XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Конечный путь

Свет. Мрак. И снова в глаза бьет яркий свет. За окном мигают придорожные фонари, быстро мелькают и фары проезжающих мимо машин. Свет. Мрак. По шоссе медленно плетется старый, немного покореженный автомобиль. Снаружи — типичное лондонское такси – черные лакированные борта, плавные, но в то же время четкие очертания, хищный аристократический профиль. Степенно и неторопливо, даже с некой ноткой превосходства, оно двигается по пустым дорогам. На первый взгляд такой машине нечего делать на улицах Нью-Йорка.

За рулем старушки Бетти, как ласково называет ее водитель, сидит уже не молодой темнокожий мужчина в широкополой ковбойской шляпе. Как и он сам, внутри машина полна противоречий. С традиционной английской строгостью причудливым образом сочетаются христианские иконы над зеркалом, маленькая статуэтка Будды у окна, фигурки индийских слонов, Бранденбургских ворот и Эйфелевой башни. Вверху, под самой крышей, можно заметить языческие и африканские обереги, несколько десятков марок, пучки душистых трав и цветов, из-за которых в воздухе витает непередаваемый аромат нарциссов. 

Внезапно машина остановилась около оживленного перекрестка. На тротуаре перед банком собралась большая толпа, что нередко встречается в густо населенном городе. Дверь распахнулась с протяжным скрипом, и в салон аккуратно села высокая молодая леди. Она была достаточно красива – длинные темные волосы уложены в современную причёску, идеально выглаженный деловой костюм немного запачкан и как нельзя лучше подходил к ее фигуре. Лишь темные круги под глазами и осунувшееся лицо портили образ, словно сошедший со страниц глянцевого журнала.

— Бронкс, пятая авеню, — устало пробормотала она, на секунду прикрыв глаза.

Водитель молча кивнул, лихо разворачивая машину. Несколько минут они ехали молча. Его взгляд внимательно следил за каждым движением пассажирки, изучая, считывая информацию. Это дело опыта. Кажется, что уже добрую сотню лет он сидит за рулем, повидав на своем веку множество самых разных лиц, услышав столько разных историй.

— Как ваше имя? – наконец спросил мужчина со странным рычащим акцентом.

— Шарлотта Норис, — девушка слабо улыбнулась, откинувшись на мягкие сиденья. Разговор не вязался. Шарлотта медленно закрыла глаза, снова возвращаясь в прошлое.

Ее жизнь была самой обычной. До этого дня. Родом девушка из маленького городка в штате Висконсин, а позже с семьей переехала в Нью-Йорк. После смерти отца, Шарлотте пришлось бросить школу и пойти работать официанткой. Прошло много лет, прежде чем она смогла получить работу юриста в небольшой строительной фирме, выйти замуж и построить семью. Всё как и у всех. Но сегодня… Сегодня она совершенно случайно оказалась в этом злополучном банке, где и случилось ограбление. А дальше все как в тумане… Крики, выстрелы, визг полицейских сирен… Каким-то чудом ей удалось вырваться на улицу невредимой и незамеченной.

Теперь же Шарлотту преследовало странное, смутное предчувствие. Опустошенность. Растерянность. Смертельная усталость. Оно и понятно – последний день выдался слишком насыщенным. Последний… Сердце учащенно забилось при этой мысли. Вдруг автомобиль резко затормозил и снова прибавил скорость, разворачиваясь. Девушка вздрогнула. Нет, пора взять себя в руки и успокоиться.

— О чем вы думаете? – раздался мягкий, немного хриплый мужской голос со странным шипящим акцентом.

— Ничего такого, — запнулась Шарлотта. – Просто… Все так сложно.

— Не относитесь к жизни слишком серьезно, — водитель безразлично пожал плечами. – Живым от нее все равно никто не уйдет.

Заметив возмущенный взгляд девушки, мужчина усмехнулся:

— Простите, черный юмор это моя особенная… страсть. Расскажите о себе.

Можно было бы списать это на шок от пережитого или располагающую обстановку, но за короткую поездку Шарлотта успела слишком много рассказать о себе. Она жаловалась на бытовые проблемы в семье и на работе, на слишком большую ответственность и безмерную усталость. Открыться чужому человеку оказалось куда легче, чем даже самой себе.

Мужчина кивнул, и, задумавшись, спросил:

— Так какая же ваша самая страшная тайна, миледи?

— О чем вы?

— Да бросьте, ведь у каждого есть свои тайны … — голос становился все тише и тише. – То, что мы хотим скрыть от окружающих, от родных и близких, а самое главное… от себя.

