XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Билингвы
Категория от 14 до 17 лет
Между двух океанов

К сожалению, я не уложилась в нормы конкурсной работы, но не отправить тоже не могу. Мое дело рискнуть, Ваше дело принять или же отклонить.

Во всяком случае, написать меньше 20.000 символов никак не получилось, ибо книга требовала завершения. Я непризнанный автор, который написал свой первый роман.

Роман индвидуален. В нем я познакомлю читалеля с Испанией, Марокко и карнавалом в Бразилии. Меньше слов, больше дела. Желаю приятного прочтения! Заранее, искренне благодарю!

Введение

Это был тяжелый период 1964-1980-х годов для американцев. Он ознаменовался периодом холодной войны и захватом американского посольства в Тегеране, в ходе которого было взято в заложники 52 американских дипломата. Картер не сумел справиться с урегулированием подобных процессов в стране, впоследствии чего проиграл выборы Рональду Рейгану. Придя к власти, Рейган начал осуществлять свою политику «рейганомики» из

-за которой страна оказалась в критической ситуации, а уровень безработицы возрос и был близок к уровню Великой депрессии.

Некоторые семьи были вынуждены покинуть страну, но большинство всё равно продолжало находиться в США. Одна из этих семей – семья Грант. Семья Грант, как и многие, потеряла немалое количество льгот и преимуществ, а положение семейного бизнеса начало значительно ухудшаться. Мистер Грант не находил себе места, находясь в таких условиях. Не было покоя в мыслях, не было покоя на душе. Его дочери совсем недавно исполнилось три года, а Мартин ничего не мог поделать, чтобы обеспечить своей малютке счастливую и достойную жизнь. Грант безустанно винил себя за это, и то, что никак не мог исправить настигшее его семью положение.

Всё, что он мог сделать – это просто стараться избегать последствия холодной войны, которые преследовали их.

Однако мистеру Гранту надоело прятаться. Мартин решил пойти на крайние меры и связался с армией. Благодаря этому появилась последняя, очень маленькая, но яркая надежда на то, что получится разрешить гнетущие проблемы. Ему предоставили возможность отправить семью в спокойное место взамен на свою службу, и Грант принял решение отправить свою маленькую дочь с женой в Испанию. В это время правление в Испании осуществляла ИСРП , которая приняла законы, в рамках которых гарантировалась свобода и улучшение социальной защищенности женщин. Мартин Грант понял, что это будет наилучшим выходом из сложившейся ситуации. Он твёрдо решил отправить жену и дочь подальше от Соединенных Штатов, чтобы обеспечить им безопасность. Воспользовавшись последними связями, которые у него остались, мистер Грант доставил свою семью в столицу Испании, а сам остался в Америке, по случаю призыва на войну. Время шло, тянулись месяца, медленно превращаясь в года. Совсем скоро к 80-м годам ситуация начала утихать и Грант мог позволить себе изредка видеться со своей семьей. Если говорить о них, то его семья весьма отлично устроилась в Мадриде и была вполне счастлива.

Книга первая

Глава 1.

«

— Это никуда не годится, — подумала она про себя и провела кистью по холсту. — Никуда не годится. — Девушка встала, отодвинула стул, и бросила прощальный взгляд на деревянный мольберт, где возвышался холст с испорченным портретом. — Надо стараться лучше, – сказала она уже вслух.

— Что, Элизабет, снова не получается проявлять себя в искусстве? – с насмешкой добавила мать.

— Все у меня получается, только нужно больше времени на практику. А Вам, матушка, вместо того, чтобы смеяться, было бы полезно заниматься своими делами и не лезть в мои, — Элизабет вздохнула, и вышла на балкон.

— И к чему этот неуважительный тон? Неужто я неправду сказала? – Мать удивленно вскинула ресницы, отодвинув журнал в сторону. Она устремила свой взгляд в сторону дочери, дожидаясь ответа, но девушка осталась безмолвна.

