XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Надоело терпеть.

За окном вагона поезда то и дело мелькали разные деревья, сёла, а где-то вдали можно было рассмотреть печальные огни то ли трасс, то ли городов, а может быть и окраины одного и того же большого города, из которого так давно хотел сбежать Михаил. И вот, это заветное желание наконец исполняется…

Он сидел с невозмутимым лицом, хотя на душе было очень больно расставаться с родителями, пусть даже и меньше, чем на год. Честно, теперь его лицо всегда остается таким. Холодным, бесчувственным… Не всем дано узнать, что у него происходит внутри.

3 года назад Михаил переехал сюда вместе со своей семьей. Его отец был IT-специалистом, и компания, с которой он сотрудничал, требовала довольно частых переездов из одного региона в другой. Это означало и существенные надбавки к зарплате, поэтому против этих переездов никто особо не был.

Была лишь одна проблема, которую почему-то родители Михаила то ли не замечали, то ли не желали замечать: с возрастом, их чадо обзаводилось друзьями, и многие из них действительно таковыми являлись. И за все 15 лет переездов, друзья постоянно менялись, а отношения со старыми знакомыми весьма быстро сходили на нет. И это неплохо било по Михаилу.

Но с самого детства он оставался миролюбивым, добрым и ласковым. До их последнего переезда, когда Михаилу исполнилось 15 лет.

23 августа. У Михаила День Рождения. Он проснулся очень радостным и был в предвкушении прекрасного дня. С самого пробуждения, юноша строил планы на весь этот день: сначала прием поздравлений от родителей, потом должна была позвонить бабушка, дедушка, а там и можно сходить погулять с друзьями. Одевшись, Михаил вышел на кухню, красиво украшенную воздушными шарами и накрытым столом. Родители уже не спали.

-С Днем Рождения, сынок! – хором закричали родители и развели руки в стороны в ожидании обнимашек.

Во время подобных событий, парень невольно пускал скупую слезу от умиления. А родители же пускали слезу от умиления над своим сыном.

Вся семья сидела за столом и завтракала, попутно обсуждая планы на день. Всё было хорошо, но до момента, пока отец не выдал следующее:

-Ах, да, Миша, мы забыли тебе кое-что сказать, — он прочистил горло и продолжил, — мы переезжаем через 2 дня в другой город. Зарплату сильно повысят, поэтому мы сможем позволить себе гораздо больше, чем здесь. Да и в общем, цены там гораздо меньше, и…

Но Михаил уже не слушал. Для него очередной раз разрушились отношения с друзьями, а все грандиозные планы на ближайшее будущее нужно было забыть. Позднее он улыбался, ведь его друзья говорили, что выдержат дружбу на расстоянии, хотя он прекрасно понимал, что в лучшем случае общение будет поддерживать лишь 1 человек, но даже это мало вероятно.

Через два дня семья была уже в новом городе. Дорогу описывать не буду – она слишком примечательна и совсем обыкновенна. А сам город был действительно неплохим. Все, что обещала компания отцу Михаила, было исполнено: и зарплата, и цены. Однако, парень скучал по старой жизни, школе и знакомым. Но что способен поделать с этим парень 15 лет? Ничего. И он это прекрасно понимал.

Через 4 дня – 1 сентября. Всё будет в новинку. Михаил держался уверенно и почти не переживал, ведь за все свои 15 лет он сменил уже 3 школы, и не в одной из них он не встречал чего-то похожего на травлю новичков. Признаться честно, он вообще не верил, что так называемый «буллинг» в принципе существует, и что это всего лишь меланхоличная тема для лирической литературы.

Эти дни прошли уж совсем быстро. Семья толком не успела освоиться, а уже нужно идти на линейку в школу. Михаил имел хороший вкус в одежде: школьная форма совсем не выглядела, как школьная. Серый пиджак и брюки с белоснежной однотонной рубашкой сидели на нём просто потрясно.

Построение на улице не заняло слишком много времени, поэтому школьников запустили внутрь, с немецкой педантичностью и дисциплиной расселив по классам. Классную руководительницу звали Анастасией Олеговной – весьма приятная и, на вид, мудрая женщина лет 50. Ее голос звучал очень уверенно, а фразы были короткими и предельно ясными, однако не звучащими как-то угрожающе, как бывает у людей с таким типажом речи.

