Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Туганова Олеся Владиславовна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 17.04.2006
Место учебы: МАОУ Лицей №135
Страна: Россия
Регион: Свердловская обл.
Город: Екатеринбург
Перевод с английского на русский
Категория от 14 до 17 лет
Кэролайн

Нил Гейман

Сказки сильнее яви: не потому, что они рассказывают нам о том,

что драконы существуют, а потому что говорят, что драконов можно победить.

Г. К. Честертон

Глава 1

Дверь Кэролайн нашла через пару дней после переезда в дом.

Это был очень старый дом, с чердаком, подвалом и запущенным садом, где росли могучие многолетние деревья.

Семья Кэролайн не одна владела этим домом — он был слишком большой. Они занимали лишь его часть.

В старинном доме жили и другие люди.

Мисс Спинк и Мисс Форсибл жили ниже семьи Кэролайн, в квартире на цокольном этаже.

Обе они были кругленькими старушками и жили с несколькими старыми хайленд-терьерами, которых звали Хэймиш, Эндрю и Джок. Когда-то Мисс Спинк и Мисс Форсибл были актрисами. Так сказала Мисс Спинк Кэролайн при первой встрече.

-Видишь ли, Каролайн, — сказала мисс Спинк, переврав её имя. – Мы обе были знаменитыми актрисами в свое время. Мы выходили за рамки, дорогуша. Ох, не давай Хэймишу фруктовый торт, а то он всю ночь будет маяться от боли в животе.

– Я Кэролайн. Не Каролайн, а Кэролайн, — возмутилась Кэролайн.

Выше семьи Кэролайн, в квартире под крышей, жил сумасшедший старик с большими усами. Он сказал Кэролайн, что дрессирует цирковых мышей. Но свой мышиный цирк он никому не показывал.

— Однажды, малышка Каролайн, когда мир будет к этому готов, все увидят чудеса мышиного цирка. Ты хочешь попросить меня показать его тебе прямо сейчас. Да?

-Нет, — тихо сказала Кэролайн. — Я хочу попросить тебя не называть меня Каролайн. Я Кэролайн!

-Причина, по которой ты не можешь увидеть мышиный цирк, — заявил мужчина сверху, — В том, что мыши ещё не готовы. Мало репетировали. А ещё они отказываются играть те песни, которые я для них написал. Мои песни звучат так: «Умпа-умпа!» Но белые мыши играют только: «Тудле-удле!» или как там. Я думаю уладить это разными сортами сыра.

Кэролайн не поверила в мышиный цирк. Она подозревала, что старик, вероятно, выдумывает.

На другой день после переезда Кэролайн осмотрелась.

Она рассмотрела сад. Это был большой сад: в его глубине располагался ветхий теннисный корт. Но в доме никто не играл в теннис, в прогнившем ограждении зияли дырки, а сетка размохрилась. Там был старый розарий, с низкорослыми кустами роз. И сад камней со всевозможными булыжниками. И ведьмин круг из бледных, похожих на осьминогов, поганок. Они жутко воняли, если ненароком наступить на них.

Ещё там был колодец. Как только семья Кэролайн переехала, Мисс Спинк и Мисс Форсибл прожужжали девочке все уши, как опасен колодец и как важно держаться от него как можно дальше. И Кэролайн пошла посмотреть на него, чтобы понять, где он находиться и от какого именно места надо держаться подальше.

Нашла она его на третий день в заросшем лугу рядом с теннисным кортом за скоплением деревьев. Небольшое кирпичное нагромождение скрывалось в траве. Сверху его забили досками, чтобы никто не провалился. В одной из досок была маленькая дырочка, и Кэролайн провела полдня, кидая в неё жёлуди и слушая каждый «хлюп», когда жёлудь нырял в воду глубоко внизу.

Ещё Кэролайн рассматривала животных. Она нашла ёжика и змеиную шкуру (но не саму змею), а ещё камень, который выглядел в точности, как лягушка, и жабу, которая очень напоминала камень.

Был здесь и чёрный высокомерный кот, который внимательно следил за ней со стен или пней, и удирал, как только она хотела поиграть с ним.

Так прошли её первые две недели в доме – за осмотром сада и территории.

