Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Коля в Стране Поэтов, или стихи о кукурузе

Коля жил с отцом на ферме в Поволжье, где растет много-много кукурузы. Отец Коли целыми днями работал на полях, а сам мальчик не знал, чем бы себя занять. По вечерам папа рассказывал ему сказки, которые звучали красиво, прямо как песни – слова на конце были похожими. Иногда отец приговаривал: «В этом мире – ты да я, и навеки мы друзья.»

— Папа, ты сам это придумал? – удивленно спрашивал шестилетний Коля.

— Это называется рифмой. Попробуй и ты что-нибудь сочинить!

— Это неинтересно. Я хочу… хочу летать на нашем кукурузовом самолете, как ты, – серьезно заявлял Коля.

— Правильно говорить – «кукурузном», – смеясь, поправил папа.

— Я не люблю кукурузу, а вот летать люблю. Ты меня научишь?

— Когда подрастешь, тогда и научу.

— А почему наш самолет называется кукур… кукурузником? – спросил любопытный мальчик.

— Здесь есть своя тайна. Самолет удобряет поля и помогает вырастить кукурузу, чтобы мы могли ее съесть. А знаешь ли ты, Колька, что небо дает нам еще и другую еду?

— Какую, папа?

— На небе делаются стихи. Там живут поэты, – объяснил фермер сыну. Он и сам хотел бы писать стихи и «кормить» ими себя и Колю, но выбрал работу полегче и стал ухаживать за полями кукурузы.

— Разве поэты не живут на Земле? Вот ты поэт?

— Нет, я не поэт, – ответил папа. Он знал, что умело находить рифму – еще не значит быть настоящим стихотворцем.

Как-то раз Коля остался дома один – отец отлучился в город по делам, но обещал, что сегодня сын впервые сядет за штурвал кукурузника и будет учиться летать. Коле недавно исполнилось тринадцать, и он с нетерпением ждал первого самостоятельного полета. День клонился к вечеру, но отец все никак не возвращался.

«Уж не забыл ли он о своем обещании?» – с волнением думал Коля, сидя на скамейке у амбара и рассматривая крылья старого кукурузника. Кстати, у самолета было бортовое имя, как и у пассажирских Боингов – «А. С. Пушкин». Коля с отцом ласково называли свой лайнер Сашей.

«Наверное, он все-таки забыл. Ну вот! А я так хотел научиться летать! – Коле было досадно, что отец не сдержал слово, – Какие у него могут быть дела? Я уже целых сто лет его жду…»

Тут мальчик подумал, что ничего страшного не случится, если он сам попробует завести мотор и немного покружить над полями. Да и Саше надо немного проветриться, а то заржавеет от безделья!

Коля убедился, что отца по-прежнему нет дома, после чего надел шлем и прыгнул на кресло кукурузника. Перед глазами юного пилота было множество кнопок и рычагов, но какая из нужна для того, чтобы подняться в воздух? Коля надавил на педаль и решил нажать зеленую кнопку…

Получилось! Винты начали вращаться, и борт медленно двинулся на шасси по траве. Коля нажал на педаль сильнее, и самолет поехал быстрее. Нажал еще сильнее – и кукурузник оторвался от земли.

«Ничего себе, у меня получилось! Ура-ура! Теперь я пилот!» – восторженно закричал Коля. Теперь он сам управляет самолетом, а тот отнесет мальчика куда угодно!

— Сашка, летим на Мальдивы! – скомандовал Коля самолету. Пилот почему-то был уверен, что старый кукурузник его послушается.

— Коля, как тебе не стыдно? Отец строго-настрого запретил тебе садиться за штурвал без него. Что же ты наделал? – недовольно прохрипел в ответ Сашка.

— Саша, ты разговариваешь? Ну и ну, вот чудеса-то!

— Да, еще как разговариваю! И мы сейчас же летим обратно, пока твой папа не вернулся домой.

— Нет, я не хочу обратно! Давай еще полетаем, ну пожалуйста! – стал просить Коля.

— Мы летим домой – и точка. Иначе я все расскажу твоему отцу, Николай, – строго сказал Сашка.

Коля не захотел спорить и решил все же вернуться домой, потому что не хотел ссориться с отцом. «Я у него один-единственный на свете», – подумал Коля и скомандовал Сашке:

— Сашка, давай вниз!

— Не могу.

