XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Любимая книга (отрывок из рассказа)

«…если действие безрезультатно, оно не бессмысленно. Когда любишь кого-то, ты его любишь, и если ничего больше не можешь ему дать, ты все-таки даешь ему любовь».

«Смогу ли я дать что-то большее, чем любовь, дорогому мне человеку?» – я захлопнул книгу. Перечитываю ее не в первый раз, но продолжаю удивляться содержанием остроумных высказываний.

Время было двадцать минут шестого, библиотека только готовилась к закрытию. Я, наконец, поднял свою голову и огляделся: вокруг не было ни души, кроме одиноко стоящей у полки с книгами девушки. Она, кажется, пыталась дотянуться до одной, но попытки ее были тщетны.

– Держи, – сказал я, протянув девушке предмет.

– Ой, спасибо большое! Прости, что побеспокоила.

– Ничего.

Я потупил взгляд, не в силах сказать что-то большее, однако вспомнил про саму книжку. Каково было мое удивление, когда я увидел, что она читает!

– Джордж Орруэл…отличный выбор. Сам перечитываю эту книгу.

Меня больше удивил факт того, что мой экземпляр не был единственным в этой библиотеке. Даже задумался над тем, какие еще тайны хранит это чудесное место в центре города.

– Правда? Только я ничего не знаю об этом авторе и книге, и выбрала ее лишь по названию, просто я очень люблю историю и…

Она вдруг прикрыла свой рот рукой и с чувством стыда отвела взгляд в сторону. Я лишь озарил ее улыбкой и показал большой палец вверх. Такая искренность в признании меня просто умилила. Я не заметил, как смотрел ей прямо в глаза, размышляя о своем.

Девушка это заметила и, улыбнувшись тоже, помахала перед моим лицом:

– Прости, мне уже надо идти…спасибо еще раз!

– Что ты, рад помочь!

В такой неловкий момент мы расстались, и я заметил, что она вприпрыжку побежала с отдела. А точно ли вприпрыжку? Нет, наверное, показалось.

Я блуждал по учреждению в последние минуты его работы. Зал художественной и научной литературы, зал информации и «развития интеллекта», и кабинет тихого чтения. Хотелось бы пройти все, но уже не сегодня. Тем не менее, меня мучает лишь один вопрос: кто та девушка?

«Может, я влюблен?» – я посмеялся про себя сразу же после этой мысли. Чтобы в кого-то случайного влюбиться за две минуты? Да такое только в фильмах бывает, тогда…почему этот вопрос не дает мне покоя? Может, меня заинтересовало то, с каким интересом она хотела оправдать свой выбор? Сейчас я был уверен лишь в том, что она обожает историю.

С этими мыслями я потерялся, кажется, в историческом отделе. Всюду были книги с обложками, отсылающими в годы Первой и Второй Мировых войн. Где-то даже заприметил ближе к первому десятку столетий.

– Что-то на древнем, – пробормотал себе под нос.

Я не люблю историю в том понимании, в котором она преподносится в школе. Ответы на вопросы, лежащие внутри параграфа, и сам этот параграф на пересказ в качестве домашнего задания – все это совсем не вызывало во мне добрых чувств. Я люблю историю с сухими фактами, над которой нужно подумать и проанализировать, сделать выводы и построить свои догадки того, как мог бы поступить тот или иной политический деятель, если бы не сделал так, как сделал… Интересно, а что об этом думает та девушка? Такой вопрос показался для меня почему-то очень важным, обязательно требующим ответа.

Не каждый день найдешь того, с кем можно обсудить такие вещи. Может мне повезло? Такой шанс упускать не хочется, поэтому я начал усердно думать, что бы у нее такого спросить…

«Дурак, ты хоть познакомься, как следует для начала», – сказало мое внутреннее «я» внешнему мне и просто поставило в ступор. А как узнать, когда потенциальный собеседник придет в следующий раз? А придет ли вообще?

