XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
МЕЛОДИИ (триптих)

Предисловие

Эти истории – одни из многих, но я надеюсь, что Вы, прочитав их, поймёте, как важна для нас Музыка.

1.Клавиши Бетховена.

Высокая темноволосая девушка со вздохом опустилась на подоконник. Она опять поссорилась с мамой. И ведь из-за мелочи! Просто младшая вреднючая сестра забрала её любимую книгу и начала что-то рисовать там карандашом. Карандаш, конечно, легко стирается, но всё равно обидно. А мама, как всегда, встала на сторону «младшенькой»! Пришлось уйти к себе…

Девушка ещё раз вздохнула. Кошка Шуша, лежавшая рядом, сочувственно мяукнула хозяйке и успокаивающе затарахтела. Из окна соседнего дома послышались звуки фортепиано.

«Опять занимаются» — с теплотой и толикой зависти вдруг подумала девушка. Мелодия была ей смутно знакома.

Ну конечно! Бетховен «К Элизе»! Она закрыла глаза, прислушиваясь, к мелодии…

Похолодало. Девушка поёжилась, но с места не сдвинулась, жадно ловя с детства знакомые мотивы. С каждым новым звуком в её душе всё больше воцарялось умиротворение. Тихо отворилась дверь. Вошла зарёванная сестрёнка и уткнулась лицом ей в колени.

«Ага, стыдно,» — подумала девушка, но злорадствовать не стала, а лишь приложила палец к губам и прошептала:

— Слушай…

Сгущались сумерки. Инструмент давно смолк, свет в окнах погас. Но долго ещё в зыбкой вечерней дымке стояли два обнявшихся ребёнка, словно два мраморных изваяния.

2. Дыхание Гайдна.

Оглушающе хлопнула входная дверь. Соня шумно рухнула на скамейку в прихожей. Футляр с трубой она бережно поставила рядом с собой. Есть! Она с оркестром выступила на этом фестивале. Казалось бы, радоваться надо : сыграла — можно и расслабиться. Но вместо этого девочка почувствовала опустошение. Опустошение и сожаление, что всё закончилось. Соня закрыла глаза и начала ещё раз прокручивать в памяти своё выступление.

Вот вышел оркестр. Поклонились. Дирижёр повернулся к оркестру и взмахнул палочкой. Тромбоны сыграли вступление, уже отсолировала валторна – любой звук неумолимо приближал время её соло. Вот и флейты вздохнули в последний раз…Соня встала, откинула со лба выбившуюся каштановую кудряшку и поднесла инструмент к губам. Дирижёр задорно подмигнул ей, и…

… мелодия подхватила девочку и понесла вперёд. Соня словно погрузилась в тёплую волну… Она никогда не испытывала ничего подобного во время своих выступлений. Волнение – да, собранность – да, но упоение!…

Она даже не пыталась отыскать Его глазами – девочка всецело отдалась МУЗЫКЕ. Уже после концерта Соня, принимая от Него цветы и сияя от счастья услышала единственную фразу :

— Ты какая-то другая стала. Более… волшебная, что ли… светишься вся.

Соня решительно тряхнула головой, сбрасывая задумчивость. Она точно знала, чего хочет. Подхватив трубу, девочка побежала по лестнице вверх.

Белая майская ночь осветила серебристым мягким светом крыши домов и одинокую фигурку на одной из них. Фигурка поднесла что-то к своему лицу. По ночному городку заструилась чудесная, неземная мелодия. Труба пела гимн любви. Гимн искусству и гению музыки. В Сониной голове билась одна мысль:

« СПАСИБО!!!»

На крышу поднялась сестрёнка. Неслышно встав рядом, она прижала к себе небольшую папку со своими нотами.

«Бетховен. К Элизе. » — мысленно отметила Соня – «Только что с занятий пришла».

Луна скрылась за тучу. Последние звуки мелодии улетели, растворившись в воздухе, пропитанном сиренью.

— Софа, пойдём в дом, — тихо попросила сестра.

3. Струны Вивальди.

