Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Мастер врачебного дела.

Вы видели когда-нибудь небольшое село ранним утром? Это воплощение искусства, которое не способна повторить даже тонкая кисть художника. Солнце только выплыло из-за горизонта и катится по небосводу, как спелое яблоко по тарелочке. Во все стороны от него проложены дорожки оранжево-жёлтых лучей, а облака поодаль, будто налиты дорогим французским вином. Если смотреть с земли, то прямо над горизонтом видны корявые черные сучья и стволы осенних деревьев, уже сбросивших с себя багряный наряд. На ветках сидят крупные черные вороны, готовые сорваться и улететь подальше отсюда, спрятаться в самую глушь леса, что находится на самом краю села. Будто из под земли торчат маленькие избушки. Со временем они как-то осели, сгнили и потемнели, только маленькие окошки горят огнем пламенного солнца. От крыши одного дома поднимается белый, кучерявый дымок, хозяева его уже проснулись. Не успела зардеться вишневая заря, как заголосили свои песни петухи, пытающиеся разбудить спящий люд. Защебетали птицы, туман, покрывающий пашни и поля, постепенно растворился. Пустынные дворы ожили, на один из них вышел крестьянин в рубахе, подпоясанный кушаком. Вокруг его ног были обвязаны онучи. Прохладный осенний ветерок и запах дождя не давали почувствовать себя уютно в столь лёгкой одежде. Мужик поежился, но, встряхнув жидкими волосами, будто сбросив с себя тяжесть дремоты и прохлады, выпрямился и тяжёлыми шагами направился к лохани с водой. Он умылся, пригладил чуб на голове и, схватившись за спину, побрел в избу.

Дверь скрипнула. Крестьянин заглянул в дом.

— Ефросинья! Ефросинья! Помоги, не видишь, мужу твоему плохо! — скорчивши мучинечискую гримасу, закричал он.

Баба, стоящая у печки и, одной рукой качающая плачущего младенца, другой, дающая подзатыльник трехлетнему малышу, хватающему со стола ягоды, обернулась. Ее румяное круглое, даже красноватое лицо удивлённо сморщилось, а брови взлетели вверх. Она положила кричащего младенца в люльку и подбежала к мужу.

— Иди, ложись! Я спину тебе настойкой разотру.

— Ох! Хоть она бы и помогала — взвыл мужичок. — не пойми чего со спиной делается. Третья али даже пятая неделя болит, да так, будто волк зубами за бок схватил и держит, собака такая, не отпускает!

— Меньше мешков таскать надо. А то: «Дай ка я два мешка зерна по пуду весом себе на спину закину, да понесу..» Наносился! — проворчала женщина.

— Да ну тебя! Лучше б помогла!

— Да чем тут тебе, Игнат, поможешь? Разве что погреть спину попробовать. — уже раздосадованно и грустно проговорила Ефросинья.

— Не знаю я, честно, что делать.. теперь разве что в город к докторам съездить..

— Агась, съездить, это дело хорошенькое, конечно,а деньги, откуда брать будем?

— Найду! Есть у меня на день такой запас, он хоть и скудный, да все ж ничего.

— Да коли ж есть, так, езжай.

На том и порешили.Чуть солнце на следующий день встало из-за горизонта, петухи пропели, мужик собрал свои скудные вещи, надел старый пиджачок, взял мешочек с деньгами, где по его подсчётам было тридцать пять рублей, да, подумав, положил кусок ржаного хлеба за пазуху. После того вышел во двор, собрал телегу, запряг тощую пятнистую лошадь, попрощался с женой и в путь отправился.