Элизабет хранила молчание, всматриваясь в бесконечную даль домов. Лучи солнца скользили по её длинным ресницам и нежно приземлялись на лицо. Невинные щечки побагровели от внезапного, но теплого приветствия золотистых лучей. Юная Грант невольно улыбнулась и сделала глубокий вдох, медленно растягивая удовольствие: летний воздух наполнил ее легкие до самых краев, вытесняя терпкий и неприятный эфир, который начал степенно разлагаться ядовитой дымкой внутри. Злость самое пагубное и корыстное чувство, способное погубить все, что только предстанет на пути. Злость пойдет по головам, лишь бы воплотить свои мотивы, вдохнув в них жизнь и ад, которые смешаются в сумбурном танце. И с каждым вдохом Элизабет все дальше и дальше удалялась от танцпола, даря все имевшееся внимание своему новому компаньону – спокойствию.

—Элизабет Грант, что за дурной характер? – мама была возмущена и не терпела, когда дочь подолгу не отвечала на ее вопросы.

—Не правду. — ответила юная мисс, — Если бы вы отдали меня на уроки рисования, как я и просила, у меня бы не было подобных неудач.

Миссис Грант оторвалась от своих журналов и бросила сожалеющий взгляд на свою дочь.

—Милая, но ты ведь понимаешь, no lo necesitas1, сейчас ты должна уделять время своим танцам. Ты прирожденная медалистка. И ты ведь сама к этому стремишься. Твоё занятие искусством тебя отвлекает. Еntiende lo que digo2?

Речь мамы была ясной, красивой как песнь соловья, однако эти слова звучали неказисто, и Элизабет, хоть и понимала их суть — не желала воспринимать. Отказаться от искусства, всё равно, что отказаться от танцев фламенко! А то есть, это было невозможным.

—Lo entiendo todo, madre, pero no puedo sacrificar mis intereses por el baile . Я не хочу выбирать. Я слишком юна, чтобы тратить жизнь на что-то одно.

Мама улыбнулась, и явно была довольна её ответом, —Como un padre .

—Por qué? —Элизабет немного смутилась.

—Он был таким же в молодости. Постоянно говорил, что не хочет связывать свою жизнь с чем-то одним. И я всегда им гордилась. Как и горжусь тобой сейчас.

Элизабет повернулась к матери, встретив её светлое, с небольшими морщинками лицо. Глаза были кристально голубые, как холодное горное озеро. Её каштановые волосы струились по плечам, словно подземные родники. И пахли они всегда также свежо, как те самые родники, спасающие от жажды в дикой пустыне. Губы у матери были тоненькими, а щеки сохраняли прежнюю румяность. Лицо ее дышало материнской любовью, а сердце источало восторг.

—Gracias1. Я ценю это, но мне было бы приятнее, если бы Вы позволили мне заниматься искусством, — Элизабет улыбнулась, понимая, что сердце матери было открыто сейчас как никогда. Немного уступая, девушка ослабила сковавшие ее чары гордости.

—Я поговорю насчёт этого с твоим отцом, однако сейчас ничего не обещаю. Постарайся уделить больше времени танцам. Через два месяца у тебя поездка в Бразилию, тебе нужно упорно заниматься, если желаешь взять призовое место. – Миссис Грант подарила ей ответную улыбку и вновь сосредоточилась на своих журналах.

Элизабет посмотрела на них: журналы были глянцевые, совершенно новые. В прочем, её мать, как и многие другие женщины, скупала все журналы о моде, а потом с любопытством разглядывала их. Женская, но при этом очень нежная и тонкая натура. Она не так глупа, как может показаться на первый взгляд. В свое время она получила хорошее образование, знала мельчайшие подробности о моде и немного даже об искусстве. Ее вкусу можно было изрядно позавидовать, ибо каждый день она вовлекала себя в обворожительные наряды, словно виделась с ним в последний раз. Но и то не было пределом ее возможностей или занятий. У миссис Грант был милый и просторный сад, который всегда вызывал уважение и восторг. Она тщательно следила за своими цветами и деревьями, с той самой заботой, с которой матеря окружают своих деток.

