Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Мечтатель

Как человек становится таким, какой он есть? Что влияет на становление его личности? Почему некоторые вещи навсегда запечатляются в сердцах одних людей и мгновенно стираются из памяти других, сливаясь с мешаниной событий?

Эта история произошла очень давно, ей минуло уже больше десятка лет, но именно она оказала наибольшее влияние на мою жизнь. Закрывая глаза, я могу до мельчайших подробностей четко вспомнить тот душный полутемный концертный зал, одинокий стул посреди сцены и сотни людей. Зрителей было очень много и намного больше, чем мог разместить дешевый съемный зал на окраине города. Больше половины слушателей стояли, но их позы не выражали неудовольствия, как это обычно бывает, напротив, все они выглядели удовлетворенными и спокойными, а все их внимание было приковано к сцене и человеку на ней.

Я не буду называть вам имя этого мужчины, оно ничего вам не даст. Таких как он сотни по всему миру. Они не снискали известности на большой сцене, не стали выступать в составе известных групп, они были просто людьми с любимым занятием, хобби. Музыка слишком ненадежная отрасль, чтобы сделать ее целью жизни, и тут даже не в таланте дело. Весь мир больших и известных людей – русская рулетка.

Тот мужчина, держащий на правом плече скрипку, был ничуть не менее талантлив, чем многие более известные музыканты. Люди слушали его, раскрыв рты, не в силах оторвать взгляда от тонких пальцев, умело скачущих по грифу скрипки.

Самого меня привела сюда чистой воды случайность. Проходя мимо небольшого кафе, я увидел черно-белое объявление, напечатанное на обычном тонком листе в соседнем фотосалоне. Картинка была самой примитивной – скрипка на фоне скрипичных ключей, таких можно сотни найти сейчас в интернете, но именно та черна-белая скрипка запала в мою душу, и ее я запомнил навсегда.

Цена за вход была символическая и то, только за три первых ряда. Я заплатил деньги и сел на первый ряд, прямо напротив сцены и высокого, будто барного стула. Люди постепенно подтягивались, занимая свободные места и негромко переговариваясь. Вся эта атмосфера меня завораживала. Здесь все выглядело крайне дешево, и, в сущности, убого, кроме вышедшего на сцену человека и его скрипки.

Вспоминая все это сейчас, я могу сказать, что на самом деле и человек тот был довольно потрепанный. Пиджак и брюки были явно не новыми, а взгляд ужасно усталым. Скрипка была местами поцарапанная, и лак где-то был протерт, но тогда я на все это не обратил внимания.

Мужчина начал свое выступление без предисловий. Он просто сел на стул, встряхнул руками, положил скрипку на плечо и начал играть.

Эта музыка окружила все вокруг. Она слышалась в каждом уголке этого тесного зала и отдавалась в сердцах людей. Я не могу сказать, о чем на самом деле пела та мелодия. Для каждого она рассказывала о разном. Я слышал песню о несчастной любви и отвергнутом кавалере. Печальные ноты сами дергали какие-то струны моей души, заставляя слезы застыть на глазах.

Сам скрипач тоже плакал. В свете тусклого прожектора на его лбу блестели капельки пота, а светлые глаза лихорадочно сверкали.

Мелодия начала плавно меняться, уходя из глухой темноты и отчаяния во что-то более светлое. Исчез душный зал, десятки людей, остался только человек на сцене, делающий невозможное. Наверное, в той музыке были допущены ошибки, где-то он фальшивил, но никто в зале этого не заметил.

Играл он, на самом деле, недолго, но мне, как и всем в зале, казалось, что прошли часы. Мои слезы высохли, и на сердце стало так легко! Внимание Лерки, которая рассмеялась над моим признанием в любви, больше не казалась таким уж важным. В самом деле, не единственная же она девчонка на свете!

Скрипач же тем временем прислонил скрипку к ножке стула и встал, кланяясь. Зрители, еще не отошедшие от музыки, с небольшой задержкой принялись хлопать. Мои ладони покраснели и начали болеть, но я продолжал молча аплодировать.

Люди начали постепенно выходить из душного зала на улицу, проходя на мимо сцены и бросая в футляр из-под скрипки деньги. Кто-то бросал монетки, со звоном ударяющиеся друг о друга, кто-то бумажные купюры.

Я уходил одним из самых последний и с растерянностью шарил по карманам в поисках хоть пары банкнот. Но мои пальцы нащупывали лишь ткань кармана да пару конфет. Мне безумно хотелось подойти к человеку на сцене, но в тоже время мне было стыдно.

