Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Мечта цвета моря

Черноморскому побережью, Республике Крым посвящается…

Она стала для него тем нужным словом в беседе души с жизнью, без которого трудно понять себя.

А. Грин «Алые паруса»

I. «Голубая мечта»

Рассвет на море… Это самое прекрасное, что можно увидеть утром. Солнце, как огненный шар, медленно поднимается из-за горизонта. Море, словно зеркало, отражает в себе и голубое небо, и солнечные лучи, которые играют в воде. Впечатление, будто на морской глади дорожка, которая ведет до самого горизонта. Над морем парит черноморская чайка. Завтракать собралась. Она не боится людей, а наоборот, ждет, когда человек с ней поделится чем-нибудь съедобным. Но если такого не случится, то пойманная мелкая рыбешка вполне ее устроит. За бортом полный штиль, а значит, можно подумать и помечтать, чем я и занимаюсь вот уже около часа.

На палубу вышел Тихон Борисович. Высокий, красивый, крепкий, но уже седовласый мужчина. Он закурил трубку и потянулся. Сколько ему лет? Даже не знаю. Может быть шестьдесят или побольше. Я давно с ним знаком и сказал бы, что он настоящий опытный моряк! «Морской волк», как его называли между собой на судне. Он молча курил и смотрел вдаль, но не на рассвет, а в сторону берега, будто хотел кого-то увидеть или ждал, что этот кто-то должен вот-вот появиться. Вдруг Тихон Борисович повернулся в мою сторону и скомандовал: «Иди-ка сюда, барин!» Я подумал, что это он меня зовет, и чуть не вскочил с места. Но передо мной предстала интересная сцена. Честное слово, сидел, как в театре. Матрос не спеша, важно вышагивал по палубе. Тихон Борисович присел на корточки, дождался пока он к нему соизволит подойти, потрепал его за ухом и уважительно спросил:

-Тебя уже покормил наш ворчун Михалыч?

Матрос как всегда молча развалился на палубе от удовольствия. Матрос — это, конечно же, не совсем матрос, это старый откормленный кот. Он, можно сказать, был старожилом корабля. Шерсть у него серая в белую полоску, как тельняшка. Вот и назвали его Матрос.

-Ах ты, подлиза! Мне тебя покормить нечем, — сказал «морской волк», положив трубку, — иди в камбуз к другу своему.

Тихон Борисович достал из кармана сложенный листок бумаги и карандаш. Сел на перевернутое ведро, немного поразмышлял и стал что-то записывать. Он старательно выводил каждое слово. Да что там слово? Каждую букву. Мне показалось, что он пишет очень важное письмо. Несколько раз он перечитывал написанное. В общем, он был полностью погружен в свое занятие.

-Борисыч, опять ты пишешь эту дрянь? Вот найду и сожгу все твои рукописи, — ворчал судовой кок Михалыч, развешивая на веревке мелкую рыбешку с прошлого улова. — Нашел, чем заниматься под старость лет.

-И тебе доброе утро, Михалыч! Ладно тебе ворчать. Смотри, погода какая, какой рассвет! Покорми лучше Матроса, а то похудеет совсем. Видишь, лежит и с голоду нет силы лапы передвигать. А мне чая принеси, пить очень хочется, — старался отвлечь его Тихон Борисович, продолжая старательно водить карандашом на листе.

-Вот отложи свое пустое занятие и сам налей себе чаю, а Матроса я давно покормил. У меня не похудеешь, — с гордостью буркнул Михалыч.

-Как думаешь, повезёт нам сегодня с уловом?

-Откуда мне знать. Я море из камбуза не вижу, да и некогда мне его разглядывать, — язвительно ответил кок и ушел.

-Ладно-ладно, сейчас приду за чаем, -иронично произнес вдогонку Тихон Борисович и продолжил писать.

Солнце уже совсем поднялось. Огненный шар поглотил все пространство и предвещал хорошую погоду.