-…И так, вы все заметили, что в классе у нас новенький. Михаил, встаньте, пожалуйста, — ее глаза оглядели класс и остановились на парне. Тот повиновался.

-Есть что сказать о себе?

-Ам… Да… Мое имя – Михаил, мне 15. Я приехал сюда из Читы. Я люблю рисовать и писать стихи…

Его перебил сдавленный смешок от куда-то с задних парт. Михаил чуть замешкался, но постарался на подавать виду.

-Это, пожалуй, всё, что я хотел рассказать о себе.

-Что ж, похвально, Михаил. Ты можешь сесть, а мы продолжим. Будем знакомы.

Остаток этого часа прошел спокойно. Ничего, вызывающего внимание, не происходило. Со звонком, ребят отпустили, а те небольшими группами собрались вокруг школы. Пока что, только Михаил был один.

Парень улыбнулся, поправил прическу и решил подойти к первой попавшейся компании, которая, в свою очередь, состояла из 5 человек. Михаил разглядел среди них самого высокого, черноволосого парня с очень кудрявыми волосами. Мать Михаила называла людей с похожими прическами «барашками». «Барашек» выглядел уверенным, даже через чур: громко говорил, смеялся, — в общем, наверняка ощущал себя лидером.

Заметив, что к компании приближается новенький, так называемый лидер замолк и глупо уставился на Михаила.

-Здравствуйте, ребята! – начал было Михаил, но его перебил до боли знакомый сдержанный смешок, похожий на тот, что парень слышал во время оглашения «справочки» о себе.

-Выглядишь очень радостным, — заговорил «Барашек», — ничего, скоро это пройдет.

Михаил чуть нахмурился от непонимания фразы.

-Ладно, забудь. Тебя же Мишкой зовут? Будем знакомы, я – Антон, — протягивая руку, сказал лидер компании.

-Д-да, приятно познакомиться, — Михаил было собирался протянуть руку в ответ, но Антон резко убрал свою.

-Ах, точно! Я совсем забыл представить тебе своих друзей! Знакомься: это Димка, — Антон указал пальцем на низкого худощавого парня с очень странными большими зелеными глазами, — а это – Дюха, он же Андрей.

Андрей поднял правую руку вверх в знак приветствия, но его безразличное лицо ни капли не изменилось.

Тем временем Антон указал на толстого парня среднего роста, очень похожего на классического школьного хулигана.

-Это – Семен. А это… – парень улыбнулся максимально широко, что, признаться, выглядело омерзительно, — Виктория Николаевна – цветок и радуга нашей скромной компании.

Виктория единственная из всех протянула Михаилу руку. Тот улыбнулся. Что-то в ней такое было, в этой Виктории Николаевне — то ли глаза, то ли энергия, а может всё вместе оставили какой-то приятный след на сознании Михаила.

-Довольно, — Антон явно приревновал, — давайте лучше прогуляемся и покажем нашему новенькому местные окрестности – он наверняка будет не против. Да, Мишка?

Михаил без раздумий согласился.

-Ой, парни, извините, но мама просила домой пораньше прийти, — не скрывая разочарования, быстро произнесла Виктория, — давайте без меня.

-Очень жаль, — сказал Михаил. Он действительно расстроился, но пытался не подавать виду.

-И впрямь, — Антон посмотрел в сторону уже уходящей Виктории, — тогда, до встречи.

-И вам хорошо погулять! – Виктория ослепительно улыбнулась и ушла в сторону жилых домов.

Парни шли вдоль школы. Все было хорошо, как казалось Михаилу, — его новые знакомые вели с ним непринужденную беседу, задавали разные вопросы и в общем вели себя довольно дружелюбно, пока компания не зашла за школу.

-Миш, скажи, тебе понравилась Виктория? – голос Антона прозвучал куда серьёзней, чем в предыдущие минуты.

Михаил уже почти полностью повернулся к нему, так как находился впереди, но тут же словил толчок в плечо и, не удержав равновесие, упал на землю. Страх накрыл волной сознание Михаила, но он даже не мог пошевелиться.

