XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Книжный магазинчик на тихой улице

Молодой господин, приоткрыв дверь, вошёл в маленький книжный магазинчик. Оглядевшись кругом, он приметил скудный интерьер. Разваливавшийся шкаф, кофейный столик подпертый с одной стороной стулом, в ряд прибитые полки и покосившийся прилавок. Всё было в цвете осени. Помещение было пропитанно запахом старых книг.

Молодой господин, поморщив носом, остановился перед одной из полок. Взяв книгу в руки он пренебрежительно протёр пыль рукавом плаща и прочитал название: «Герой нашего времени, М.Ю.Лермонтов». В тот же момент колокольчик над дверью глухо звякнул и в книжный магазин зашёл пожилой господин. Ростом он был не больше среднего. Он казался бы больше, если не сутулость. Создавалось впечатление, что он взвалил себе на спину грехи всех людей на земле. Волосы были уже седы и местами плешивили. Коричневую шляпу, на которой можно было отследить разрушающий призрак смерти, он держал в руке. Пальто, на один тон темнее шляпы, аккуратно сидело по фигуре.

Посетитель застенчиво остановился на пороге, окинул глазами интерьер магазинчика и расплылся в добродушной улыбке.

Молодой господин, заинтересовавшись неординарным мужчиной, совершенно забыл про книгу.

Вошедший направился прямиком к прилавку за котором сидела бабушка в серой шале, закрывающей её плечи и спину от постороннего взора. Со стороны её можно было принять за сову, хранительницу знаний. Не смотря на уходящую жизнь в её чертах лица, легко можно было предположить, что в молодости она была красавицей, покоряющий сердца парней с горящими глазами. Ещё один аксессуар, что создавал образ совы, были очки в чёрной оправе. Её седые волосы были аккуратно собраны в косу, и конец спрятан под шаль.

Господин подойдя в плотную к прилавку остановился и расплылся в ещё более приветливой улыбке.

-Прекрасный день, для хороших поступков не правда ли?

Подняв глаза на господина и поправив очки одной рукой, она улыбнулась и произнесла:

-Для хорошего поступка нет определённого часа или места.

Мужчина одобрительно кивнул и продолжил:

-Давно не был на этой улице. Прекрасный магазинчик. Я Фрэнсис Волдр. Не окажете ли вы мне услугу и не составите компанию за чашечкой кофе?-указал рукой на кофейный столик.

Поднявшись со стула, женщина, встряхнула головой, чтобы прогнать сон, улыбнулась и представилась:

-Эмили Гауборт. Прошу, садитесь. Я сейчас принесу кофейник.

Удалившись в проём в стене прикрытый занавеской, чуть правее прилавка, она оставила двух мужчин наедине. Френсис обойдя всю комнату сел за кофейный столик и вопросительно посмотрел на молодого господина, так и оставшийся стоять с книгой в руках. Молчание длилось не долго:

-Лермонтов, прекрасно! Увлекаетесь литературой?

-Считаю книгу признаком образованности- сказал юноша, поставив книгу на место.

— Хотел бы возразить…Является ли перо лицом поэта? А разве шляпа признак интеллигенции?

— Зачем же вы так утрируете? Позволите присесть? -подойдя вплотную к столу произнес молодой господин.

— Прошу садитесь, нам есть о чём поговорить. Мой милый друг, ищите истину глубже. На первый взгляд всё слишком просто, на самом деле всегда есть разногласия. Вы порой даже не замечаете, как внутри вас разворачивается конфликт двух взглядов. Оглянитесь, что вы видите?

— Старые вещи, повсюду пыль. Жалкое зрелище

-Да как вы смеете ?! -возмутился старик и резко вскочив, совсем не на свой возраст, облокотился руками об стол.- Я много молодых людей видел на своём веку, но настолько глупого впервые. Разве вы не понимаете, что в каждой вещи, даже самой маленькой есть душа!? История содержится в каждом изгибе, в каждой складке. Хладнокровно назвав всё находяще здесь жалким, вы обесценили великий труд гениев! Для кого-то вещь, на вид самая невзрачная, является всем миром.- в глазах его пылал огонь негодования, а в словах прослушивалась горич.