Мама загоняла её в дом на обед и ужин. А прежде чем выйти на улицу, нужно было одеться потеплее – стояло очень холодное лето. Но всё же она продолжала осматривать территорию каждый день до тех- пор, пока не полил дождь и не пришлось остаться дома.

— И что теперь делать? — спросила Кэролайн.

— Почитай книгу, -сказала мама. — Посмотри фильм. Поиграй в игрушки. Иди и надоедай Мисс Спинк или Мисс Форсибл или безумному старику сверху.

-Нет, -сказала Кэролайн. — Я не хочу этим заниматься. Я хочу изучать окрестности.

— Мне без разницы, чем ты займешься, — сказала мама Кэролайн. – Главное, не мешай.

Кэролайн подошла к окну и посмотрела, как идёт дождь. Это не был грибной дождик, под которым ты можешь прогуляться. Это был ливень, который с плеском лил на землю. Он знал своё дело и сейчас его делом было превратить сад в грязь, в сплошной водянистый суп.

Кэролайн посмотрела все фильмы. Поскучала со своими игрушками. Прочитала все книги.

Она включила телевизор. Переключала на один, на второй, на третий канал. Но показывали только спортивные программы и одетых в деловые костюмы мужчин, которые рассказывали о биржах. В конце концов она нашла, что посмотреть: это была заключительная часть передачи о природе. Выпуск назывался «защитная окраска». Кэролайн смотрела, как животные, птицы и насекомые маскируются под листья или палочки и даже под других животных, чтобы никто не причинил им вреда. Ей понравилась передача, но она слишком быстро закончилась, а следом шла передача про кондитерскую фабрику.

Пришло время поговорить с папой.

Папа Кэролайн был дома. Оба её родителя работали за компьютерами, а значит, много времени проводили дома, каждый за своим делом.

— Привет, Кэролайн! — сказал он, не поворачиваясь, когда она вошла.

-Мм, -сказала Кэролайн. — Дождь идёт.

— Ага, — сказал её папа. – Льёт как из ведра.

-Нет, — проговорила Кэролайн. – Просто льёт. Можно погулять?

— А мама что сказала?

— Она сказала: «Ты никуда не пойдёшь в такую погоду, Кэролайн Джонс!»

— Значит нет.

— Но мне нужно дальше осматривать территорию.

— Тогда осматривай территорию квартиры, — предложил папа. — Вот тебе бумага и ручка. Посчитай все двери и окна. Перечисли всё голубое. Сходи в экспедицию к баку с горячей водой. И уйди, мне нужно поработать.

— Можно я пойду в гостиную?

В гостиной Джонсы хранили дорогущую (и неудобную) мебель, которая досталась им в наследство от бабушки Кэролайн. Девочку запрещалось заходить в гостиную. Никому не позволялось входить туда. Это место берегли для лучших времён.

— Только не шали и ничего не трогай!

Обдумав сказанное, Кэролайн взяла бумагу и ручку и пошла изучать квартиру.

Она нашла бак с горячей водой (он был в настенном шкафу на кухне).

Она сосчитала всё голубое (153).

Она сосчитала окна (21).

Она сосчитала двери (14).

Из дверей, которые она нашла, тринадцать открывались и закрывались. А одна, большая, резная, коричневая деревянная дверь в дальнем углу гостиной, была заперта.

Кэролайн спросила свою маму

– Куда ведёт эта дверь?

-Никуда, дорогая.

-Но должна же она вести куда-то.

Её мама помотала головой и сказала:

— Проверь сама.

Она протянула руку и взяла связку ключей с верхушки кухонной дверной рамы. Она перебрала все ключи и выбрала самый старый, самый большой и самый чёрный ржавый ключ. Они прошли в гостиную. Она отперла дверь ключом.

Дверь распахнулась.

Мама оказалась права. Дверь никуда не вела. Она упиралась в кирпичную стену.

— Когда это место было просто домом, — сказала мама. – Дверь куда-то вела. Когда они поделили дом на квартиры, её просто заделали. Напротив находится пустая квартира в другой половине дома, которая всё ещё продаётся.

Она захлопнула дверь и положила связку ключей обратно на верхушку кухонной дверной рамы.

