XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Магия чисел

Осень… Вот что заставляет душу творить, мечтать и наслаждаться вдохновением. Смена сезонов – это сказка для глаз, особенно за городом. Стоит только начаться красочному дождю из листьев, как вдруг мысли начинают кружиться в том же ритме. Рыжий, жёлтый, багряный и лёгкая серость осеннего дождя дарили Соне сказку, ведь когда все вокруг твердят: «Повзрослей, наконец! Хватит витать в облаках!» – ещё больше хочется окунуться в детство…

Ну что, дорогой читатель, пора познакомить тебя с нашей героиней по имени Софья. Это обычная семнадцатилетняя девушка, худощавого телосложения, с волосами цвета льна и зелёными глазами. Всю свою юность она проводит в библиотеках родного города в поисках ответа на вопрос: «Кем же стать и на кого пойти учиться?». О да, эта извечная проблема выбора, вероятно, будет преследовать каждое подрастающее поколение. И вот, в один из многих дождливых дней осени и случилась эта история.

Среди тысячи, а может и миллиона книг, за своим излюбленным столом, в самом дальнем углу комнаты, как и всегда, сидела Соня и делала домашнее задание по математике. К слову, нашей героине практически все предметы давались легко, исключением была лишь царица наук.

– Ну всё, я так больше не могу! Не понимаю и точка! – возмутилась Соня. – Да кому вообще нужна эта ваша математика?!

– Мне, например, – ухмыляясь, сказал темноволосый юноша, сидящий на соседнем стуле, – и членам приёмной комиссии, в любом хорошем вузе, которым важен твой кругозор.

– Рома, комиссии важен не кругозор, а балл за экзамен вместе с отметкой в аттестате, на меня им, по сути, – плевать, – с грустью в голосе возразила она. – Но тебе меня не понять, я ведь не была рождена в семье потомственных математиков, как некоторые, – теперь уже ухмылялась, добавила Соня.

– Эй, и не такой я уж и потомственный.

– Ну конечно, ведь четыре поколения это так мало, – продолжала ехидничать Соня.

– Ладно, признаю, я потомственный математик, но сколько раз мы с тобой разбирали эту тему, а? Теперь уже я не понимаю, что же тут можно не понимать.

– Тавтология какая-то у тебя выходит вместо нормальных предложений, – ехидство в её голосе постепенно утихло и переросло в грусть.

– Это всё ты виновата. Сама меня довела и теперь сидит, возмущается! Мы же эту тему с тобой много раз разбирали, и тебе было понятно! Но как только ты остаешься наедине с логарифмическими функциями, то сразу ничего не ясно, – в конце столь чудесного монолога ярость в его голосе постепенно утихла. – Разве такое возможно, а?

– Возможно, ведь когда мы решаем вместе я чувствую себя уверенно.

– Хорошо, что-то я погорячился, да и засиделись мы здесь, тебя мама, наверное, уже обыскалась. Пойдём-ка домой.

– Ой, уже семь вечера? – вздрогнула Соня. – Кошмар, как же я завтра контрольную напишу?

– Не парься, придумаем что-нибудь, – махнул рукой Рома и застегнул свой серый плащ, – ты главное не засиживайся допоздна: ни с книгой, ни с учебником, а то я тебя знаю.

– Я постараюсь, но ничего обещать не могу, ты же меня знаешь, – сказала Соня напоследок и, смеясь, ребята покинули библиотеку.

Выйдя на улицу, друзья отправились в сторону дома, ведь они жили в соседних квартирах, сидели за одной партой, но при этом были очень разными. Соня – блондинка, а Рома – шатен, она – низкорослая, а он – высокий, она по ночам читает классику, а он играет в видеоигры, но вместе они – настоящая команда. Однажды, когда ребятам было лет шесть, они договорились всегда и во всём помогать и защищать друг друга. До сих пор нарушения данного договора не наблюдалось. Родители Сони и Ромы дружили с детства, и это передалось ребятам по наследству. Как уже говорилось ранее, предки Ромы были математиками в трёх поколениях, хотя на самом деле в n-ных, а вот родителей Сони сфера точных наук не прельщала, поэтому мама – Анна была ветеринаром, а папа – Семён – учителем литературы. Но рассуждать об их жизнях можно ещё долго, поэтому я предлагаю вернуться в реальность.

