XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Механизм коллективного разума или история о создании историй

Истории являются неотъемлемой частью людского сознания, а может, и сознания любого живого существа (разумеется, достаточно развитого, чтобы таковым обладать). Истории есть опыт, пережитый нами или переданный нам кем-то другим. Они играют далеко не последнюю роль в развитии и формировании личности человека, а также его мировоззрения. И сейчас я говорю не только о рассказах друзей или текстах книг, но также о лично выдуманных мирах и наших собственных воспоминаниях.

Вот и сознание одной весьма творческой девушки было просто кладезем разных историй всех жанров и поджанров, что делало пространство этого сознания довольно хаотичным. Многочисленные железные мостики и лестницы, зачастую никуда не ведущие, просто тянущиеся в бесконечность, располагались так будто всю конструкцию проектировал ничего в этом не смыслящий школьник, причем, по всей видимости, он параллельно смотрел сериал, слушал музыку да и вообще занимался всем, чем угодно, но только не своим архитектурным шедевром. Сотни, а то и тысячи шестеренок всех форм и размеров, ничуть не меньше механизмов, назначение которых остаётся загадкой даже для их хозяйки, и тому подобное неплохо характеризовало владелицу данного пространства. Но не спешите с выводами. Несмотря на все вышеперечисленное, здесь было довольно чисто и ухожено, а особой хозяйской гордости заслужила местная иллюминация: уличные фонари старинного дизайна располагались друг от друга на таком расстоянии, чтобы не дать идущему споткнуться и при этом сохранить присущую этому месту таинственную и загадочную атмосферу, заливая пространство тягучим янтарным светом.

Но сейчас не лучшее время для хвастовства, а все потому, что в данный момент пространство прибывало в кризисе. Дело в том, что оно не только хранит истории, это пространство также работает, существует за счет них, можно сказать, оно ими питается. И если в жизни человека почти ничего не происходит, то и придумать что-нибудь необычное у него вряд ли получится. Все эти обстоятельства ведут к неизбежному упрощению пространства сознания, поэтому хозяйка и обитатели оного решили наконец взяться за дело всерьез.

Маленькая девочка, лет десяти с виду, распахнула одну из дверей, находящихся вблизи центрального механизма, и с порога произнесла:

— Нам срочно нужны новые сюжеты!

Комната за дверью была узкой, но столь невероятно длинной, что создавалось впечатление, будто её правая стенка и вовсе отсутствует; посреди комнаты стоял аккуратно сервированный обеденный стол, на первый взгляд такой же бесконечный, как и комната. Восемь фигур, сидящих по обеим сторонам стола, что-то активно обсуждали, но, услышав знакомый голос, тут же прервались и уставились на гостью.

— Здравствуйте, Матушка, — подала голос девушка, сидящая прямо напротив двери. — Мы как раз начали совещание по этому поводу

Вошедшая девочка кивнула, уселась во главе стола и, состроив серьезное выражение лица, продолжила:

— В последнее время истории становятся все более однообразными. По этой причине я собрала вас здесь в надежде на то, что вместе мы сможем придумать нечто оригинальное.

Выдержав торжественную паузу, она по очереди оглядела всех присутствующих. Три девушки, трое юношей, а также сестры-близнецы внимательно смотрели на нее, ожидая продолжения. Внешность всех девяти сидящих за столом людей была до удивительного одинаковой: глубокие сапфировые глаза и светлые небесно-голубые волосы, даже черты их лиц были схожи. Заметив, что и лучшие её творения сквозят однообразием, девочка тяжело вздохнула.

Вдруг, видимо не выдержав затянувшейся паузы, заговорил Селестиал, юноша, сидящий на втором по счету стуле с левой стороны стола, и по совместительству человек, с лица которого, кажется, никогда не сходит лукавая улыбка:

— Матушка-Создательница, если вы сейчас сетуете на безмерную однообразность этого мира, преследующую вас даже здесь, прошу, прекратите. Вы лучше кого бы то ни было знаете, что схожести во внешности были созданы с целью подчеркнуть наше родство, а также правдоподобность легенды о сотворении мира. Хотя к нашим именам у меня есть парочка претензий…

Успешно проигнорировав высказывание Селестиала, Создательница все-таки закончила свою речь:

— Кхм, итак, поскольку вы главные персонажи и самые частые участники моих историй, я прошу вас предложить идеи для нашего следующего сюжета.

