Принято заявок
426

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Фоменко Софья Васильевна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 02.10.2006
Место учебы: Гимназия 93
Страна: Россия
Регион: Челябинская обл.
Город: Челябинск
Перевод с английского на русский
Категория от 14 до 17 лет
Маленькие женщины, Луиза Мэй Олкотт, отрывок из 2 главы

Джо была первой в семье, кто встретил рождественское утро с его туманным и седым рассветом, только начавшим своё господство. На камине не висело ни одного праздничного чулка, и на мгновение она испытала то же чувство негодования, как это было давным-давно, когда этот же чулок упал, не выдерживая груза подарков. Затем она вспомнила про обещание матери, просунула руку под подушку и достала небольшую книгу в малиновой обложке. Она знала её почти наизусть, ведь это была прекрасная старая история, рассказывающая о замечательной жизни, и тогда Джо почувствовала, что это был настоящий путеводитель жизни для любого пилигрима, отправляющегося в долгое путешествие. Она разбудила Мег пожеланием счастливого Рождества и предложила ей тоже заглянуть под подушку. Там лежала книжка, уже в зеленой обложке, но с той же самой иллюстрацией внутри и небольшим напутствием от мамы, что делало эти подарки по-своему драгоценными в глазах сестер. Позже проснулись Бесс и Эми, которые тоже заглянули под подушки и также нашли книги, одна была цвета голубиного пера, другая голубая. Девочки разглядывали и беседовали про свои подарки, пока восток все больше и больше розовел с наступлением нового дня.

Несмотря на некоторое тщеславие, Маргарет по своей натуре была довольно нежной и благочестивой, чем бессознательно влияла на младших сестрёнок, в частности на Джо, которая нежно её любила и повиновалась всем ласковым наставлениям.

«Девочки, — серьёзно сказала Мег, поглядывая то на растрепанную голову, стоящую перед ней, то на две маленьких, одетых в ночные чепчики, лежавших в комнате подальше. — Мама хочет, чтобы мы прочитали эти книги вдумчиво и с любовью, а начать нужно прямо сейчас. Раньше мы ответственно относились к подобным вещам, но с тех пор как папа ушёл в армию, начались все неприятности, связанные с войной, которые выбили нас из колеи, мы стали пренебрегать многим. Конечно, вы можете поступать так, как вашей душе угодно, но лично я буду хранить свою книгу у прикроватного столика, а с каждым пробуждением понемножку читать её с осознанием того, что это принесёт мне пользу и будет поддерживать в течение всего дня».

Затем она открыла свой новый подарок и начала читать его. Джо приобняла Мег, прижавшись своей щекой к её щеке, и последовала примеру старшей сестры. Весь её вид выражал абсолютное умиротворение, что редко наблюдалось на вечно неугомонном лике девушки.

«Эми, посмотри, какая же Мег умница! Давай поступим также. Я помогу тебе со сложными словами, а девочки объяснят нам, если что-то будет непонятно» — прошептала Бесс, очень впечатлённая красотой книг и примером сестёр.

«Я рада, что мне досталась книга в голубой обложке» — буркнула Эми.

И в комнатах воцарилась тишина, нарушаемая лишь шелестом переворачиваемых страниц, пока зимнее солнце хозяйничало в комнате, проходясь по по светлым головкам и сосредоточенным лицам, чтобы передать им рождественский привет.

«А где же матушка? — спросила Мег у Ханны спустя полчаса, спускаясь вместе с Джо по лестнице, чтобы отблагодарить маму за подарки.

«Бог её знает. Приходил какой-то нищий мальчик просить милостыню, так она пошла прямо к нему домой, чтобы посмотреть, чем можно помочь. Нет на свете такой женщины, которая бы как ваша мать раздавала еду, воду, одежду, дрова всем нуждающимся», — ответила Ханна, которая жила с ними с самого рождения Мег, и считалась у всей семьи скорее любимой подругой, нежели служанкой.

«Думаю, что скоро она будет дома, так что можете разогревать булочки и накрывать на стол, — сказала Мег, рассматривая подарки, хранившиеся в корзинке под диваном и ожидавшие своего звёздного часа. — Стоп, а где же одеколон, который приготовила Эми? — спросила Мег, не обнаружив маленького флакончика на месте».

«Минуту назад она вытащила его для того, чтобы красиво перевязать или что-то в этом роде», — ответила Джо, вальсируя по комнате для того, чтобы немного износить жесткость новеньких туфелек перед вручением.