Дорога была долгая, Игнат все по полям ехал. К обедне солнце стало совсем припекать, да так, что не по осеннему вовсе. Даже птицы притихли, а земля вокруг высохла. Наконец, вдали показалось небольшое здание. Игнат ударил плетью по лошади и та побежала быстро, как только могла. Минуя десять минут, они оказались у двухэтажного домика. Это был трактир. Старая жёлтая краска уже трескалась на нем, крыша немного покосилась, а клумба у порога оскудела так, что одни сорняки там остались. Изнутри раздавались крики и музыка. Мужик слез с телеги. Он никогда не любил пьянки и все, что связано с ними, но в трактир решил зайти, пить ему так захотелось, от жары,что невтерпёж уже. Игнат вошёл внутрь. Сразу почувствовал он спертый запах перегара и табака. Мужичок поморщился, но прошел к стойке. Отовсюду раздавались крики, кто-то играл в карты, а кто-то вообще дрался. Игнат проговорил:

— Мне пожалуйста стакан воды.

Продавец у деревянной, полусгнивший стойки оглядел Игната. Увидев, что одет он был бедно, но аккуратно и, поразмыслив, продавец сказал:

— Десять рублёв. Не меньше.

— Сколько?! Да ты ограбить меня решил! И это за стакан воды?

— Не хочешь, не бери — пожал плечами трактирщик.

Игнат подумал, да делать нечего, не помирать же от жажды и протянул деньги.

Выпив, стакан живительной влаги, Игнат сел в телегу и направился ехать дальше. Лошадь его совсем устала и плелась уже кое-как. Много времени они шли, пока не оказались у больницы в небольшом городке. Улицы там были узкие серые, а дома угрюмо возвышались над людьми,словно окружая их. Игнат подошёл к зданию, положенному для больных и робко проследовал внутрь. Стены, окрашенные сине-зелёной краской, наводили ужас, заставляли вздрагивать всем телом. Тусклый свет больничных ламп, не заполнял все помещение, а оставлял темные углы. Половицы поскрипывали, будто пытались пропеть мелодию. У стен стояли скамейки, на которых сидели больные. Их тощие, тусклые, сморщенные от боли лица выражали безмерную тоску. Их туманные глаза, казалось, показывали, что рассудок уже не совсем ясен. Больные охали, морщились и прятались в тень от солнечных лучей, пробивающихся сквозь завешенные окна. На стенах висели плакаты и листовки, со словами о том, как следует любить жизнь, чтобы вылечиться, как ухаживать за младенцами и что-то ещё про выдающихся врачей. Докторов в коридорах не было, каждый из них сидел в своем кабинете.

— Извините, а по очереди, кто последний? — спросил Игнат

— Я! — прохрипел человек с забинтованной головой.

Он выглядел очень уставшим, в глубине души Игнат посочувствовал ему и порадовался, что у него всего лишь болит спина. Он присел на край скамьи. Прошло часа четыре, прежде, чем пятый и последний человек из очереди, что стоял перед Игнатом зашёл в кабинет. Когда же и он вышел наружу, хватаясь то за голову, то за живот, Игнат подошёл к двери и замялся, прежде, чем открыть ее.

Наконец, собравшись с силами, он заглянул кабинет. Дверь скрипнула и приоткрылась. Взгляду представился небольшой кабинет. На стуле посреди комнаты сидел пухлый человек, в белом халате и с маленькими круглыми очками на переносице. Кажется, они были для дальнозоркости, поэтому глаза в них казались маленькими. Игнат решился и переступив порог, поздоровался. Врач посмотрел на мужика из под очков и ответил тем же, при этом он жестом указал Игнату сесть на стул рядом. После чего спросил, зачем тот пришел.

-Да вот, спина мучает -скорчился Игнат.

-Чтож, посмотрим — ответил врач.

В первую очередь доктор решил проверить зубы и, усадив своего пациента, велел разинуть рот. Минут пять он вдумчиво разглядывал внутринность, постукивал по резцам и клыкам, после чего вздохнул:

-Эх! Плохи дела твои.

— Чего там? — испугался Игнат и аж подпрыгунл на кресле.

— Все зубы в крапинку.

-И что это значит?- глаза мужика, казалось, вытаращились, будто пытаясь вылезти из орбит.

Врач помолчал с минуту и с толком объяснил:

— Что-то, стало быть, и значит.

При этом он так усердно закивал головой и нахмурил брови, что Игнат аж побледнел. Наконец он пробормотал:

-А что ж у меня со спиной таки?

