XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

НеФормат
Категория от 14 до 17 лет
Литературная Англия ХIХ в.

Вечер. На улице прохладно. Сквозь темные тучи облаков еле пробираются солнечные лучи, игриво мерцающие на сугробах, издалека в темноте напоминающие искорки волшебства. Таинственная атмосфера уединения и спокойствия, пронизывающая северный ветер, направляет нас в большой и мрачный дом, окна которого уходят глубоко в стены, а углы защищены каменными выступами. Причудливый резной орнамент, щедро украшенный фасад у парадной двери, над которой среди множества потрескавшихся грифонов виднелась надпись «Гэртон Эрншо» и год «1500». Это было поместье «Грозовой перевал» – удивительное место зарождения настоящей любви и гибели невинных душ.

Несмотря на поздний час в гостиной горят канделябры со свечами, стоит огромный стол с нежно-розовыми цветами, вкусными десертами и фарфоровый чайник цвета морской волны. В воздухе царит аромат предвкушения будущего с ванильными нотками самолюбия, и лишь вдалеке тихо звучат настенные часы, подсчитывая минуты наслаждения. Сегодня 14 февраля – день всех влюбленных, замечательный праздник робких и чувственных признаний в любви.

Прекрасная Кэтрин Эрншо задумчиво смотрит в окно, пытаясь уловить мимолётные воспоминания, связанные с вересковыми пустошами. Мгновение спустя она начинает мило улыбаться, взглянув на Хитклифа и его обаятельную ухмылку. Вскоре их охватывает задорный смех с легкой ностальгией баловства из детства. Атмосфера лёгкой романтики витает в воздухе, заполняя все пространство. На столе стоит элегантный чайный сервиз для двоих. Уникальные чашки с выгравированной серебром цитатой: «Из чего бы ни были сотворены наши души, его душа и моя – едины» стоят на маленьких блюдцах, выполненных в том же стиле с надписью посередине: «Эмили Бронте». В честь дня Святого Валентина хозяин дома дарит своей возлюбленной ароматный букет роз и небольшое письмо, написанное им от руки. В благодарность она нежно целует его в губы, заключая в тёплые объятия.

Неподалёку Мистер Дарси и Элизабет Беннет исполняют вальс под игру миссис Дин на фортепиано. Они кружатся, не отрывая влюблённых глаз, друг от друга, упиваясь моментом их уединения. В завершении романтического танца он ласково целует ее. После Лиззи, напевая мелодичным голосом, поздравление своему избраннику дарит дивный подарок – роман «Чувство и чувствительность» восхитительной писательницы Джейн Остен. Мистер Дарси смотрит на очаровательные чёрные глазки любимой и выражает в своей улыбке бесконечную благодарность за то, что она рядом с ним. На одной из первых страниц Лиззи написала от руки: «Я бы охотно простила ему его гордость, если бы он не ранил мою» – а именно эти слова она произнесла после первой встречи, соединившей их сердца воедино навеки.

Внезапный стук в дверь прервал возвышенную обстановку счастья. Покрытые хлопьями снега и слегка дрожа от холода, стояли Пип и Эстелла. Очаровательная пара буквально только что встретились спустя одиннадцать лет разлуки, чтобы вновь стать беззаботными и обрести безмятежный покой, окружённый заботой друг о друге. Миссис Дин впустила их в дом, сжалившись над бедняжками из-за сильной метели за окном. Пригласив на кухню, она решила согреть их горячим крепким чаем. Они беседовали на протяжении часа, о любви, о жизни, о мечтах и самое главное о больших надеждах, которые Пип бережно хранил в своём сердце, ожидая сегодняшнего дня, когда он встретит свою прекрасную возлюбленную и вновь обретёт счастье. Элен Дин безусловно умела поддержать разговор и в этом не отставала от своих собеседников: она красочно рассказывала о своей работе и особенно подчеркнула новый сервиз, сделанный на заказ в Лондоне по приказу Элизабет Беннет в знак признательности Мистеру Хитклифу. Это были изумительные цитаты из книжной библиотеки Мистера Дарси, которые аккуратно выгравированы на чашках и имена писателей на блюдцах. Больше всего миссис Дин нравилось: «Пока я живу и мыслю, я не могу не любить его» – Шарлота Бронте, взятая из её любимого романа «Джейн Эйр». Вместе с тем, её завораживала самая простая бронзовая чашка из этой коллекции: «Очень больно сомневаться в искренности тех, кого мы любим» – Энн Бронте. Эстелла с восторгом рассматривала цитату из «Незнакомки из Уайлдфелл-Холла» и решительно договорилась с Пипом о создании их собственной библиотеки в новом доме.

В соседней комнате ярко горело пламя в камине, был слышен легкий треск дров и тихое завывание метели за окном. Прекрасный юноша необычайной красоты сидел в роскошном кресле внимательно, слушая высказывания своего друга лорда Генри. Они обсуждали недавний шедевр – Бэзила Холлуорда, восходящего художника девятнадцатого века. Это была самая лучшая его работа – портрет Дориана Грея, висевший над камином в комнате. По его словам он слишком много вложил себя самого в картину и по этой причине даже не стал ее выставлять на выставках или продавать ценителям прекрасного, чудесным писателям, таким как Оскар Уайльд. Дориан пригласил лорда Генри пойти сегодня вечером в театр, чтобы посмотреть на превосходную игру его возлюбленной – Сибиллы Вэйн в роли Джульетты. Как жаль, что восхитительная дружба Гарри породила зло и эгоизм в юноше и Прекрасный Принц уже через пару часов станет воплощением жесткости и боли. Скоро семь и друзьям уже пора отправляться в путь, поэтому миссис Дин любезно напомнила своим гостям об этом и они уехали вдаль, ещё неизвестных чувств и ощущений.

На улице уже стемнело, а суетливый Кролик с карманными часами до сих пор бегал по саду, изредка сливаясь с белоснежными сугробами. Он постоянно бормотал про себя: «Надо спешить, опаздываю! Ушки, бедные мои ушки, королева будет просто в не себя от злости! Опаздываю! Где же это она? А вот – нашёл! Уф, наконец-то!» и прыгнул вниз прямо в кроличью нору под изгородью. Интересно, куда это он так спешил?

Василенко Оксана Дмитриевна
Страна: Россия
Город: Вологда