«Какие же замечательные у меня получились носовые платочки, не правда ли? Ханночка простирала и выгладила их мне, а я сама вышила инициалы» — с гордостью лепетала Бесс, глядя на ровные буквы, вышивка которых требовала много усилий.

«Ох уж это дитя! Она взяла и вышила ‘Мама’ вместо ‘М. Марч’. Вот это ты меня рассмешила!» — воскликнула Джо, взяв в руки один из подарков.

«Разве я сделала что-то неправильно? Я думала, что так будет лучше, ведь у Мег инициалы тоже ‘М.М.’, а мне совсем не хотелось бы, чтобы кто-то другой пользовался ими, кроме как мамочка», — расстроилась Бесс.

«Нет, дорогая, все замечательно, это очень хорошая идея, вполне разумная, теперь никто точно не ошибётся. Я уверена, что ей будет очень приятен твой подарок», — успокоила её Мег, смотря немного хмуро на Джо.

«Матушка идет! Быстрее, прячьте корзинку!» — вскрикнула Джо, когда хлопнула дверь и послышались шаги.

В комнату вошла Эми, немного сконфузившись, что все сёстры её ждут.

«Где ты была и что прячешь за спиной?» — спросила Мег удивленно, видя по капюшону, что ленивая Эми ушла из дома довольно рано.

«Джо, только прошу, не смейся надо мной! Я не хотела, чтобы кто-то узнал об этом слишком рано. Я лишь сбегала в город, чтобы поменять эту маленькую бутылочку на большую, потратила все свои деньги. И я даю своё слово, что буду стараться не быть больше такой эгоисткой».

Она достала большой статный флакон, который заменил прежний и дешёвый, выглядев такой серьёзной и искренней в попытке поменяться, что Мег обняла её, Джо назвала ‘молодчиной’, а Бесс подбежала к окну, взяла самую красивую розу и украсила ей флакон.

«Знаете, мне стало так стыдно за свой подарок, после наших утренних разговоров о доброте, так что я сразу побежала в магазин, а сейчас я очень рада, что мой подарок теперь самый красивый».

Снова услышав хлопок двери, корзинка улетела под диван, а девочки уселись за стол, который был полностью готов к праздничному завтраку.

«Счастливого Рождества, мамочка! Спасибо большое за книги. Мы начали их читать и собираемся делать это каждое утро», — хором воскликнули девочки

«Счастливого Рождества и вам, доченьки! Я неимоверно счастлива, что вы сразу приступили к чтению и надеюсь, что продолжите возвращаться к ней. Но прежде чем мы сядем за стол, я бы хотела сказать кое-что важное. Недалеко от нас живет женщина с новорождённым малышом. А шесть других её детей жмутся друг к другу на одной кровати, чтобы не замерзнуть, потому что у них нет огня. Старший мальчик пришёл ко мне и сказал, что все они страдают от голода и холода. Дорогие мои, согласны ли вы подарить им наш завтрак в качестве Рождественского подарка?»

Они все были очень голодны, после того как прождали завтрак целый час, и молчали около минуты, но позже Джо страстно воскликнула: «Как же хорошо, что ты пришла прежде, чем мы начали есть!»

«Можно мне помочь тебе отнести еду этим бедняжкам?» — горячо спросила Бесс.

«Я понесу сливки и маффины», — добавила Эми, самоотверженно отдавая всё то, что ей нравилось больше всего.

Мег уже накрывала чашу с гречкой и складывала хлеб в одну большую тарелку.

«Я знала, что вы сделаете именно так», — удовлетворённо сказала миссис Марч. — Вы все пойдёте и поможете мне, а когда мы вернёмся, то позавтракаем хлебом и молоком, а на ужин приготовим что-нибудь».

Little Women by Louisa May Alcott, a part from the chapter 2

Jo was the first to wake in the gray dawn of Christmas morning. No stockings hung at the fireplace, and for a moment she felt as much disappointed as she did long ago, when her little sock fell down because it was crammed so full of goodies. Then she remembered her mother’s promise and, slipping her hand under her pillow, drew out a little crimson-covered book. She knew it very well, for it was that beautiful old story of the best life ever lived, and Jo felt that it was a true guidebook for any pilgrim going on a long journey. She woke Meg with a «Merry Christmas,» and bade her see what was under her pillow. A green-covered book appeared, with the same picture inside, and a few words written by their mother, which made their one present very precious in their eyes. Presently Beth and Amy woke to rummage and find their little books also, one dove-colored, the other blue, and all sat looking at and talking about them, while the east grew rosy with the coming day.

In spite of her small vanities, Margaret had a sweet and pious nature, which unconsciously influenced her sisters, especially Jo, who loved her very tenderly, and obeyed her because her advice was so gently given.