-Должно повезти с уловом, погода сегодня как никогда, — с уверенностью сказал Тихон Борисович и поставил на листе точку, будто закончил свою речь.

-Обязательно повезет! Смотрите, какое спокойное море, прекрасное утро и замечательная погода, — внезапно прервал я его идиллию.

-А, Мишка, это ты? Опять тебе не спится? Испугал ты меня, – пожурил Тихон Борисович.

Мишка, как вы уже догадались, это я. Девятнадцатилетний юнга, мечтающий стать матросом и связать жизнь с морем. Я грезил морем и не представлял своих каникул без корабля. Поэтому после первого курса морского училища за отличную учебу мне предложили, так сказать, попрактиковаться на рыболовном судне у Тихона Борисовича. Я сразу согласился с мыслью: «Начинать надо с малого!». Да и как было не согласиться, если мне посчастливилось родиться и жить в городе-герое Севастополе на побережье Черного моря.

Тихон Борисович не видел меня, поскольку я незаметно сидел за поворотом, у спуска в каюты.

-Доброе утро, Тихон Борисович! Не хотел пугать вас. Как можно спать если такой рассвет? А что это вы пишете каждое утро и почему Михалыч сердится? – полюбопытствовал я.

-Бездельем мучается твой Тихон Борисович, -ответил за «морского волка» внезапно появившийся Михалыч. — Пишет письма сам не знает кому, пишет и в коробочку складывает.

-Не буду с тобой спорить, Михалыч. А то еще без обеда оставишь, -улыбнулся Тихон Борисович и подмигнул мне.

-На вот, лучше чаю выпей, чем бумагу марать, — протягивая чашку, сказал кок. — Срамота одна.

-Доброе утро, Миша. Не слушай его. Он с утра ворчит. Не с той ноги, наверное, встал или приснилось что. Я старый моряк, но когда-то, как и ты сейчас, был молодым. В то время моей любимой книгой была «Алые паруса» Александра Грина. Мне очень нравилась девушка. Звали ее Зоя. Я выучил из этой книги отрывок и, когда мы познакомились, прочитал его ей.

-А что за отрывок? Вы помните его сейчас? — поинтересовался я.

-Конечно, помню. Слово в слово. Вот слушай: «Далеко-далеко отсюда я увидел тебя во сне и приехал, чтобы увезти тебя навсегда в свое царство. Ты будешь там жить со мной в розовой глубокой долине. У тебя будет всё, что ты только пожелаешь; жить с тобой мы станем так дружно и весело, что никогда твоя душа не узнает слез и печали».

-Наверное, она была красивая, -мечтательно произнес я.

-Очень. Зоя для меня была как Ассоль. У нее были длинные кудрявые волосы огненно- рыжего цвета, как рассвет сейчас. Видишь? Золотые кудряшки играли в лучах солнца. Нос у нее был весь в веснушках. Вот смотрю на тебя, у нее в точности такие же веснушки были, как у тебя на носу. Забавно. Вообще, тогда у меня было две мечты — море и Зоя. Да и теперь мало что изменилось. Я вот раньше думал, почему самые заветные мечты называют «голубыми»? Голубая мечта- это что по-твоему?

Я пожал плечами.

-Вот, не знаешь. Голубая мечта- это то, чему не суждено сбыться по каким-то причинам. Мечту Ассоль тоже можно назвать «голубой», потому что такие грезы, как у нее, сбываются только в сказках. Но её пример нам показывает, что «голубая мечта» все же может осуществиться. Нужно только верить в неё, не отчаиваться, кто бы что ни говорил. О море я мечтал с детства. И понял, что моя мечта тоже «голубая», поскольку она такого же цвета, как море. Романтиком я был…

-Давай-давай, расскажи мальчишке о своих фантазиях. На борту аврал, а он сказки рассказывает, — не унимался Михалыч. — Уши бы не слышали, глаза бы не видели. Пойду я, готово уж всё, наверное.