-Значит так, — в глазах Антона читалась ненависть, — если ты не знаешь Наших Законов, то придется тебя научить им…

Били долго, но не во всю силу. После всей этой, несомненно, унизительной процедуры, на теле Михаила, вероятней всего, всё-таки остались синяки.

Антон присел на корточки рядом с лежащим Михаилом.

-Ты же знаешь, что с тобой будет, если кто-то посторонний узнает об этом инциденте?

Михаил лишь кивнул, вытирая слезы обиды и непонимания.

-Вот и отлично. Оставляем тебя, на сей раз, нытик.

Компания ушла в сторону магазинов, куда-то вверх от школы. Михаил поднялся на ноги и опёрся на стену, стараясь отряхнуться. Но из-за остатков слёз на его глазах, разглядеть что-либо было весьма сложно.

«Вдох-выдох», — проговаривал про себя парень, и вот через примерно 10 минут он сумел успокоиться. Но даже на трезвую, мыслящую довольно рационально голову, мальчик искренне не понимал, за что с ним так. Он же ничего страшного не сделал! И о каких вообще законах шла речь?

«В любом случае, мне нужно идти домой», — Михаил вытер остатки слёз и пошел в сторону дома – благо, отец и мама выбрали квартиру в доме рядом со школой.

Вот парень поднимается по лестнице, каким-то образом совершенно забыв про существование лифта. Его мысли лишь об одном и том же: «Что мне с этим делать? Что сказать? Как быть?».

Михаил аккуратно вставил ключ в замочную скважину и два раза провернул вправо, надеясь, что дома никого нет.

Но его ожидания не оправдались. Сразу с порога его встретила мама.

-Привет, Миша! – начала было она, но, оглядев одежду своего сына, ахнула, — Сынок! Что с твоей одеждой? Почему она такая грязная?

Михаил не сразу нашелся, что ей ответить. В своей голове, он по какой-то причине не рассматривал вариант, что придется объяснять маме причину его столь плохого вида.

-Я… Ну… На улице был дождь, ты знаешь. Пока я шел от школы, я запнулся о бордюр и упал в песок.

-Ну что ж ты, Мишка, аккуратней надо быть. Снимай верхнюю одежду, прямо сейчас бросим ее в стирку. Завтра всё равно суббота, в школу не нужно будет идти.

-Да, мам… Хорошо…

Михаил снял туфли и прошел в свою комнату. Там он стянул пиджак, брюки и рубашку и отдал всё это маме, а сам облачился в тёмно-синие джинсы. Осталось лишь надеть любимую черную футболку с изображением логотипа группы “Кино” и стоящем на переднем плане Виктором Цоем, но тут в комнату зашла мама:

-Миша! Что это у тебя за синяки на спине?

Михаил прикусил губу в поисках ответа.

-Ну… Так это… Упал же.

-Сына, не нужно скрывать от меня ничего. Я же твоя мама.

Михаил задумался, однако быстро ответил:

-Я. Упал. В песке, скорее всего, были камни.

Мама недоверчиво окинула взглядом свое чадо.

-Ладно, хорошо… Подожди, сейчас я принесу мазь.

-Не нужно, — перебил маму Михаил, — само пройдет. В конце концов, синяки не на лице.

-Как скажешь… Ну, тогда я пошла стирать твои вещи. Люблю тебя!

-И я тебя, мам!

Мама парировала в дверной проем, окинув еще раз взглядом Михаила и ушла.

Если раньше наш герой постоянно тянулся к школе, к друзьям, то сейчас как будто бы все напрочь изменилось: Михаил не выходил из дома все выходные и даже напротив – боялся этого злополучного понедельника. Но время безудержно идет, и вот настал очередной рабочий день.

Михаил оделся чуть скромнее, нежели два дня назад. Парень нехотя поднялся на второй этаж школы и с неимоверным страхом зашел в класс.

Ученики сидели за партами, на партах, а кто-то просто перемещался по классу, перекидываясь фразами со своими друзьями.

Антон сидел на последней парте первого ряда от двери вместе с Андреем, а перед ними расположились Семен и Дима. Они что-то громко обсуждали, а когда заметили Михаила, то сразу замолчали и уставились на него, мерзко улыбаясь.

В школе было правило, оглашенное еще в пятницу: сидеть только на своем месте — пересадки запрещены. И парню пришлось сесть прямо перед Семеном и Димой.