Во время нашего отсутствия друзья уже успели обсудить фильм, просмотренный вчера ночью и дойти до дома, а так же зайти в подъезд и устроить гонку до Сониной квартиры. Победил Рома, ведь длинные ноги давали ему фору. Послышались голоса за дверью, это была Анна.

– Ну что же вы так кричите! И опять вы вернулись поздно! – с каким-то материнским волнением и любовью сказала она, распахивая дверь и пуская дочку на порог. – Привет, родная!

– Привет, мамочка! – сказала Соня радостно, но с отдышкой, она ещё не отошла от недавнего забега.

– Ром, а ты к нам не зайдёшь? Я там такой ужин приготовила – пальчики оближешь!

– Нет, тёть Ань, спасибо, я домой. К родителям сегодня гости придут, и они хотели бы меня там видеть. До завтра! – сказал юноша и, как будто не касаясь ступенек, преодолел ещё один лестничный пролёт и скрылся в темноте подъезда.

– До завтра! – хором выкрикнули и тут же рассмеялись Соня и её мама.

– Так ты идёшь ужинать? Или всё может съесть папа?

–Ну уж нет! – выкрикнула Соня и скрылась за дверью квартиры.

На ходу скидывая пальто и ботинки, она вбежала в кухню. Квартира была не большой, однако кухне уделялось много внимания, ведь вся семья любила радовать друг друга кулинарными изысками. За столом уже сидел Семён и раскладывал по тарелкам ужин.

– Привет, пап! Так вот чем так вкусно пахнет: мой любимый пирог с рыбой! – восторженно сказала Соня, моя руки. – Мам, ты всегда знаешь, как меня порадовать!

– Здравствуй, дочь! Это точно! Ты садись, только не обольщайся, нам с тобой нужно серьёзно поговорить, – радость в голосе отца постепенно утихла, и Соня поняла всю серьёзность ситуации.

– Хорошо, и что же такое важное вы хотели со мной обсудить? Опять будете спрашивать: «Куда же я буду поступать»? В сотый раз повторяю: я не знаю! – последнюю фразу она чуть ли не выкрикнула.

– Ну как не знаешь!? У каждого есть предрасположенность к чему-либо. Ты вон дни и ночи проводишь за книгами, почему бы тебе не пойти по стопам отца? – всё ещё с материнской заботой в голосе произнесла Анна. – А после учёбы пойдёшь работать в свою школу, у вас там как раз учителей не хватает.

– Не хочу провести всю свою жизнь за чтением лекций по тому, что мне не интересно. Я же не школьную классику читаю, а те произведения, которые меня цепляют, будь то Булгаков или Чарская, мне не важно. Так что этот вариант не подходит, – подвела итог Соня.

– А что на счёт медицины? – спросил Семён после минутного молчания. – Ты не думала пойти в медицинский? У тебя ведь неплохо с химией. Не обязательно на ветеринара…

– А на кого? – с растерянностью в голосе спросила Соня.

– На стоматолога, например. Я в газете читала, что они сейчас востребованы и хорошо оплачиваются, – вмешалась в диалог мама.

– Конечно, востребованы, вот поэтому на них все и поступают. Лет через пять их будет пруд пруди. Нет, Ань, это не то. Пусть наша девочка сама решит, с чем она хочет связать свою жизнь, – сказал отец, улыбнулся и, посмотрев Соне в глаза, добавил. – Решай сама, времени тебе 2 недели. Потом ты должна нам точно ответить, ведь экзамены не за горами, а ты к ним совершенно не готова.

– Ладно, я постараюсь, – тяжело вздохнув, ответила Соня, затем она доела последний кусочек пирога, поблагодарила родителей за ужин и растворилась в темноте коридора.