Шарлотта замерла. Всю жизнь она гонялась за целями и мечтами, искренне считая, что достойна большего, что ей вечно чего-то не хватает. Но, все-таки стоило признать, что все это время…

— … Я была счастлива, — последние слова быстро сорвались с губ, камнем упав с души.

Автомобиль остановился. За окном было на удивление светло. Поездка длилась не больше часа, хотя казалось, что прошла целая вечность. Расплатившись, Шарлотта покинула такси, а на ее губах играла легкая улыбка…

***

Свет. Мрак. Опять перед глазами мелькают фонари, машинные фары, безмерно длинные дороги, убегающие вдаль. Свет. Мрак. И снова Лас-Вегас, снова большой город. Широкие трассы, огромные зеркальные небоскребы, подпирающее облака, яркие вывески магазинов, отелей и казино, затмевающие звезды. С виду – обычный мегаполис, чем-то похожий на Нью-Йорк, каких много в Штатах. Но приглядитесь поближе, и вы заметите, почему это место так очаровывает многих.

Говорят, Лас-Вегас – город грехов, где также жарко, как в аду, где сбываются самые сокровенные мечты и темные желания, где возможно все. К нему нельзя остаться равнодушным – вы либо влюбитесь, либо возненавидите его блестящую мишуру.  Это мир азарта, роскоши, денег и иллюзий, и этим миром правят карты. По их прихоти тут реками льется шампанское также часто, как и слезы. Огни большого города манят людей, словно летящих на свет мотыльков, но реальность здесь как нигде жестока…

По трассе неслось уже знакомое лондонское такси. На первый взгляд, ничего не изменилось – за рулем тот же мужчина в ковбойской шляпе, а в воздухе витал легкий аромат нарциссов. Сегодня небо было затянуто тяжелыми тучами, и мир словно превратился в черно-белую фотографию. Водитель выглядел хмурым, из черных как смоль глаз пропал живой огонек.

Машина остановилась. В салон ввалился запыхавшийся мужчина лет пятидесяти. Он был низкого роста, с редкими русыми волосами и глубоко посаженными мелкими недоверчивыми глазами. Его одежда была порвана, а на красном лице виднелись темные пятна.

— Д-до Энтерпрайз, пожалуйста, — запинаясь, пробормотал он, переводя дыхание.

Встретившись с настороженным взглядом водителя, мужчина вздрогнул и нервно поправил маленький бедж на груди с надписью: «Чарльз Делон Блэдберри». Работая дилером в одном из лучших казино Лас-Вегаса, он не часто встречал таких людей – внимательных, спокойных и рассудительных. Подобные личности не задерживались в развлекательных заведениях, предпочитая тратить время с умом. В основном Лас-Вегас привлекал таких же, как и сам Чарльз – легкоуправляемых, уставших, погрязших в серой рутине клерков.

Мужчина приехал в этот город четыре года назад, когда вся прежняя жизнь пошла прахом. Его мать умерла, он потерял неплохую работу бухгалтера и в какой-то момент понял, что настало время меняться. Лас-Вегас вырос на его пути, словно мираж посреди дикой пустыни. Чарльз, как и все гости этого чертового места, был ослеплен его роскошью, богатством и проиграл две тысячи долларов в первый же день. Но в отличии от остальных, ему было нечего терять, некуда вернуться.

Только теперь Лас-Вегас открылся с другой стороны. С восходом солнца город становился пустынным, безлюдным, словно вымирал. Но в этом удивительном спокойствии перед бурной ночью можно было разглядеть своеобразный шарм, иронию судьбы. Чарльз улыбнулся. Мужчина любил этот странный, своеобразный город, который не каждому дано понять. Здесь он завел семью, нашел работу и просто влюбился в мексиканскую кухню.

Поездка прошла в тишине. Водитель правильно расценил молчание пассажира и решил не вмешиваться. Лишь когда автомобиль остановился, он, обернувшись, спросил:

— Вы были счастливы?

Чарльз задумался. Несмотря ни на что, Лас-Вегас действительно оказался городом, где сбылись его мечты о большой семье и спокойной жизни.

— Да, — просто ответил он и, расплатившись, покинул такси с легкой улыбкой на губах.

***

Свет. Мрак. Заброшенное шоссе, ведущее в Майнтрас – маленькие городок, которого нет даже на карте. Среди густых деревьев он спрятался от любопытных взглядов путников у берега Тихого океана, на самом краю света. Широкая полоса леса, тянувшаяся над самым горизонтом, словно стена, скрывала город-призрак от посторонних глаз.