— Ты не закрыла её на ключ, — сказала Кэролайн.

Мама отмахнулась

— А зачем? Эта дверь никуда не ведёт.

Кэролайн ничего не ответила

Почти стемнело, а дождь всё ещё шёл, стуча по окнам и размывая свет от машинных фар снаружи.

Папа Кэролайн завершил работу и приготовил всем ужин.

Кэролайн ужин показался противным.

— Папочка, — сказала она. – Снова твой авторский рецепт?

— Это лук и картофельное рагу с тархуном и плавленым сыром Грюйер, — похвастался он.

Кэролайн вздохнула. Затем подошла к холодильнику и взяла чипсы и мини-пиццу для микроволновки.

-Ты знаешь, что я не люблю авторские рецепты, — сказала она папе, пока её ужин наворачивал круги в микроволновке, а красные циферки вели обратный отсчёт.

— Попробуй. А вдруг тебе понравится? -сказал папа. Но она лишь помотала головой.

Этой ночью Кэролайн лежала в кровати без сна. Дождь прекратился. Она уже почти заснула, как вдруг что-то зашумело «т-т-т-т-т-т». Она села в кровати.

Затем раздалось крээээ…

…аааак

Кэролайн вскочила и заглянула в коридор, но не заметила ничего необычного. Она прошла вглубь коридора. Из спальни родителей доносился басовитый храп — это был папа — и редкие бормотания во сне — это была мама.

«Вот бы это, что бы оно ни было, мне снилось,» — подумала Кэролайн.

Что-то пошевелилось.

Не просто тень. Что-то крупнее. Оно быстро нырнуло во мрак коридора, как маленькая частичка ночи.

Она надеялась, что это не паук. От пауков Кэролайн было как-то не по себе.

Чёрная фигура скользнула в гостиную и Кэролайн взволнованно двинулась за ней.

В комнате было темно. Свет шёл только из коридора, и Кэролайн, которая стояла в дверном проёме, отбрасывала на ковёр гостиной огромную перекошенную тень худой великанши.

Кэролайн размышляла, стоит ли ей включать свет, и вдруг увидела, как из-под дивана медленно выползает чёрная фигура. Эта фигура замерла и внезапно бросилась по ковру в дальний угол комнаты.

Мебели в углу не было.

Кэролайн включила свет.

В углу никого не было. Никого. Но старая дверь была открыта в кирпичную стену.

Она точно знала, что мама дверь закрыла, но сейчас она была приоткрыта. Просто щель. Кэролайн открыла дверь и заглянула туда. Там была только стена, выложенная из красных кирпичей.

Кэролайн закрыла старую деревянную дверь, выключила свет и вернулась в кровать.

Ей снились чёрные фигуры. Они скользили с места на место, убегая от света, пока не собрались все вместе под луной. Маленькие чёрные тени с маленькими красными глазами и острыми жёлтыми зубами.

Они запели:

Мы малы, но нас так много

Нас так много, мы малы

Были здесь с твоим восходом

Будем здесь, когда падёшь.

У них были высокие, пришёптывающие, слегка плаксивые голоса. Кэролайн почувствовала себя не в своей тарелке.

Потом Кэролайн снилось несколько рекламных роликов, а затем и вовсе ничего.

Coraline

Neil Gaiman

Fairy tales are more than true: not because they tell us that dragons exist, but because they tell us that dragons can be beaten.

G.K. Chesterton

CORALINE DISCOVERED THE DOOR a little while after they moved into the house.

It was a very old house-it had an attic under the roof and a cellar under the ground and an overgrown garden with huge old trees in it.

Coraline’s family didn’t own all of the house-it was too big for that. Instead they owned part of it.

There were other people who lived in the old house.

Miss Spink and Miss Forcible lived in the flat below Coraline’s, on the ground floor. They were both old and round, and they lived in their flat with a number of ageing Highland terriers who had names like Hamish and Andrew and Jock. Once upon a time Miss Spink and Miss Forcible had been actresses, as Miss Spink told Coraline the first time she met her.