— Вот ворчун, с самого утра покоя от него нет. Так вот, ушел я однажды в море, а Зоя обещала ждать меня и встретить на берегу. Во время похода я заболел и попал в госпиталь. Пока лечился, корабль вернулся в гавань. Я не знаю, встречала этот корабль Зоя или нет, но потом узнал, что она с родителями переехала в другой город. Адреса никто не знал, и телефонов раньше не было.

-Надо было написать Зое из госпиталя, — подсказал я.

-Писал…Но письма, наверное, не доходили… Ответа ведь от нее не было. Когда она переехала? Я не знаю, — с досадой в голосе произнес Тихон Борисович.

-А сейчас кому пишете?

-Зое пишу. Рассказываю ей о море. Какое оно красивое в любом настроении. У моря ведь тоже свой характер. Да еще какой! Оно может успокоить, а может и взволновать, может поговорить с тобой, а может ни слова не проронить. Когда тебе холодно, согревает, а когда жарко — освежает. Оно даже накормить может. А если будет не в настроении, останешься голодным.

— В общем, море похоже на Михалыча. Вот и посмотрим сегодня, в каком настроении море, накормит оно нас или нет, — сказал я с иронией.

-Точно подметил, будем смотреть. А еще я писал в письмах Зое о своей мечте. Хотел, чтобы она гордилась мной. Чтобы знала, что хочу стать настоящим моряком, может быть, даже первооткрывателем, как Колумб, например. Слышал о таком?

-Конечно, слышал, и читал о нем. Его знает весь мир. А почему именно как Колумб? – стало мне интересно.

-Хотел открыть какой-нибудь остров или материк. Юношеские амбиции. Смешной я был. Но все равно знай, что главное — не бояться, идти к своей мечте несмотря ни на что, кто бы что ни говорил и ни сомневался в твоих возможностях. Понимаешь? Получается, у меня сбылась только одна «голубая» мечта- море. Это сейчас я рыбу ловлю, а тогда я уходил в плавание на месяцы. Приключений пережил, можно книжку написать. Кстати, неплохая идея! Но вот Зоя…

Тихон Борисович задумался, и по его лицу пробежала тень грусти, но продолжил:

-Но я все равно верю, что сбудется. Моя вторая мечта цвета моря обязательно сбудется.

-Вы так интересно рассказываете, — произнес я чуть слышно.

-Я рассказываю отрывок из своей прежней жизни и боюсь спугнуть будущую. Трудностей впереди будет много, мой мальчик, но, как говорил Колумб: «Ты никогда не пересечешь океан, если не наберёшься смелости потерять из виду берег». Что это значит? Знаешь?

-Не понимаю, — сказал я с надеждой, что Тихон Борисович все объяснит.

-Это значит, что если у тебя есть мечта и ты твердо и уверенно идешь к цели, то для осуществления этого нужно не бояться потерять что-то и смело идти вперед, не оглядываться назад. Вот какая у тебя мечта?

-Я мечтаю стать моряком, как вы.

-Ну, я еще не пример для подражания, но ты все равно молодец. А вот раньше почти все мечтали стать космонавтами, — сказал Тихон Борисович и улыбнулся.

Ему было очень приятно, что молодое поколение, которое хочет быть моряками, берет с него пример, как будущие космонавты с Гагарина. Но скромность Тихона Борисовича не позволяла ему выдавать радости и гордости.

-Только плаваю я пока плохо. Бабушка рассказывала, что мой дед тоже был моряком. Я, правда, его не знал. Бабушка не любит говорить об этом, грустит. Часто ходит к морю, долго стоит и смотрит в даль. Молчит. Иногда у нее блестят слезы. Кстати, её тоже зовут Зоя. Еще я мечтаю, чтобы она не грустила. Получается, у меня тоже две мечты цвета моря, -откровенно продолжил я.

