XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Эссеистика на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Мечта

Камские берега манили меня с самого раннего детства. Я устремляла вдаль свой взгляд и с наслаждением вдыхала аромат хвойного леса, восхищалась полетом ласточек, срывавшихся с береговых круч, жмурила глаза от яркого, озорного солнечного лучика, упорно прыгавшего на моих ресничках. При этом я почти всегда ловила себя на мысли о том, а что будет если сейчас из чащи выскочит косолапый медвежонок? Тот самый, которого Иван Шишкин и Константин Савицкий с такой любовью изобразили на своей картине. Мое детское, сотканное из сказочных ниточек, воображение тотчас рисовало мне теплый мягкий неуклюжий комочек коричневой шерсти из которого выглядывала любопытная мордочка, а глазки-бусинки искрились доверием и теплотой. Но мишка, которого я столь отчетливо видела рядом с собой на береговой круче, густо поросшей вековыми соснами, оставался жить в моем воображении и вовсе не торопился познакомиться со мной наяву. Тогда я понимала, что мне непременно надо увидеть картины с нарисованными мишками не в репродукциях, а так сказать «в полный рост», «в живую». Я словно дышала картинами на которых была изображена природа во всей ее красоте. Меня завораживало величие вековых сосен, устремленных вверх и подпиравших небо и солнце. Мое сердце замирало от умиления, когда я смотрела на картину «Утро в сосновом лесу». Казалось, протяни руки, и теплая ласковая медвежья мордочка тотчас уткнется в пахнущие свежестью и маминой любовью детские ладошки. Я, будто парила в воздухе, представляя себя то бабочкой, порхавшей над золотым полем ржи, то певчей птичкой, щедро дарившей свои песни простому крестьянскому люду, идущему по дорогам картин. Полотна Ивана Шишкина, его пейзажи словно жили во мне, сменяя друг друга в зависимости от моего настроения и каждый раз демонстрируя мне свои, какие-то новые, доселе неведомые чувства, эмоции, детали. Возможно, непреодолимое желание посетить Третьяковскую галерею (мне непременно хотелось взглянуть на картины Ивана Шишкина!) родилось во мне в один из таких моментов, когда я представляла себя стремительно убегавшей от грозы и заплутавшей в лесной глуши. Сколько я себя помню, я всегда любила родную природу какой-то особенной, до боли трепетной любовью. Я могла восторгаться неприметной белой бабочкой, смелым и дерзким ручейком, огромным и развесистым дубом, пережившим на своем веку не один удар стихии. У меня захватывало дух, когда я смотрела на красавицу Каму, которая тяжело и грузно катила свои могучие волны сквозь толщу столетий. Эта моя любовь к природе рвалась наружу, неистово требовала воплощения на бумаге. Нет, не в рисунке, а в прозе. Именно это мое увлечение словом и помогло мне осуществить свою мечту. Ту самую, о которой я даже боялась просто подумать!
И вот оно! Свершилось! Я еду в Москву! Причем еду не просто на экскурсию, а на церемонию награждения Международной литературной премии имени Виталия Бианки. Еще задолго до поездки я составляю план, в который непременным пунктом включаю посещение Третьяковской галереи, которой я бредила с того самого момента, когда впервые увидела милых мишек на картине «Утро в сосновом бору».
Дорога не кажется мне долгой. Февральская Москва встречает нас то ли дождем, то ли снегом. То тут то, там нетерпеливые, уже по-весеннему яркие солнечные лучики пробиваются сквозь угрюмые тучи. Но погода не мешает мне наслаждаться каждым мгновением моего пребывания на Красной Площади и набережной Москвы-реки. А вот и она -Третьяковская галерея! Мне не терпится найти уже ставших частью меня самой косолапых медвежат. Я ступаю на покрытую красной ковровой дорожкой лестницу и полностью растворяюсь в особой атмосфере картинной галереи. На меня с полотен смотрят Екатерина Великая, князья, княгини, маленькие смелые и дерзкие мальчики, нежные, словно сотканные из цветов, девочки. Я не в силах оторвать свой взгляд от скульптур и полотен. Не замечая стремительного бега времени, я жадно ловлю каждый «взгляд», «вздох», «мимолетное движение» вековых «жителей» Третьяковки. Мама шепотом напоминает мне о столь дорогих моему сердцу медвежатах. И вот я уже окунаюсь в полотна Ивана Шишкина. Я не могу сдержать слез. Чистые, прозрачные капельки повисают на моих ресницах, устремляются вниз, предательски оставляя на моих пылающих щеках мокрые дорожки. Вот оно! То самое чувство, которое накрывало меня с головой, когда я, будучи еще совсем маленькой девочкой, задрав голову кверху пыталась разглядеть верхушки сосен и ждала встречи с косолапыми мишками! Я пришла! Я здесь! И только время, каждое мгновение безжалостно диктующее нам свою власть, неумолимо отсчитывает секунды и минуты. Мои губы шепчут: «Я непременно вернусь сюда!» Я знаю, что когда-либо, я вновь приду в Третьяковскую галерею и растворяясь в моих детских мечтах, раз за разом буду переживать полет фантазии, захлебываться от какого-то неизвестного мне доселе чувства, и вдыхать аромат истории, красоты и величия моей России.

Валиева Регина Ильдаровна
Страна: Россия