Мне вдруг стало плохо. Словно в контузии я упал на удобно стоящий рядом диванчик и схватился за голову – меня мучила безысходность.

– Мальчик, с тобой все хорошо? – кто-то с нескрываемым ужасом кричал в спину, стремительно приближаясь ко мне.

Я вдруг пришел в себя. Это что, я сейчас выглядел, будто меня приступ схватил? Я тряхнул головой и потер глаза. Человек стоял передо мной.

– А-а, да? Я выглядел странно?

– Это мягко сказано, молодой человек! – положа руку на сердце, ответила женщина.

– Да, на самом деле ничего такого! Я просто немножко призадумался и внезапно вспомнил важную вещь. Ну, знаете, когда, например, забыли собаку покормить.

– Ох, понимаю же я вас! Вчера от Дуни домой шла, довольная вся, хорошо мы поговорили. И уже подле дома остановилась, да призадумалась вдруг – не забыла ли чего. И представляешь, без этого-то и в дом не попасть! – со свистом закипающего чайника она продолжила, – Ключи забыла! – смеялась дальше, – Нет, ну вообще на старости лет уже, а?

– Ага, иной раз и не такое случается.

Не сказать, что меня интересуют эти подробности, но этой, судя по всему, одинокой душе явно хотелось поговорить.

– А из-за чего ж ты горевал? Ты паренек молодой я погляжу… Что, с невесткой делов натворил? – библиотекарь вновь засмеялась, но уже как-то с интересом.

– Нет, что вы. У меня на такое времени сейчас как денег – надо много, а имеется нисколько, – ответил я, ловко парируя ее подкол.

– Знаю я эти ваши отговорки, у меня сын таким же рос «Да то, да это». Мамка сноху себе так и не увидала, пока сынку двадцать не стукнуло. Он у меня мальчик спортивный, все в футболе своем был, когда помладше бегал. Двадцать шесть нынче ему, внучка вон растят, годик в этом месяце исполнился. А какая девонька красавица! Я ее вначале правда не возлюбила, она…

Дальше я не слушал, лишь делал вид, что внимаю все детали. Нет, я конечно могу заняться личной жизнью, но как-то душа не болит…или я пытаюсь оправдать этим свою трусость? В любом случае: сейчас надо что-то делать.

– …вот поэтому я и говорю, что вы, мужчины, все такие вруны. Дело твое, но если хочешь совета от взрослого, то у тебя представился шанс.

– Предупреждаю вас заранее, пары у меня нет, и отношений я не ищу. Тут одна девушка кое-что забыла, а я ее имени даже не узнал. В общем, не знаю, как с ней связаться.

– Так, продолжай.

– Все, что я знаю – она должна была оформить у вас книгу. И ну, может вы могли бы…

– Могла бы что? – перебили меня.

– Помочь мне с…

– Помочь с…? – перебили снова.

– С тем чтобы узнать ее имя! Вы мне даже договорить не даете!

Женщина вновь закатилась смехом. На этот раз мне стало совсем неловко, захотелось поскорее уйти отсюда.

– Да ты ж мой милый, ну конечно я помогу! Книжка-то какая хоть знаешь?

– Да, Джордж Орруэл «1984».

– Мама дорогая, где ж ты нашел такой сапфир? Ю-но-ша, вам определенно нельзя упускать такой шанс! Идем скорее!

Библиотекарь в быстром темпе с руками, имитирующими движения лыжных палок, нелепо зашагала в сторону регистрационной стойки. Я вздохнул и пошел вдогонку.

– Панаева, Панарина…так, не этот ряд. Царькова, Цахновский, Цацкина, Семченко. Так, что вообще здесь парень на «С» делает? Цве-лиховская, Цве-таева…Цветаева. Вот она, самородочек наш! Да я же знаю ее, почему сразу ко мне не пришел?

Я невинно посмотрел ей в глаза

Да, я ведь определенно знал вас и ваши связи, но не стал обращаться «просто потому что». По крайней мере, я благодарен ей за помощь.