— Виолетта, а ты правда на скрипке играешь? – спросила меня какая-то рыженькая девочка с первой парты. Как её там? Карина, Арина… Катерина?

-Нет, — устало ответила я – во-первых, я – Виола, во-вторых я играю на виолончели, а не на скрипке.

— Ой. Извини. – смутилась Карина-Арина-Катерина.

— Ничего, – вымученно улыбнулась я – а…мм…как тебя зовут?…

-Нина, – дружелюбно хихикнула та – ничего, не извиняйся, ты ж новенькая – сразу всех не запомнить. Я тоже, когда только-только сюда поступила, всех шугалась и имена путала – она снова хихикнула.

Симпатичная девчонка, однако. Глазищи зелёные, веснушки по всему лицу, широченная улыбка и забавная щербинка меж зубов. Я вдруг почувствовала, что мне приятно с ней общаться. Может в этой школе будет лучше, чем в предыдущей?

На следующей перемене поймав меня и схватив за рукав пиджака, Нина целенаправленно потащила меня во двор. На бурные и многословные возражения она ответила коротким, но исчерпывающим «Надо!»

Наконец, вытащив меня на улицу, она объяснила причину её поведения.

— Слушай, Виолетт…Виола, — зашептала она – я знаю, как тебе помочь… — она замялась – эээ… влиться в коллектив так сказать…

Я вскинула бровь. Странно. Меня тут не только не избегают, а ещё и помочь хотят! Приятно. Я ощутила неожиданный порыв радости. Тоже давно забытое чувство. После смерти мамы…

Я тряхнула головой.

— Всё в порядке? – обеспокоенно спросила Нина.

— А… ага…

— Ну так вот, — снова защебетала Нина – я кое-что придумала. Ты хорошо играешь на виолончели?

— Ну-у, да. – неуверенно промямлила я.

— Сыграй нам на классном часе, и тогда все поймут, какая ты здоровская !!! Круто, правда?

Я поперхнулась.

— Что? – осторожно переспросила я.

— Говорю же, выступишь! – от восторга моя новообретённая знакомая аж подпрыгнула.

Я немножко покашляла, а затем тихонечко спросила :

— Слушай… а давай дружить, а?

И вот я уже сижу на жутко неудобно стуле посреди класса со своей виолончелью.

Тридцать одна пара глаз смотрит на меня с любопытством, четыре пары учительских глаз ( включая очки) – строго и только одна пара глаз смотрит с надеждой, сочувствием и с воодушевлением. Нина беззвучно прошептала «Давай», и я заиграла. Только для неё. Я играла и видела, как Нина восторженно ахнула, прикрыв рот ладошкой. Неужели я ТАК играю?

Сквозь толпу ребят пробежали шёпотки: «Зима!», «Вивальди!», «Круто!»

Я доиграла последнюю ноту, встала… и мне захлопали! Все! Даже учительница. Нинка сорвалась с места и повисла у меня на шее, визжа:

— Виииооолаа, класс!!!

Её примеру последовали многие. Я имею ввиду, «Виола, класс!».

И тогда я с радостью поняла: своя!

— Круто, мам! – восхитилась Соня – Так что, наша тётя Нина и есть та самая Нина?

— Да, — улыбнулась мама.

– А где Ася?

— В кроватке, спит…- вздохнула Соня и вдруг, лукаво улыбнувшись, продолжила -… в обнимку с «Элизой»!

Послесловие.

Дорогие люди! Пожалуйста, не бойтесь и не стесняйтесь слушать хотя бы чуть-чуть классическую музыку! Прошлое – не значит устаревшее; мы должны уважать и любить наследие великих Творцов, проверенное веками времени. Всё это касается не только музыки, но и живописи, литературы, стиля речи.

Нет, я вовсе не хочу сказать, что вся современная музыка — это плохо. Нет, конечно! Просто – т-сс – прислушайтесь к Музыке, и Вашей душе сразу станет хорошо. Вот и всё.

Коновалова Ксения Алексеевна
Страна: Россия
Город: Санкт-Петербург