XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Билингвы
Категория от 14 до 17 лет
Лифт

Барабан с тросами пришёл в движение. Огромные шахты выпустили сероватый пар и с шумом отцепили механизм с места. Лифт стал опускаться. Майло стоял в окружении толпы, которая также смирно ждала своей кабины. Вглядываться в окружающих ему было бессмысленно, потому что их скрывала мутная пелена, распространившаяся по всему уровню.

Платформа прибыла на место и люди вокруг тут же хлынули внутрь. Протискиваться ему не приходилось, ведь он входил почти в самом конце в единственное свободное место будто приготовленное именно для последнего пассажира. Майло спокойно занял свое место и сразу после этого поочередно включились две лампы. На третьей лифт должен был закрыться и ничего не предвещало проблем, как вдруг почти перед самым порогом распростерся человек.

Люди никак не отреагировали. Последний свет зажжётся и все двинутся наверх, остальное не имело значения. Но человек лежащий под его ногами будто этого не понимал. Он вцепился в Майло, как за спасательный круг, потому что тот был крайним, тот был ближе всех. Однако у него не было времени, а этот человек был лишним .

На третьей лампочке двери стали медленно закрываться. Но вбежавший внутрь человек был уже вытолкан оттуда и свалился наземь. Механизм тихо щёлкнул и начал движение наверх. Майло стоял, не выражая ничего на лице и только чуть сильнее сжал ручку своего чемоданчика, которым и вышиб незваного гостя из кабины.

Уровни неторопливо сменяли друг друга. Белый свет развеял смог и отразился на стенах слепящими пятнами. Раздался характерный звук – недлинная мелодия, сообщающая о приезде. Когда двери распахнулись он первым сделал шаг вперёд.

В цеху ещё не началась работа, но за неё тут же принялись недавно прибывшие. Майло двинулся к своему месту и довольно быстро занял себя делом. Он выполнял свою часть работы словно машина, без каких-либо вопросов вкладывая весь свой труд и силу. Коллеги вокруг тоже засуетились и невзирая друг на друга превратились словно в один живую цепочку.

Майло представлял у себя в голове смутную иллюзорную картину – лифт не замедляет свой подъём, а движется все дальше и дальше вверх, конечно же с ним внутри. От этих мыслей приятная дрожь пробегала по телу. Майло даже на мгновение забылся, как вдруг на его пиджак откуда-то вылилась чёрная жидкость. Он резко отодвинулся, вскочив со своего стула. Майло почудилось будто он потерял контроль над собой.

-Простите? — на него пустыми взглядом смотрело белое лицо с искажёнными чертами и распаянными краями. Лицо держало в руках кружку, из которой и выплеснулось содержимое.

Взгляд опустился на грудь. Только недавно бывший безупречным костюм, сейчас обезобразился тёмным пятном.

Майло пришлось силой втянуть в себя воздух, ведь дыхание отчего то перестало слушаться. Он вновь заострил взгляд на человеке, который сделал это с ним. Лицо было изуродовано огромными царапинами, внутри который разверзлась темнота. Мерзость. Майло второпях снял с себя испорченную часть наряда и отвернулся от неказистого лика.

Майло не помнил, как закончился день. Он только знал, что лифт должен прийти с минуты на минуту. Он переминался с ноги на ногу. Обычное ожидание превратилось в невыносимое испытание. Отчего-то ему хотелось покинуть это место. Когда машина прибыла, он уже хотел было устремиться в неё, пока не вспомнил свое уже определённое место. Словно последний недостающий пазл, он встал в привычное пространство. Но обернувшись он заметил, что надтреснутый лик всё ещё стоит внутри цеха. Словно никуда и никогда не спешил, он беззаботно наблюдал. И словно бы делал это за Майло.

Но кабинка закрылась и Майло не успел подумать об этом подольше. Серый туман незаметно пробрался сквозь щели и снова заполнил собой все пространство. По стенкам разлилась музыка, из-за которой Майло затосковал. Подошёл уровень, на котором обычно он должен был выходить, но сегодня Майло лишь простоял подольше, в то время как люди огибали его и исчезали из виду. У них все было хорошо, а Майло приходилось решать проблемы.

Двери кабины закрылись и лифт продолжил спускаться вниз. Свет, который был так привычен на верхних этажах, исчезал, и его заменял непроницаемая мрак. Шум и суета наверху уступали место молчанию и загадочности того, что находилось внизу. Майло не часто приходилось видеть, что находится дальше по спуску механизма и он бы хотел, чтобы так продолжалось и дальше. Он почувствовал, что лоб покрылся испариной, а рука настолько сжала испачканный пиджак, что его ворот помялся. Почему-то именно сейчас медленная скорость подъёмника начала его выводить из себя.