По всей видимости, ничуть необиженный тем, что его внезапно перебили, парень снова заговорил первым:

— У меня есть кое-какие мысли, может…

— Нет.

На этот раз прервавшим его человеком была Селестина — девушка, объяснившая Создательнице тему обсуждения, произошедшего до ее прихода.

— Что? Но я ещё даже не озвучил свою идею!

— Все предложения Селестиала заведомо провальны — это правило, основанное на горьком опыте.

— Ха…

Пока эти двое буравили друг друга яростными взглядами, атмосфера в комнате начала потихоньку оживать, и вскоре идеи полились нескончаемым потоком:

— А может…

— Я думаю будет лучше…

— Слишком банально.

— Надо просто правильно использовать клише…

— Боже, это даже для меня слишком жестоко…

В этом интенсивном обмене соображениями и рекомендациями не участвовали лишь близнецы, они сидели и болтали ногами, наблюдая за остальными участниками обсуждения и словно бы чего-то ожидая. Когда количество и качество поступающих предложений начали постепенно ухудшаться, девочки переглянулись и в один голос произнесли:

— Мы предлагаем отправиться в лабиринт бездны сознания. Там могут быть достойные внимания идеи, забытые матушкой.

Полностью синхронизируя свои действия, близняшки указали вдоль стола на неопределённую бесконечность, скрывающуюся в глубине комнаты. Темнота, сгущающаяся на некотором расстоянии от сидящих за столом, словно бы нерешительно отступила, когда на ней скрестились взгляды собравшихся. Создательнице явно было неловко, но похоже она понимала — это единственное решение, имеющееся у них на данный момент.

— Хаа… Хорошо, тогда на этой таинственно неопределенной ноте я завершаю наше сегодняшнее собрание! Сообщите мне, как только появятся результаты, я назначу время следующей встречи.

Вскочив со стула и подмигнув присутствующим на прощание, Создательница изящно растворилась в воздухе. На какое-то время все взгляды оказались прикованы к месту её исчезновения — очевидно девочка добилась желаемого эффекта.

К обсуждению собравшихся вернул Селестиан:

— Я воздержусь от похода, не слишком люблю прогулки по бездне. Но я сделаю все возможное, чтобы найти в библиотеке воспоминаний полезные для составления историй фрагменты.

— Я тоже не большая фанатка бездны сознания, так что предпочла бы сидеть здесь и поддерживать вас морально, — с приятной улыбкой на лице сообщила Селестия, получив в ответ разочарованный взгляд Селестины.

В итоге согласившимися на экспедицию были: здешние «всадники апокалипсиса» (Селестин, Селестина и Селестиал), Селестиана — весёлая женщина, любящая истории о диком западе, и, разумеется, близнецы — Селистиэль и Силестиэль. Едва Селестиан направился в библиотеку, группа решила больше не терять времени и под ободряющие возгласы Селестии двинулась в темную бесконечность комнаты. Какое-то время они продолжали идти вдоль обеденного стола, постепенно поглощаемые теплой и влажной тьмой; когда же та стала до того густой, что ни свет фонарей в руках одних членов группы, ни свет магии на кончиках пальцев других не могли разогнать ее, а единственным способом безопасно двигаться дальше было осторожно идти, держась за край стола, Селестиана вдруг обнаружила, что этот стол уже был вовсе не тем столом, за которым они сидели какое-то время назад. Материалы, из которых были сделаны столы, разительно друг от друга отличались, да и нынешний ощущался намного более древним.

Хотя возможно стол все тот же, что был раньше, а члены группы просто пропустили момент, когда его материал изменился, все-таки это вполне логично для такого длинного стола. Селестин, взявший на себя роль лидера, сказал группе не обращать внимания, а Селестина записала это себе в заметки, как неплохой сюжетный поворот. Но в конце концов не все ли равно, какой стол, пока он ведет их в правильном направлении?

