Принято заявок
427

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Легенда о Дне и Ночи

-Что случилось тогда?

Наверное, стоит рассказать, что предшествовало этому разговору, который определенно будет тяжким для тех двоих.

Ночь и День. Крах и Восход. Буря и Спокойствие. Горе и Радость. У них было тысячи имен, и под каждым они известны как абсолютно разные личности, зафиксированные в жизни Высших вечных. Легенда о них распространилась уже после того, как это все произошло и прошло очень много лет. Постепенно, эта история обрастала разными подробностями, но мало кто знает, что было на самом деле.

У нее в голове не тараканы – пауки, которых большинство боятся, впрочем, как и ее саму. Никто не знает, что у нее, у Ночи, творится в голове, что она сделает в следующую минуту. Ее бояться, потому что, Ночь карает всех. Все равны перед ней. Все тайны вскрываются ночью. Все маски срываются в полночь. Черная вуаль, черная шляпа, черное платье. Белая кожа и темно-синие глаза, которые почти не были видны, но проницательный взгляд замечали многие. Руки скрывались за широкими рукавами, но их скрывали и черные перчатки.

Никто не знает, что случилось с Ночью тогда. Почему она из Света, который всегда был в пришествии Дня, она стала Ночью. Почему она стала закрытой, холодной и расчетливой.

День же был полной ее противоположностью. Герой. Его можно описать только этим словом. Всепрощающий, добрый, защищающий… Только вот с Ночью у них вражда, и нет, Совсем не вечная. Когда она была известна, как Свет, то все было нормально: они были еще такими же. Но Время идет неукротимо и не остановится, не покажет прошлое. И что тогда случилось – тоже. Только вот придется ему узнать, что тогда случилось, что стало с ней. С той, с кем они периодически скрещивали клинок и меч. С той, с кем шла тихая вражда и ироничные подколки, которые все записывали на собраниях. Но в последнее время и это изменилось: ее словно подменили.

Страна Высших, вот как прозвали то место, где обитали, существовали Высшие существа. В основном, они принимали форму людей и иногда уходили из этой страны, чтобы пожить среди обычных, где не было других забот. Только вот, всегда возвращались, как бы ни хотели остаться.

В один из таких дней, когда Ночь вступила в свои права, она стояла на крыше. Так продолжалось… Сколько тысяч лет? Две, три, пять? Намного больше: это началось еще давно, когда они только встретились. Все постепенно шло к этому. К молчаливой гордости, к маскам, к ненависти и одиночеству.

Безмолвие.

Вот что сопровождало их смену.

Взлетая в небо, День, Солнце и уже другой Свет молча обменивались взглядами с Ночью, Луной и Звездой. Белые, желтые костюмы сменялись черными и синими. Они даже не касались друг друга: одно лишь прикосновение могло пробудить все, что было ранее. Две сестры, Воспоминания, могли тут же появиться и показать, напомнить все, что было ранее.

Никому не хотелось переживать опять то, что было раньше.

Никому не хотелось вспоминать все это.

Никому не хотелось понимать, что они натворили, что случилось с ней, и почему все поступки привели к такому концу.

Нейтральный кивок, даже не пересекаясь взглядами. Нет, то, что они натворили уже выходит за все границы.

– Так что же случилось тогда? Ноксана, может расскажешь?

– А разве это так важно, что тогда случилось, Лунэ? – Ночь, а вернее, Ноксана сидела на крыше, после того как ей передали мир. Иронично спросить не получилось, как она обычно делала. Правильно говорят, что Ночь срывает все маски – Ночью все могут быть настоящими и не прятаться под ними.

– Это важно, Ноксана. Боюсь, когда-то это все равно вскроется. – вступила в разговор Астра.

-Вы точно это хотите услышать? Тогда пошлите пройдемся. – гулять по крышам было как отдельный вид искусства. Трое ходили, перелетали, заходя на каждую крышу. Молчание сопровождало их, пока Ноксана наконец не заговорила.

Эта троица еще долго шла по крышам, но всегда дожидаясь друг друга – три подруги, которые не бросят друг друга, пока одна из них это не попросит.

-Светослава! Ты вернулась! – Диэсер завидел ее еще далеко. В тот день они разошлись по всему миру людскому, помогая людям в их делах, принося радость и счастье. Только вот в Светославе были изменения. -Что случилось? Что с твоими волосами?

За место белых волос подруги были черные.

-Раз в жизни Высших, кто-то из тройки Дневной и Ночной должны поменяться местами. – голос звучал отстраненно, как будто ничего и не случилось.

