XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Как ошибка может стать преимуществом

Михаилу Крюгеру нравилось в Редькине; обычный город, в своей манере прекрасный, некая смесь СССР и нынешнего времени.  Михаил был убежден, что Редькин — чудесный город.

Михаил был приятным на внешность человеком. Его светлые кудряшки на голове и небесно-голубые глаза сводили с ума многих девушек, они поговаривали, что Крюгер хорош собой. Выразительные скулы и утонченно-бледный цвет лица добавляли ему еще сто очков форы перед большинством  мужчин. Но внутри были тараканы, с которыми не все могли смириться…

Крюгер был человеком, который не жалеет ни о чем. Его излюбленным выражением было: «Все что ни делается, все делается в лучшую сторону».  Именно поэтому он оказался в Редькине, а не в большом Кучкове. Хотя мог написать и защитить кандидатскую диссертацию. Михаил ничуть не жалел. Не жалел он и о своих крупных проигрышах в казино, а потому был по уши в долгах.

Крюгер не мог уговорить свою девушку переехать к нему из Кучкова, та презрительно кривилась и отказывалась. Хотя и регулярно приезжала, и тогда Антон часто думал о переезде в Кучков. А та думала о том, что все-таки Редькин неплох, но не могла отказаться от привычки ходить по шумным и взбалмошным клубам г. Кучкова.

А Михаил не мог уехать из Редькина: и все ему было здесь знакомым и близким…

Михаил Крюгер вообще был человеком образованным и в своей манере интеллигентным.        Увлекался историей эпидемий золотой и алмазной лихорадок, но ни блеск золота, ни сверкающий бриллиант его не прельщали. Наоборот, он считал, что те, кто носит это «барахло» больше похожи на сорок, нежели на людей. «Берут все, что блестит» — слышали нелестные отзывы о своих украшениях дамы. Девушки злились, а Миша не понимал их наклонностей ко всему блестящему.

Голубоглазый имел чисто практический интерес к драгоценным камням и металлам. «Золото очень токсично. Возможно, именно поэтому люди рвались в неизвестные земли, покидали свои обжитые места, часами вымывали мелкий золотой песок, стоя по колено в ледяной воде и разрывали землю в поиске алмазов».

Имел такой холодный интерес потому, что был на последнем курсе Редькинского ВУЗА, без пяти минут горным инженером: подразумевалось, что он всю жизнь будет  видеть необработанные алмазы, ценные и не очень камни…

…Поставив кружку с надписью «С Новым Годом!» на диплом, успешно полученный в ВУЗе, Михаил вздохнул. Он никак не предполагал, что на такую профессию будет столько желающих, и что ему придется держаться за каждое свое полученное рабочее место. Он не предполагал, что будет такой ненормированный рабочий день, зависящий от разных форс-мажорных обстоятельств и ответственность за всех тех людей, что идут сюда работать горняками.

Как молодому и «зеленому» специалисту ему платили немного, и это никак не окупало мешки под глазами, перебрасывание его в разные места добычи полезных ископаемых и каждодневное объяснение, почему он достоин своего рабочего места.

 В один прекрасный день он пришел к своему начальнику прямиком из шахты.

Открылась дверь и на пороге стоял уже совсем не тот Миша. Тот, что был прекрасен и умен.

Кожа приобрела нездоровый, очень бледный оттенок из-за недостатка солнечного света, глаза утопали в темных глазницах: казалось, будто сам падший ангел пришел собрать свою жатву. Руки бессильно болтались вдоль уже не слишком подтянутого тела, а и без того светлые кудри превратились в чахлый кустик на голове.

 Миша видел, как у начальника покрывается тело гусиной кожей, мрачно усмехнулся, но ничего не сказал.

-Здравствуйте, Евгений Петрович.

— Михаил Крюгер, как же вы себя так довели? В-вам нужен отпуск! – голос все же предал старшего по званию и некогда голубоглазый с учтивой улыбкой положил на стол заявление об увольнении, ожидая реакции.

Будучи начальником в маленькой фирме, они дорожили такими специалистами, и Миша это знал. Если бы не роковые слова в его досье «молодой и перспективный специалист», может быть все пошло по совсем другому пути.

Начальником был тощий как жердь, человек с высоким лбом, сидевший в кресле. Его деловой серенький костюм прекрасно сидел на нем и даже подчеркивал некоторую аристократичность.

Сколько Михаил себя помнил, он всегда приходил в этот маленький офис, и здесь обыкновенно пахло ванилью и мужским одеколоном начальника. На самом деле это был скорее кабинет, но Евгений звал это офисом и часто звал Мишу на чай и называл его «мой манагер». (Производное от manager). Он гордился, что нашел его и часто хвастался об этом своей жене.

