Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Лес на берегу Рейна.

Наша машина остановилось у небольшого участка с красивым каменным домом и лесом. Я радостно вышел из автомобиля, уже предвкушая встречу с друзьями – Марией и Лео, которых друг папы позвал с собой. Мой папа с другом дядей Нико, как я его называл, решили навестить своего старого учителя и пожарить мясо. Калитку нам открыл пожилой мужчина с седыми волосами и в овальных очках.

— Добрый вечер, Герр Малер. Как поживаете? – поприветствовал Нико.

— Ну здравствуйте, – сказал старик – Давно не виделись. Пойдёмте в гостиную.

Мы прошли по небольшой дорожке из брущатки, ведущей от калитки до двери дома. Перешагнув через порог, мы оказались в просторном доме, стены которого были увешаны разными картинами, а в гостиной был огромный пейзаж реки на всю стену.

— Как у вас успехи, тигры? – спросил Герр Малер с улыбкой на лице.

— Успехи есть, мне дали очень хороший заказ, – похвастался папа. – Я иллюстрирую произведения Гофмана!

— Эрнест Теодор Амадей Гофман! – нараспев произнёс учитель. – Готов поспорить на этот холст, – старик указал на тот самый пейзаж. – Что ты никогда не прекратишь рисовать сказки.

— Помнится мне, вы начинали писать «этот холст» ещё 20 лет назад по нашим наброскам, – сказал Нико. – А теперь, каждый раз, как мы к вам приезжаем, на нём появляются всё новые и новые детали.

— И вы так каждый раз снимаете его со стены, дорабатываете, – добавил папа. – Может уже наконец нарисуете море, или добавите русалок?

— Йонас, Я ведь слишком редко бываю на море, чтобы запомнить его вид. То ли дело Рейн. Ведь даже улочки моего родного Рюдесхайма будто стекаются к его правому берегу, а саму реку видно прямо с моего заднего двора. – обратился Герр Малер к моему папе.

Это нас сильно заинтересовало, и мы с Марией и Лео тут же побежали во двор, чтобы насладиться видом. Лучше всего река была видна с небольшого домика на дереве, который, наверно, соорудили ещё очень давно наши отцы – Йонас и Нико. И правда, Рейн с участка учителя был даже лучше, чем вблизи. Река была сине-лиловой из-за неба, пурпурной из-за облаков, оранжевой и алой из-за закатного солнца. Немного полюбовавшись, мы решили принести на этот домик сэндвичей, а потом и чаю. Конечно же, от лазания по деревьям, мы устали. Лео облокотился на ствол дерева и… его рука застряла в дупле, будто взявшемся из ниоткуда. Когда мы наконец вытащили руку, из дупла раздался щелчок. «Может, это Лео случайно отколол кусочек древесины» — подумали мы и не придали этому звуку значения.

— А кто съел сэндвичи? – спросила Мария.

— У меня алиби. У меня рука была в дупле. – сказал Лео

— А я вообще не притрагивался к тарелке. – удивлённо произнёс я.

— А кто ещё, гномы? – хором сказали оба.

Как тут, я заметил какое-то движение и посмотрел на деревья. С их веток свисал мох, который медленно приобретал очертания… гномов! Эти маленькие существа в зелёных одеждах, будто в камуфляже, неспешно спускались по веткам и шли к какой-то норе. Из неё вышел страшный зверь с чёрной шерстью, похожий то ли на рысь, то ли на волка, то ли на росомаху. Он злостно рычал на гномов и, казалось, вот-вот их съест. Услышав брызги воды, я решил оглянуться и посмотресь на Рейн. В нём были видны только большие переливающиеся рыбьи хвосты, но, приглядевшись, мы увидели самых настоящих русалок! А затем мы услышали тихое красивое пение, которое доносилось со стороны скалы.

Вдоволь наглядевшись пейзажами волшебного леса, мы поговорили и побежали к родителям, стараясь не привлекать внимания уже еле заметных сказочных существ, чтобы показать свою «находку».

— И что же вы на этот раз придумали, дети? Моховые гномы? Оригинально! А эти русалки и рысе-волко-росомаха случайно не никсы и гулон? Да вы прямо пересказываете мои первые картины! – посмеялся папа Йонас.

— И ведь двадцать лет назад их здесь не было. – добавил Нико.

— А если они не заселились здесь вчера, то почему я тридцать пять лет их не видел? – спросил учитель.

— Просто вы не бывали в нашем доме на дереве. – немного призадумавшись, сказал папа.

Сказать, что взрослые, повидавшие жизнь люди, нам не поверили – ничего не сказать. Но всё таки, мой папа согласился пойти посмотреть на волшебный лес.

— Неплохо сохранился этот домик, — сказал папа Йонас, проверяя доски на прочность, и посмотрел на скалу и Рейн через бинокль. – так что у вас произошло? – чуть взволнованно произнёс он.

— У меня застряла рука в дупле… — начал Лео.

— В этом? – перебил папа. – Как же твоя маленькая ручка могла в нём застрять? – папа зачем-то сунул руку в дупло и…она застряла. Руку он освободил довольно быстро, и затем мы снова услышали щелчок. — Не вижу здесь ничего волшебного. Может, ещё кто-то должен сунуть руку в эту дыру, чтобы гномы снова появились? – как будто наигранно саркастично сказал отец.

Я уже хотел возразить, ведь прямо пару минут назад лицезрел всё волшебство, но оглядевшись, не увидел никаких гномов и никс. Лес оставался таким же красивым, мох свисал с веток, а лучи солнца пробивались сквозь кроны деревьев. Рейн всё также переливался красками, а пение прекратилось сразу после щелчка. Больше мы об этом не упоминали.

Через несколько лет я остался дома один. От скуки, я заглянул в папину мастерскую и увидел в углу на мольберте великолепный пейзаж, как будто панораму того волшебного леса, с никсами, гномами, гулоном и поющей на скале русалкой Лорелеей. Что странно, ведь мы с друзьями специально договорились не рассказывать взрослым о пении.

Максим Якубёнок Александрович
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 19.11.2007
Место учебы: МБОУ СОШ №3
Страна: Россия
Регион: Тюменская обл. и Ханты-Мансийский АО
Город: Ханты-Мансийск