Через некоторое время они уже стояли на пороге лабиринта бездны сознания. Громадные книжные полки были расположены в каком-то своем хаотичном порядке, при этом образуя до странного гармоничный лабиринт с бесчисленным множеством различных ходов, тупиков и лазеек. Хоть стены лабиринта и были названы книжными полками, книг на них было плачевно мало. Подавляющее большинство из ранее стоящих там теперь толстым ковром покрывали пол; книги лежали переплетами вверх и у более чем половины из них были вырваны страницы. Различные существа, вылезшие из этих самых страниц, наполняли лабиринт, делая пейзаж ещё более фантастическим.

— Предлагаю разделиться и начать поиски, — cказал Селестин, осторожно ступая по переплетам разбросанных книг.

— Поддерживаю, давайте сделаем так: мы с близнецами пойдём налево, а вы идите направо.

На слова Селестианы тут же ответили громким протестом:

— Я не хочу идти с ней! — указав на Селестину, юноша продолжил, — Баланс команд не сильно изменится, если вместо тебя с близняшками пойду я.

— Успокойся, Селестиал, я тоже не в восторге от такого расклада, но предложенные сестрой команды и правда гораздо лучше, как ты выразился, «сбалансированы».

Слова Селестины сопровождались довольно ощутимой затрещиной.

— К тому же ты не умеешь следить за детьми.

— Да понял я…

Потирая затылок и продолжая выслушивать оскорбления в свой адрес, парень умоляюще посмотрел на Селестиану, но та в ответ лишь кашлянула в кулак и неловко отвела взгляд.

Селестин, когда посмотрели уже на него, в точности повторил действия сестры, чем вызвал разочарованный вздох Селесиала, понявшего, что спасать его никто не собирается.

За это время Селистиэль и Силестиэль успели отойти довольно далеко. Заметив это, Селестиана поспешила оставить правую группу и броситься близнецам вдогонку.

Глядя на спешно удаляющуюся левую группу, «всадники апокалипсиса» решили тоже поскорее начать поиски.

***

— Клянусь своим персональным порталом в Лоен, это точно где-то здесь.

— С каких это пор ты так хорошо ориентируешься в бездне сознания?

— Эй, я не настолько бесполезен, как ты думаешь! К тому же я часто наведываюсь сюда и в отличии от некоторых не погряз в своих история настолько, чтобы о разрушении родного пространства узнавать из третьих рук.

— Ты…! То, что ты недостаточно погружаешься в свои истории, не повод для гордости — это делает их скучными.

— Ты похоже не знаешь определения слова «скучный».

Шепотом, дабы случайно не привлечь внимание каких-нибудь опасных тварей, Селестиал и Селестина продолжали спорить, так ни разу и не замолкнув с самого начала дороги.

— Хватит!! Я не могу сосредоточиться. Сами не работаете, хотя бы другим не мешайте! — наконец не выдержал Селестин. Его крик отразился от книжных полок и эхом прокатился по коридору. Парень тут же пожалел о том, что позволил эмоциям взять верх, ведь сразу после того, как эхо утихло, над ними внезапно нависла громадная тень. Медленно подняв головы, члены группы увидели полностью заслоняющий им небо (а точнее то, что в этом лабиринте было вместо него) глаз, принадлежащий кому-то, способному, наклонив голову, смотреть на них через «стену» лабиринта.

— Ха ха… Я же говорил, это точно где-то здесь…

Но на слова Селестиала уже никто не обращал внимания. К превеликому сожалению членов группы этим кем-то был выбравшийся из средневековой сказки кровожадный и охочий до сокровищ дракон, который, кажется, ещё и был десятикратно увеличен в размере, привлечений криком Селестина.

— Ээ, знаешь, Селестиал, ты же на самом деле довольно умный и способный… Давай-ка пока объединимся.

— Точно, Селестина, без твоей силы нам никуда.