-Но… Зачем ты это сделала?! Разве…

-Да, мы тогда давали клятву о том, что не бросим друг друга. Да, мы давали клятву, о том, что всегда будем рядом, будем идти рука об руку. Но ты же знаешь Судьбу, он меняет все, как ему вздумается. Забудь, что с тобой рядом была Светослава. Ее больше нет. Есть только Ноксана. Ночь. Прощай, День. Мы с этого момента по разные стороны – нам нельзя больше слишком много общаться.

-Переговоры? Ты смеешься?

-Не трогайте его. Меняться буду я.

-Светослава, это опасно!

-Астра, Лунэ, я знаю, что делаю.

-Мы с тобой в любом случае.

-Да как мне тебя забыть?! Мы столько пережили, а ты так просто…

-Я тебя предала. Во мне уже тьма. Я подчинилась ей. Перешла на другую сторону. – «Судьба, пожалуйста, пусть он поверит в это…»

-Тогда иду. Иди, пока стало не поздно.

-Так просто отпускаешь?

-Светослава… Возможно, других бы я так просто не отпустил. Но не тебя. Ты всегда делала то, что тебе вздумается. Тебе нельзя, что-либо запрещать. – одно лишь прикосновение руками и все пронеслось перед глазами.

Она исчезла, оставив о себе лишь напоминание. Обрушился дождь. Они больше не встретятся такими, как были раньше. Они стали другими.

С того момента, среди Высших появилась Ноксана – истинное порождение Ночной тьмы, которой невозможно было солгать, которая вытаскивала все наружу, которая была холодная и ироничная. Ночь, которая была противоположность Дню.

Споры и подколки на собраниях были, как глоток воздуха, как прилив чистой энергии, и каждый хотел, чтобы ничего не случалось, потому что друг без друга стало невыносимо.

Но с того времени Ноксана появлялась все чаще в компании Лунэ и Астры – с того момента жить стало легче. Она была не одна. Тьма перестала полыхать пожарами, а сестры-Воспоминания перестали постоянно преследовать ее.

Он же был в вечной компании Солнца и Света. Но взгляды их время от времени пересекались. Безумие и ненависть. Разочарование и принятие. Смятение и недоверие. Все поменялось, а все остальные принимали, как будто, так и должно быть.

-Так и будет продолжаться? – спросил он, во время одной из их редких встреч, отбивая одну из атак.

-Меня, лично, все устраивает. – атаки были таковы, что ими нельзя было сильно ранить. Такие поединки стали словно традицией для них: во время их встреч они сражались постоянно.

-Я правильно понимаю? Все эти драки, сражения, за место того, чтобы поговорить?

-Мы разговариваем. Сейчас вот, например, что делаем?

-Ноксана…

-О, помните мое имя?

-Даже не забывал. – он перекинул ей два клинка, и та на автомате поймала. – Дарю.

-Как хорошему противнику? – она вопросительно приподняла бровь, оглядывая клинки.

-Как давней подруге.

-Да, когда-то мы были друзьями. Но зачем это вспоминать сейчас? Уже все закончилось, верно? Ничего не исправить.

-Ноксана, нам пора. – появились рядом Лунэ и Астра.

-До следующего века.

-До следующего века.

-Вы опять подрались?

-Не опять, а снова. – флегматично отозвалась Ноксана. – А вы опять вели философские беседы, Лунэ?

-Они-то хотя бы не сражались! Кстати. Ты знала, что Диэсер никому никогда ничего не дарил?

-…Вот зачем ты это сказала?!

-Я схожу с ума от того, что у меня тьма внутри. – призналась Ноксана. – Иногда я просто не могу себя контролировать. Но если бы я это не сделала, то на моем месте оказался бы он, а это было бы еще хуже.

-Но как это исправить? – Проронила вопрос Лунэ. Ноксана посмотрела на нее и заправила выбившийся локон волос, а у Астры стерла текущую слезу со щеки, хмуро улыбнувшись.

-Это было понятно, что у меня не будет счастливого конца. У моей тьмы не может быть счастливого конца.

-Исправить это может только он, да? – проницательно спросила Астра, догадавшись об этом.

-Поклянитесь, что не будете никому об этом говорить. Нет, Астра. Ты же знаешь условие. Если один из них будет пронизан стрелой Амор к человеку, то ничего нельзя исправить.

-Стрела в тебе?..

-Да, Лунэ. Когда я останусь в Пустоши, то… Кулон с половиной луны и половиной солнца забери себе. Астра, забери тот браслет со звездами. Ему же… Отдайте два моих кинжала.

-Это он тебе из подарил?

-Да.

***

-Она погибает из-за тьмы и ей уже все равно?! – Диэсер непонимающе переспросил еще раз у Солнца, у Люм.