— Быстрее! – крикнул он, не понимая зачем и для кого.

По помещению раскатом прошла приятная мелодия, оповещающая конец поездки. Майло прикрыл глаза и вслушался в неё, чтобы успокоиться. Двери открылись и Майло не увидел ничего. Буквально ничего. Порыв черного дыма так стремительно вошёл в кабину, что он, еле откашлявшись, не без труда смог выбраться.

Только выйдя наружу, он смог разглядеть хоть что-то. Густота чёрного тумана была настолько большой, что как-либо ориентироваться тут казалось невозможным. Но Майло упорно шёл вглубь уровня, поэтому его глаза постепенно привыкли к здешнему воздуху. Аккуратно поправив своё одеяние, он закинул её на руку и быстрым шагом устремился в сторону извилистых зданий, когда наконец смог их увидеть.

У закоулков воровато оглядываясь стояли немногочисленные люди, переминая что-то в своих карманах. Многие старались не выходить наружу и оставаться дома. Заинтересованные взгляды провожали Майло, никто не привык видеть здесь выходцев из верхних этажей.

Дрожащей рукой Майло открыл дверь прачечной. Позади послышалось чьё-то протяжное стенание, и он опрометью запрыгнул внутрь помещения. Дверь с громким хлопком закрылась сзади. Всего лишь показалось.

Но когда он повернулся и посмотрел через щель в проёме, то быстро понял, что был не прав. На улице посреди темноты стояло исказившееся лицо. Майло отпрянул, его сердце заколотилось в бешенном ритме. Неужели за ним следят? Он с трудом пересилил себя и вновь нагнулся к отверстию, чтобы узнать наверняка. Страшный лик исчез. Однако сердцебиение всё не успокаивалось. Даже если Майло и выдумал себе всё, это лицо совершенно выбивало его из колеи.

Он на негнущихся ногах подошёл к стойке, за которой стояла пронзительная тьма. Однако стоило вглядеться и вырисовывался неясный силуэт.

ОН неловко протянул пиджак, который и был причиной его нахождения здесь.

Громадная рука, в несколько раз больше головы Майло, выскочила из тени и грубо схватила одежды, чуть не сорвав с земли самого владельца. Она исчезла так же быстро, как и появилась. Наступила тишина, в которой едва слышалось тихое шуршание. Наверняка всё делано правильно. Майло собирался уже поворачивать назад, как вдруг громадная ладонь вновь вынырнула из тьмы, только в этот раз держа маленькую золотистую монетку, которая, маняще блеснув, подмигнула ему.

Это был совершенно неожиданный подарок, что Майло хотел было запротестовать, но ему не дали заговорить. Огромная фигура растворилась в тени оставив его одного. Сначала он даже пытался вновь высмотреть силуэт из непроглядного мрака, но казалось, затаившийся внутри великан вовсе исчез.

Оставив свои попытки, Майло спешил побыстрее покинуть это место. На обратном пути за ним так же пристально наблюдали остальные. Ему было безразлично, что на него все обращают внимание, он как будто их вовсе и не замечал. Только когда прямо перед носом будто из-под земли вырос человек в черных одеждах, Майло содрогнулся, чуть не уронив свой чемоданчик.

Человек наблюдал за ним не решаясь подойти, так что Майло неловко обошёл его и опрометью бросился к кабине подъёмника, которая освещалась тусклой лампой, жутко мерцавшей во тьме. И всё же это был самый яркий источник света здесь, а потому являлся маяком, направляющим путь. Лифт послушно ожидал Майло и не сдвинулся с места. Люди с этажа собрались вокруг него и зачарованно смотрели. Каждый в мыслях, наверное, хотел последовать за Майло на верхний уровень, но никто не пытался реализовать желания в действие. Майло вдруг почувствовал укол вины, горькую дрожь неведомого, погребённого слишком глубоко, словно перед ним встала загадка, которую он не мог разгадать. Почему вдруг стало так горько на душе, при виде всех этих бедолаг? И узнает ли он когда-нибудь что держит их здесь?

До самого конца, пока двери не закрылись, он продолжал заворожённо смотреть на людей по ту сторону от него. Ему стало даже жаль, что он не остался подольше, ведь казалось ещё бы чуть-чуть и он сможет дотянуться до правды, которую несли в себе нижние этажи.