— Подождите… так вы двое все это время продолжали донимать меня своими непрекращающимися спорами только потому, что вам нечем было себя занять?!

Брат с сестрой нервно отвели взгляды, на что Селестин лишь вздохнул и покачал головой — сейчас был не самый подходящий момент для выяснения отношений. Будто в подтверждение его мыслей книжная полка за их спинами тотчас обратилась в щепки лишь от одного удара хвоста. Чудовищная сила… впрочем, как и подобает любому уважающему себя дракону. Как только последняя преграда, отделяющая членов группы от монстра, была уничтожена, они испугано переглянулись. Наиболее подходящий для данной ситуации план моментально всплыл в голове каждого из них, недаром же они носили прозвище «всадники апокалипсиса». Правда в отличии от каноничных всадников вместо того, чтобы олицетворять Чуму, Голод, Войну и Смерть, они постоянно вляпывались в серьезные неприятности, тем самым неся с собой чуму, голод, войну и смерть куда бы не пошли. И хоть это вряд ли можно назвать удачным, но постоянное попадание в передряги научило их быстро реагировать в ситуациях, подобных этой. Члены группы, явно думая об одном и том же, встали так, чтобы дракону было лучше их видно и на счет три бросились врассыпную. Рассчитывая на глупость дракона, они решили, что, если занять его погоней, он не додумается использовать огненное дыхание, которое при таких размере и силе чудовища уничтожит как минимум половину лабиринта. А разделилась группа, дабы сохранить как можно больше выносливости и помочь неудачнику, за которым в итоге погонится дракон. К безмерному счастью членов группы, монстр действовал так, как они и предсказывали. Ну или почти так… Увидев, что добыча его разбегается в разные стороны, дракон пришел к выводу, что это какая-то занимательная игра, и, расправив колоссальной величины крылья, бросился на выбранную жертву.

***

— Мы заблудились?

— Мы заблудились.

— Мы заблудились…

В очередной раз зайдя в тупик, Селестиана и девочки уже подумывали о том, чтобы залезть на одну из «стен» лабиринта и осмотреться оттуда, в надежде понять, где же они все-таки находятся.

Члены этой группы изначально не планировали искать основную идею для следующего сюжета. Они полагали, что раз с Селестином, Селестиной и Селестиалом всегда случается нечто грандиозное, то и поиск главной идеи лучше предоставить им, ведь тогда она определенно будет грандиозной (хотя такого мнения в основном придерживались близнецы, Селестиана, конечно, согласилась, однако и от приключений бы не отказалась). Но если они не только не найдут ничего существенного, так ещё и потеряются, это будет весьма неловко… Селестиана тряхнула головой, отгоняя досадные мысли, и, посмотрев на книжный шкаф перед собой, сказала:

— Я все же попробую забраться наверх.

— Мы не против, но эти книжные полки довольно высокие. Ты уверена, что сможешь?

— По правде говоря, не очень, но попытаться стоит, — с улыбкой ответила женщина и начала ловко карабкаться вверх по стеллажу. Целых три раза оказываясь буквально в полушаге от падения, Селестиана все же добралась до цели. Тяжело дыша, она оглянулась на близнецов, дабы убедиться, что все в порядке. Силестиэль и Силестиэль стояли внизу и смотрели на нее встревоженными взглядами, готовые в любой момент поймать женщину, если она нечаянно сорвется. Слегка ущемленная таким недоверием со стороны младших сестер, Селестиана все же наконец вздохнула с облегчением.

Начав осматриваться, она поняла, что сверху лабиринт выглядит ещё более внушительно: несмотря на свою бесконечность, он ни в коем случае не выглядел однообразным. Этому способствовали встречающиеся кое-где фонтаны, скверы, часовые башни, даже жилые дома, ну и разумеется, хаотичное расположение книжных полок тоже играло свою роль. Пейзаж завораживал. Все это напоминало какой-то фантастический город забытых историй, впрочем, почему напоминало, это и правда был такой город. Продолжая восторженно оглядываться, Селестиана вдруг зацепилась взглядом за кое-что, выбивающееся из общей картины. Испытываемые до этого радость и восхищение тотчас сошли на нет, с непроницаемым выражение лица женщина смотрела на огромного дракона, медленно замахивающегося хвостом. Недолго думая, Селестиана резко развернулась и спрыгнула вниз со стеллажа. Растерянные близнецы уже было побежали её ловить, но она лишь покачала на это головой: женщина беспокоилась что раздавит девочек. Кое-как приземлившись и чудом ничего себе не сломав, Селестиана схватила близняшек под руки и побежала в известном ей одной направлении.