Сначала от страха за свои зубы, он совсем забыл, зачем сюда приехал.

-Ааа. Со спинооой.- протянул доктор -Сейчас взгляну.

— Повернитесь ка, пожалуйста.

Игнат покорно развернулся и показал спину.

Врач с внимательным видом осмотрел ее и вынес вердикт:

— Определенно печень. — и бормоча добавил — или, как там этот орган у спины звать…

— Может..этот..как его… Ампендикс? — почесав в затылке, спросил мужик.

— Сами вы «ампендикс» — обиженно пробубнил доктор, почесывая переносицу — а я, между прочим, Георгий Николаевич.

Наступило молчание. Каждый думал о своем. Игнат о спине, а Георгий Николаевич об аппендиксе.

Доктор стал ходить из стороны в сторону, заглянул в окно, вытер нос платком и что-то тихо заговорил.

Минуты тишины и ожидания заставили Игната изрядно поволноваться.

Вдруг Георгий Николаевич вскрикнул:

-Точно!- хлопнул себя по лбу и продолжил — у тебя, мужик, ревматизм.

-А это сильно страшная зараза?

— Ну так.- доктор многозначительно вскинул брови.

— Георгий Николаевич, вы мне лечение подскажите! — взмолился Игнат — я совсем уж замучился..

— Так, ну значит — доктор помолчал… — Отвар корня женьшеня принимать внутрь и… Грелку по вечерам прикладывать.

В этот момент Игнат посмотрел на врача и подумал: ого…Вот он — мастер своего дела. Говорит так умно.. Вон, как мне повезло, на своем веку настоящего гения увидеть…

В слух же мужик добавил:

— Благодарствую! Великий ты человек! Возьми от меня хоть денег. — Игнат протянул врачу остатки своих запасов.

Георгий Николаевич подскочил к мужику и, взглянув на деньги, потёр ладони.

— Не плохо было бы.. а ты умный мужик. — радушно улыбнулся он и почти выхватил из рук Игната монеты, — двадцать пять рублей. — подсчитал доктор.

«Не густо, но и на том сойдёт»- подумал Георгий Николаевич и спросил:

— А ты из каких краев к нам?

-Да, я на Западных Селках живу с женой и семью ребятишками: Потап — младший, Иван, Петька. Машка и Аленка — дочки мои. Да ещё Витька с Вилькой близнецы.

— Большое семейство, стало быть. А я из Петербурга приехал. Вообще, не люблю я тут в каморке этой сидеть, пациентов разглядывать… Я бы сейчас другим дельцем занялся.

— А каким? Хотел бы поинтересоваться. — спросил Игнат.

Доктор молчал, только налил себе в стакан воды (или чего покрепче) и выпил залпом. Наконец, и он заговорил:

— Знаешь… Вот ты был когда-нибудь в лесу? Если да, то поймёшь ты, как там красиво, свободно, а пахнет пихтой. Бывало заходишь в самую чащу, прислушаешся, и, кажется, что сама природа тебе на ухо что-то шепчет. Солнышко сквозь ветки пробирается и по поверхности лужицы какой прыгает. Красиво, в общем. Вот я всегда хотел стать лесником, чтобы жить бок о бок с природой, но дядька мой, все решил и отправил меня на врача, сам и на учебу меня пристроил…

— Вот оно значит как.. — проговорил Игнат и спешно стал собираться. — Ну, до свидания, Георгий Николаевич.-мужик протпротянул руку.

Врач, кажется, совсем расстроился от таких разговоров, он только и делал, что пил воду, да глядел на стену, не мигая. Наконец, он будто очнулся и пожал руку:

— Ну, прощай.

Мужик поднялся и вышел из кабинета.

В голове его кружилась только одна мысль: какой же этот врач, все таки, гений, может и спина пройдет, у такого мастера, да с таким лечением…

Чернова Елизавета Анатольевна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 20.07.2005
Место учебы: МБОУ СОШ 1
Страна: Россия
Регион: Ставропольский край
Город: Невинномысск