-Да. По крайней мере, так говорит Дрима. – пожал плечами Люм, а Диэсер удивлялся, когда они успели еще и с Дримой связаться…

-Мне надо с ней переговорить. Если Свето… — он осекся и исправил себя. – Если Ноксана погибнет, то все может стать еще хуже.

-Она погибает, а тебе главное, чтобы все не стало еще хуже?! – помянешь… Дриму она и появится. – Ты забыл, кто она была? Ты забыл все, что вас связывало?!

-Это был ее выбор. – голос стал в мгновение ледяным.

***

Очередное собрание.

Черные всполохи уже стали неизменными сопровождающими Ноксан. Астра и Лунэ не отходили от нее, как и она от них. Казалось, эта троица одно целое, ведь они были постоянно вместе.

Диэсер покосился в сторону этой троицы, отмечая то, что Светослава… Нет, Ноксана стала выглядеть еще хуже. Остальные, казалось, не замечали жутких изменений.

-День, Ночь, вы не забыли, что через три дня должно случиться затмение? На целый час вы должны будете пересечься.

-Как такое забудешь? – задала встречный вопрос Ноксана.

-Не разговаривай так со мной! – Высшие усмехнулись. А вот это новой Высшей, покровительствующей паукам, зря было сказано.

-Скажите, пожалуйста, а что вы мне сделаете? Пауков натравите? Не боитесь, что я дам отпор? – вежливая холодность была очень уместна в таком разговоре, но новая Высшая либо слишком самоуверенна, либо она слишком глупа, чтобы переходить ей дорогу. Пауки, которые направлялись к Ноксане были уничтожены одним лишь всполохом тьмы. Высшая пауков отшатнулась в ужасе. -А сейчас такое предупреждение. Еще раз будет попытка на меня напасть, то уже так просто нападавший не отделается. -глаза затуманились чернотой. Вокруг троицы появился черный дым, в котором они исчезли. Больше, они не появлялись ни на одном из собраний.

***

-Светослава… Тебе не кажется, что нам надо переговорить? Почему ты не рассказала все тогда?! -две стороны сошлись в разговоре. Астра со Светом, так же, как и Лунэ и Люм покинули их.

-А разве это так важно, что тогда произошло? Я знаю, что делаю. Знала, что делала. Сделала то, что нужно было.

-Но почему…

-Почему я тебя тогда спасла?! Почему сама поменялась?! А ты видишь, что со мной творится?! Я знала, что со мной будет. Знала, что если бы это случилось с тобой, то этого бы не пережили мы оба. Так, по крайней мере, выживешь ты. Не рассыпешься на осколки из тьмы, которая проклинает тебя.

-Тут ведь еще проклятие, да?

-Диэсер, мы закончили этот разговор. Я не собираюсь с тобой разговаривать на эту тему. -она прикрыла глаза, и в этот же момент она как будто стала соткана из тьмы. Через доли секунд все вернулось на свои места.

-Проклятие пустоши? – понял он. -Почему ты не обратилась раньше?! Ты же знаешь, что дневные могут его исправить!

-Если только один из них не влюблен в другого. Но даже если бы этого условия не было, то я все равно бы не обратилась за помощью.

Они не заметили, как прошло все то время, которое им выделили и остальные вернулись. Переход должен был завершен и сейчас нельзя медлить.

Прикосновение.

Одно лишь.

И одна фраза прозвучала в голове Диэсера: «Если я начну окончательно сходить с ума, то убей меня. Ради всех»

***

-Я ухожу. – Ноксана призналась им тогда на крыше.

-Что?! Куда?!

-В Пустошь. – два слова и все оборвалось. Она уходит навсегда. Теперь ничего не изменить. Ноксана уходит на тысячелетия. – Я скоро развоплощусь. Тьма меня окончательно поглотит. Скажите… Дню, что в Пустоши, через три дня. Он поймет.

***

Так и появилась легенда о Дне и Ночи. Крахе и Восходе.

Только конец у этой легенды не мог быть счастливым: говорят разное. То ли тьма окончательно захватила ее, то ли он ее убил, то ли она сама взяла его меч. Но лишь одно было известно: на его мече была ее кровь. Бордовая, слишком темная, и такая ядовитая. Также было известно, что и Астра, и Лунэ скоро ушли в мир людской. И то, что он потом ушел и больше не вернулся. Но и День и Ночь – бесконечны, меняются только те, кто их провожает. Меняются те, кто становиться Днем, кто становится Ночью.

Все меняется.

И у каждого Дня, и у каждой Ночи будет своя история.

А все будет идти своим чередом.

Шуталева Марианна Алексеевна
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 21.02.2008
Место учебы: МАОУ гимназия №174
Страна: Россия
Регион: Свердловская обл.
Город: Екатеринбург