-Вещь не имеет сущности внутри, она пуста и бездушна.- настаивал на своём юноша, хотя порядком сконфузился от реакции собеседника.

В этот момент в комнату вошла Эмили Гауборт с подносом в руках:

-Что вы так раскричались?- спросила женщина расставляя чашки на столе и разливая кофе.

Френсис сделал вид, что не услышал вопроса, уселся на место всё с той же добродушной улыбкой:

-Эмили Гауборт, я буду очень вам признателен, если вы нам поведаете историю книжного магазинчика.

На лице женщины, хоть и от старости бледным, проступил румянец, а глаза загорелись печалью и счастьем по прошлому. Присев на край стула и сделав вздох, спавший тяжести, что несла она в себе много лет, она начала свой рассказ:

-Много лет назад на этой улице тишина наступала под утро. Яркие флаги и фонари освещали улицу дни напролёт. Праздник жил по соседству с людьми. Я тогда была совсем молода. Как же мы веселись….

В моей душе жила любовь, а рядом со мной счастье. Мне ничего не нужно было, я имела всё на свете. Моим всем был Патрик Хенсон. Мы любили друг-друга до безумия, не представляли жизни иной. Патрик был особенным. Его страсть была я и книги. Он всегда жил мыслью открыть книжный, который будет отдельным огороженным миром. И однажды мы решились воплотить мечту в жизнь.

Выкупив помещение на первом этаже и подобрав подходящий интерьер, мы стали собирать книги, покупать, обменивать, ремонтировать старые, непригодные. Шаг за шагом мы создавали книжный магазинчик. Поставили кофейные столики, чтобы посетители могли почитать книги за чашечкой кофе в самом магазине, а летом расставляли столы на улице, перед витриной магазина. Наша идея покорила много сердец,а улица стала с этих времён-улицей книг. Читали за столиками, в машинах, на поребриках и даже стоя. Годы шли, магазинчик был для нас всем, и ничего не угрожало нашему счастью, пока однажды в холодную зиму Патрик не слег с чахоткой. Болезнь подкосила его здоровье, но его душа осталось непоколебима. Лёжа в постели, он читал книги малышам и каждого посетителя встречал с улыбкой. Однажды он мне сказал: “Эмили, скоро я умру, но ты должна жить ради нас. Мы стали всем для стольких людей, мы не можем их подвести. Ты никогда не будешь одна, слышишь? Я здесь, с тобой, всегда. Мы создали книжный своими руками, мы и есть этот магазинчик. Я умру, ты умрёшь, а магазинчик будет жить всегда”. Слеза за слезой катились из моих глазах и падали на пол. Я просидела около его кровати весь день, и всю ночь. На утро Патрика не стало. Похоронив любимого мужа, я продержала траур несколько дней. Магазинчик был закрыт, а я не спускалась со второго этажа. Но в моей голове отчетливо слышались слова Патрика, и собравшись с силами, я продолжила жить, как раньше. Первое время было сложно. Слезы застилали глаза, а из рук всё предательски валилось. Шли дни, недели, месяца. И он оказался абсолютно прав. Я никогда не была одна. Я чувствую его в каждой вещи, в каждой книге. Ничего с тех пор я не меняла, разве, что столики пришли в негодность и остался только один. Как видите посетителей здесь теперь немного. Эпоха ушла, но я здесь осталась. Мы здесь остались.- Закончив рассказ женщина еще раз печально вздохнула и посмотрела на Френсиса.

-Я рад, что ты всё та же Эмили.-ласково улыбнувшись и встав ответил мужчина, протянув руку.- Прости, что сразу не сказал, я Кевин, Кевин Харрис. После вашего книжного я стал писателем и взял псевдоним.

-Боже!- вскочив Эмили, судорожно стала пожимать руку, узнав в неожиданном посетители, постоянного клиента и друга Патрика.

Молодой господин, молча встав и поклонившись, удалился и больше о нём на этой улице не слышали.

Нигматуллина Дина Маратовна
Страна: Россия
Город: Казань