Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Маловероятности

 

Маловероятности

         В конце третьей четверти  четвертого класса я немного приболела. Из-за болезни мне пришлось пропустить школьные занятия. Болезнь моя была не такая уж страшная, пропустила я всего три дня. Однако последствия болезни пришлось пожинать с лихвой.

         В те дни, когда я не ходила на занятия, домашние задания я узнавала у подруг, и, как полагается, делала дома все, что задавали ребятам. Потом наступили каникулы. Почти две недели отдыха! А с моей болезнью каникулы растянулись чуть ли не в три.  На весенние каникулы задание было не слишком масштабным. Сказы Бажова, тренировочные задания по русскому, математике и окружающему миру. Чтобы не откладывать все в долгий ящик, задания я сделала почти полностью в первые же дни каникул. Бажов же со своими уральскими сказками давался с  трудом и мучительно. Местный диалект никак не поддавался моему пониманию. Перед прочтением я внимательно изучала плотный сборник сказок, и по содержанию находилась какая-нибудь да покороче сказка. Пересказу, даже по настоятельной просьбе мамы, она не поддавалась.  И пусть меня простит Бажов, необъяснимо много непонятного в тех выбранных листах было для меня. Мама, пытаясь исправить мое отношение к трудам писателя, сама прочитывала очередной сказ и пробовала обсуждать его со мной. Беседы о малопонятном были последней каплей терпения. В помощь мне, моя тетя обещала принести чудесное издание с картинками и крупным текстом сказок, но по независящим от нее обстоятельствам, оно не нашлось. Надежда найти ключ к лучшему пониманию уральских сказов пропала. Моя маленькая сестра, как скороговорку и мне в упрек, за недели каникул научилась говорить мамины слова «пойдем послушаем как Маша Бажова читает».  В общем, что и говорить, хозяйка медной горы дала мне хлебнуть горя, хоть за самоцветами я к ней так и не собралась, и зарекусь на будущее. Если не считать моего горемычного Бажова, каникулы прошли хорошо.

         Начало же четвертой четверти, а точнее первый день ее — понедельник, предвещал пройти как обычно. Неожиданно и, даже можно сказать, внезапно он принял для меня бедственное положение. Началось все с английского. В общем-то, это мой любимый предмет. В дни каникул я повторяла темы для экзамена. Пару тем у меня не было, выучить их не получалось. Как назло, ребята из группы разъехались, без них темы не восстановишь. Еще пару повторила как-то недобросовестно, полагаясь, что выучу во время школьных дней. А тут Анастасия Викторовна, наш преподаватель английского, возьми, да и объяви, что уже завтра, то есть во вторник, будет пробный экзамен. Такие новости подкосили мое настроение.

         В продолжение школьного дня началась зарубежная литература, к которой я принесла почему-то Бажова. Однако Бажов со сказами во время урока тихо лежал в портфеле. Как оказалось, актуальным  в тот день был Калле Блюмквист Астрид Лидгрен, который  в дни моей болезни был задан для повторения и пересказа его приключений. В летние каникулы я читала про Калле, и это стала моя самая любимая книжка из списка заданных. Но к сожалению, на просьбу Ольги Викторовны, это наш тьютор, пересказать главу из книги, я ничего достойного ответить не смогла.  Хозяйка медной горы со своими самоцветами тяжелым камнем лежала у меня в портфеле, о ее происках я еще что-нибудь невразумительное могла б ответить, но про бедного Калле —  ни слова. Приговор был вынесен быстро, окончательно и бесповоротно: в дневнике стояла аккуратная «двойка» и запись для мамы «Не готова к уроку!»

         Позднее, ко всем моим бедам того дня прибавилось неподготовленное задание рассказать про одну из улиц нашего города. Это, конечно, не специально опять получилось. Болеть, как оказалось, совсем нельзя, что-нибудь да упустишь из виду. И вот второй приговор за день продублировал в дневнике за понедельник аккуратную «двойку». И Бажов уж тут не при чем.

         В тот день было трудно возвращаться домой. Какие были мысли? Почему, я же не знала. Голова болела, ноги были свинцовыми. Вместе со мной шагал томик со сказами Бажова. Дома оставшуюся часть дня мысли беспорядочно путались в моей голове. Нужно было собраться, работы предстояло немало – выполнить домашнее задание, выучить темы английского и перечитать про Калле. Я решила, что пойду к Ольге Викторовне и перескажу ей нужные главы книги, сделаю доклад про улицу города и исправлю свое неудачное начало четверти. Дома меня встретила мама. Она как-то спокойно выслушала мой рассказ на тему «как прошел день в школе», посочувствовала, а вечером съездила по моей просьбе за книгой в библиотеку.

         Поздно вечером, когда время пришло ложиться спать, недоученным остался английский. Одна тема английские праздники была неподготовлена совсем, остальные, можно сказать, уложились на твердую «четыре». События этого, для меня сорока восьмичасового, дня давали о себе знать: усталость была такая, как будто я пришла с лыжной тренировки после двадцати километровой пробежки. Голова тяжелая, темы английского хоть где-то в одном месте и укладывались отдельно от сказок Бажова, но уже не пододвигались, чтобы освободить место для английских праздников. Время спать, и спать, скажу я вам, очень хотелось. Я пришла к родителям в комнату, села на диван. Для них открылось то, что экзамен по английскому языку уже завтра. Немного подумав папа сказал, что по теории вероятности, маловероятно, что одна невыученная тема, достанется в билете. Мама же, как всегда подытожила и дала понять, что выбор надо делать самой: учить, а это либо сейчас либо вставать рано перед экзаменом, либо не учить, предоставив испытать не себе теорию вероятности. Видимо, послушав все «за» и «против», мысли и темы в моей голове посторонились и пустили к себе еще английские праздники в вечернее время перед сном.  На этот раз традицию читать сказки на ночь моей младшей сестре мне пришлось нарушить, и видимо в дополнение ко всем бедам того дня, я в очередной раз услышала из ее уст «пошли послушаем как Маша Бажова читает».

         Вторник, второй день последней четверти, был также для меня неожиданным, как и первый день. Но имел другие результаты. Конечно, про Калле я не смогла прочитать книжку за ночь, одолела лишь первые главы. Но время Калле еще не ушло. Информацию про улицу города я подготовила. Оставался английский. На экзамене дражайшей рукой я вытянула билет с темой, которая по теории вероятности мне не должна была попасть. Но это были они – английские праздники. Перед ответом у меня дрожало все – руки, ноги, билет. Но вы знаете, английские праздники при подготовке темы заняли свое место в моей памяти и были рассказаны хоть и с дрожью в голосе, но полностью. Не знаю, передалась ли моя дрожь Анастасии Викторовне, но за экзамен дневник украсила твердой рукой поставленная «пятерка». Желание испытывать теорию вероятности в дальнейшем отпало. Дома ждет Калле. А еще на полке стоит томик со сказами Бажова.

 

 

 

Мамаева Мария Михайловна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 01.01.2006
Страна: Россия