Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Ландыш

— Так хорошо…

Лу́на замолчала.

Тёмная звёздная ночь накрыла город. В домах начал зажигаться электрический свет, разрушающий миг волшебства и нереальности. Люди спешили укрыться от начинающегося дождя, открывая зонты, объятия для близких, закрывая голову пальто, куртками, портфелями. Фонари, потрескивая и искрясь, окружали дорожку, ведущую к парку, и скрывали одинокую скамейку, которая притаилась у кустов орешника и выглядывала, будто озираясь.

— Мне тоже нравится…

Девушка обернулась. Знакомое лицо. Она улыбнулась и кивнула на скамейку. Свет фар проезжающего автомобиля осветил фигуру парня. Вьющиеся каштановые волосы, яркие янтарные глаза, которые будто светились изнутри, кошачья улыбка и белые пятна на лице — витилиго — в один из вечеров объяснил парень.

— Давно стоишь?

Лу́на даже не ожидала ответа. Парень никогда не рассказывал ничего о себе. Казалось, что вся информация о нём потерялась так же, как сама девушка – в своей жизни. И в итоге, она привыкла к нему. Такой странный, не похожий на остальных, всегда готовый выслушать и помочь, появляющийся из ниоткуда и пропадающий в никуда. И никогда не пропускающий их встречи. Скамейка, ночь, звёзды, тишина. Изредка эту идиллию разрушал лай собак или накопившиеся проблемы девушки.

— Не знаю, — парень покачал головой и вновь устремил взгляд в небо. Он почти никогда не смотрел на землю, предпочитая ей то, что наверху. И в эту ночь, когда сверху падали тяжёлые капли и люди сидели по домам, уткнувшись носом в экраны или шеи своих любимых, парень не изменял своей привычке.

— И всё-таки меня кое-что беспокоит, — Луна оторвалась от созерцания созвездий и посмотрела на парня, — твоё имя. Я смирилась, что ничего о тебе не знаю, но имя-то у всех есть!

— У меня – нет.

Он даже не опустил голову. Белые пятна заставляли его лицо светиться изнутри, и девушка засмотрелась. Он красив. Нереально красив. Может, в этом и проблема? Может, он не создан для Земли? Может, его дом там, где-то далеко-далеко, куда парень смотрит каждую ночь?

— Так не может быть, — девушка даже покачала головой, подтверждая свои слова. – У тебя должно быть имя, ты же как-то родился.

— Как-то, — вновь ответил парень, не опуская голову. Его кудри растрепались и теперь колыхались, чуть задевая спину. Вдруг он рассмеялся. Девушка неодобрительно покосилась на него, совершенно не разделяя этого восторга.

— Просто придумай мне имя! – он подошёл к Лу́не и примостился рядом, положив голову ей на плечо. Его янтарные глаза чуть вспыхнули, словно убеждая, что идея стоящая. Девушка на секунду закрыла глаза и замерла. Она почувствовала запах леса, свежести, головокружительного воздуха, цветочного аромата, свободы и очнулась, покачав головой.

— Я не могу так сделать. Твои родители должны были…

— Но у меня нет родителей, Лу́на, — он поднял на неё серьёзный взгляд и замер, будто глядя сквозь девушку. Она уже привыкла к этому: лишь наклонила его голову и погладила по непослушным кудрям. Парень очнулся и глубоко вздохнул.

— Прости.

— Ты не виноват, просто иногда я тебя совсем не понимаю.

— Вы все так говорите, — шёпотом проговорил парень, вновь укладывая голову на плече девушки.

— Ландыш, — пробормотала Лу́на, почти засыпая, разморённая тихим дыханием парня и удивительным спокойствием, исходившем от него.

— Ландыш? – повторил парень, будто пробуя слово на вкус. Весело улыбнувшись своим мыслям, он встал со скамейки. Лу́на заснула, приоткрыв рот и положив руку, согнутую в локте, под голову. Парень пригладил её непослушные рыжие волосы и, устремив взгляд на небо, проговорил:

— Дай мне один шанс побыть с ней дольше.

Он посмотрел на уже пустующую скамейку и смахнул слезу рукой. Янтарные глаза сверкнули решительностью.

— В этот раз всё будет по-другому.

***

Лу́на присела скамейку. Небо сегодня ясное и чистое. Глядя на звёзды, девушка вспомнила янтарные глаза и вздохнула, ожидая тихого голоса за спиной.

— Так хорошо…

Ей даже не надо было оборачиваться, чтобы увидеть парня, который сел на траву и, перебирая травинки пальцами, глядел на небо, широко раскрыв глаза.

— Чистое небо…

Сзади послышался тихий шум – парень закивал головой, соглашаясь с Луной и наслаждаясь этим самым небом. Девушка улыбнулась и тоже подняла голову.

— Я подумал над твоими прошлыми словами, — проговорил парень, оторвавшись от неба и опустив взгляд на свои кроссовки. Девушка заинтересованно обернулась. – Про моё имя. Я – Ландыш.

— Цветок?

— Очень красивый цветок.

— Согласна.

Тишина вновь заполнила всё пространство между ними. Казалось, никакие вопросы и проблемы не имели смысла – им не нужно было спрашивать, чтобы знать что-то.

— Так хорошо…

— Мне тоже нравится…

***

— Иногда мне кажется, что меня никто не понимает, — Лу́на положила голову на колени к Ландышу и вдохнула запах леса. Закусив губу, она продолжила: — Родители хотят, чтобы я бросила рисование и ушла в юридический, брат вечно достаёт вопросами о парне, а друзья всё время хотят веселиться и не думать о будущем. В такие моменты мне становится так грустно, что тебя нет рядом.

Парень вздрогнул.

— Что?

— Я бы хотела, чтобы ты проводил со мной время не только ночью, — Лу́на приподнялась и посмотрела на испуганного парня. Тот покачал головой.

— Нет! Нет! Нет! Я не могу, — он закрыл уши руками и потерянно посмотрел на девушку. – Не могу! Не могу!

Лу́на протянула руку и слабо улыбнулась. Медленно погладила Ландыша по ладони, опуская сначала одну, потом – другую. Вновь подняла на него взгляд и увидела алмазные дорожки, спускающиеся из уголка глаз и тянущиеся до самого подбородка.

— Всё хорошо, — она снова погладила его по руке. – Ты не виноват. Ты мне нравишься, и я хочу проводить с тобой больше времени, но я также хочу знать, чего ты хочешь.

— Я тоже хочу, — Лу́на одобрительно улыбнулась на этих словах, аккуратно поглаживая руки парня кончиками пальцев. – Но я не могу. Прости, Лу́на, прости, но я не могу.

Ландыш вновь задрожал так, будто сильный ветер налетел на их город, грозя снести всё на своём пути.

— Ты не виноват, тебе не нужно извиняться передо мной, — она посмотрела на него ясными голубыми глазами и улыбнулась. – Пока ты рядом, я спокойна и могу поделиться этим спокойствием с тобой.

Лу́на вновь легла на колени к парню, не переставая гладить его по руке. Что-то тяготило Ландыша, но он упорно скрывал это от подруги. Разве был смысл неземного существу делиться чем-то с обычной девушкой?

Когда Лу́на, наконец, уснула и исчезла, оставив испуганного и злого парня одного на скамейке, Ландыш встал.

— Ты забираешь у меня всё! Я не буду надеяться, что ты оставишь мне её!

— И правильно, такого не будет, — за спиной парня прозвучал низкий хриплый голос. Пожилой мужчина в твидовом костюме аккуратно поправил галстук и жестом указал Ландышу на скамейку. Тот повиновался и опустил голову. Знал, что если не подчинится, то будет хуже. – Ты не заслуживаешь ни минуты, проведённой здесь, но ты же нас не слушаешься. С чего бы нам тогда делать тебе подарки? Оставлять тех, к кому ты привязываешься?

— Но я же помогаю! – Ландыш злобно воззрился на Главного, и на его щеках вновь заблестели слёзы, а глаза сверкнули недобрым огоньком. – Я стольких избавил от боли…

— Но скольких погубил, — закончил за него мужчина. – Склонять людей к тому, чтобы перейти в ТВОЙ мир – не помощь! Ты убиваешь их! Убиваешь своей привязанностью, словами, действиями, самим собой. Ты ведь не даёшь им право самим всё решать.

— Вы не заберёте меня отсюда! Вы не посмеете! – парень встал и потрясенно закачал головой. – Вы не посмеете!

— Послушай, парень…

— Я – Ландыш!

— Рад за тебя. Но ты умер, прими это. Тебя взяли в помощники, чтобы ты мог помогать людям вернуться к жизни, а не переманивать их к себе. Ты должен помогать им, а не убивать!

— Даже если они этого хотят?! Если они хотят умереть! Если они не готовы жить там, — Ландыш указал рукой на город, — в этом задыхающемся месте. Они хотят творить, жить, расти, видеть небо, а не эти стеклянные витрины! Я даю им шанс увидеть это в своём мире!

— А это уже не тебе решать! Ты ничего не изменишь! Это закон Равновесия, и ты можешь либо смириться и выполнять свои обязанности корректно, либо мы выгоним тебя, и твоя душа останется неприкаянной. Ты не можешь противоречить Судьбе, так что перестань властвовать чужими жизнями и займись своей, — мужчина встал. – Тебе больше не позволено заходить в Сон, уходи.