— Эй, сестрица, постой!

— Куда мы?

Близняшки бежали с трудом поспевая за Селестианой. Женщина ответила на их вопросы только, когда группа остановилась отдышаться:

— Хаа, мы кое-что не учли. С нашими «всадниками апокалипсиса» и правда постоянно случаются грандиозные вещи, но чаще всего это скорее грандиозные катастрофы.

— …

— Что ты видела?..

— Западный Дракон пробудился.

На лицах близнецов тут же отразился неподдельный ужас. Оставшийся путь занял гораздо меньше времени, ведь теперь у всех членов группы была достаточная мотивация.

***

— Фух… Я уж думал, что отойду в мир иной.

Селестиал вздохнул с облегчением, остальные чувствовали себя примерно так же. Восстановив дыхание, Селестина тотчас начала отчитывать брата:

— Ты уверял нас, что дракон находится в бессознательном состоянии!

— Эй, так и было! По крайней мере, когда я наведывался сюда последний раз.

На самом деле члены группы знали о существовании дракона, скажу даже больше, знали далеко не они одни. Западный дракон был одной и величайших легенд всего пространства сознания, но со слов Селестиала он уже довольно длительное время покоился в объятиях Морфея. По этой простой причине правая группа решила, что наведаться в логово этого самого дракона в поисках приличных идей для нового сюжета будет не самой плохой идеей. Ведь как известно, драконы падки на сокровища, а что в лабиринте бездны сознания может быть большим сокровищем, чем хорошие истории?

— Ну и когда ты был здесь в последний раз?

— Точно не помню, но не так давно.

— Не так давно — это случайно не пятьдесят лет назад?!

Видя, как эти двое снова начали препираться, Селестиана вздохнула:

«Кажется, они в порядке…»

Изначальная группа снова оказалась в сборе, и все шесть её членов сидели на горе книг в каком-то темном пространстве и переводили дух после произошедшего. Если коротко и без подробностей, то Селестиана и близнецы подоспели как раз вовремя. Дракон отвлекся на новоприбывших, так что у Селестины и Селестиала появилась возможность помочь выбранному в качестве жертвы брату. К сожалению, хоть группе и удалось избежать основой силы удара, их все равно серьезно задело. Так что маленьким и ловким близняшкам поручили отвлекать внимание дракона. Спустя некоторое время, уже слегка восстановившаяся Селестина и давно ожидавшая такой возможности Селестиана сменили близнецов. Согласно наспех составленному плану, они должны были заставить дракона ударить несколько раз в одно место, что они, собственно, и сделали. Это требовалось для того, чтобы проделать в полу лабиринта дыру ведущую на нижний ярус — горизонт сознания, ведь туда не осмелится сунуться даже Западный дракон.

И вот теперь они здесь. Хоть это пространство и называлось горизонтом сознания, находилось оно скорее глубоко в подсознании и представляло из себя свалку историй со сжигательной печью в центре. Находящиеся же здесь истории были либо воспоминаниями до рождения, либо снами, либо намеренно отправленными на утилизацию сюжетами, поэтому всем попавшим сюда грозило забытье и не самая завидная участь сожженных в центральной печи. Всем, кроме прямых потомков Создательницы — именно это и стало причиной, по которой члены группы сравнительно быстро решились на столь сомнительный план. Правда никто не знал, что будет, если кого-нибудь случайно схватит и отправит на утилизацию один из работающих здесь дронов. Потому, забравшись повыше, дабы видеть их все, члены группы обсуждали дальнейшие действия:

— Ух, матушка определенно будет недовольна.

— Точно, матушка не любит пространство подле сжигательной печи… — причитали Селистиэль и Силестиэль.

— Сейчас это не главное, нам бы сначала отсюда выбраться, — огорченным голосом начала Селестиана. — Снаружи караулит разъяренный дракон, а травмы Селестина, Селестины и Селестиала давольно значительны.

— А, я знаю…

— Постойте, а где Селестин?

Прозвучавшие слова заставили всех, включая Селестину, автора реплики, начать оглядываться.

Селестин нашелся у подножия книжной горы. Он стоял, держа что-то в руках, с очень странным выражением лица. По очереди, чтобы не разрушить с таким трудом найденную гору, члены группы спустились вниз и подойдя поближе взглянули на предмет в руках Селестина. Как ни странно, это была книга. Причем далеко не обычная.

— Это же Война миров ..?

— Подожди, только не говорите мне…

Война миров была одной из малочисленных историй, участниками которой были все здесь присутствующие, что разумеется натолкнуло группу на соответствующие мысли. А окружающее их пространство и произошедшие не так давно события помогли мысли развиться в идею.

Каждый из присутствующих тотчас понял, что означает выражение лица Селестина, ведь у них самих сейчас были примерно такие же лица. Идея для нового сюжета пришла с совершенно неожиданной стороны. Возможно, подумай они получше, им не пришлось бы отправляться в лабиринт бездны сознания, так что у всех были довольно смешанные чувства касательно внезапного озарения.

— Ну, теперь нам точно пора задуматься о том, как выбираться.

Все кроме Селестиала согласно кивнули. Он же скрестил руки на груди и состроил обиженное выражение лица. Селестина, вспомнив, что чуть раньше перебила его, неловко улыбнулась. Селестиал заговорил, только дождавшись пока все обратят на него внимание:

— Я знаю, как выйдя отсюда оказаться сразу на верхнем ярусе, в пространстве сознания, не встречаясь при этом с Западным драконом.

— И насколько недавно ты пользовался таким способом выйти?

— На этот раз все проверено и совершенно точно безопасно, — с гордостью заявил Селестиал.

Селестин с Селестиной все еще были настроены скептически, но поскольку остальные согласились, брат с сестрой решили все же поверить Селестиалу ещё раз. Проведя ряд странных махинаций с валяющимися повсюду книгами, он подозвал остальных членов группы и, щелкнув пальцами, поджег книги под их ногами.

Хоть со стороны это и выглядело как обряд поклонения сатане, в итоге все добрались до места назначения в целости и сохранности, что немало удивило даже самого Селестиала. Очутившись на площади, расположенной напротив центрального механизма, новоприбывшие встретили там остальных.

Селестиан быстро закончил с библиотекой, ибо знал её как свои пять пальцев, так что теперь они с Селестией и присоединившейся к ним в какой-то момент Создательницей продолжали думать над новым основным сюжетом, попутно загружая все неплохие идеи в механизм. Оглянувшись на странный звук, они обнаружили возникших посреди площади участников экспедиции. Те же в ответ на полные ожиданий и надежд взгляды оставшихся в пространстве сознания, торжественно продемонстрировали им потрепанный том Войны миров.

— И что же вы с этим придумали? — взволнованно спросила Создательница, не обращая внимание на то, что книга была взята из-за горизонта сознания.

— Как насчет истории о создании историй?

Вопросом на вопрос ответил Селестин, широко при этом улыбаясь. Лица Селестиана, Селестии и даже Создательницы вначале вытянулись от удивления, а затем приобрели все то же странное выражение.

— А ведь идея и правда хорошая.

— И как мы не догадались?..

Вскоре с такой же широкой как у Селестина улыбкой Создательница взяла у него из рук книгу и вместе с некоторыми добытыми Селестианом фрагментами загрузила в центральный механизм.

— Пока что так, но потом, когда будет время, я обязательно сделаю из этого шедевр. Обязательно сделаю, когда будет время…

Третьякова Агата Евгеньевна
Страна: Россия
Город: Москва