Чья-то рука легонько дотронулась до его плеча, но Майло подпрыгнул словно его ошпарили кипятком. Разом метнувшись к дальней стенке, он вперил взгляд в человека, которого тут не должно было быть, которого он не хотел знать, но который продолжал приходить к нему словно видение.

Неправильное лицо казался кровожадным охотником, желающим получить свою добычу. Оно развело руки, так словно бы пыталось схватить его. Майло закричал. Беззвучно, но кричал так долго, что казалось его вопль разлился по всем уровням и донёсся до каждого человека. Ненавистный лик был его проклятием, его обузой и его сожалением. Майло вдруг понял, что, когда он входил в лифт, тот уже был внутри. Он всегда был тут, рядом, никогда не покидая его. Когда он ещё только спускался вниз, тот стоял позади, когда шёл по странным улицам, тот следовал по пятам, а когда Майло его рассекретил, просто отправился туда, куда точно знал, что Майло вернётся. И кто знает, возможно, он преследовал его всю жизнь.

***

Первая лампочка загорелась, когда он был ещё очень далеко от механизма. Майло не стал паниковать. Он никогда не опаздывал, потому что это невозможно.

Но всё пошло наперекосяк. Всё начиная со вчерашнего дня.

Перед ним пронеслась группа людей, которая чуть не сбила его с ног. Он лишь суетливо стряхнул с себя пылинки и продолжил твёрдый шаг к машине. Вторая лампочка загорелась в следующий миг, она казалась такой яркой, что была словно рассвет в этом помещении, покрытом дымной завесой. Майло и сам не заметил, как ускорил шаг, ему прежде не приходилось прибегать к такому. Свет от ламп становился всё ближе и ближе, но ему уже казалось, что он не сумеет их достичь вовремя. Его сердце сжалось словно тиски, когда он понял, что это конец. Но тут последняя лампочка зажглась прямо перед его лицом, так что он чуть не ослеп, и он почти что запрыгнул в кабинку.

Ещё не успев отдышаться, он понял, что его словно бы схватили за руку. Майло в беспокойстве обернулся и увидел, что двери с силой сжимают его чемоданчик, будто не желая пропускать. Люди вокруг засуетились, или ему только показалось. Как бы то ни было, Майло ощутил, как паника врывается в его сознание. Его тело подсознательно напряглось и подалось назад, так что он напоролся на позади стоявших персон. Чемоданчик с треском вошёл внутрь, маленькие детальки отскочили от него, словно от разбитого стекла.

Растрёпанный, без рабочего костюма и совершенно боящийся предполагать, что только что чуть не приключилось с ним, Майло прижал к себе свою принадлежность и тихо задрожал. Ему почудилось что все до одного в кабине сейчас уставились на него, но он не решался проверить свою догадку. В кого он превратился? Ранее он бы ни за что не усомнился в своей беспроблемной совершенности, а теперь он переживал бесконтрольную бурю в себе и никак не мог её подавить. Он снова и снова твердил про себя про недостающий кусочек пазла и находил утешение уверяя себя, что никакой ошибки не могло быть из-за него. Просто сегодня всё совсем немного отличалось от обыденного.

Поездка прошла в гробовой тишине. Так было и раньше, но именно сейчас Майло заметил эту удушающую обстановку. Музыка дала знать о приезде, но Майло каким-то образом проворонил её, хотя обычно именно она вызывала у него приятный трепет. Он лишь выбежал из кабины так, как будто за ним совершалась погоня.

Привычный цех, привычная рутина – это то, что должно было привести Майло в чувство. Слишком долго он был не в себе, пора бы возвращаться за работу. Однако мысли прервал появившийся искажённый лик. Глаза Майло расширились, а в горле застрял крик, он не успел среагировать и на ходу влетел в него. Ослабленные от поломки защёлки на чемодане раскрылись и из него вылетело всё содержимое.

Потопавшие было по своим местам люди остановили движение. Они уставились на беспорядок, который учинил Майло. А тот, в свою очередь в ужасе воззрился на происшествие, не веря своим глазам. Искривлённое лицо не отнимала взора от Майло. Ему словно было всё равно, что происходило вокруг, лишь состояние последнего интересовало его до крайности.

Майло не знал, что ему делать. Он уже не в первый раз начиная с недавних пор чувствует себя загнанным в угол. Ему вдруг захотелось смеяться. Он и сам не понимал почему, просто эта ситуация показалась ему такой смешной. Он сделал шаг назад. И ещё. Затем его нога скользнула вниз, и он упал.