Начальник все же справился с собой и начал сулить скорое повышение, новые места разработок…

Начальник всегда гордился своими достижениями: будь то прекрасный специалист или что-то другое. И приглашение «на чай» часто являлось рассказом о своих достоинствах, так что Миша сидел и слушал. Обо всем: о новом акционере, вложившемуся в их компанию, о новых месторождениях, об успехах детей Евгения Петровича или о знаменитых «черных» алмазах.

Его амбиции были неиссякаемы: он упорно пробивался на мировой рынок, попутно, совершенно невзначай, разбивая экономически своих конкурентов в пух и прах.

-… Миша, все же подождите, скоро наша компания не будет специализироваться на мелких заказах и добыче малоприбыльного пирита, нам доверили бурение новой кимберлитовой трубки! Вы же понимаете, что упускаете огромные возможности! —  тихо сказал начальник и как фокусник, достал из кармана маленький кусочек какого-то камня и спросил:

— Вы узнаете этот камень, тот, которые древние греки называли «сверкающим»? Этот минерал в четыре раза тверже любого на нашей Земле!..- он развел руки, как бы показывая, что это и есть Земля.

Миша снова стоял и слушал на начавшийся монолог начальника, только в этот раз не было «чая».

– Его можно использовать не только в ювелирной промышленности! Алмазы хорошо проводят тепло, и если в них есть примесь бора, то они становятся неоценимыми полупроводниками! Вы понимаете, что мы стоим у начала новой эпохи? – вскочив с кресла, Евгений продолжил увлеченно говорить – Использовать алмазы для напыления на микросхемы, чтобы отводить лишнее тепло.… Это чудо, это фантастика! Еще десять лет назад никто не мог об этом предположить! Микросхемы, которые сейчас делают из кремния, заменить на алмазы! Сейчас чипы из кремния перегреваются и сгорают, для их обслуживания нужна сложная система вентиляции. Это невыгодно и я предлагаю использовать алмазы! До такого еще никто не смог додуматься! Телефоны и компьютеры толщиной с диск DVD.… Я отвлекся, Миша… — замолчал на мгновение он.

-Это чудесный образец необработанного алмаза с нашей новой разработки. Вот, держите на память, его слишком мало, чтобы открыть производство. Вы славный малый. Все-таки приходите через две недели на чай. Если захотите вернуться… — протянув руку с невзрачным камешком, начальник улыбнулся – Мы всегда вам рады.

Необработанный и невзрачный алмаз оказался в руке Михаила.

 — Прошу вас подписать бумагу об увольнении, Евгений Петрович. Я больше не работаю у вас. – Михаил был уверен, что он был прав.

-Вы уверены?

— Да.

— Вы пожалеете. – Предупредил он, подняв брови «домиком», став похожим на Пьеро.

 Евгений молча поставил свою подпись, тяжело вздохнув, как будто надутый гелием шарик сдули, и остался лишь кусочек резины.

Евгений Петрович устало подпер руками подбородок, сказав:

— Можете идти, Михаил. Мне приятно было с вами работать – прибавил он, поймав удивленный взгляд Миши. – Да-да, вы могли попросить отпуск, но даже не додумались до этого. Мне жаль вас. Я хотел вас сделать своим заместителем, я доверял вам, Миша. А теперь идите, пожалуйста. – Евгений сгорбился, всклокочив свои темные волосы, и застыл ледяным изваянием. Теперь начальник не был кошмаром его конкурентов, это был жалкий старик, с лихорадочным блеском в глазах.

 Михаил вышел, напоследок услышав тихий хлопок двери. Пути назад не было, он глубоко обидел своего знакомого и ни он, ни Евгений не хотели признавать свои ошибки.

Но даже ошибки могут стать началом чего-то большего и лучшего, чем сама ошибка.

 Михаил Крюгер подхватил идею Евгения, немного изменив ее. Природные алмазы не годились для электронной промышленности (это выяснилось чуть позже: мешали естественные трещины). Имея обширные знания в кристаллографии и минералогии, Михаил стал выращивать искусственные алмазы с примесью бора для электроники. Для этого он приобрел небольшое предприятие у разорившегося владельца. Его слоганом стало: «модно, быстро, стильно и надежно», несколько покривив душой и изменив слоган «модно, стильно, молодёжно». Хорошая реклама стала половиной успеха Миши, хоть и иногда ему было совестно за кражу идеи у Евгения. Но считается, что именно Михаил Крюгер открыл новую эпоху, только сам Михаил знал, что это не так.

Горбань Дарья Сергеевна
Страна: Россия
Город: Калининград