Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

НеФормат
Категория от 10 до 17 лет
Контроль

Изображение – маска.

Запах затхлости окутывает меня, но предо мной закрыты двери дома, и не помнил, как нашел его. Осознание сна, но полная решимость движение вперед, видя за руку не знакомого ребенка, который пропадет с поле моего зрения, как только коснусь ручки злосчастной двери и поверну в замке ключ. Я не чувствую самого себя, ночуя день за днем в палате интенсивной терапии психически не здоровых людей, я все больше узнавал о строение общества. Оно вовсе не похоже на иерархию, точнее, не совсем. Но больше напоминает паутину, ведь по правде говоря, всем нам обещали то, что мы станет бабочками, а вместо крыльев получилось отрастить лишь паучьи лапки, но я говорю лишь за многих, за некоторых говорить тяжелее, звук издаваемый их крыльями заглушит мои слова, они меня не услышат.

Я бы сам не хотел себя слушать.

Дом в действительности выглядел отвратительно, но в нем было куда теплее чем на улице, кои покрыл сумрак, я уж было позабыл о том ребенке, которого сюда вел.

Мне не нравилась тишина, она раздражала меня даже во сне, но с одной стороны хорошо, что я осознал то, что чувствую. Ранее эта опция моего мозга была скрыта от него же самого. Хотя, наверное, бессмысленно так говорить, ведь мозг – не дурак.

Я все ещё стоял в дверном проеме, как руки моей коснулись чьи-то холодные пальцы, заставляя меня содрогнуться, но не испугаться. Ребенок вернулся, заставляя меня ступить за порог дома, я же не был полон энтузиазма, пока не сделал вдох.

Открыться.

Во мне бушевали эмоции, но я не мог понять откуда же их такое огромное количество. На улице светло, но танцевать и петь не хочется, даже имея такой огромный запас ощущений.

« Переизбыток» — первое, что явилось в мою голову.

Под ногами не шуршала листа, хотя пара осени уже давно явилась предо мной, во всей красе. Ощущение будто в том мире все звуки были поглощены чем-то куда более сильнее меня, и это больше чем неожиданность, потому что своими снами я давно не управляю. Я привык к спонтанности, и со временем я понял, что привыкнуть можно абсолютно ко всему, на чем не висит бирка. Я наконец-то проснулся, я понял это тогда, когда от моих прикосновений к дереву, чувствовал пальцами бугристую поверхность, радость от возвращения создало поток нового, новых эмоций, которые заставляли мое сердце колотиться сильнее. Сильнее и громче на столько, что ещё чуть-чуть и я бы перестал чувствовать.

Линии, вычерченные на коре массивного дерева, название которого я не знал, да и знать, честно, не представлял надобности, напоминали мне то, как отражается в зеркале, через тонкую кожу, мой позвоночник. Я с интересом разглядывал его, будучи ребенком. Изучение своего тела неотъемлемая часть общего взросления. Я сравнивал себя со многим, но не с людьми, хотя не забыл, что все еще состою из плоти, и мое сердце гоняет кровь по телу. В нашем мире сравнение с чем-либо считается оскорблением, даже с чем-то очень прекрасным, и это безумно сильно расстраивало меня, когда я был подростком.

Отпрянув от, секундой ранее, интересующего меня объекта, мой взгляд устремился вперед, хоть из-за ветра и прищуренный. Но в таком положении я мог обратить внимание на свои ресницы, солнечный зайчик на которых играл прямо до самого захода солнца за тучи, не дождевые, но не мне вершить погоду.

И сохранить.

Ком в горле, а детская рука не хотела разжимать мою, за нами двери были открыты, секундой позже я принял решение закрыть их, но для этого руку ребенка мне пришлось отпустить. Благо, там была щеколда, и искать ключи, место нахождение которых будто бы «вырезали» с моей головы, я помнил момент открытия двери, но не того, куда я положил этот злосчастный ключ.

Ком в горле добавлял причины гневных эмоций, я уж чуть было не пнул ту дверь, напряжение в области головы росло, и я чувствовал как краснеют мои щеки. Внимание с этого перевел пристальный взгляд рядом стоящего человечка, глядя в его глаза мгновенно уходила злоба, но не потому что я счел свою агрессию для него не безопасным.

Я не мог понять его эмоции, бровки слегка приподняты, единственное, что могло дать хоть какой либо намек, во всем

остальном его взгляд не был мне комфортным. Его радужка глаза имела не обычный оттенок, напоминающий мне шлифованное и покрытое лаком дерево, такие деревья уже не выглядели живыми, в них не хотелось утонуть, их не хотелось разглядывать. Потому что, окунувшись один раз, всплыть у вас больше не получится.

Я не заметил как ребенок вернул свой взгляд в темноту, мой мозг пропустил это, хотя полностью должен был быть заинтересован в наблюдении, но нет, мальчик буквально таки за мгновение ока проделал, пуская не сложное, но все таки для такой маневренности нужно было иметь сверх силы, но механический ящик уже внушил мне, что единственное сверхественное в нашем мире, это не пропущенный вызов, в котором дрожащим голосом женщины просят приготовить им пиццу.

Кухня, которая прежде была освещена лишь тусклой лапочкой, начала едва поблескивать, уведомив меня о том, что мрак покидает мой сон. Но явление не было замечено одним лишь мной.

— Ха.. – Протянул детский голос, это не прозвучало как смех, даже не отдаленно на это похоже, это был довольный выдох, а радоваться было не чему, потому что губы ребенка скривились в улыбке, и я наконец-то смог заметить на сколько механические его движение.

Они застревали на одном определённом кадре и дымка сверху них, и будто бы снова, движения ускоряются невероятно.

Шагов я все ещё не слышал.

Он растворялся впереди меня, мои руки немеют, я это чувствую, страх окутывает меня все сильнее, по мере того, как невысокая фигура скрывается в коридоре и я наконец то вижу свет, он не дает мне ослепнуть, но заставляет сделать шаг вперед, на встречу хохоту, и глядящих с тьмы бездушных карих глаз.

Мою личность.

Мое дыхание начало виднеться предо мной, руки немели от холода, который наступил так резко, следом сумрак от грядущих облаков, но я не чувствовал запах дождя, это заставляло меня паниковать, и этот страх совершенно не был мне понятен, он шел не изнутри меня, а атаковал меня из вне.

Ведь в дождливую погоду не охотятся хищники, как и львы не ищут берлоги, но ведь есть тот случай, когда львы все же нашли себе подобное пристанище.

Девиантное поведение вызывает животный страх, добавление к этому темнота, лес казался более густым, и даже глянув вверх, мои и без того распахнутые глаза устремились сначала к щелке меж деревьев, которые уже так нагло раскачивал ветер, а следом к тому, что наверное олицетворяло в моей голове страх. Нечто хватающееся за дверной проем, дабы выбраться из заточения, хотя какого бы, деревья да кругом нечего более, лишь странным образом павшие ветви, что напоминали мне тот самый проем.

Дождь хлынул как только я дал себя заметить, но и броситься на утек я не мог, а с появлением его в том месте звуки затихли, а оно же на против, подняло голову, явно обращая внимание на то, что деревья зашевелились. Абсолютно безликое. Оно напоминало мне человека, но, лишь напоминало.

Но человеком, на сколько мое сознание могло понять, являлся лишь тот, кто стоял позади.

На нос упала капля дождя, но я стоящих позади, ощутить ее не мог.

Он больше не чувствовал.

Гейзер Арианна Викторовна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 22.09.2005
Место учебы: Гимназия №5
Страна: Казахстан
Регион: Акмолинская обл. (Целиноградская обл.)
Город: Астана