— Почему не можешь? – испуганно спросил мальчик.

— Ты должен нажать на три кнопки одновременно, что выпустить три колеса. Иначе мы врежемся в землю.

— Какие нужны кнопки?

— А я почем знаю? Ты же пилот!

Коля тоже не знал, куда нужно нажать, чтобы посадить самолет. «Мы пропали… если мы не разобьемся, то мне здорово влетит от папы, если он узнает, что я сел в самолет без разрешения.»

— Саш, а долго ты сможешь еще летать?

— Пока не кончится топливо.

— А потом мы упадем?

— Возможно. Если не найдем, куда приземлиться без помощи шасси.

Коля задумался и вспомнил папины истории. Вдруг его осенило:

— В небе правда живут поэты?

— Да. Твой отец всегда хотел туда отправиться.

— Куда это?

— В Страну Поэтов, конечно!

— Ты… ты не шутишь?

— Не шучу, – ответил Саша, — Они живут прямо здесь, в облаках.

— Тогда вези меня туда скорее! – приказал Коля.

Перед глазами все завертелось и слилось в один белый поток. От сильного ветра, дующего прямо в глаза, Коля зажмурился. А когда открыл глаза, понял, что лежит на чем-то мягком. Это было не кресло самолета…

Коля огляделся и обнаружил, что Сашки поблизости не было. «Не мог же он бросить меня здесь и улететь?»

… Николай попал в место совершенно странное. Мало того, что кругом была лишь небесная синева, так еще и шагать нужно было по облакам. С земли нам всегда кажется, что облака мягкие и почти неосязаемые, но на самом деле это не так – по ним можно не только ходить, но и бегать.

«Сначала я найду Сашку, а потом уже придумаю, как нам вернуться домой», – думал Коля, пока шел, как ему казалось, в нужную сторону. Но лишь через несколько минут мальчик осознал, что кругом ничего не меняется – голубое пространство справа и слева, а под ногами и над головой всё те же облака. «Я так буду целую вечность слоняться. Нужно что-то делать, иначе мне никогда не вернуться домой», – Коля уже начинал злиться и на себя, и на старого Сашу.

Где он находится, и почему один? Тысячи вопросов крутились в голове, и ни на один нельзя было дать четкого ответа. Мысли витали где-то рядом, но произнести их не удавалось. Мальчик остановился и присел на что-то, как ему показалось, похожее на лавочку – на самом деле это был просто сгусток облаков, лишь отдаленно напоминавший дощечку. «Не мог же я разбиться и умереть?»

— Нет, что ты, ты не умер! – вдруг сказал кто-то. Коля обернулся и увидел девочку лет семи, одетую в белый сарафан.

— Кто ты? Как тебя зовут? А где я нахожусь…?

— Ты попал в Страну Поэтов! – радостно ответила девочка, — А меня зовут Марина.

— Ничего себе, так эта Страна и правда существует? А я думал, что это просто сказка. Меня, кстати, зовут Коля.

— Обычно самолеты сюда не летают, поэтому люди ничего о нашей стране не знают. Здесь все иначе, нежели на Земле: время течет по-другому, пространство не имеет значения (Коля посмотрел под ноги), а стихи витают прямо в воздухе, – по-взрослому объяснила девочка, чем-то напомнив Коле школьную учительницу.

— А где же поэты? Здесь живет сам Пушкин? – поинтересовался Коля, хотя отлично знал, что Пушкин умер много лет назад.

— Они живут в Небесном Городе – и Сашка, и Мишка, и даже Уильям, хотя Англия от нас далековато, – ответила Марина, – Хочешь, я тебя с ними познакомлю?

— Нет, пожалуй, не надо. Мне надо домой, а то отец меня накажет.

— А я думала, что вы друзья!

— Конечно, друзья! И Сашка тоже мой друг. Где он, кстати? – Коля огляделся в надежде, что старый кукурузник вдруг появится.

— Ты про Сашу Пушкина? Он сегодня гуляет у водопада. Пойдем, я покажу…

— Нет, Сашка – это мой самолет.

— А-а-а, – с досадой протянула девочка, — Если ты хочешь улететь домой, тебе придется сочинить стихотворение и позвать своего Сашку. Тогда ты станешь поэтом и не провалишься прямо сейчас сквозь облака на Землю. В нашей Стране нужно все время писать стихи, иначе тебя отправят в подземное царство, где живут мертвецы… ууу, там так страшно!