Юная мисс удалилась в свою комнату, уже был вечер, а поэтому занятий больше не было. Ко всему она очень устала, так как утренняя тренировка и домашние обязанности слишком вымотали её. Фламенко довольно энергичный танец, а от того и забирает практически все силы. В него нужно вкладываться, отдавать себя це-ли-ком. Чтобы научиться профессионально выполнять движения и вызывать восторг у людей необходимо чувствовать ритм, чувствовать музыку и позволить себе растворяться в этом блаженстве. Элизабет умела это чувствовать, как никто другой, все люди в Мадриде были поражены её талантом и умением очаровать их души.

Грант была лучшая в своём деле, учитывая то, что она занималась танцами всего четыре года с тех пор, как переехала в Мадрид. Элизабет имела английские корни и сама была родом из Северной Америки. Её мама в Америке занималась маникюром, но и переехав в Мадрид этого дела не забросила. Она занимается им в свободное время, получая за него неплохие деньги. Грант именовалась мастером своего дела, а от того клиентов у неё было предостаточно. Миссис Грант обожала выезжать на различные мероприятия в Испании и посещать театр. То же самое она старалась привить и дочери, объясняя это тем, что девушки должны соблюдать этюды светской жизни и всегда быть в центре внимания у людей. Элизабет не одобряла такую жизнь, она любила развиваться и проводить время в одиночестве, нежели в обществе. Она очень походила на отца. Мистер Грант, отец Элизабет, был чистокровным англичанином. Помимо всего он был искусным художником и военным, но на этом список его увлечений не заканчивается. По характеру, Мартин Грант был сдержанным и спокойным, однако в борьбе интересов он всегда отстаивал свою позицию до конца.

Отец остался в Америке, так как был обязан своей Родине. Последний раз, когда он видел свою дочь, ей только-только минуло пятнадцать лет. Прошло более 3-х лет с тех пор, как они не виделись с отцом, но когда Элизабет исполнилось девятнадцать лет, он прилетал к ним раз в месяц. Он мог бы прилетать и чаще, но в Америке осталось много неразрешенных дел, которые необходимо было наладить после трудного периода, а также ситуация, которая хоть и утихала, но всё равно требовала всеобщей вовлеченности.

Элизабет продолжала лежать, и устало смотрела в потолок. Каждый новый день – новая история и возможности.

—Совсем скоро меня ждёт поездка в Бразилию. Должно быть, это будет незабываемо, — мысли о том, что она поедет за рубеж, бесконечно радовали её. Девушка мечтала попасть туда ещё с детства. Она никогда и не думала, что ей выпадет подобный шанс, а потому, ждать это событие было невыносимо тяжело. Однако уже поздно, и тешиться этими мечтаниями долго не получится. Завтра снова вставать, фламенко уже ожидает Элизабет, он трепетно ждёт, пока та крепко отоспится, и вновь прильнёт к своим занятиям.

Юная мисс приготовила себе постель и сменила пышное платье на ночные одеяния. Черты её тела были поистине превосходны и завораживали своим видом. Утончённые линии бёдер красовались под кружевной накидкой, а длинные стройные ноги чем-то напоминали миндальное дерево. Её тельце было настолько хрупким на вид, что, казалось бы, тот, кто посмеет притронуться к нему, запросто сможет превратить его в миллионы безликих осколков.

Это тело было искусством. Все людские тела – искусство, сотворённые невиданным существом. И грех с этим не согласиться. Все идеалы, которые существуют в мире, придумали люди. Стандарты красоты, изящные параметры фигуры, всё это было придумано людьми. А тело прекрасно без этих стандартов. Оно прекрасно только потому, что оно есть и принадлежит кому-то. Непонимание этого искусства не означает безобразное или некрасивое тело, существуют только иные суждения и установки в голове, которые овладевают людьми. Каждый чувствует и видит это по-своему: кто-то предпочитает воспевать это, а кто-то является диким приверженцем.

Закончив со своим туалетом, Элизабет вспорхнула на постель, как бабочка на цветок; тихо и грациозно. Сладкие грёзы поглотили её целиком, наделяя сознание красивыми миражами.

Бахмат Виктория Сергеевна
Страна: Казахстан
Город: Село Чистовское