-Надо же… Какое совпадение… Бывает…, — задумался Тихон Борисович. — А плавать мы тебя научим. Просто так что ли мне тебя доверил твой «боцман» морского училища. Стыдно моряку не уметь плавать. Ладно, пойдем посмотрим, чем нас сегодня побалует Михалыч.

Тихон Борисович огляделся по сторонам, открыл металлический ящик и достал оттуда небольшую коробочку. Он аккуратно, со всей своей нежностью моряка сложил листок, на котором писал, положил его в коробку. Я успел заметить, что в коробке много писем.

-Это всё для Зои?

-Да, эти письма для Зои. Когда-нибудь мы с ней встретимся, и я передам ей эту коробку, -мечтательно ответил Тихон Борисович. Он спрятал коробку в металлический ящик на палубе, и мы не спеша спустились в камбуз.

II. Непредсказуемое дело

После завтрака Тихон Борисович и Михалыч проверяли улов. Без бинокля берега было совсем не видно. Мне показалось, что мы на середине моря. Сегодня оно спокойное, чистое, слегка поблескивает. Совершенно бездонное. «Никакой рыбы в нём нет, чего они там ищут?» — подумал я, заглянув за борт.

-Тихон Борисович, мы дальше не поплывём?

-Миша, моряки не плавают, а ходят. Я вот уже давно не хожу в море. Теперь я капитан поперечного плавания. Еще немного нам надо отойти, Михалыч знает, куда ставили. Только бы не пройти. Михалыч! — громко позвал «морской волк».

-Что кричишь? Я здесь. Кручу баранку за тебя. Иди уже к штурвалу и сам рули, твоя вахта, а то, небось, опять Мишке небылицы вещаешь.

-Мы точно не пройдем наше место?

-У меня глаз наметан. Со мной не пропадёшь. Я с закрытыми глазами определю, -похвастался Михалыч.

-Мы надолго в этом месте? – поинтересовался я.

-Сейчас зайдем в бухту, достанем наш улов и вернемся, но до берега не дойдем. Будем держаться в море. Мы с тобой поплывем. Буду учить тебя плавать.

Я решил пошутить: «А пиратов в море нет? Вдруг они рыбу у нас отнимут».

-Мы же настоящие и храбрые моряки. Поэтому дадим пиратам отпор. Вставай, Мишка, и правь вахтой! – приказал Тихон Борисович.

Мне хотелось быть чем-то полезным. Палубу я отдраил, рынду начистил. Я взял бинокль и нес дозор, пока Тихон Борисович и Михалыч занимались уловом. Вот я разглядел вдалеке что-то похожее на кораблик или лодку.

-Пираты, пираты! –закричал я и засмеялся.

-Что ты так кричишь, распугаешь всю рыбу. Какие здесь могут быть пираты? Дай, я посмотрю.

Тихон Борисович забрал бинокль и стал всматриваться вдаль.

-Нет, это не корабль. Похоже на небольшой катер. Никого не видно. Почему катер так далеко от берега? Может что случилось? Нужно обязательно проверить, не нужна ли помощь. У нас не хватит горючего. И лодки у нас тоже нет. Что делать? — будто сам с собой разговаривал «морской волк».

-А давайте доплывем до катера, -предложил я.

-Ты же плохо плаваешь, а я за тебя отвечаю головой. Ворчуна Михалыча не возьмешь, он еле ходит. Утонет еще.

-На первый раз я надену спасательный жилет.

-А давай! Заодно и плавать научишься. Михалыч, все, шабаш! – крикнул Тихон Борисович.

Мы надели спасательные жилеты и спустились в воду. У берега море гораздо теплее. Но здесь оно кристально чистое, обдает прохладой и пахнет… морем. Пока плыли до катера, Тихон Борисович показывал мне, как нужно работать руками и ногами, а еще учил правильно дышать. Я иногда забывал движения и снова начинал барахтаться по-собачьи.