— Ты говоришь про тех, кто уже умер?

— Да. К нам попадают только поэты, потому что они никогда по-настоящему не умирают. Стихи живут вечно – и на бумаге, и в нашей голове.

— Я совсем не умею писать стихи, – признался Коля, – Я всегда хотел быть механиком или пилотом, но уж точно не поэтом.

— Но у тебя нет выхода. Конечно, если ты не хочешь упасть с большой-пребольшой высоты… знаешь, в нашей Стране так красиво!

— Мне нужно домой, а если стихи – это единственный выход, то я попробую.

— Попробуй, Коля. В начале всегда бывает сложно, но потом ты привыкнешь. В конце концов, стихи – это не просто рифма.

— Разве слова не должны звучать красиво? – с недоумением спросил Коля.

— Разумеется, должны! Но слова должны идти от сердца, иначе ничего не выйдет. Подумай о своем отце. Он так тебя любит!

Коля вновь подумал про папину поговорку, а потом прошептал: «В этом мире – ты да я, не могу я без тебя. Не ругай, пожалуйста, меня…»

— Вот видишь, у тебя получилось! – обрадовалась Марина. Правда, ей не хотелось, чтобы Коля улетел домой – она бы показала новоиспеченному поэту чудесные сады и облачные водопады…

— Теперь я не провалюсь и смогу добраться домой?

— Да, наверное, облака тебя не уронят. А твой самолет сможет сесть неподалеку и забрать тебя.

— Не грусти, Мариночка, – мальчик погладил новую подружку по голове.

— Ты правда-правда хочешь домой? – спросила она сквозь слезы, –Ты же теперь поэт, не хочешь воспользоваться своим даром? Мы с радостью примем тебя в нашу компанию…

— Мне жаль, Мариночка, но я должен оставить на Земле что-то вроде… вроде памятника. У Пушкина есть такое стихотворение, и у Лермонтова, и у Некрасова. Я тоже сделаю что-то подобное. Буду радовать людей. Мой папа выращивает кукурузу, а я буду выращивать стихи – будет целых два памятника. То, чего хочется людям, такое разное…

— Ладно, Коля. Но я буду скучать! – крикнула девочка и обернулась белоснежной гусыней. Коля крикнул «До встречи» улетающей птице, но Марина Ивановна Цветаева его не услышала…

Коля решил, что пора звать Сашку, его верный кукурузовый самолет:

Выше неба лети

И меня разыщи!

Оторвись от земли

И меня подбери!

Послышался гул мотора и скрежет лопастей – вот старенький Саша стоит перед хозяином.

— Сашка, где ты был?

— Я прятался в облаках. Ждал, пока ты станешь поэтом.

— Так ты это нарочно меня оставил? – возмутился Коля.

— Твой отец всегда хотел, чтобы ты был поэтом. Людям на Земле не хватает пищи. Он выращивает кукурузу – она вкусная. А стихи – они тоже вкусные.

— Сашка, летим скорее! Нам пора ставить памятники!

Вихрь, вихрь… и вот Коля уже дома. Сашка приземлился прямо у родного амбара. Кругом было по-прежнему тихо, но во дворе стояла машина – отец уже вернулся.

— Папа, папа! – закричал Коля и побежал в дом.

Отец вздрогнул от неожиданности, но потом почему-то улыбнулся и подхватил Колю на руки, как будто мальчику было не тринадцать, а шесть лет.

— Папа, я теперь тоже поэт! И я был Стране Поэтов, там живут…

— Я знаю.

— И ты не сердишься?

— В следующий раз дождись меня и не улетай. Признаюсь, я тоже хочу увидеть эту Страну. Но давай-ка пока поживем здесь, ладно? Мы с тобой еще все успеем!

— И памятники воздвигнуть?

— И памятники. Уже придумал, о чем будешь писать?

Коля задумался. Сейчас он счастлив – папа на него не злится! Есть множество вещей, о которых можно написать целую балладу: утреннее солнце, шум комбайна, моторчик Сашки, скрип половицы в амбаре, аромат из кастрюльки на кухне, детство, детство…

— Не знаю даже. Хочу написать о том, о чем еще никто не писал. О кукурузе, например. Мне до Пушкина далековато.

Хруль Мария Денисовна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 19.07.2005
Место учебы: Предуниверсарий РГГУ
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва