьев Гримм есть описание их совместного быта, когда у них появляется изба, замок. Старик входит, и мы видим это его глазами. Причем именно жена приглашает войти его вместе:

«…da nahm sie ihn bei der Hand und sagte: «Komm nur herein.» Damit ging er mit ihr hinein, und in dem Schloß war eine große Diele mit einem marmornen Estrich, und da waren so viele Bediente, die rissen die großen Türen auf, und die Wände waren alle blank und mit schönen Tapeten ausgestattet, und in den Zimmern lauter goldene Stühle und Tische, und kristallene Kronleuchter hingen von der Decke; alle Stuben und Kammern waren mit Fußdecken versehen. Auf den Tischen stand das Essen und der allerbeste Wein, daß sie fast brechen wollten. Und hinter dem Haus war auch ein großer Hof mit Pferde- und Kuhstall, und Kutschwagen: alles vom allerbesten; auch war da ein großer herrlicher Garten mit den schönsten Blumen und feinen Obstbäumen, und ein herrlicher Park, wohl eine halbe Meile lang, da waren Hirsche und Rehe drin und alles, was man nur immer wünschen mag». / « …и взяла его за руку и сказала: «Войдем со мною вместе.» Вошли и видят, что полы все в замке выстланы мраморными плитами и везде множество слуг, которые отворяли перед ними двери настежь; и стены-то все блестели, обитые прекрасными обоями, а в покоях везде и стулья, и столы золоченые, и хрустальные люстры спускаются с потолка, и всюду ковры разостланы; всюду столы ломятся от яств и самых лучших вин. А позади замка большой двор с конюшнею и коровником; и экипажи в сараях стоят самые лучшие. Был там сверх того большой и прекрасный сад с красивейшими цветами и плодовыми деревьями, и парк тянулся, по крайней мере, на полмили от замка, полный оленей, диких коз и зайцев, и всего, чего душа пожелает».(12)

А у Пушкина старуха только лишь бранит старика, их совместная жизнь в доме не описана. Создается впечатление, что старик все время между домом и морем, чаще у моря, а старуха – в доме. Поэтому в этой сказке старика связь со старухой слабая, он ближе к морю, к рыбке.

«Пошёл он ко своей землянке,

А землянки нет уж и следа;

Перед ним изба со светелкой,

С кирпичною, беленою трубою,

С дубовыми, тесовыми вороты.

Старуха сидит под окошком,

На чем свет стоит мужа ругает.

«Дурачина ты, прямой простофиля!

Выпросил, простофиля, избу!

Воротись, поклонися рыбке:

Не хочу быть черной крестьянкой,

Хочу быть столбовою дворянкой».(8, 20)

В сказке Пушкина нет описания совместного быта. И в один момент старуха даже выгоняет его:

«На него старуха не взглянула,

Лишь с очей прогнать его велела».(8, 37)

Тем не менее, интересно то, что в сказке А.С. Пушкина «О рыбаке и рыбке сказано, что старик со старухой «жили в ветхой землянке ровно тридцать лет и три года». Именно это число в сказках указывает на то, что люди прожили вместе очень долго.(1) А в сказке братьев Гримм о том, сколько прожил рыбак со своей женой, ничего не сказано.

Отсюда можно сделать вывод, что в сказке Гримм рыбак ближе к своей жене физически, то есть в пространстве. А Пушкин связывает старика со старухой не пространством, а временем. В сказке братьев Гримм жена рыбака пускает его в дом, в свое пространство, а в сказке Пушкина складывается впечатление, что дом – это полностью территория старухи, и старик туда не заходит, а всё время проводит у моря.

И так было даже до начала описываемых событий:

«Старик ловил неводом рыбу,

Старуха пряла свою пряжу».(8, 5)

Что касается рыбака в сказке братьев Гримм, он слушается свою жену, хотя каждый раз пытается с ней спорить:

«Nein, Frau,» sagte der Mann, «der Butt hat uns erst das Häuschen gegeben. Ich mag nun nicht schon wieder kommen, den Butt könnte das verdrießen». «Нет, жена! — сказал рыбак. — Камбала только что дала нам избу; не могу я к ней сейчас же опять идти: ведь она, пожалуй, может и разгневаться».(12)

А у Пушкина старик всегда повинуется молча своей старухе:

«Старик не осмелился ей перечить,

Не дерзнул поперёк слова молвить». (8, 41)

Таким образом, оба рыбака слушаются своих жён и поступают, как те им велят, но в немецкой сказке рыбак высказывает свою точку зрения, а в русской – нет.

По отношению к рыбкам обеих сказок рыбаки выказывают уважение, они стесняются просить всё больше и больше, в отличие от своих жён.

В немецкой сказке рыбак зазывает Камбалу песенкой:

«Männlein, Männlein, Timpe Te,

Buttje, Buttje in der See,

Meine Frau, die Ilsebill,

Will nicht so, wie ich wohl will.»

«Рыба, рыбка, рыбинка,

Ты, морская камбала!

С просьбою к тебе жена

Против воли шлет меня!» (12)

​В русской сказке не описано, как именно, какими словами старик кличет золотую рыбку, но когда та приплывает, он говорит ей почти то же самое, что и рыбак из сказки братьев Гримм:

​«Смилуйся, государыня рыбка!

​Опять моя старуха бунтует…» (8, 32)

То есть, отношение рыбаков к рыбкам одинаковое в обеих сказках.

Рыбка в пушкинской сказке, как и Камбала в сказке братьев Гримм, относится к рыбаку очень хорошо.

Она каждый раз говорит:

«Не печалься, ступай себе с богом!» (8, 32)

Так же и в немецкой сказке:

«Geh nur hin, sie steht vor der Tür», – sagte der Butt»./ «Ступай к ней, вон она стоит перед дверьми», – сказала камбала». (12)

И только лишь в конце сказки в немецком варианте рыбка говорит рыбаку, что дома всё стало по-прежнему:

«Geh nur hin, sie sitzt schon wieder in der Fischerhütte»./ «Ступай же к ней — она опять сидит в своей лачуге».(12)

А в сказке Пушкина золотая рыбка уплывает молча, что, на мой взгляд, более драматично:

«Ничего не сказала рыбка,

Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море». (8, 47)

В обеих сказках есть еще один персонаж – это море. Но, поскольку это отражено в некоторых исследованиях, я отдельно этот персонаж не рассматривала. Добавлю лишь, что оно отражает общий накал страстей.

2.2. Половая принадлежность героев

В сказке братьев Гримм рыбка – заколдованный принц, то есть мужского пола:

«Hör mal, Fischer, ich bitte dich, laß mich leben, ich bin kein richtiger Butt, ich bin ein verwunschener Prinz»./«Слышь-ка, рыбак, прошу тебя, отпусти меня на волю: я не настоящая камбала, я — завороженный принц». (12)

А у А.С. Пушкина рыбка женского пола:

«Бог с тобою, золотая рыбка!

Твоего мне откупа не надо…» (8, 9)

Жена рыбака в сказке братьев Гримм в какой-то момент загадывает желания, которые предполагают мужской пол. Сначала она хочет стать королем:

«Mann, steh auf und guck mal aus dem Fenster. Sieh, können wir nicht König werden über all das Land? Geh hin zum Butt, wir wollen König sein.» — «Ach Frau,» sagte der Mann, «warum wollen wir König sein?» — «Nun,» sagte die Frau, «willst du nicht König sein, so will ich König sein». «Муженек, вставай да глянь-ка в окошко. Надумалось мне — отчего бы нам не быть королем да королевой над всею этою страною? Сходи ты к рыбине, скажи, что хотим быть королями.» — «Ах, матушка, — сказал рыбак, — ну, как это мы будем король да королева? Я никак не могу королем быть!» — «Ну, коли ты не можешь быть королем, так я могу быть королем». (12)

Здесь используется именно слово «König» – в мужском роде, а не «Königin» – в женском.

Далее она говорит: «nun muß ich auch Kaiser werden». (12) Здесь снова статус кайзер используется в мужском роде.

Затем она хочет стать папой римским, а ведь этот статус предполагает только мужской пол. И интересно то, что ей это удается. Камбала осуществляет это желание.

В сказке А.С. Пушкина старуха не отказывается от своего пола. Она просит быть сначала дворянкой столбовою, затем вольною царицей, и в конце – владычицей морскою. (8) То есть, она отказывается не от пола, а от своего рода. Ведь раньше нельзя было крестьянке стать дворянкой, ею нужно было родиться.

Отсюда можно сделать вывод, что в немецкой сказке жена рыбака отказывается от своего пола, а в русской – от своего рода. Кроме того, если учесть, что у братьев Гримм рыбка – мужского пола, а у А.С. Пушкина – женского, можно говорить в первом случае о противоборстве мужских начал, а во втором – женских.

2.3. Пространство и время в сказках В. и Я. Гримм и А.С. Пушкина

В начале каждой из сказок говорится, что герои живут в ветхой лачуге и самого моря. Начальные точки в обеих сказках равны. У братьев Гримм:

«Es war einmal ein Fischer und seine Frau, die wohnten zusammen in einer kleinen Fischerhütte, dicht an der See…» /«Рыбак с женою жили в дрянной лачужке у самого моря». (12)

У А.С. Пушкина:

«Жил старик со своею старухой

У самого синего моря;

Они жили в ветхой землянке…» (8,5)

В обеих сказках рыбаки со своими женами живут очень бедно. Я нашла изображения ветхих землянок в Германии и России в 19 веке (см. Приложение 2). Это действительно очень бедные жилища. И в обеих сказках герои живут вблизи моря.

Затем, по ходу сюжета, пространство в немецкой сказке словно расширяется:

«Am andern Morgen wachte die Frau als erste auf; es war gerade Tag geworden, und sah von ihrem Bett aus das herrliche Land vor sich liegen». «На другое утро жена проснулась первая, когда уж совсем рассвело, и из своей постели стала осматривать благодатную страну, которая простиралась кругом замка». (12)

То есть, не только жилище увеличивается, но и пространство вокруг него.

У Пушкина этого нет. Меняется только само их жилище:

«Старичок к старухе воротился.

Что ж? пред ним царские палаты…» (8, 34)

Время тоже течет в обеих сказках по-разному (см. Приложение 3). В первый раз жена рыбака в немецкой сказке и старуха в русской посылают мужей к рыбке сразу. Но потом у братьев Гримм время между желаниями сначала становится больше:

«So ging es wohl nun acht oder vierzehn Tage…» «Так прошло недели с две…», (12) – так происходит после того, как жена попросила новую избу, то есть, между первым и вторым желанием.

Между вторым и третьим желаниями проходит уже только одна ночь:

«Am andern Morgen wachte die Frau als erste auf; es war gerade Tag geworden, und sah von ihrem Bett aus das herrliche Land vor sich liegen»./ «На другое утро жена проснулась первая, когда уж совсем рассвело, и из своей постели стала осматривать благодатную страну, которая простиралась кругом замка». (12)

А все последующие желания жена высказывает рыбаку сразу, как только он возвращается от рыбы. И только перед последним желанием, стать Богом, она думает ночь.

В сказке А.С. Пушкина, наоборот, сначала старуха приказывает идти и просить у рыбки следующее желание сразу по его возвращении с моря: корыто, избу и стать столбовою дворянкой. А потом перед двумя последними желаниями – стать царицей и стать владычицей морскою – проходит две недели. То есть, время между желаниями старухи у Пушкина становится дольше.

И если посчитать, сколько длятся события в обеих сказках, получается, что в немецкой сказке все события занимают 14+1+1=16 дней, а в русской сказке 14+14=28 дней. То есть, в сказке Пушкина действие длится дольше.

Мне стало интересно, что означают титулы, которые потребовали себе жены в обеих сказках. И тут оказалось, что король, кайзер и папа Римский принадлежат к одной эпохе, а черная крестьянка и столбовая дворянка – к разным. Как написано в одном интернет-источнике, «черными, или черносошными, называли крестьян XV-XVII веков, проживавших на «черных», то есть свободных от помещика землях», а «Выражение «столбовые дворяне» появилось примерно через 100 лет после того, как исчезло понятие «черные крестьяне». Случилось это в начале XIX века, при жизни автора «Золотой рыбки».

К тому времени единое дворянское звание существовало и для тех, кто выдвинулся на царской службе недавно, и для представителей древних родов. Последним бывало обидно. Чтобы отличать себя от новой знати, они придумали выражение «столбовые дворяне». К «столбовым» причисляли тех, чьи предки еще в XVI-XVII веках были записаны в родословные книги — «столбцы». (14)

То есть, помимо того, что действие пушкинской сказки длится дольше, в ней героиня еще и переносится на сто лет вперед. Но старик столбовым дворянином при этом не становится, он остаётся в своем времени вместе с рыбкой.

Отсюда можно сделать вывод, что в сказке братьев Гримм больше расширяется пространство, а в сказке Пушкина – время. Расширяющееся пространство в немецкой сказке всё дальше отделяет рыбака от рыбки, а в русской сказке временной разрыв всё больше отделяет старика от старухи.

Винокурова Алиса Владимировна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 19.07.2007
Место учебы: МАОУ «Лицей 11»
Страна: Россия
Регион: Ростовская обл.
Город: Ростов-на-Дону