До начала урока оставалось около 5 минут. Хулиганы сзади постоянно над чем-то смеялись и тыкали юношу в спину, чем только придется: карандашом, пальцем, ручкой. Но Михаил старательно игнорировал их, полагая, что если не обращать на это внимание, то им надоест и они отстанут.

Однако вскоре тычки действительно прекратились, но тут рядом с Михаилом уселся Антон.

-Тебе че, нравится, что ли? – с насмешкой спросил он.

-Да он же натуральный терпила! – крикнул сзади Семен и дал легкого подзатыльника Михаилу. Часть класса рассмеялась.

Но тут прозвенел звонок и в класс зашла учительница. Все издевки сразу прекратились, и все расселись по местам.

-Доброе утро, ребята, — монотонно проговорила она, — кто забыл, моё имя Светлана…

Михаил ушел в себя и не замечал абсолютно всего, что происходило вокруг. Время от времени, сзади кто-то чем-то бросался в него, чем-то похожим на бумагу или что-вроде этого, и только на это время он, так сказать, просыпался.

-Так, новенький присутствует на уроке? – спросила в класс Светлана-не-расслышал-отчество.

-А… Д-да, я здесь, — Михаил неуверенно встал из-за парты.

-Вы успели пройти эту тему в старой школе?

Парень понятия не имел о какой теме идет речь, но на всякий случай ответил:

-Н-нет, как раз… Ну, в этом году проходить должны были.

-Странно. Ладно, садись, у нас повторение, а ты слушай и запоминай. Вопросы будут – спрашивай.

Михаил сел, но сзади сразу раздались еле сдержанные смешки. Под конец урока, он понял, что стало причиной смеха – каким-то образом кто-то из свиты Антона прилепил к сиденью Михаила жвачку. Всю перемену он старался ее чем-нибудь отлепить от черных брюк. Уже со звонком у него это получилось, но во-первых частично, а во-вторых с опозданием на урок.

Юноша залетел в класс под общий гогот, но тут Анастасия Олеговна ультра-громко крикнула что-то похожее на «молчать!».

-Михаил, не гоже опаздывать новеньким. Проходи в класс и занимай свое место, но смотри, чтоб в последний раз такое.

-Да, извините…

Весь оставшийся день, впрочем, как и остальные, проходили совершенно идентично. Каждый день Михаил возвращался домой, старательно скрывая последствия издевок одноклассников, после чего уходил на улицу. Он сумел найти себе друзей, однако вовсе не из его школы. Ребята гуляли, вместе проводили время и веселились. Но о его проблеме никто не знал, так как Михаил считал свое поведение в этой ситуации проявлением слабости и трусости. Ничего не менялось, но жизнь – это череда смены бесконечных событий, и вот, в скором времени, все стало другим.

За окном холодный и дождливый четверг октября. Идти в школу Михаилу было не охота от слова совсем, но что уж поделать. Он взял денег на обед, съел приготовленную мамой яичницу и, запив это все чаем, выдвинулся в школу.

Парень не заметил, как уже сидел в классе. Все вокруг казались отвратительными. Михаил видел их всех насквозь. Что учителя, что их ученики в этом откровенно проклятом месте были настоящими монстрами с окаменелыми сердцами, но, увы, ведьмака нигде не было видно.

К парте Михаила подошел Антон вместе со своей компанией.

-Ну здорова, Мишка, — противно выговорил он, — а ты же знаешь какой сегодня день?

Парни ехидно заулыбались, а вот Михаилу было совсем не до улыбок. В нем впервые постепенно начала закипать злость. Чистая, как вода в роднике. Отведя взгляд и посмотрев в окно, он выдавил:

-Сегодня четверг.

-А что у нас в четверг? Пра-а-вильно! Контрольная рабо-о-та! А это, в свою очередь, означает, что ты дашь мне ответы, а я, так уж и быть, дам списать всем остальным.

-Но я не готовился к сегодняшнему дню.

-А вот это уже не наши проблемы. Если оценка будет ниже четверки – пеняй на себя. И что ты там увидел? Хватит пялиться в окно!