Резко повернув за угол, она чуть не запнулась о свою кошку Джин. Это была молодая и энергичная зверушка, с кристально белой шерстью. Семейной любимицей гордились все, ведь не каждой кошке удаётся одержать победу на международной выставке. Пару лет назад это было целое событие. Соня с мамой два месяца готовили Джин к конкурсу, и всё прошло гораздо лучше, чем они ожидали. Поэтому над Сониной кроватью красуются не только её дипломы, но и Джин.

Уж если речь зашла о Сониной комнате, то тут можно много говорить, поэтому постараюсь быть краткой. Комната была не большой, как и квартира в целом, примерно 15 квадратов. Однако всё пространство было наполнено невероятным уютом и любовью. На противоположной от входа стене находилось большое окно, а рядом стояла кровать. Так что когда Соня ложилась спать, она смотрела на звёзды и думала об иных мирах либо же читала о них в книгах. Так же в комнате стоял небольшой стол и просто огромный шкаф, в котором всё место занимали книги, лишь малая часть была для одежды.

С порога Соня скинула с себя одежду и, немного лениво натянув на себя любимую пижаму, укуталась в одеяло вместе с книгой и фонариком. О, это было невероятное время для неё, только представьте: на небе проявляются первые звёзды, город постепенно утихает и погружается в сон.

– Ну что, «Маленькие женщины», сегодняшнюю ночь я посвящаю вам, – произнесла Соня, и ночную тьму озарил свет её фонарика. – И так, сколько сейчас времени? – зевнув, спросила она сама себя. – Десять вечера. Поздновато, но ничего. Для книг я всегда найду время, – тихонько рассмеялась Соня, но тут же резко поймав себя на мысли: «Я говорю сама с собой. Должно быть, со стороны это выглядит очень странно», – рассмеялась ещё больше.

Дальше время понеслось со скоростью света, и Соня даже не заметила, как задремала. Ровно в полночь, как по чьему-то указанию Джин запрыгнула на неё и сделала это сильнее обычного, будто кто-то напугал её. Соня вздрогнула и тут же вышла из дрёмы.

– Ой, Джин, ты что делаешь?! – спросила она очень сонным голосом. – А сколько я спала? Чуть больше часа, ладно, на сегодня хватит. Надо же выспаться перед контрольной. Чёрт, контрольная, как я могла забыть?! – сон как рукой сняло, она вскочила с кровати и достала учебник. – Так, вот сейчас я немного почитаю параграф и точно лягу спать, – с этими словами она вновь плюхнулась на кровать.

Однако читала она не долго, её внимание привлекло лёгкое синеватое свечение рук и цифры, которые кружились вокруг.

– Это уже слишком! Не хватало мне ещё обрести галлюцинации из-за этой математики! Спать, спать и ещё раз спать!!! – произнесла Соня и отложила книгу на стол.

Подвигав немного руками, она поняла, что это видно только при лунном свете. «Какое совпадение: полнолуние, двенадцать часов ночи и странный свет с циферками вокруг моих рук! Ну точно – гал-лю-ци-на-ции!» – про себя произнесла Соня и практически сразу уснула.

Наутро всё было как обычно, Соня даже забыла о ночных странностях. Проснувшись от звонка будильника, она учуяла тонкий аромат – на завтрак будут сырники. Эта мысль заставила её улыбнуться новому дню и открыть глаза.

По дороге в школу она в пол-уха слушала рассказ Ромы про очередную компьютерную игру. Мысленно Соня была не здесь, а в кабинете математики, где в будущем учительница огласит оценки за предстоящую контрольную. Её хорошее воображение портило всё настроение, ведь фразу: «Соня, а у тебя два», – она произнесла про себя несколько десятков раз. Когда они уже вошли в двери школы Рома заметил растерянность подруги и решил её приободрить, сказав, что если та получит пятёрку, то они устроят ночь советского кино, которое очень нравится Соне.

– А если я получу два или три? – чуть ли не в слезах уточнила она.

– А если ты получишь два или три, – с той же интонацией повторил юноша, – то мы устроим ночь с логарифмическими функциями! – весело закончил он.

– Да, вот это стимул. Спасибо.