«You see, Caroline,» Miss Spink said, getting Coraline’s name wrong, «both myself and Miss Forcible were famous actresses, in our time. We trod the boards, luvvy. Oh, don’t let Hamish eat the fruitcake, or he’ll be up all night with his tummy.»

«It’s Coraline. Not Caroline. Coraline,» said Coraline.

In the flat above Coraline’s, under the roof, was a crazy old man with a big mustache. He told Coraline that he was training a mouse circus. He wouldn’t let anyone see it.

«One day, little Caroline, when they are all ready, everyone in the whole world will see the wonders of my mouse circus. You ask me why you cannot see it now. Is that what you asked me?»

«No,» said Coraline quietly, «I asked you not to call me Caroline. It’s Coraline.»

«The reason you cannot see the mouse circus,» said the man upstairs, «is that the mice are not yet ready and rehearsed. Also, they refuse to play the songs I have written for them. All the songs I have written for the mice to play go oompah oompah. But the white mice will only play toodle oodle, like that. I am thinking of trying them on different types of cheese.»

Coraline didn’t think there really was a mouse circus. She thought the old man was probably making it up. The day after they moved in, Coraline went exploring.

She explored the garden. It was a big garden: at the very back was an old tennis court, but no one in the house played tennis and the fence around the court had holes in it and the net had mostly rotted away; there was an old rose garden, filled with stunted, flyblown rosebushes; there was a rockery that was all rocks; there was a fairy ring, made of squidgy brown toadstools which smelled dreadful if you accidentally trod on them.

There was also a well. On the first day Coraline’s family moved in, Miss Spink and Miss Forcible made a point of telling Coraline how dangerous the well was, and they warned her to be sure she kept away from it. So Coraline set off to explore for it, so that she knew where it was, to keep away from it properly. She found it on the third day, in an overgrown meadow beside the tennis court, behind a clump of trees-a low brick circle almost hidden in the high grass. The well had been covered up by wooden boards, to stop anyone falling in. There was a small knothole in one of the boards, and Coraline spent an afternoon dropping pebbles and acorns through the hole and waiting, and counting, until she heard the plop as they hit the water far below.

Coraline also explored for animals. She found a hedgehog, and a snakeskin (but no snake), and a rock that looked just like a frog, and a toad that looked just like a rock.

There was also a haughty black cat, who sat on walls and tree stumps and watched her but slipped away if ever she went over to try to play with it. That was how she spent her first two weeks in the house-exploring the garden and the grounds. Her mother made her come back inside for dinner and for lunch. And Coraline had to make sure she dressed up warm before she went out, for it was a very cold summer that year; but go out she did, exploring, every day until the day it rained, when Coraline had to stay inside.

«What should I do?» asked Coraline.

«Read a book,» said her mother. «Watch a video. Play with your toys. Go and pester Miss Spink or Miss Forcible, or the crazy old man upstairs.»

«No,» said Coraline. «I don’t want to do those things. I want to explore.»

«I don’t really mind what you do,» said Coraline’s mother, «as long as you don’t make a mess.»

Coraline went over to the window and watched the rain come down. It wasn’t the kind of rain you could go out in-it was the other kind, the kind that threw itself down from the sky and splashed where it landed. It was rain that meant business, and currently its business was turning the garden into a muddy, wet soup.

Coraline had watched all the videos. She was bored with her toys, and she’d read all her books.

She turned on the television. She went from channel to channel to channel, but there was nothing on but men in suits talking about the stock market, and talk shows. Eventually, she found something to watch: it was the last half of a natural history program about something called protective coloration. She watched animals, birds, and insects which disguised themselves as leaves or twigs or other animals to escape from things that could hurt them. She enjoyed it, but it ended too soon and was followed by a program about a cake factory.

It was time to talk to her father.

Coraline’s father was home. Both of her parents worked, doing things on computers, which meant that they were home a lot of the time. Each of them had their own study. «Hello Coraline,» he said when she came in, without turning round.

«Mmph,» said Coraline. «It’s raining.»

«Yup,» said her father. «It’s bucketing down.»

«No,» said Coraline. «It’s just raining. Can I go outside?» «What does your mother say?»

«She says you’re not going out in weather like that, Coraline Jones.»

«Then, no.»

«But I want to carry on exploring.»