Ландыш зарычал, понимая безвыходность своего положения. Он даже не попрощался с той, кто почти его услышала, той, кто принимала его, как есть, той, которую он полюбил. Слёзы вновь потекли из его глаз.

— Мне жаль, — тихо проговорил мужчина, — Ландыш.

— Нет! – парень вскинулся, — Вы не имеете права говорить это имя! Вы не дали мне шанс проститься с ней! И вы ещё соблюдаете Равновесие! Да вы сами не знаете, что нужно людям! Вы сами не хотите свободы. Вы же даже после смерти работаете для других, а не для себя.

***

— Где же ты? – тихо напевая под нос, Лу́на присела на лавочку и обернулась. Она уже давно не встречалась с Ландышем и понятия не имела, где он, и всё ли у него в порядке. Девушка поправила волосы и накинула на плечи толстовку.

— Добрый вечер, — спокойный мужской голос раздался за спиной у Луны, и та обернулась. Приземистый седой мужчина, одетый в чёрный костюм и держащий в руках бумагу, покашлял и присел рядом с испуганной девушкой. – Я… Впрочем, неважно, кто я. Важнее, кто вы.

— Что вам нужно? – спросила Лу́на, вставая со скамейки и недоверчиво глядя на незнакомца. Тот не пугал, не отталкивал, не заставлял бежать и забывать это место. Он производил впечатление давнего друга, от него пахло имбирным печеньем и чаем с корицей.

— Ничего, что могло бы вам навредить, — мужчина усмехнулся. – Я пришёл к вам кое-что рассказать. Это касается… Ландыша.

— Что с ним? Он в порядке? Что с ним произошло? — глаза Луны заблестели при упоминании парня. Она так соскучилась!

— Успокойтесь, девушка, — мужчина успокаивающе улыбнулся и отряхнул невидимые пылинки с черных брюк. – С ним всё в порядке. Он жив, фигурально говоря. Не перебивайте меня, и тогда я вам всё расскажу. Ландыш умер пятьдесят лет назад. Попал в аварию, когда ему было восемнадцать. После смерти ему предложили стать помощником – отговаривать людей от грехов. Он должен был помогать людям во сне. Да, там, где мы с вами сейчас. Это не реальный город – лишь его копия в сновидении. Это Сон. Ландыш должен был показать ценность жизни и пробудить интерес к ней у людей, попавших в беду. Но он начал делать всё для себя. Как только встречал интересного человека, то показывал наш мир и помогал ему завершить земной путь. Это не то, что мы ждали от Ландыша. Он убил много людей. И пусть эти убийства были сделаны не его рукой, но его мыслями. Он же и вам помогал, девушка? Я знаю, можете не отвечать. И я думаю, он полюбил вас. Вы первая за столько лет смогли растопить его сердце, и он не убил вас в первую встречу. Я думаю, вы понимаете, что так не может продолжаться. Мы больше не допустим Ландыша в Сон. Такова не моя воля – я лишь исполнитель. Но и вы меня поймите – мы не можем жертвовать людьми, надеясь, что парень образумится в один момент. Вы больше не встретитесь с Ландышем. Никогда

— Нет! Нет! Но если он хотел помочь? Что, если он так показывал людям лучшую жизнь? Вы эгоисты! Это вы, кем бы вы ни были, не думаете о других! – девушка заплакала, опустившись на траву. Она вспоминала все ночи, проведённые во Сне, вспоминала Ландыша, его янтарные глаза, красивые руки и кудрявые волосы. – Где он сейчас?

— Там, где должен быть. В другом мире.

— Как туда попасть?

— Даже не думай, девочка! Не разрушай свою жизнь из-за этого…человека! Он последний…

— Он первый, — прервала Лу́на мужчину, — первый, кто подумал о людях, первый, кто показал мне себя настоящего, первый, кто полюбил меня больше, чем я сама. Я хочу быть с ним. И, к чёрту, если из-за этого я должна умереть. Я сделаю это!

***

— Так плохо…

Лу́на замолчала.

Тёмная звёздная ночь накрыла город. В домах начал зажигаться электрический свет, разрушающий миг волшебства и нереальности. Люди спешили укрыться от начинающегося дождя, открывая зонты, объятия для близких, закрывая голову пальто, куртками, портфелями. Фонари, потрескивая и искрясь, окружали дорожку, ведущую к парку, и скрывали одинокую скамейку, которая притаилась у кустов орешника и выглядывала, будто озираясь.

Глядя на это сверху, девушка думала лишь о том, чем пожертвовала из-за слепого убеждения.

— Мне тоже не нравится…

Ей не нужно было оборачиваться, чтобы услышать парня, который сел на траву и заплакал.

Тимофеева Ульяна Юрьевна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 19.05.2006
Место учебы: Самарский региональный центр для одаренных детей
Страна: Россия
Регион: Самарская обл.
Город: Самара