«Girls,» said Meg seriously, looking from the tumbled head beside her to the two little night-capped ones in the room beyond, «Mother wants us to read and love and mind these books, and we must begin at once. We used to be faithful about it, but since Father went away and all this war trouble unsettled us, we have neglected many things. You can do as you please, but I shall keep my book on the table here and read a little every morning as soon as I wake, for I know it will do me good and help me through the day.»

Then she opened her new book and began to read. Jo put her arm round her and, leaning cheek to cheek, read also, with the quiet expression so seldom seen on her restless face.

«How good Meg is! Come, Amy, let’s do as they do. I’ll help you with the hard words, and they’ll explain things if we don’t understand,» whispered Beth, very much impressed by the pretty books and her sisters’ example.

«I’m glad mine is blue,» said Amy. and then the rooms were very still while the pages were softly turned, and the winter sunshine crept in to touch the bright heads and serious faces with a Christmas greeting.

«Where is Mother?» asked Meg, as she and Jo ran down to thank her for their gifts, half an hour later.

«Goodness only knows. Some poor creeter came a-beggin’, and your ma went straight off to see what was needed. There never was such a woman for givin’ away vittles and drink, clothes and firin’,» replied Hannah, who had lived with the family since Meg was born, and was considered by them all more as a friend than a servant.

«She will be back soon, I think, so fry your cakes, and have everything ready,» said Meg, looking over the presents which were collected in a basket and kept under the sofa, ready to be produced at the proper time. «Why, where is Amy’s bottle of cologne?» she added, as the little flask did not appear.

«She took it out a minute ago, and went off with it to put a ribbon on it, or some such notion,» replied Jo, dancing about the room to take the first stiffness off the new army slippers.

«How nice my handkerchiefs look, don’t they? Hannah washed and ironed them for me, and I marked them all myself,» said Beth, looking proudly at the somewhat uneven letters which had cost her such labor.

«Bless the child! She’s gone and put ‘Mother’ on them instead of ‘M. March’. How funny!» cried Jo, taking one up.

«Isn’t that right? I thought it was better to do it so, because Meg’s initials are M.M., and I don’t want anyone to use these but Marmee,» said Beth, looking troubled.

«It’s all right, dear, and a very pretty idea, quite sensible too, for no one can ever mistake now. It will please her very much, I know,» said Meg, with a frown for Jo and a smile for Beth.

«There’s Mother. Hide the basket, quick!» cried Jo, as a door slammed and steps sounded in the hall.

Amy came in hastily, and looked rather abashed when she saw her sisters all waiting for her.

«Where have you been, and what are you hiding behind you?» asked Meg, surprised to see, by her hood and cloak, that lazy Amy had been out so early.

«Don’t laugh at me, Jo! I didn’t mean anyone should know till the time came. I only meant to change the little bottle for a big one, and I gave all my money to get it, and I’m truly trying not to be selfish any more.»

As she spoke, Amy showed the handsome flask which replaced the cheap one, and looked so earnest and humble in her little effort to forget herself that Meg hugged her on the spot, and Jo pronounced her ‘a trump’, while Beth ran to the window, and picked her finest rose to ornament the stately bottle.

«You see I felt ashamed of my present, after reading and talking about being good this morning, so I ran round the corner and changed it the minute I was up, and I’m so glad, for mine is the handsomest now.»

Another bang of the street door sent the basket under the sofa, and the girls to the table, eager for breakfast.

«Merry Christmas, Marmee! Many of them! Thank you for our books. We read some, and mean to every day,» they all cried in chorus.

«Merry Christmas, little daughters! I’m glad you began at once, and hope you will keep on. But I want to say one word before we sit down. Not far away from here lies a poor woman with a little newborn baby. Six children are huddled into one bed to keep from freezing, for they have no fire. There is nothing to eat over there, and the oldest boy came to tell me they were suffering hunger and cold. My girls, will you give them your breakfast as a Christmas present?»

They were all unusually hungry, having waited nearly an hour, and for a minute no one spoke, only a minute, for Jo exclaimed impetuously, «I’m so glad you came before we began!»

«May I go and help carry the things to the poor little children?» asked Beth eagerly.

«I shall take the cream and the muffings,» added Amy, heroically giving up the article she most liked.

Meg was already covering the buckwheats, and piling the bread into one big plate.

«I thought you’d do it,» said Mrs. March, smiling as if satisfied. «You shall all go and help me, and when we come back we will have bread and milk for breakfast, and make it up at dinnertime.»