Свет. Мрак. Погода сегодня была на удивление прекрасна. В голубом небе ярко сияло солнце, вызывая невольные улыбки у прохожих. Мимо проплывали белые, жёлтые и даже розовые облака, принимающие забавные формы. Лёгкие и невесомые, они, словно странники, погоняемые ветром, путешествовали над просторами земли. В воздухе кружились пожелтевшие листья, стелясь под ногами пёстрыми ковром.

Водитель все того же черного такси улыбался, весело насвистывая легкую мелодию. Он любил осень. Это было время сказочного очарования, ярких красок и какого-то особенного настроения. Осень могла быть разной: пламенной или сумрачной, сухой или дождливой. Но каждый ее облик был по-своему притягателен…

Автомобиль затормозил на обочине трассы. Дверь распахнулась, и в кабину с трудом залез щуплый мальчик лет восьми. Его темные волосы были взъерошены, на бледной коже виднелись ссадины и синяки.

— Здравствуйте, до Паркер стрит, пожалуйста.

— Как тебя зовут? – тихо спросил водитель, и, на секунду показалось, что в его голосе сквозило сожаление.

— Джереми, — мальчишка задорно улыбнулся. – А как вас зовут?

Мужчина печально покачал головой и указал на неприметную табличку у окна с надписью: «Кондратий».

— Какое странное имя… — с детской непосредственностью пробормотал Джереми. – Наверное у вас очень интересная жизнь.

— Жизнь… — водитель горько усмехнулся. – Это понятие относительное. Как ты оказался здесь?

Мальчишка нахмурился.

— Я… я не помню, — он задумчиво почесал лохматую макушку. – Мы с классом ехали на экскурсию в Бостон, а потом…

Машина затормозила. За окном среди густых деревьев проглядывались очертания маленьких одноэтажных домиков и старая, немного покосившаяся вывеска: «Добро пожаловать в Майнтрас».

— Простите, — Джереми смущенно покраснел и отвернулся, пряча глаза. – У меня совсем нет денег…

— Знаю, — водитель лишь слегка улыбнулся подрагивающими уголками губ. – Поэтому и привез тебя обратно. Поспеши, у меня еще много пассажиров сегодня…

Свет. Мрак. И снова в глаза бьет яркий свет. Первое, что увидел Джереми, было небо. Спокойное, как само время. Бездонное, как великий океан. Свободное, как прохладный ветер. Хотелось оторваться от земли и улететь далеко-далеко, за облака…

— Что… что со мной произошло? – мальчик слегка приподнялся на локтях, оглядываясь. Внезапно голова закружилась, а спину пронзила резкая боль.

Оказалось, что Джереми лежал на дороге, у въезда в Майнтрас. Вокруг бегали и суетились прохожие, врачи и медсестры, стояла машина скорой помощи. А рядом, на обочине, стоял желтый школьный автобус…

— Не шевелись, — только сейчас мальчишка заметил молодую добродушную женщину. – Долго же ты не приходил в сознание…

Джереми побледнел. В стороне на носилках лежали бесчувственные люди, укрытые белыми простынями.

— То есть… Они все…

— Ваш автобус попал в аварию, — печально улыбнулась женщина, указывая на груду металлолома, которая еще недавно была машиной. – Сейчас тебе нужно успокоиться, выпить горячего чаю и …

Но Джереми ее уже не слушал. Он смотрел, как с места аварии вдали скрывается призрачное лондонское такси, увозя в загробный мир еще одну душу…

***

Кондратий сидел за рулем своей старушки и медленно ехал по обочине. Сейчас на заднем сиденье сидел незадачливый водитель автобуса, еще ничего не подозревающий. Это было самое сложное в работе проводника – забирать ушедшие души, слушать истории их жизни и понимать, что ты навсегда застрял на границе двух миров. Та симпатичная девушка, погибшая в результате перестрелки, или немолодой мужчина с пороком сердца… Много таких он повидал за столетия своей службы. Кондратий на мгновенье усмехнулся. Кем только его не изображали – и жнецом с косой, и девушкой с копьем, и древним божеством… Он появлялся в облике, близком для того времени. Но дети… Дети всегда были его слабостью. Юные, еще не успевшие понять, почувствовать жизнь души спешили уйти, тем самым сохраняя равновесие. Порядок и хаос. Добро и зло. Жизнь и смерть. Все это требовало гармонии, которую Вселенная сохраняла порой бесчестными способами…

Власова Ксения Николаевна
Страна: Россия
Город: Домодедово