– Цветаева Елена Анатольевна – так звать девочку. Запомнил?

– Так точно, товарищ-капитан.

– Ну, вольно значит. Она сюда не впервые пришла, но посещает нас недавно, к часам пяти вечера приходит. Как погляжу, очень историю любит и все с ней связанное, поэтому заруби себе на носу, сынок.

– Хорошо, спасибо вам большое…простите, как к вам обращаться-то?

– Боже мой! Ну, бабка на старости лет уже совсем. Меня Любовь Семеновна звать, можешь просто баба Люба!

С чувством юмора же. Самоирония – признак высокого интеллекта. Энергичная и бодрая, совсем не скажешь, что в возрасте.

– Зря вы так, Любовь Семеновна, выглядите просто отлично. Не пренебрегайте своей любовью к себе.

– Какой же ты хороший парень. И начитанный, и красавец, и слова подбирать умеет. Повезло же Ленке, – сказала Любовь Семеновна, задумчиво уведя взгляд в сторону.

– …спасибо, мне приятно.

– Да уж, интересный денек сегодня вышел… Время уже к закрытию близится, так что давай бери книжки или сдавай, если надо, пока время есть.

– Да нет, не надо, я пойду. До свидания!

– Приходи обязательно, еще расскажешь мне, что было дальше! – подмигнув на прощанье, ответила женщина.

«Не хватало мне еще комиком быть, но денек и правда вышел отличный», – подумал я и вышел из здания.

Лена, значит? Так еще и Цветаева, уважаемая фамилия, ничего не сказать. Настроение мое поднялось, и вместо обычного анализа прочитанного, я думал о том, как познакомлюсь с человеком.

Сидя за уроками, я отложил алгебру и достал историю.

Мда, о каких, интересно, либеральных «гениях» я узнаю сейчас.

Раскрыл учебник и увидел что-то новенькое: Профессор Петербургского университета О. И. Сенковский критиковал «Мертвые души» Николая Васильевича, так еще и вел острую полемику в отношении пушкинского «Современника». Ладно Пушкин, мне на него все равно, никогда не любил этого мужика, но за Гоголя обидно было. Как-никак, свой читательский путь я начал именно с этого произведения.

Однако, литература и история, да? Больно уж мне это что-то напоминало, да что – вспомнить не получается. Утро вечера мудренее, а параграф по истории подождет. Восемь часов качественного сна не эквивалентны даже пяти баллам в аттестате.

Я посмотрел на часы – без двадцати минут четыре. Рюкзак, книга, ключи и телефон на месте, можно отправляться в путь. Сегодня меня ждет интересная беседа, как я полагаю, с не менее интересной личностью.

Солнечный день, метеорологи обещали почти тридцатиградусную жару, поэтому брать кофту я воздержался. Наконец-то дождался общественного транспорта и сел у окна, наблюдая, как домики проносятся мимо меня…или я мимо них?

Пункт назначения была отнюдь не близкое, но цель оправдывает средства. Сердце мое колотилось. Почему – даже не знаю, но я очень ждал встречи с той девушкой.

Я вышел с маршрутки. Библиотека кукурузно- желтого цвета одним своим видом приглашала посетителей. Исключением я не стал и благодарно зашел внутрь.

Уже внутри я остановился за ближайшим углом и осторожно выглянул на стойку регистрации – за ней сидел другой человек.

«Не сегодня, Любовь Семеновна», – я выпрямился и зашагал в читательскую зону.

Людей, на удивление, было меньше чем в тот раз. Тем не менее, место будет открыто еще 2 часа. Я занял то же место, что и в тот раз, достаю книжку и…

«Нет, все не то».

С настроением взволнованности и ожидания, сосредоточиться на содержании книги я не мог. Речь о произведении такого характера и вовсе не шла. Я стал думать, что делать дальше, и, пораскинув мозгами, пришел к выводу, что нужно пройтись по другим отделам.

Уже вчера благодаря удобной карте здания, что висела у входа, я наметил для себя интересное место, что явно стоило моего внимания.