— Эй, мальчик, ты выходишь? Голос скрипача был чуть хрипловатым от длительного молчания.

Я поднял глаза и посмотрел на него. Усталость, виденная мной ранее, исчезла из его взгляда.

— Простите, у меня совершенно нет денег…

Мой тихий лепет тогда показался мне до нелепого жалким.

Скрипач улыбнулся и поманил меня рукой.

— Да брось. Как будто, я играю ради денег, — он улыбнулся. – Играй я ради денег, меня бы здесь не было.

— Зачем же вы тогда?..

— Потому что мне это нравится. Как тебе музыка?

— О, — это, собственно, все, что я смог из себя выдавить. – Это было восхитительно. О чем вы играли? О любви? – быстро спросил я.

Скрипач рассмеялся.

— В этом и есть вся суть. Для тебе я играл о любви, для мужчины в третьем ряду о его уехавший дочери, для старушки позади о забывших про нее внуках.

— Но как вы это узнаете? – поразился я.

— А мне это и не нужно. Все люди схожи в одном. У всех есть свои несчастья. Они могут быть разными. Разве сравнится разбитое сердце с ужасной аварией? Несчастья могут быть внешне не похожи друг на друга, но внутри они одинаковы. Люди испытывают то же отчаяние, ту же безысходность и тот же страх. Горе, оно как водоворот, как смерч. Утягивает с головой, не давая шанса вырваться из этого порочного круга.

Скрипач поудобнее перехватил футляр со скрипкой.

— Людям, всем людям, будь то старик, или ребенок, надо чтобы им посочувствовали. Показали, что понимают их, что выход есть из любой ситуации. Это может быть необходимым толчком, побуждающим к действию.

— Но старушке от того, что она послушает музыку, не позвонят ее внуки, а дочь того мужчины не приедет, а Лерка… Ну, вы поняли.

— Но все они почувствуют, что не одиноки. Кто-то, пусть даже случайный человек со сцены понимает их горе. И этого достаточно.

— Но почему же вы тогда не выступаете на большой сцене? Там было бы больше людей, и…

Мужчина перенес барный стул и только потом ответил:

— Если бы все было так просто! То, что тебе так понравилось в моей музыке – есть верх непрофессионализма. Я не смогу сыграть такую же мелодию еще раз. Те эмоции, что заставили меня это сделать уже прошли. Настоящие музыканты должны быть независимы от переживаний и всего прочего. Они могут исполнить трогательную мелодия без соответствующих чувств внутри. В отличие от меня. Ты спросил меня ради чего я играл. Ради себя, мальчик.

— А о чем играли вы для себя? – спросил я.

Но скрипач не ответил. Он застегнул джинсовую куртку и помахал мне рукой на прощание.

Он перебросил футляр через плечо и сказал:

— Беги домой, зал скоро закроют.

— Где вы будете играть в следующий раз? – крикнул я, но мужчина меня уже не слышал.

После этого короткого выступления я очень полюбил скрипку и даже купил себе абонемент в филармонию, но больше я не поймал того чувства ни разу. Я ходил и во многие другие концертные залы, но ни что мне даже отдаленно не напоминало ту мелодию, и тот зал плачущих людей. Все время я вспоминал того человека в потрепанной одежде и его старую скрипку.

Человеческому разуму свойственно стирать что-то из памяти, и изменять воспоминания в угоду себе. Может быть, там были не десятки человек, а зал был не таким маленьким, как это запомнилось мне. Единственное, в чем я был уверен, так это в том человеке на сцене и его скрипке. Я не могу сказать, что та музыка что-то резко поменяла в моей жизни. Я все также ходил в школу, краснел перед Леркой и любил апельсиновый сок. Пафосно будет звучать фраза «но это что-то изменило внутри меня». Изменения не происходят моментально.

Я не могу сказать, как бы сложилась моя жизнь без того черно-белого объявления о концерте. Вся наша жизнь состоит из сотни тысяч незначимых событий и моментов. Что-то важное может забыться, а мелочь, произошедшая десятки лет назад, вдруг всплывает в памяти. И однажды все эти миллионы незначимых событий дадут о себе знать, неумолимо и необратимо изменяя что-то в человеке.

А того мужчину я больше ни разу не видел. Он не запомнил ни меня, ни тот душный зал, ни барный стул на сцене. А я помнил его слова и его музыку даже спустя много лет.

Годяева Екатерина Владиславовна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 19.07.2006
Место учебы: МАОУ "Лицей 38"
Страна: Россия
Регион: Нижегородская (Горьковская)
Город: Нижний Новгород