«Then explore the flat,» suggested her father. «Look-here’s a piece of paper and a pen. Count all the doors and windows. List everything blue. Mount an expedition to discover the hot water tank. And leave me alone to work.»

«Can I go into the drawing room?»

The drawing room was where the Joneses kept the expensive (and uncomfortable) furniture Coraline’s grandmother had left them when she died. Coraline wasn’t allowed in there. Nobody went in there. It was only for best.

«If you don’t make a mess. And you don’t touch anything.» Coraline considered this carefully, then she took the paper and pen and went off to explore the inside of the flat.

She discovered the hot water tank (it was in a cupboard in the kitchen).

She counted everything blue (153).

She counted the windows (21).

She counted the doors (14).

Of the doors that she found, thirteen opened and closed. The other-the big, carved, brown wooden door at the far corner of the drawing room-was locked.

She said to her mother, «Where does that door go?» «Nowhere, dear.»

«It has to go somewhere.»

Her mother shook her head.

«Look,» she told Coraline.

She reached up and took a string of keys from the top of the kitchen doorframe. She sorted through them carefully, and selected the oldest, biggest, blackest, rustiest key. They went into the drawing room. She unlocked the door with the key. The door swung open.

Her mother was right. The door didn’t go anywhere. It opened onto a brick wall.

«When this place was just one house,» said Coraline’s mother, «that door went somewhere. When they turned the house into flats, they simply bricked it up. The other side is the empty flat on the other side of the house, the one that’s still for sale.» She shut the door and put the string of keys back on top of the kitchen doorframe.

«You didn’t lock it,» said Coraline.

Her mother shrugged.

«Why should I lock it?» she asked. «It doesn’t go anywhere.» Coraline didn’t say anything.

It was nearly dark outside now, and the rain was still coming down, pattering against the windows and blurring the lights of the cars in the street outside.

Coraline’s father stopped working and made them all dinner. Coraline was disgusted.

«Daddy,» she said, «you’ve made a recipe again.»

«It’s leek and potato stew with a tarragon garnish and melted Gruyère cheese,» he admitted. Coraline sighed.

Then she went to the freezer and got out some microwave chips and a microwave minipizza.

«You know I don’t like recipes,» she told her father, while her dinner went around and around and the little red numbers on the microwave oven counted down to zero.

«If you tried it, maybe you’d like it,» said Coraline’s father, but she shook her head.

That night, Coraline lay awake in her bed. The rain had stopped, and she was almost asleep when something went t-t-t-t-t-t. She sat up in bed.

Something went kreeee…

… aaaak

Coraline got out of bed and looked down the hall, but saw nothing strange. She walked down the hall. From her parents’ bedroom came a low snoring-that was her father-and an occasional sleeping mutter-that was her mother.

Coraline wondered if she’d dreamed it, whatever it was. Something moved. It was little more than a shadow, and it scuttled down the darkened hall fast, like a little patch of night.

She hoped it wasn’t a spider. Spiders made Coraline intensely uncomfortable.

The black shape went into the drawing room, and Coraline followed it a little nervously. The room was dark. The only light came from the hall, and Coraline, who was standing in the doorway, cast a huge and distorted shadow onto the drawing room carpet-she looked like a thin giant woman. Coraline was just wondering whether or not she ought to turn on the lights when she saw the black shape edge slowly out from beneath the sofa. It paused, and then dashed silently across the carpet toward the farthest corner of the room. There was no furniture in that corner of the room.

Coraline turned on the light. There was nothing in the corner. Nothing but the old door that opened onto the brick wall. She was sure that her mother had shut the door, but now it was ever so slightly open. Just a crack. Coraline went over to it and looked in. There was nothing there-just a wall, built of red bricks.

Coraline closed the old wooden door, turned out the light, and went to bed.

She dreamed of black shapes that slid from place to place, avoiding the light, until they were all gathered together under the moon. Little black shapes with little red eyes and sharp yellow teeth.

They started to sing,

We are small but we are many

We are many we are small

We were here before you rose

We will be here when you fall.

Their voices were high and whispering and slightly whiney. They made Coraline feel uncomfortable.

Then Coraline dreamed a few commercials, and after that she dreamed of nothing at all.