Доплыв до катера, я ухватился за один край, а Тихон Борисович с другого края забрался на борт.

-Мишка, здесь человек без сознания. Но он живой, дышит. Давай скорее руку, забирайся сюда. Нужно срочно на берег. Как завести эту штуковину?

-Сейчас заведем. Не переживайте. Я в кино видел, как это делается.

Мотор не заводился, глох. Я переживал, что не могу завести катер, хотя обещал. Теперь от того, как быстро я заведу мотор, наверное, зависела жизнь человека. Я посмотрел -сигнальных ракет тоже не было. Я заводил еще и еще раз. Тихон Борисович все это время пытался привести в чувство мужчину. Но все было тщетно.

-Быстрее, Мишка, быстрее! — поторапливал меня Тихон Борисович.

Раза с пятого завелся мотор. «Морской волк» взял управление на себя и быстро помчал к берегу.

-Михалыч, давай к берегу, — крикнул Тихон Борисович.

-А как же рыба?

-Да какая рыба? Тут человеку плохо. Греби, говорю, к берегу. Не зевать на руле! – отдал приказ «морской волк».

-А он сможет довести судно? — забеспокоился я.

-Куда он денется. Мы с ним с юных лет вместе бороздим морские просторы.

Причалив к берегу, мы с Тихоном Борисовичем вызвали скорую помощь и передали мужчину медикам. Они похвалили нас: «Молодцы, помощь вами оказана вовремя».

Тихон Борисович долго молчал. Я не приставал к нему с разговорами. Знаю, что он думает и скоро сам начнет разговор. Потом он присел на берег и, глядя, как приближается наше судно, сказал:

-Ну что, Мишка? Можешь гордиться собой. Ты герой! И теперь не только юнга, а еще и морской спасатель. Не побоялся плыть, спас человеку жизнь. Это дорогого стоит. Морское дело оно такое-непредсказуемое. А рыбы мы и завтра наловим, никуда она из моря не денется. Видишь, Михалыч якорь спустил, ближе не подойдет. Теперь мы поплывем к нему. Жилеты предлагаю не надевать.

-Согласен, -произнес я.

-А давай еще посидим, я люблю море, мне нравится смотреть на приливы и отливы. Они словно берег лижут и камни шлифуют.

Мне показалось, что Тихон Борисович оттягивал время и не торопился возвращаться. Я не перебивал его и внимательно слушал. Он хотя и задавал мне вопросы, но сам же на них и отвечал, рассуждал. Интересно слушать, когда человек ведет диалог сам с собой.

— Морской прибой очень похож на нашу жизнь. Как думаешь, похож? Конечно, похож. Также ведь, как у моря отливы и приливы, и у нас тоже то радости, то огорчения. Ну что, Мишка, вперед, а то Михалыч волноваться будет, — скомандовал Тихон Борисович.

Как доплыли, я не помню. Мне казалось, что всё, что произошло за последний час, — это мне приснилось. Уже на палубе я осознал всю реальность случившегося. Я в первый раз спасал человека. Ответственное занятие, скажу вам. Теперь я все время думаю: как себя чувствует тот человек? все ли у него хорошо? поправится ли он? Надо было узнать, в какую больницу его отвезут. Все чувства смешались. Вечером от усталости мне очень захотелось спать.

-Я спать. Спокойной ночи! — попрощался я с Тихоном Борисовичем и Михалычем, которые вели свой рыболовный разговор и играли в домино.

-Спокойной ночи! — ответили они почти хором мне вслед.

Я услышал, как Михалыч сказал: «Поволновался Мишка сегодня, устал».

-Ничего-ничего. На море еще и не такое бывает. Это для него отличный урок. Поспит, отдохнет, утро вечера мудренее, – успокоил «морской волк».

Я повернул, чтобы спуститься в каюту и, проходя мимо того места, где с утра сидел и писал Тихон Борисович, посмотрел на металлический ящик. Осторожно открыл его. Коробка на месте. В голове промелькнул весь утренний разговор с «морским волком». Что-то ёкнуло у меня внутри. Слишком много совпадений… Море, Зоя, письма…. Верно подмечено Тихоном Борисовичем: утро вечера мудренее. Надо идти спать. Достаточно эмоций для одного дня.

III. Все будет…

Меня разбудили солнечные лучи, проникающие сквозь иллюминатор. Рассвет… Кажется, еще восторженнее, чем вчера. Но самое интересное я пропустил, поскольку проспал. Солнце уже давно оттолкнулось от горизонта и рвется ввысь.

-Доброе утро, Тихон Борисович. Я сегодня проспал самое интересное. Но настроение все равно отличное. Меня не покидает чувство, что вчера я сделал, может быть, самое главное дело в своей жизни, – выпалил я.

-Доброе, доброе, -отречённо, не поднимая головы ответил «морской волк».

-Что-то случилось? Почему вы грустный? – взволновался я.

-Да вот, Мишка, сел писать очередное письмо. Хотел рассказать в нем о вчерашнем нашем приключении, как человека спасали. И одного письма не досчитался.

-Что же вы так расстроились? Я-то уж думал…

-Понимаешь, оно было одним из первых писем, которые я писал. Михалыч, наверное, стащил. Говорил же, что сожжет мои рукописи. Только, как он нашел их? А? И ведь самое красивое письмо было. В нем я описывал море. Какое оно красивое и родное. Писал, что видел, когда ходил в плавание. О своей мечте, о планах на будущее. Море и любовь — это навсегда. Они неразделимы. Понимаешь, Мишка? –откровенно произнес Тихон Борисович.

Мне стало не по себе. Я совершенно не знал, как можно подбодрить и успокоить Тихона Борисовича. Что ему сказать? Он старше меня и мог бы быть моим дедом. От этой мысли на щеках у меня появился румянец. Я прямо почувствовал, как зажглись щеки. Отличный бы дед из него получился. Мои фантазии прервал монолог Тихона Борисовича.

-И, самое главное, я написал в нем для Зои свои координаты. Ну, как можно меня найти, куда написать. Вот теперь Зоя не получит это письмо. Она никогда не узнает, как я верил, что мы обязательно встретимся, что скучаю по ней, что хотел, чтобы она написала мне, — в отчаянии жаловался Тихон Борисович.

Я уже не в силах молчать. Нужно что-то сказать.

-Не грустите, Тихон Борисович. Посмотрите, какое сегодня прекрасное утро, какое душевное море, которое вас любит и оберегает. Это все ваша жизнь, ваша судьба. Вы сами мне говорили, что невозможно сделать что-то масштабное, если не набраться смелости оставить позади что-то мелкое, второстепенное. Нужно несмотря ни на что верить и идти вперед. Не оглядывайтесь назад. Любовь, которую вы храните в своем сердце всю жизнь, обязательно вернется, только нужно верить. Мечта цвета моря у вас скоро сбудется. Ваша Зоя обязательно получит все письма, даже то, которое пропало. Это я знаю точно, уж поверьте… все будет…,- сам от себя не ожидая, произнес я эту речь.

Но Тихон Борисович не дал мне договорить. Он вздохнул и обнял меня за плечи. Я увидел на его щеке маленькую капельку, которая медленно спускалась, сверкая на солнце. Мы еще долго так стояли на палубе. Судно спокойно, без качки шло по морской глади. Казалось, что это берег от нас уходит все дальше и дальше. Я провожал взглядом Черноморское побережье и верил, что она придет, она обязательно придет- «голубая мечта» цвета моря.

В маленьком мальчике постепенно укладывалось огромное море…

А. Грин «Алые паруса»

Волченков Егор Валерьевич
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 20.09.2007
Место учебы: МБОУ "Гимназия им. А.Н. Островского"
Страна: Россия
Регион: Ивановская обл.
Город: Кинешма