***

Когда он оказался в шахте лифта, время словно бы замедлилось. Ему могло показаться, что он падает целую вечность, но, когда его тело ударилось о крышу подъёмника, а после громкого щелчка не вывалилось внутрь ему пришлось признать, что пролетел он не так уж и много. А ведь когда-то расстояние казалось ему огромным.

Он не знал где находится, но по серому воздуху предполагал, что находится на родном этаже. Майло думал, что пролежит тут до следующего подъёма, ведь должны же были когда-нибудь его коллеги закончить работу и дождаться своего лифта. Но день словно бы не заканчивался или механизм больше не работал. Майло осознал, что если не встанет, то так и останется в таком положение. И только тогда он заставил себя подняться. Его тело, словно рассыпавшееся на куски вновь сливалось воедино и превращали его в того, кем он был раньше.

Он даже не вздрогнул, когда кто-то помог ему подняться. Майло уже осознавал, кто это мог быть. Ему оставалось только столкнуться с ним напрямую. Искалеченное лицо оказалось ближе, чем он предвидел. Оно стояло также невозмутимо, как и всегда. Но тут оно вдруг опустило голову словно не желавшее более смотреть на него. В его жесте Майло прочитал сожаление, но не поверил себе пока не услышал негромкий плач. Грустному лицу будто было жаль Майло, он раскаивался за то, что тому пришлось пережить.

Удивление накрыло Майло с головой, но то, что случилось далее поразило его не меньше. Тот, кто стоял перед ним оторвал от себя своё же лицо. Надтреснутая маска оказалась в руках того, кого Майло совсем не знал. Тот, со всё ещё поникшим видом приблизил её к Майло. Последний не сумел найти происходящему объяснение, а потому упустив момент позволил надеть на себя новый лик.

Майло всегда думал, что Лицо стремится только лишь навредить ему, но разве он когда-либо задумывался о том, чего оно хотело от него на самом деле. И вот, когда он наконец захотел это разузнать оно бесследно исчезло. Однако Майло знал, что оно всё ещё рядом. Он осторожно прикоснулся к своему лицу и не нашёл никаких искажений. Это был он сам прежний.

Но Майло ощущал себя по-другому, что-то в нём явно сдвинулось. То, что было не увидеть стороны. Майло вздохнул, продолжая чувствовать внутреннее преображение и вспомнил, где находился.

Лифт оставался таким же, каким был раньше, но двери не спешили раскрываться и Майло даже показалось, что он сломал систему.

Затем он увидел, что перед ним находится контрольная панель, на которой явно отображалась некая прорезь. В начале он не мог понять, что ему с ней делать, но потом пришло воспоминание — тень и рука, протягивающаяся к нему. Майло достал из карманов монету, которая всё также весело сверкала, как при первой их встрече. Он сжал её в ладони в последний раз и вложил в щель. Тут же ярко загорелись две кнопки — вниз и вверх. Это был выбор, который Майло предстояло сделать. Он с надеждой потянулся к стрелке, обозначавший верх, но тут же отдёрнул руку. На самом деле он не знал куда ему идти. На верхних этажах он знал всё и всегда довольствовался только этим, но о том, что происходило в глубине шахт он даже не подозревал. В его уме маячили смутные догадки., но он был в неведении относительно того, что было истиной. Раньше он никогда не пошёл бы на это добровольно, но встреча с Маской изменило закоулки его сознания.

Его рука мягко нажала кнопку вниз. Электрический мотор загудел, тросы тихонько закряхтели и под тяжёлый гул строение начало свой путь. Этот момент Майло словно осязал своей кожей, будто воздух вокруг наэлектризовался от напряжения. В кабине не было ни серого тумана и черного густого смога, и белого света, так что у него не было ни оной идеи, что ждёт его дальше. Он уже оказался даже ниже самых последних уровней, на которых бывал, и нельзя было сказать точно, что его ждёт. Возможно, он откроет для себя новый мир, а может и увидит то, что его разочарует. Но, как бы то ни было, он был готов ко всему.

Наконец движение остановилось. Майло приник к дальней от выхода стене. Ему вдруг стало волнительно, как бывает перед чем-то незнакомым. Никакой мелодии не послышалось и Майло понял, что он далеко, очень далеко от того, что называл привычным. Двери тихо загудели, и он сам того не сознавая двинулся вперёд. Ему показалось, что важнее этого момента у него не было в жизни. Двери лифта раскрылись.

Сейтбек Анель Кайратовна
Страна: Казахстан
Город: Тараз (Джамбул)