Мне всегда было любопытно, как вживую выглядит самый обычный глобус, поскольку даже такого случая как-то не давалось, но чтобы такой и сразу – это поистине огромная сфера.

Этот вариант предлагал физическую карту со всеми особенностями ее рельефа. Первое, что меня удивило – глобус перевернут вверх дном. Трогать его я не стал, а разглядел второй момент – вся южная и центральная Африка была просто усеяна зеленым цветом. Я, конечно, не картограф и видел карты такого же стандарта, но мне было не в привычку видеть этот континент именно таким. По крайней мере, Сахару не покрасили, уже ладно.

Напротив глобуса стоял стенд с уже более конкретной территорией – деревянным пазлом карты Российской Федерации. Помнится, наш класс пытался собрать такой на уроке географии, но лично я тогда был занят подготовкой к экзамену по тому же предмету, и разделить с ними это увлекательное занятие мне не удалось.

Можно, конечно, прямо сейчас разобрать по кусочкам Россию-матушку и построить заново, только…вдруг меня еще судить начнут, заявив, что собиралась она с трудом да с натугой. Хоть никого кроме меня в этом компактном отделе не было, я принял решение оставить здесь все как есть: Россию без развала, как Советский Союз в девяносто первом, а глобус вверх дном. Помимо всего прочего, здесь также стоял и сильный источник магнитного поля. Сила притяжения этого объекта во много раз превосходила силу моего сопротивления, что способствовало моей посадке прямо на него.

– Какая же это вещь, – и откинул голову назад.

До этой поры я думал, что живу счастливо и ничего мне не надо, но теперь-то я понял, что заблуждался. Нет вещи одновременно эстетичней и полезней в хозяйстве, чем кресла-качалки. Это не просто стул с функцией «вперед-назад», а станция гармонии и гарантии душевного спокойствия. Я обхватил рюкзак руками и закрыл глаза.

Конец света не случится, если прилечь на пять минуточек? Вдруг даже сон какой приснится, где…ах, мечтать не вредно.

Холодно. Вода так и хлюпает в обуви.

– Привет, красавчик, – игривым тоном я услышал голос прямо у пропасти крыши. Голограмма девушки стояла перед залитым неоновым светом городским пейзажем и смотрела мне в глаза. Она оперлась на крышу небоскреба, подпирая голову рукой:

– Ну и день, м?

Кровь стекала с моего лба, окрашивая пластырь на носу в темно-бордовый цвет.

– Тебе одиноко? Я могу помочь.

– …

– Ты такой хороший, Дима.

Отпрянув со стоном, она отошла, приняв вид рекламы на театральном щите. Я опустил взгляд и достал пистолет:

«Погибнуть за правое дело, что может быть более человечным?»

Я проснулся. Тело еще немного подтрясывало. Потолок открыл моему взору масштабную модель космоса: Юпитер с известным всем Большим красным пятном, Сатурн и кольца с A по F, вечно холодный Уран и далекий Нептун. Все, что приходит в голову – мысли о нашей ничтожности в масштабах Солнечной системы.

«Погоди, так я за пять минут умудрился сон посмотреть, так еще и будто где-то его видел?»

Я бросил взгляд к часам. Двадцать минут пятого, спал около пятнадцати.

– Мда, ну хоть не полчаса.

– Что-что?

Я дернулся от страха, чуть не приняв боевую стойку. На мягком кресле сидела она.

– Да капец, то есть, класс, то есть нет…я…

Девушка непонимающе смотрела на меня. Всю попытку прийти сюда заранее и подобающе показать себя испортило мое желание «заземлиться».

– Сон мне приснился, довольно эпичный.

– Ой, правда? А расскажешь?

Слишком много сюжетных поворотов. Ее правда это интересует?

– Ну, там как бы…прости, я забыл.

Умение говорить пропало вмиг, поэтому я решил просто уйти от ответа.

