Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Мультилингвы
Категория от 14 до 17 лет
Любовь творит чудеса…

Апрель. Зимняя пора давно прошла, оставив после себя холода, которые не только затянулись надолго, но и создали угрозу для жизни в скрытой меж двух горных цепей провинции. Заморозки овладели городом Клинбридж. Власти постепенно осознали, что город и его жители может быть обречён, и постарались сделать всё, чтобы остановить возвращающуюся зиму. Однако после нескольких попыток, которые не увенчались успехом, всем стало ясно, что природа неподвластна человеку, поэтому жители маленького тихого городка спасались от холодной смерти самостоятельно: кто-то разбирал чердак в поисках затерявшейся в груде хлама шерстяной жилетки, кто-то старался обезопасить себя и свою семью, запасаясь брёвнами, углём. Несмотря на это, все обречённо говорили о том, что стихия погубила весь урожай. Владельцы теплиц сокрушенно разводили руками, не зная, что делать, так как мороз пробирался через все щели , поражая и губя растения. Тепло осталось неизменным только в сердцах людей, ещё не утративших веру в чудесное спасение.

Помощь извне принять у городка не было возможности, ведь на единственный проезд в город меж двух гор сошла лавина еще в конце апреля, в день весеннего равноденствия. Накануне этот день ещё был обозначен в календарях днём спасения, однако время всё изменило. Соседняя провинция Либертаун поддержала Клинбридж продуктами, которые должны были передать в распоряжение благотворительной организации «Сможем. Поможем» под руководством Энн — женщины лет тридцати, с нежными чертами лица и светлыми вьющимися волосами. Операция заведомо была обречена на провал. Но желание хоть что-то сделать для своего города взяло верх над трезвостью мысли, и Энн в назначенное время мчалась к границе города у подножья горной цепи Дэф. Команда Энн, загрузив машины, ехала обратно в город, когда резкий, как от выстрела, шквалистый порыв ветра ударил по машине. Она дрогнула, резко развернувшись, и отлетела к самой подошве горы. Снежный вал оправдал судьбоносное название горы. Он стремительно несся вниз, разрастаясь каждую секунду, и в мгновение ока обрушился шквалом на дорогу. Сметя всё на своем пути, лавина забрала жизни всех тех, кто поддержал Энн в её желании спасти людей. Однако, благодаря храбрости Энн и ее друзей, город был спасён, но ценой спасения стали их жизни.

Горожане стали организовывать встречи, на которых старались найти выход из того тяжёлого положения, в котором оказались волею судьбы. Целый месяц разговоров не принёс никаких плодов, и вот уж май вступил в свои права, и отчаявшиеся люди смирились с неизвестным будущим, ожидая от него новых сюрпризов. В разреженном воздухе застыл вопрос: «Что нас ждёт дальше?».

Косые, угловатые улицы оснастили лавками, в которых можно было приобрести за скромную сумму горячий шоколад, тёплый коктейль на банановом молоке и холодные, но одновременно согревающие алкогольные напитки. Такие заведения быстро набрали популярность в Клинбридже в связи с обстановкой в городе, поэтому в кофейнях и кафе всегда были заняты столики, барные стойки и, конечно, кресла у камина.

Дуновение ветра колыхнуло вывеску «Кофейное зёрнышко», стряхнув с неё утренний снег на голову мужчине лет тридцати, у которого явно день не задался. Он чуть не облился свежим кофе и, пробормотав какое-то ругательство, двинулся в неизвестном направлении.

— Да, кому-то сегодня явно не везёт,– с доброй насмешкой сказал Чарльз. Наверное, это была первая его улыбка сегодня.

—Действительно, – поддержал его бармен.– Я слышал, что он работал в строительной службе. А его директор вчера на своём юбилее, наверное, будучи уже под градусом, подшутил над ним. «Уволен! За воровство материалов со строительного отдела!»– кричал начальник, еле сдерживая улыбку. А бедолага воспринял это не как шутку и наговорил грубостей всем присутствующим на празднике. И когда директор решился признаться в том, что подшутил, разгневанный человек перебил его, восклицая: «Воровал я четыре года не только со стройки, но и из отдела бухгалтерии!». Конечно, его выгнали со скандалом.

—Отсюда и нервный срыв. Жаль добряка. По своей же глупости проблемы приобрёл. Но у него есть шанс всё исправить. А у меня…– рассуждал Чарльз, когда заметил время на больших круглых часах за спиной своего собеседника, и, забрав два горячих шоколада в кофейне и четыре булочки с корицей и сливочным кремом в пекарне, заботливый отец направился домой.