Математика числилась в расписание первой, и ребята отправились на урок. Судя по счастливому лицу Ромы, он думал о чём-то приятном, чего нельзя сказать о Соне. Мысли путались, а после звонка так вообще покинули светловолосую голову. Однако, когда учительница положила перед ребятами лист с заданиями, Соня почувствовала нечто странное. Она знает ответ на каждый пример, хотя только вчера ей всё казалось просто невозможным. Не теряя времени, Соня принялась решать и подняла голову только когда закончила. Несколько раз всё перепроверив, девушка поднялась со стула и сдала работу. Вернувшись, она заметила на Ромином лице неподдельное удивление.

– Это ты так всё быстро сделала или решила, что даже пытаться не будешь? – спросил парень в растерянности.

– Сделала, задания показались мне очень простыми. Я не думаю, что выполнила всё так быстро, – непринуждённо ответила Соня.

– Правда? А ничего, что прошло всего лишь 10 минут?

– Как 10 минут?! Я думала, что звонок скоро, поэтому и сдала работу.

Тут в разговор друзей вмешалась учительница:

– Молодые люди, разговорчики!

– Простите! – ответили хором ребята.

– Кстати, Софья, я просмотрела вашу работу. И сказать, что я поражена – это ничего не сказать. Как ты умудрилась решить все задания правильно за десять минут? Это, безусловно, пять! – улыбаясь, добавила учительница, смотря на шокированных ребят.

– С-спасибо. – коротко ответила Соня, кода молчание слишком затянулось.

– Ты бы не хотела поучаствовать в завтрашней городской олимпиаде? Просто у нас никто идти не хочет, а ты, я смотрю, неплохо решаешь. Я сейчас дам пробные задания, ты посмотри их до конца урока, а там посмотрим. Ладно?

– Иди, возьми, – прошипел Рома.

– А? – переспросила Соня, выходя из ступора. – Конечно.

Эти задания так же показались ей лёгкими, хотя она ничего подобного никогда не решала. Прозвенел звонок. Друзья направились к учителю: Рома – сдавать работу, а Соня – олимпиадные задания. Учительница попросила их немного подождать. Воцарилось молчание, которое нарушил Рома, он всегда был нетерпелив.

– Ну что там? Не томите!

– Тебя, Рома, я поздравляю с очередной пятёркой! А к тебе, Соня, у меня есть пара вопросов… Первый: почему твои феноменальные математические способности проявились только сейчас? Второй: какие у тебя планы на завтра? Просто олимпиада – это дело не пяти минут. И третий: куда ты собираешься поступать? Ничего не понимаю, это просто дар какой-то. Молодец!

Ребята стояли молча, челюсть отвисла у обоих. Первым очнулся Рома.

– Спасибо. За все слова. Она завтра совершенно свободна. На олимпиаду мы пойдём вместе. Поступать не знает пока куда. До свидания.

–До свида… – коротким обрывком донеслось до учительницы, когда Рома вытянул Соню из кабинета.

– И что это было? Магия какая-то… Ты почему всё время скрывала, что так хорошо решаешь?

– Я… я ничего не скрывала, вероятно, это и вправду магия.

Остальные уроки прошли для ребят, как в тумане. А по дороге домой Соня поведала Роме историю о цифрах и свечении вокруг её рук.

– Да уж, я же тебе говорил не зачитываться допоздна? А ты меня не послушалась.

Но что бы это ни было: магия, озарение или что-то другое с этого дня всё изменилось. Соня и Рома разделили первое место в той олимпиаде. Чему очень удивились их родители. Однако с результатами не поспоришь: они находились в разных аудиториях. Списывание было исключено. Помимо дальнейших побед в различных конкурсах и отличных оценок, математика стала для Сони будущей профессией. Анна и Семён были очень рады, что их дочь станет учителем математики, хотя сначала и не поняли почему. Но Соня с лёгкостью ответила на этот вопрос: «Математика, цифры, формулы… Для меня это какое-то волшебство и я хочу делиться им с другими!!!»

Филиппович Маргарита Алексеевна
Страна: Россия
Город: Новосибирск