– Да нет, ничего. У самой так бывает, – по-доброму и понимающе улыбнувшись, ответила она – здесь и правда очень уютно. Я никогда до этого не ходила в библиотеку, но неделю назад решила попробовать хотя бы разок. Здесь столько исторической и политической литературы!

– А каких авторов ты предпочитаешь?

– Честно говоря, у меня нет каких-то критерий к выбору, разве что реальные события как основа сюжета. Вот, например, из наших авторов Алексей и Лев Толстые. Я прочитала «Петра I» Алексея Николаевича, а «Войну и мир» Льва Николаевича оставила, пока не готова к таким объемам. Из иностранной литературы выделю Диккенса. Тебе не знакома фраза: «Это было лучшее из всех времен, это было худшее из всех времен»?

– Да, я определенно слышал ее.

– Так вот, это первая фраза из романа «Повесть о двух городах».

А эта девчонка знает, что читает. Завидую даже, для меня литература – это не более чем убить время и найти вопросы, над которыми можно самому подумать.

– А что ты любишь читать?

– Я? Дай-ка подумать…

Так, надо хоть что-то вспомнить

– В основном зарубежная литература. Нравятся детективы, отмечу Сидни Шелдон «Сорвать маску». Также, обожаю антиутопии. Я со скучными взглядами на жизнь, поэтому эмоции мне приносит что-то такое не совсем обычное, возможно, страшное и пугающее…я, наверное, странный, да?

– Нет-нет! Я так совсем не думаю! На самом деле, я тоже люблю похожие жанры, просто у меня к реальной истории больше уклон. Поэтому если он присутствует, то я с радостью ознакомлюсь с произведением.

– «1984» Джорджа Орруэла это не то, что было на самом деле, однако вполне возможная тому альтернатива. Тоталитаризм покажет опасность потери индивидуальности, любви и критического мышления. Этот роман не оставит тебя равнодушной, могу пообещать.

– Да это просто вау! Спасибо, правда! – девушка прямо-таки засияла от счастья.

– Это ведь твой выбор, я здесь не причем, – сказал я, почесывая затылок и самодовольство.

– Ты начитанный человек, здесь и сомневаться не в чем, поэтому я просто чувствую, что ты не можешь и врать, и советовать плохого!

– А ты при всей своей любви к истории не стала занудой, то есть…

«Кажется, не стоило этого говорить…она смеется?»

– Забавный же ты парень!

– И ты ни капли меньше!

Я стал хохотать от ее же смеха. А потом еще и еще, мы заливались оттого, что просто смеялись.

– Так, вы! Сидите здесь тихо, вы хоть знаете, где находитесь?

Мы оба закрыли рты в мгновение ока. Все-таки, находимся в культурном месте, а ведем себя неподобающе.

– Прошу прощения, больше такого не случится! – я невинно улыбнулся и посмотрел прямо в глаза библиотекарю. Кажется, такое действие ее слегка смутило.

– Хорошо, молодой человек. Но в следующий раз вы и ваша барышня будете вынуждены покинуть помещение.

– Да, мы вас поняли.

Я вопрошающе взглянул на мою собеседницу, ища подтверждение сказанному. Она моментально махнула головой, и женщина, следящая за порядком и тишиной, покинула место. Мы снова хихикнули, но в пределах разумного.

– Ну ты слышал, я – твоя барышня! Это когда мы успели?

– Кто знает, кто знает.

Девушка многозначно взглянула на меня, намотав прядь волос на палец.

– Ах! Мы ведь даже не познакомились…

Намек понят, дорогая. Я поднялся с кресла и подошел ближе.

– Меня Калинов Дмитрий звать. Буду просто Димой.

– Рада знакомству, Дмитрий, – встав, показала рукой на себя, – Елена Цветаева. Буду просто Ле-ной!

И снова эта улыбка, что это? Может какой-то способ управления подсознанием? Может это и называют женскими чарами? Одно знаю точно – еще немного, и я точно от нее не отвяжусь!

Кладько Савелий Дмитриевич
Страна: Россия
Город: Рубцовск