А с Михаилом начало твориться нечто странное… Он видел перед собой лес, за которым он наблюдал находясь далеко за окном. Вокруг было очень красиво – ели, сосны, травы… и звери. Весь лес смотрел на парня, а парень постепенно растворялся в ауре леса. Нечто на интуитивном уровне начало оказывать успокоительный эффект на сознание Михаила и говорила, шептала о том, что ему нужно сделать и как себя лучше повести. И вот, максимально хладнокровный и в полном здравии, Михаил вернулся в свой класс.

В это время, Антон собирался подтолкнуть его, дабы вывести из своеобразного транса, но не успел. Михаил чуть заломал руку своего противника и сам оттолкнул его. Вся компания Антона, как и он сам, стояла в полнейшем изумлении.

-Я не дам тебе и твоей вшивой стаи ответы.

-С чего это вшивой?! Да ты… знаешь вообще… что я с тобой сделаю, — неуверенно заговорил Антон, но Михаил перебил его.

-А с того, что они даже не понимают, на сколько ты плохой манипулятор, но тем не менее, все равно ведутся. Знаешь в чем отличие настоящего лидера от лицемерного и тупого босса? Лидер заботиться о своих подчиненных, а босс ездит на них. Ведь так, Дима? Андрей? Семен? Или, может быть, вы просто настолько слабы и никчемны, что даже понимая, что вами нагло пользуются, продолжаете думать «Боже, царя храни!»?! – Михаил перешел на крик и в какой-то степени, рычание. А компания продолжала молча пялиться на него.

Михаил начал медленное движение к Антону, глядя наполненными яростью и превосходством глазами в глаза своему оппоненту. Тот начал отходить, но споткнулся и шлепнулся на пол. Ему оставалось лишь отползать.

«Точка. В нем есть что-то, что может сломить его до конца. Нужно лишь нащупать…» — звучало в голове Михаила, однако, постепенно становившегося похожим не то, что на Мишу, а на медведя. А тем временем, Антон уже уперся в стену. Михаил присел рядом с ним на корточки.

-Нам всем интересно, почему ты такой? Эгоистичный, злой, но сейчас – беспомощное животное, загнанное в угол. Даже заяц дерется до конца, а ты? Даже на зайца не смахиваешь? Ай-ай-ай! А где же твоя стая, «волк»? Бросила тебя? Или сейчас, она молча наблюдает за тем, как тебя рвут на части? М? Отвечай!

Антон не выдержал и заплакал, как девчонка. Навзрыд.

-Не трогай меня, пожалуйста! Я больше не буду к тебе лезть, честное слово!

-Конечно не будешь. И не только ко мне, а вообще ко всем. И трогать я тебя не буду, я же не ты, — Михаил широко улыбнулся, хотя, со стороны это было похоже в большей степени на оскал. Но тут в класс зашла учительница.

-Так, что это у вас здесь происходит! Отвечайте! – но никто не посмел издать и звука, а все просто обратились взглядом к Михаилу.

-Ничего такого, дружеская беседа, а Антон просто подустал и решил сесть. Так ведь, Антон?

-Д-да… Конечно…

-Ну вот и хорошо, давайте начнем урок, — Михаил протянул руку Антону, а тот с опаской взялся за нее и встал.

С тех прошло 2 года. Михаил все также остался одиночкой в своем классе, так как он все еще видел, что люди в нем очень гнилые, но все те, кто был к нему по-настоящему радушен, находились с ним в полной гармонии и взаимовыручке. И вот, парню 17 лет. Вместе со своей семьей он подобрал университет в другом городе и переезжает туда прямо в эту секунду. И пусть сейчас он уже скучает по семье, по друзьям, однако он вправе выбирать, и теперь он действительно счастлив. Он обрел хороших товарищей, с которыми до сих пор поддерживает общение и будет поддерживать даже из другого города, а семья всегда любит его и будет любить, как и он ее.

А за окном мелькал тот самый лес. Михаил с благодарностью в глазах кивнул. Он изменил свое отношение к природе и понял ее действительную силу, что всегда теперь сопутствует ему.

А на шее у Михаила как год весит деревянный чир, подаренный мамой, с задней стороны которого красивым и аккуратным подчерком написано: «Будьте проще и любите друг друга»…

Липнягов Лев Романович
Страна: Россия
Город: Красноярск