Его скромный дом находился через два квартала от пекарни. Единственное, что заставляло его возвращаться в эту сокровищницу воспоминаний, была его дочь, девочка лет пяти. Малышка Дэйзи сегодня встретила папу в своём любимом белом платье, украшенном множеством ромашек.

—Пап! Где ты ходишь? Я уже думала, что ты не придёшь.

—Зашёл за сюрпризом для тебя. Сегодня же пятница. Ты думала, я забыл про нашу традицию?– с улыбкой ответил отец.

— А мама ещё не вернулась? Это же семейная традиция! А семья – это когда есть мама, папа и ребёнок.

«Мама…». Это слово в устах дочери ощущалось больнее, чем просто имя.

—Папуль… Мама же вернётся с командировки? Просто мне ребята во дворе говорят, что она не вернётся.

—Ты выходила на улицу? Я тебе сколько раз говорил, что покидать дом и играть с другими детьми тебе запрещено?!– разгневался Чарльз. После смерти Энн такое случалось с ним нередко. Он сам себя корил за несдержанность, которую вымещал на ребёнке. Каждый раз хотелось обнять и пожалеть дочь. Но лишь один взгляд на Дэйзи напоминал Чарльзу его жену. Малышка была копией мамы. Те же светлые, тонкие волосы, те же зелёные глаза, которые искрились от радости. Эта была единственная живая память о жене. И единственная причина продолжать жить. Поэтому Чарльз ограждал Дэйзи от внешнего мира и от той жестокости, что он может ей причинить. Ведь она даже не знала, что ее мама не вернётся уже никогда.

– И сними ты это платье! В глазах рябит!

Девочка со слезами на глазах побежала в свою комнату. Спустя несколько минут Чарльз понял, что был слишком груб с дочкой, и решил извиниться. Зайдя к ней в комнату, он нашёл три новых рисунка на стене. На каждом была изображена Энн с букетом ромашек. Чарльзу хотелось убежать далеко-далеко. Лишь бы ничего не напоминало ему более о потере. Он увидел смущённое лицо Дэйзи.

—Прости меня, пап. Я больше не буду нарушать правила. Давай съедим булочки?!

—Конечно!– папа постарался как можно быстрее обнять дочь, чтобы она не видела его слёз, которые он не мог контролировать.– А потом я прочитаю тебе твою любимую легенду перед сном!

Отведав любимый десерт, Дэйзи отправилась в свою комнату. Следом пришёл папа, который нежно погладил дочь, уже устроившуюся в кровати. Чарльз расположился поудобнее в кресле около дочери и начал рассказывать легенду. Он давно запомнил её содержание дословно. Навсегда.

—Давным-давно, ещё во времена, когда государствами правили короли и королевы, жила прекрасная Хоуп. Её лазурные глаза отражали свет свечи в полумраке, когда девушка вышивала незамысловатый узор на пожелтевшем платочке, погружаясь в свои мысли. Когда боль в глазах дала о себе знать, Хоуп решила прогуляться до речушки, протекающей на окраине городка. После получаса наблюдения за слабым течением, колышущим редкие камыши, девушка услышала за собой шорох. Это оказался…

—Фейт! Это был Фейт, пап!

—Да, конечно!– улыбнулся Чарльз.– Фейт! Сын столяра, живущий по соседству. Высокий, воспитанный, видный парень. В детстве такие мальчики не обращали внимания на Хоуп.

Тут девушка заметила, что молодой человек держит руки за спиной. «Опять жабу подкинуть хочет!»– подумала она. Но Фейт тут же, будто желая остановить ее дурные мысли, протянул ей кувшинку. Этот поступок поразил Хоуп. И с того дня молодые люди тайком встречались по вечерам. Их отцы давно соперничали в столярном деле и на дух друг друга не переносили.

Прошло полгода, и эта тайна стала тяготить пару. Именно поэтому они решились признаться во всём родителям. Гнев отцов трудно передать словами, и ни о каком примирении семей не могло быть и речи. Детям было строжайше запрещено, под страхом наказания, видеться друг с другом, а спустя неделю, так и не оправившись от потрясения, наша «Джульетта» заболела. Почувствовав беду, девушка сбежала из дома…

Последний день своей жизни она провела рядом с Фейтом, собирая ромашки. В тот же вечер Хоуп не стало, и ромашки завяли. А Фейт хранил этот букет, собранный любимой, которую потерял.

Прошли годы, десятилетия. Старость забрала Фейта. Тогда ромашки зацвели вновь.

—Это значит, они встретились!

—Да, любовь творит чудеса.

—Наша мама же тоже любит ромашки, пап! Завтра я нарисую ей открытку с ромашками. А когда она вернётся, я подарю ей все свои рисунки. И потом мы пойдём с ней гулять, – говорила Дэйзи, погружаясь в глубокий сон.

