XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Курочка Ряба или В гостях у древности

Может кто и не знает, но даже в 21 веке далеко-далеко от городов, в самой глубинке, остались деревни, которые целиком можно завозить в исторический музей. В одной из таких деревушек, под названием Рябино, и жили наши дед да баба, ну, или старик со старухой, это кому как больше нравится. Жили они не тужили – в достатке, радости да удобстве. Сына да дочку имели. Дом – полную чашу: на полах ковры, на окнах занавески, на столе – еда вкусная. А во дворе даже беседка стояла, хоть и смахивала она на сарайчик, но солидности дому прибавляла. И все бы хорошо, да была у старухи мечта:

— Как же так – в Рябино живем, а Рябы-то и нет!

И так каждый день. Наконец, старик не вытерпел:

— Ладно, старая, собирайся, поедем в город! Авось, на базаре какую Рябу и прикупим.

И отправился телегу готовить – красить да колеса подкручивать. А баба Маруся на радостях юбку себе новую пошила, а деду рубаху.

Долго ли короткое ли, но в город они все-таки приехали. И сразу на базар. Да только на том базаре никто про такое диво слыхом не слыхивал, хотя кур было видимо-невидимо, от необыкновенно красивых до самых обычных.   

— У нас за чудесами в библиотеку ходят, — подсказала одна торговка, — уж милейшая Лариса Антоновна вам обязательно присоветует книжечку про вашу Рябу. Глядишь, что полезного и вычитаете. Вон за углом небольшое серое здание.

Но бабе с дедом «Центральная городская библиотека» показалась настоящим королевским дворцом – больше любой избушки в их деревне раз в 5, а уж стекол-то стекол! И лестница мраморная. Оробели старики. Одно успокаивало, что юбка с рубахой новые. А из-за стеллажей к ним уже невысокая светловолосая женщина торопится:

— Добро пожаловать!

— Нам бы про Рябу…, — начал было дед, а библиотекарши уже и след простыл.

— Сказки здесь, — крикнула она из другого конца зала. Лариса Антоновна передвигалась с какой-то невероятной скоростью, совершенно не считаясь с ошарашенностью и медлительностью стариков. И пока дед с бабкой вертели головами, она уже вернулась с тоненькой книжицей. «Курочка Ряба» золотом было выведено на обложке.

— И что, здесь сказано где искать Рябу? – недоверчиво пробормотала старушка, и едва они вышли на улицу, нетерпеливо раскрыла книгу.

На первой же странице красовалась пестрая наседка.

— Так вот ты какая! – только и успела молвить баба Маруся, как курица моргнула желтым глазом, встрепенулась, резво спрыгнула на землю и понеслась по дороге.

— Куда?! – заголосила старуха.

— Куд-куда! – отозвалась та и вдруг взлетела.

— Курица ж – не птица! – потрясенно пролепетала бабка и жалобно взглянула на деда: — А? Что ж теперь-то…? Яичко-то золотое как же ж…?   

— Погоди, старая, — отмахнулся тот, — тут из книжицы еще кое-что выпало… не яйцо, конечно, но тоже из золота! – и протянул жене металлический, размером с банковскую карточку, прямоугольник.

— Авиакомпания «С ветерком» приветствует вас! – неожиданно прозвучал голос из карточки, и дед с бабкой в тот же миг оказались на ковре-самолете накрепко пристегнутые ремнями безопасности к мягким креслам: — Во время взлета вставать и перемещаться по салону запрещается! – успокоил их тот же голос. – Итак, наше путешествие начинается! Мы следуем по маршруту…

— За Рябой!!! – хором заорали дед с бабой, и ковер-самолет взмыл в небо.

— И, правда, с ветерком! – обрадовался дед, — побыстрей, чем на телеге-то! 

Куда быстрее – не успели они обсудить ситуацию, как опять вмешался бортовой компьютер:

— Наш Ковер-самолет произвел посадку в Древнем Египте. Температура за бортом плюс сорок пять градусов!

И летающий коврик бесцеремонно скинул их на горячий песок и исчез.

— А как же мы?! —  испугалась бабка, — и где Ряба?!

— И зачем этой курице Древний Египет?! – поддержал дед, обливаясь потом.

— Теплые края, — буркнула старуха и толкнула деда в бок: — Смотри!

Поодаль от них стояла группка бурно спорящих египтян. Они тоже заметили стариков. Какое-то время спорщики разглядывали гостей, потом один, особенно смуглый, в самой длинной юбке и коричневых сандалиях, направился к ним.

— Ну, и на каком языке с ними калякать? – почесал затылок дед, а бабка опасливо спряталась за его спину.

Но оказалось, что язык гостеприимства и добрых улыбок понятен во все времена и в любой точке земного шара. Слегка напуганных стариков препроводили в ближайшую хижину и угостили фруктами. А пока они с удовольствием поедали невиданные плоды, расторопные египтяне «раздобыли» шамана. Он грозно посмотрел на «пришельцев» и принялся изо всех сил колотить в бубен, выкрикивать какие-то непонятные слова и выплясывать дикий танец. Выглядело это жутковато, и дед с бабкой даже спрятались за хижину. Но шаман в конце концов угомонился, а присутствующие вдруг волшебным образом стали понимать друг друга. Тут и выяснилось, что новых знакомых зовут РемРем, Антон и ЗАрас и у них категорически не получается произнести имена «Иван» и «Маруся».

— Да и ладно, — махнул рукой дед, — давайте лучше про Рябу. Открыла, значит, моя старуха книжицу…, — начал он.

Египтяне внимательно выслушали рассказ старика, переглянулись и дружно зацокали языками:

— Все правильно, Ряба там, где ей и полагается находиться – в гробнице фараона.

— Батюшки светы! – всплеснула руками бабка, — живехонькая была! Отчего же в гробнице-то?!

— Так помер фараон-то, — пояснил РерРем, — а Ряба была его любимой курицей. И по нашим законам она должна сопровождать его в загробной жизни.  

— Вот беда-то, — запечалилась баба Маруся.

— А, нельзя ли как-нибудь ее того… подменить? – искоса посмотрел Иван на египтян.

Но хозяева и слушать ничего не захотели, а только испуганно махали руками. Старик же был настойчив:

— Фараону все равно, — убеждал он египтян, — а бабке моей радость – мечта ведь это ее, Ряба-то!

— Да Бог с ней, с мечтой! – махнула рукой старуха, — курочку жалко!

— Да и домой нам без нее не вернуться, — гнул свое старик, — похоже, только она дорогу и знает! Потому что карта эта, — дед потряс золотым прямоугольником, — работает только в паре с курицей!

Мало-помалу египтяне перестали испуганно размахивать руками и задумались.

— Ничего не выйдет, — наконец, вздохнул Зарас, — негде нам взять другую курицу, их только богачи разводят.  

— А если испечь? – оживился Антон, — моя мать целые дворцы хлебные выпекает… думаю Рябу она вылепит без труда…

— Ее ж еще и оживить надо, — напомнил РемРем.

— А этот ваш, с бубном, на что? – подсказал старик.

Египтяне о чем-то пошептались, потом велели старикам ложиться спать, а сами разошлись в разные стороны. Но едва первые лучи солнца показались над горизонтом, как три друга вернулись в хижину. Антон принес «хлебную» Рябу, РемРем – яйцо, а Зарас – по горсти монет и камешков. С этим и отправились в путь, к самой пирамиде Хеопса. Всю дорогу баба Маруся разглядывала «Рябу» и восторгалась мастерством матери Антона.

— Только что не бегает, — восхищенно качала она головой.

— Не время, — таинственно улыбался РемРем.

— Нешто этот с бубном помог? – обрадовался дед, но ему никто не ответил.

Долго ли коротко ли дошли они до пирамиды. Вот где пригодились монетки Зараса – у входа стоял стражник. За горсть звонких монет он не только пропустил друзей внутрь, но и рассказал про возможные ловушки. Не успели баба с дедом подивиться на красоте фресок на стенах, как уперлись в закрытую дверь. «Лодка Ра вперед плывет, тот, кто смелый пусть войдет!» — гласила надпись на ней.

— Ну, вроде, трусов среди нас нет, — хмыкнул Антон и подналег на дверь плечом. Но та даже не шелохнулась. Тогда РемРем стал обследовать ее руками и, наконец, у самого пола нащупал небольшую выемку. Он вставил туда куриное яйцо, и дверь сговорчиво отворилась. За ней оказался коридор, выложенный золотыми плитками с различным орнаментом.

— Ступать только на плитки с «золотым яйцом», — велел Рем и смело шагнул вперед. За ним последовали остальные. Перепрыгивая с плитки на плитку, друзья миновали коридор, а потом еще один, и еще… Гости пирамиды шли по ним, словно муравьи по ходам муравейника. И дошли-таки опять до закрытой двери. На это раз она легко распахнулась от обычного толчка.

— Стойте! – остановил ринувшихся было в проем друзей Зарас, — больно уж просто! Пусть сначала «идут» камушки, — и бросил один за порог. Тут же плитка, на которую попал камень, провалилась.

-Ааах! – в страхе отпрянули от двери гости пирамиды. А Зарас между тем бросил камушек на соседнюю плитку. Та осталась неподвижной. Вот так с помощью камней был определен путь до следующей двери, за которой, собственно и находилась ослепительно-сверкающая гробница. Бабка с дедом замерли, раскрыв рты от такого великолепия. Египтян же не тронул золотой блеск, они остановились в нерешительности: у них больше не осталось ничего из того, что дал шаман – ни камней, ни яйца, ни монеток…

— Теперь ваш черед, — кивнул старикам РемРем.

И баба Маруся прошептала:

— Цып-цып-цып!

— Кудах-тах-тах! – раздалось из глубины гробницы.  

Тогда Антон извлек из мешка «хлебную» курицу, дернул ее поочередно за лапы, крылья и голову, и осторожно опустил за порог сверкающей комнаты.

— Кудах-тах-тах! – встрепенулась та и понеслась вглубь помещения.

Навстречу ей выскочила Ряба.

— Хватай скорее! – крикнул РемРем деду, и тот ловко запихнул курицу в мешок.

Едва компания оказалась на улице, как перед ними приземлился ковер-самолет.

— Авиакомпания «С ветерком» приветствует вас! – тут же ожила золотая карта.

— Ну, что я говорил, — хмыкнул дед, прижимая к себе мешок с Рябой, — они работают только в паре, как нитка с иголкой!

Старики сердечно распрощались с египтянами и отправились домой, в свою деревню, где их уже заждались дочка с сыном.

— Ну, вот, — счастливо вздохнула баба Маруся, — теперь все правильно: и Рябино есть, и Ряба.

А курочка им в благодарность каждый день по десятку яиц несет, да не золотые, а простые, к обеду.

Хлобыстова Софья