Чарльз ласково поцеловал лоб дочери и вышел из комнаты, чувствуя, что им овладевает какое-то странное чувство, чувство невыполненной задачи. Чтоб избавиться от навязчивых мыслей о жене, мужчина попытался уснуть, но, закрывая глаза, он видел лицо молодой Энн. Перед глазами всплывали воспоминания прошлых лет, когда они были счастливы. Девушка учила Чарльза делать венки, в которые обязательно вплетались ромашки. Потом молодые люди пили ромашковый чай, обсуждая свои планы на будущее.

Раздумья о счастливом прошлом усиливали тоску о бессмысленном настоящем. Тогда Чарльз решился на отчаянный шаг.

Утро следующего дня началось как всегда. Он сделал дочери ее любимую яичницу без помидоров. Разрешил ей надеть любимое платье с ромашками. Даже позволил подольше поиграть с ребятами на улице. Это всё удивило Дэйзи. В холодильнике дверцы и полки ломились от наготовленной Чарльзом еды. И на вопросы отвечал, все время отшучиваясь: «Еда должна быть всегда. К тому же тут всё, что ты любишь».

Однако Дейзи обратила внимание не только на еду, но и на странность в поведении Чарльза. Отец всё утро куда-то порывался уйти, но его будто что-то останавливало. Но часам к двенадцати он собрался с силами и заявил:

—Малышка, мне нужно отойти по делам. Веди себя хорошо.

—По каким делам, пап? У тебя же выходной! Я думала, мы погуляем, ты покатаешь меня на санках. Ты обещал!

—Давай вечером, родная. Я хочу сделать маме сюрприз. Купить ей огромный букет ромашек. Мне сказали, что есть магазинчик на окраине, где всё ещё можно найти цветы, представляешь?!– Чарльз умел врать дочери так, что она даже не подозревала об этом.

– Ты у меня взрослая девочка. Я могу тебе доверить дом до вечера, правда?

—Конечно, – гордо заявила Дейзи.– Всё будет в порядке!

—Помни, что мы с мамой тебя очень любим!– сказал немного дрожащим голосом отец и крепко-крепко обнял дочь.

Покидая дом, Чарльз понимал, что пути назад не будет. Его решение было судьбоносным не только для него, но и для Дейзи. Он не понимал, что им движет, но мог предположить, что это была любовь, любовь к той, без которой жизнь уже не имела смысла.

Существует поговорка: «Влюблённый слеп». Наверное, судьба и поступки Чарльза оправдываются этим выражением. Он шёл, не зная куда. Ноги несли его в неизвестном направлении. В городе чувствовалось напряжение. Люди что-то обсуждали, снимая шапки и варежки. Но всё это мало заботило погружённого в свои мысли мужчину. Многоэтажные дома вокруг Чарльза уже сменились на небольшие полуразрушенные домики. Вдоль улиц реже встречались магазины. Чарльз знал точно, что, куда бы он ни шёл, его ждёт один исход.

Тем временем маленькой Дейзи не хотелось играть с друзьями на улице, а еда вовсе не привлекала. Она даже сменила своё платье на привычные штанишки с утеплением и свитер из флиса. Она ждала у окна отца, замечая, что сосулька, склонившаяся к окну, начинает таять. Ею овладели плохие предчувствия.

Чарльз ступил на свежий, но уже немного подтаявший снег, на котором не было ничьих следов, кроме его. Оглянувшись, он понял, что сам не заметил, как дошёл до окраины города, к горе Дэф. Ужасающее место. Место, где в последний раз была его жена, его смысл жизни. От боли хотелось кричать. Чарльз, не сдерживая эмоций, издал протяжный крик, полный скорби по Энн.

Он про себя отметил, что этот день действительно был значительно теплее, чем предыдущие. Наверняка этому поспособствовало таяние снега в городе и в горах. Огромная снежная лавина медленно спускалась к подножью горы, но Чарльз не испытывал страха или ужаса. Он чувствовал облегчение от того, что видел, и понял, что наконец-то его страдания закончатся раз и навсегда.

К концу дня весь снег растаял, не оставив после себя никаких признаков существования. Это было настоящее чудо, которое потрясло малышку Дейзи. Она выбежала на улицу и забралась на холм у дома, с которого был виден весь город. Слёзы катились по щекам девочки, когда она увидела, что все поля, луга, поляны покрылись ромашками.

Дейзи уже не ждала маму и папу. Несмотря на свои пять лет, она все поняла. Она знала, что любовь творит чудеса.

Челак Алина Ильинична
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 26.03.2006
Место учебы: лицей имени Валентина Мошкова
Страна: Молдова
Регион: Молдова
Город: Чадыр-Лунга